16
9
Третья война «Эребуса»

Третья война «Эребуса»

Интересная статья Дмитрия Буянова с сайта WARSPOT.

Содержание:

После успешной службы «Эребуса» в Первую мировую войну, а также в ходе интервенции в Россию, монитор ожидала спокойная старость в качестве учебного корабля. Однако в сентябре 1939 года мощным пушкам ветерана вновь нашли применение, и корабль вернули в строй. Сегодняшний рассказ о том, по каким целям и какими снарядами монитор стрелял все шесть лет Второй мировой.

«Эребус» планировалось отправить в Южную Африку 7 сентября 1939 года, но начало войны заставило отменить это решение. Дело в том, что из 151 человека его команды 58 были южноафриканцами, а ЮАС оставался нейтральной страной. Черчилль, снова ставший премьер-министром, 20 сентября телеграфировал премьеру министру ЮАС Яну Смэтсу просьбу отказаться от монитора.

«Эребус» в августе 1941 года в Скапа-Флоу

«Эребус» в августе 1941 года в Скапа-Флоу

Черчилль писал, что никогда не видел особого смысла в отправке 15-дюймовых пушек в Кейптаун и был вынужден лишь уступить желаниям бывшего министра обороны ЮАС. Сейчас же, писал он, Германия имеет всего два линейных крейсера, отправка которых против ЮАС немедленно вызовет ответную операцию Королевского флота и их уничтожение, так что угрозы южноафриканским городам нет. Монитор же может оказаться полезнее в Бельгии, как это случилось в прошлую войну.

Смэтс с готовностью отозвался на просьбу премьера, и монитор остался в составе Королевского флота, но тут идиллию омрачило неповиновение команды. Часть прогермански настроенных южноафриканцев потребовала возвращения на родину, но не на «Эребусе», который может стать целью вражеских подлодок, а на гражданском судне. Проблемы были усилены крайне слабым офицерским составом южан, плюс их командир, претендовавший на командование монитором, обиделся на назначение на эту должность ветерана Первой мировой коммандера Уайтхорна и прекратил какое-либо сотрудничество с англичанами. После ответа Смэтса южноафриканцев отправили на берег в казармы морской пехоты в Истни. «Эребус» же оставался в Портсмуте ещё пять месяцев, занимаясь учениями и редкими стрельбами.

Ла-Манш, четверть века спустя

17 февраля 1940 года корабль ушёл в Саутгемптон на верфь «Торникрофт», где ему усилили зенитное вооружение и бронирование. 10 июля корабль под командованием кэптена Нэлдера вернулся в строй. К тому времени немцы уже вышли к берегу в Бельгии и Нидерландах, пала Франция, и Черчилль очень хотел, чтобы «Эребус» срочно вернулся к знакомой ему с Первой мировой работе. Премьер посетил корабль 17 июля — он рассчитывал, что монитор можно будет использовать для уничтожения строящихся батарей на мысе Гри-Не до того, как там будет установлена артиллерия. Но экипаж требовал подготовки, и корабль был отправлен в Скапа-Флоу, куда прибыл 12 августа.

Несколько недель подготовки со стрельбами у острова Стак-Скерри выявили неполадки машин (корабль не давал полного хода 20 лет), и монитор отправился в Ширнесс, который должен был служить базой для действий против побережья. Переход без охранения проходил гладко, пока ранним утром 25 сентября покидавший Лоустофт монитор не атаковали немецкие шнелльботы — четыре торпеды прошли в считанных метрах от носа. Видимо, монитор в очередной раз спасла его форма корпуса, только теперь противник завысил скорость корабля из-за брызг и буруна от булей, не предполагая, что цель идёт всего лишь 9-узловым ходом.

Вице-адмирал Рэмси хотел, чтобы «Эребус» атаковал баржи, сосредоточенные в Кале, и только в отсутствие возможности выполнить это — строящиеся батареи. Всё началось как в Первую мировую — вышедший во второй половине дня 28 сентября «Эребус» ещё в устье Темзы был атакован немецким самолётом, который сбросил четыре бомбы перед носом монитора — правда, безуспешно. После этого погода заставила корабль вернуться назад в базу. Выйдя на следующий день, «Эребус» в сопровождении двух эсминцев в 01:30 30 сентября занял позиции у специально установленного буя, но после 15 минут и 17 выстрелов по докам Кале прекратил огонь из-за проблем с перезарядкой и отсутствием связи с двумя «Суордфишами»-корректировщиками.

Очередная бомбардировка батарей была запланирована через неделю, но сроки пришлось перенести из-за ожидания, пока протралят мины. Цель сменили на Дюнкерк, бывшую базу самого «Эребуса» в Первую мировую, и 11 октября корабль с помощью буксира вышел из устья Темзы. Операцию снова пришлось отложить из-за поломок и отсутствия возможности корректировать огонь с самолёта в тумане, и только рано утром 16 октября монитор открыл огонь, выпустив по докам Дюнкерка с 25 000 ярдов 50 снарядов — впрочем, без особого успеха, так как гавань была почти пуста.

«Эребус» в сентябре 1941 года после модернизации

«Эребус» в сентябре 1941 года после модернизации

Стало ясно, что радары и авиация сделали монитор не столь эффективным оружием, как раньше, да и техническое состояние корабля оставляло желать лучшего. «Эребус» отправили на капитальный ремонт в Чатэм, затем в Тилбери. Был установлен новый руль, усилено зенитное вооружение, в том числе ракетными установками. Начало 1941 года монитор провёл у Саутенда, где выполнял задачи батареи ПВО от ставящих мины самолётов люфтваффе. Первая и единственная бомбардировка Остенде состоялась в ночь на 11 февраля, когда «Эребус» выпустил по докам 54 снаряда. Из 24 снарядов, упавших в районе цели, было зафиксировано шесть попаданий в укрытия для подлодок. 30 июля «Эребус» покинул Ширнесс и отправился в Скапа-Флоу.

вернуться к меню ↑

Затянувшийся поход

В середине сентября поступил приказ о переводе «Эребуса» на Восточное Средиземноморье, но так как на корабле имелся некомплект экипажа, а также он не получил ожидаемое усиление зенитной артиллерии в виде новых «Эрликонов», то поход пришлось отложить, и 22 сентября корабль вернулся в Ширнесс. Через два месяца он был готов к своему долгому путешествию, а потому в сопровождении двух эсминцев отправился на север в Лох-Фойл, где его ждал новый монитор «Робертс», также назначенный на Средиземное море.

Небольшое соединение из двух мониторов, шлюпа «Скарборо» и корвета «Фритилари» вышло из Шотландии в долгую дорогу вокруг Африки 1 декабря. К тому моменту, когда корабли достигли ЮАС, в войну вступила Япония, и монитор было решено использовать для усиления обороны Цейлона, так что 31 января 1942 года «Эребус» вышел из Дурбана в Коломбо. Прибытие старого корабля изрядно удивило местное командование, и монитор отправили на восточное побережье острова, в Тринкомали, где он и бросил якорь 2 марта.

9 апреля в 07:30 японские самолёты нанесли мощный удар по Тринкомали. Гавань была почти пуста, так что основные повреждения пришлись на берег, но шесть бомб разорвались вблизи левого борта «Эребуса», осыпав весь корпус осколками. На борту погибло пятеро и было ранено 20 человек, хотя поимённые списки дают девятерых погибших. Возможно, разница возникла из-за умерших в течение дня раненых, так как на следующий день скончалось ещё три человека из экипажа, а 13 апреля — ещё один.

Два торпедоносца B5N2 «Кейт» авиагруппы «Дзуйкаку» над Тринкомали

Два торпедоносца B5N2 «Кейт» авиагруппы «Дзуйкаку» над Тринкомали

В результате рейда Нагумо быстроходное соединение Восточного флота ушло в Бомбей, а тихоходная часть — в Момбасу. Монитор было предложено использовать для защиты Персидского залива, но это предложение отклонили, так как корабль требовался для защиты новой базы. 25 апреля «Эребус» покинул Тринкомали и ушёл в Коломбо, откуда в составе конвоя направился в Килиндини (Момбаса) на соединение с остальными тихоходными кораблями, и прибыл туда 16 мая.

3 июня кэптена Нэлдера сменил кэптен Д’Арси-Эванс. «Эребус» пребывал в бездействии до начала сентября, когда было решено занять Мадагаскар, контролируемый правительством Виши. Часть острова в районе Диего-Суарес была захвачена ещё в мае, но было решено установить контроль над всем островом. 10 сентября при поддержке монитора была осуществлена высадка в Мажунге, но из-за незначительности сопротивления французов корабль огня не открывал. Проведя шесть недель на Мадагаскаре, 2 ноября «Эребус» пришёл в Дурбан. Монитор пополнил экипаж и вернулся к роли учебно-артиллерийского корабля, находясь в трёхнедельной готовности. Также в Дурбане были отремонтированы котлы корабля и проведено докование, при этом монитор делил 370-метровый (1150-футовый) сухой док с линкором «Вэлиант».

Наконец, подготовка к десантным операциям в Южной Европе вынудила «Эребус» завершить поход, ради которого он покинул Англию в декабре 1941 года и, зайдя по дороге в Килиндили, прибыл в Александрию, встав 1 июня в плавучий док для ремонта. Загруженность дока была столь высока, что ремонт «Эребуса» пришлось разбить на три этапа, освобождая док для более важных работ. 3 июля корабль вышел из Александрии для поддержки высадки на Сицилии в ходе операции «Хаски».

10 июля монитор вместе с новым монитором «Робертс» поддерживал огнём высадку 8-й британской армии на Сицилию, а 13 июля обстрелял аэродром у Катаньи. После очищения Сицилии от войск противника 2–3 сентября монитор оказывал поддержку в высадке войск на материковую часть Италии под Реджо-ди-Калабрия. Износ стволов орудий не позволил «Эребусу» участвовать в высадке с Салерно, и 18 сентября с тихоходным конвоем MKS.25 монитор отбыл с Мальты в Англию, где прибыл 6 октября в Девонпорт и встал в четырёхмесячный ремонт.

вернуться к меню ↑

Котатен — Орн — Гавр

Вернувшись в строй, корабль 10 февраля 1944 года покинул Плимут, перейдя под командованием кэптена Колхауна в Клайд, для подготовки к намечавшейся в июне операции «Нептун». Практические стрельбы проходили по целям на полуострове Кинтайр с использованием как наземных постов, так и корректировки огня с самолётов, причём днём и ночью. Когда в результате стрельб вылезли дефекты, не исправленные при ремонте, в марте корабль отправили в Глазго на их устранение, заодно установив около мостика простейшие пусковые установки для помех вражеским радарам. В конце апреля последовали новые учения, на этот раз в компании с линкорами «Родни», «Рамиллиес» и «Техас», тоже проходившими подготовку к «Нептуну». 5 мая к ним присоединился и «Робертс», так что учения продолжились ещё в течение трёх недель, уделяя особое внимание взаимодействию с авиацией.

«Эребус» покинул Гринок ночью 24 мая, чтобы занять своё место в группе огневой поддержки, которая должна была прикрывать десант в двух американских зонах высадки в Нормандии. После коротких остановок у Белфаста и в Торбее 28 мая корабль встал на якорь у Веймута. 5 июня за кормой конвоя UA.1 «Эребус» в сопровождении эсминца «Герарди» вышел в Канал и к 04:30 6 июня бросил якорь на своей позиции в 12 милях от участка «Юта» в готовности открыть огонь по немецким батареям.

Немецкую береговую оборону уже размягчали бомбардировщики союзников, но корабли открыли огонь позже — в 05:45. «Эребус» огня не открывал до 06:35, когда четырьмя выстрелами обстрелял батарею в Ла-Пернель (10-я батарея 1261-го армейского артиллерийского дивизиона береговой обороны, три 170-мм пушки на мортирном лафете). Обстрел был прерван на час перебитой якорной цепью левого борта, после чего корабль отгрузил в Ла-Пернель ещё 26 15-дюймовых снарядов.

21-см пушка К39/40 производства «Шкода» в каземате типа 683 на батарее Сен-Маркуф

21-см пушка К39/40 производства «Шкода» в каземате типа 683 на батарее Сен-Маркуф

С американскими линкором «Невада», крейсерами «Тускалуза», «Куинси», а также британским «Блэк Принс» монитор оставался у берега, пока не пришла заявка на подавление батареи в Сен-Маркуф, которая с утра уже успела потопить американский эсминец «Корри», потеряв при этом одно орудие. Это был батарея 260-го дивизиона береговой обороны кригсмарине, где успели установить три 210-мм пушки К39/40 производства «Шкода» из четырёх, а казематы успели построить только для двух орудий.

«Эребус» успел выпустить 10 снарядов, когда в 09:00 попаданием в амбразуру был уничтожен и второй немецкий каземат. Как всегда, на успех претендуют несколько кораблей — «Эребус» с британской стороны и «Невада» с американской. Последнее орудие батареи то выходило из строя, то немцы вводили его в строй снова, но к 7 июня оно окончательно перестало действовать. Гарнизон батареи продержался под обстрелами и атаками пехоты до 11 июня и, оставив своих раненых и пленных американцев, прорвался в Морсалину к 6-й батарее 1261-го армейского артиллерийского дивизиона береговой обороны.

Тем временем, после обеда монитор получил новую цель в виде радара управления огнём. В 16:40 раздался выстрел из левого орудия, после которого командир башни капитан Королевской морской пехоты Фаркухарсон-Робертс услышал стук по башне и увидел всплески воды рядом с бортом. Он доложил на мостик о попадании в башню, но, заглянув в боевое отделение, увидел задранный почти на максимальный угол возвышения левый ствол и оглушённых людей, понял, что произошёл разрыв снаряда в стволе или сразу после выхода из него.

Были повреждены ствол, цапфы и люлька, но так как сам ствол остался на месте, серьёзных травм у людей в башне не было. Башня тоже вышла из строя из-за разрыва гидравлики, что добавляло проблем, так как в правом орудии оставался заряженный снаряд. Стало понятно, что без ремонта на верфи повреждения устранить невозможно, и через 8 июня «Эребус» ушёл в Портленд, попутно вывезя в Англию около 150 американских пилотов планеров.

Брошенная 15,5-см пушка К.420(f) на стационарной огневой позиции, принадлежавшая 7-й батарее 1261-го армейского артиллерийского дивизиона береговой обороны в Гаттевилле около Шербура. Такие же орудия стояли на вооружении 3-й батареи 1255-го дивизиона береговой обороны)

Брошенная 15,5-см пушка К.420(f) на стационарной огневой позиции, принадлежавшая 7-й батарее 1261-го армейского артиллерийского дивизиона береговой обороны в Гаттевилле около Шербура. Такие же орудия стояли на вооружении 3-й батареи 1255-го дивизиона береговой обороны)

Пробыв несколько дней в заливе Стоукс, 14 июня монитор пришёл в Девонпорт на ремонт, при этом для маскировки правый ствол был поднят на тот же угол возвышения, что и поднятый взрывом левый ствол. На следующий день корабль загнали в бассейн №5, где имелся 160-тонный кран, сняли крышу башни и демонтировали повреждённое левое орудие. Причиной был назван неисправный взрыватель американского 15-дюймового фугасного снаряда. Так как на изготовление ствола и ремонт люльки требовалось время, башню собрали назад с исправным правым стволом, и две недели корабль провёл в ожидании на якоре в Плимут-Саунд, готовый в экстренном случае вступить в бой. 8 июля «Эребус» вернулся на верфь за новым левым орудием (ствол начал службу в 1928 году на линкоре «Малайя») и, закончив 22 июля испытания артиллерии, отбыл назад к нормандским пляжам в сопровождении эскортного эсминца «Бриссинден».

К тому времени линия фронта в Нормандии уже давно отодвинулась от побережья на расстояние, превышающее дальность стрельбы любых морских орудий, и только на восточном фланге, между устьями Орна и Сены, вражеские береговые батареи продолжали беспокоить союзников. «Эребус» обладал самым тяжёлым вооружением из оставшихся кораблей, так что использовался исключительно по защищённым целям. С 25 июля по 14 августа корабль выпустил 150 15-дюймовых снарядов, как правило, стоя на якоре в 3 милях к северу от Курсёль-сюр-Мер, зачастую в сопровождении одного из буксиров, помогавшим ему удержать позицию.

14 августа начавшаяся операция по окружению немецких войск под Фалезом ослабила оборону противника, и 1-й британский корпус начал продвижение к устью Сены, поэтому «Эребус» был вызван для подавления доставлявших много хлопот подвижных батарей у Ульгата.

Схема недостроенной батареи 266-го морского артиллерийского дивизиона кригсмарине. Примерно в том же районе находилась и 170-мм армейская батарея

Схема недостроенной батареи 266-го морского артиллерийского дивизиона кригсмарине. Примерно в том же районе находилась и 170-мм армейская батарея

18 августа, в первый день наступления, неясная обстановка не позволила монитору вести огонь, но 19 и 20 августа он обрушил на батареи 64 снаряда. На следующий день противник оставил батареи, и «Эребус», пополнив боезапас с каботажного судна «Эррол», чтобы не возвращаться в Портсмут, опять остался без целей — западнее теперь оставался только Гавр, превращённый немцами в мощный укрепрайон. Он прикрывался четырьмя батареями 1254-го армейского артиллерийского дивизиона береговой обороны и девятью батареями 266-го морского артиллерийского дивизиона с орудиями калибра от 75 до 170 мм, прикрытыми от ударов с воздуха четырьмя батареями 193-го зенитного дивизиона. Особую опасность представляла строящаяся батарея в Октвилле, где планировалось установить три 380-мм пушки. Единственное установленное орудие было поражено ещё 9 мая 1944 года, но союзники не могли гарантировать, что его не вернут в строй.

После недели в Портсмуте монитор должен был поддержать огнём наступление 1-го корпуса на Гавр, и, заняв 5 сентября позицию в 12 милях севернее порта, в 11:32 открыл огонь. После семи выстрелов немцы начали отвечать, и в 11:55 170-мм снаряд с 3-й батареи 1254-го дивизиона береговой обороны попал левый буль чуть впереди башни главного калибра, вызвав крен в 3,5°. Батарея имела три дальнобойных 170-мм орудия К.18 на мортирном лафете, чья дальность стрельбы была сравнима с дальностью стрельбы 15-дюймовых пушек «Эребуса». Под огнём противника монитор, поставив дымовую завесу, отошёл от берега, после чего вернулся в Портсмут для проведения ремонта.

Башня с трофейным 380-мм французским орудием

Башня с трофейным 380-мм французским орудием

После временного ремонта 8 сентября корабль вернулся к Гавру, открыв огонь по берегу в 13:00. Опять после 10 выстрела немцы ответили точным огнём, несмотря на применение «Уиндоу» попав в монитор со второго залпа. 170-мм снаряд попал опять в левый буль в районе машинного отделения, но не взорвался, оставив пробоину в 15×18 дюймов. Корабль получил небольшой крен, но продолжил обстрел. Немецкий ответный огонь был достаточно точным, однако больше попаданий немцам добиться не удалось.

10 сентября Гавр в очередной раз обработали бомбардировщики союзников, в 10:15 с позиции в 12 милях к юго-западу от порта начал обстрел «Эребус» к которому позже с севера присоединился линкор «Уорспайт». Корабли были прикрыты от ответного огня дымовой завесой и постановкой помех «Уиндоу», поэтому, хотя «Уорспайт» и был обстрелян, «Эребус» без противодействия противника выпустил по укреплениям Гавра 112 снарядов. Во второй половине дня английский 1-й корпус начал штурм немецких позиций. Немецкая оборона была полностью дезорганизована обстрелами и бомбёжками, и 12 сентября Гавр сдался, после чего командир корпуса выразил кораблям благодарность за поддержку.

Вернувшись в Портсмут, 11 сентября «Эребус» встал в док для ремонта и замены стволов, где рабочие и обнаружили неразорвавшийся 170-мм снаряд, извлечённый потом молодым матросом. В начале октября «Эребус» был направлен в Дувр, где с новым монитором «Робертс» составил соединение для обстрела береговой обороны в Бельгии и Нидерландах. 1 ноября оба корабля стали частью группы огневой поддержки при штурме острова Валхерен. После этого оба корабля базировались в Портсмуте, причём один постоянно находился в Спитхэде в 48-часовой готовности в ожидании дальнейших бомбардировок. Подобные операции были запланированы, но по итогу отменены — как, например, операция по освобождению Нормандских островов, которую отложили до капитуляции Германии.

«Эребус» в начале 1945 года в Спитхэде

«Эребус» в начале 1945 года в Спитхэде

Тяжёлая пятилетняя военная служба не позволила «Эребусу» присоединиться к двум более современным мониторам в походе восток для продолжения войны с Японией, и ветеран был отправлен в Нор, куда и прибыл 3 июля, после чего вернулся к привычной роли учебного артиллерийского корабля в Чатэме. Через год корабль решили сдать на слом, и 13 июля буксир оттащил его из Чатэма в Розайт для разоружения. 29 января 1947 года корабль совершил свой последний 4-мильный переход для разборки.

вернуться к меню ↑

Модернизации

Можно сказать, что модернизировать мониторы начали раньше, чем закончили строить: как уже писалось выше, «Эребус» получил дополнительно две 6-дюймовых пушки в районе трубы ещё до ввода в строй, а «Террор» обзавёлся таким же вооружением в ноябре 1917 года. Также оба корабля получили по второй 3-дюймовой зенитной пушке, а в конце года — ещё по паре 6-дюймовых, так как одна пушка на борт считалась совершенно недостаточной для отражения атак германских миноносцев.

Ремонт «Террора» после торпедирования вызвал очередную волну новшеств: монитор лишился носового руля, который просто не стали восстанавливать при ремонте, его 15-дюймовая башня по опыту Ютланда была улучшена в противопожарном отношении, подача была модернизирована для возможности использовать более длинные снаряды нового образца.

Зенитное вооружение усилили двумя 40-мм «пом-помами» в корме, а 12-фунтовые пушки перенесли на палубу полубака, заделав амбразуры. На топе корабля установили дымовое оборудование, из-за чего стало похоже, что корабль несёт большой дальномер. Летом 1918 года по примеру «Маршала Сульта» ещё раз усилили средний калибр: мониторы получили вместо четырёх 6-дюймовок вначале четыре, а затем восемь 4-дюймовых BL IX. Боевая рубка перед барбетом была признана малополезной, поэтому её демонтировали, а на получившуюся площадку перенесли 12-фунтовые пушки, придав им возможность ведения зенитного огня. Два 24-дюймовых прожектора у основания мачты заменили двумя 36-дюймовыми прожекторами у трубы, также башни получили по дальномеру.

В итоге к концу войны мониторы несли по два 381-мм (15-дюймовых) и восемь 102-мм (4-дюймовых) орудий, две 76-мм (12-фунтовые), две 76-мм (3-дюймовые) зенитки и два 40-мм «пом-пома».

Матрос красит левый буль «Эребуса», 1919 год. Видна батарея 102-мм пушек BL.IX

Матрос красит левый буль «Эребуса», 1919 год. Видна батарея 102-мм пушек BL.IX

Изменения между войнами были связаны с изменившимися ролями мониторов. Упоминается, что в 1924 году на «Терроре» временно снимали для освобождения места три 102-мм пушки, хотя возможно речь идёт об установке в 1919 году орудий для стрельб по трофейным кораблям. Ремонт перед отправкой в Сингапур, хоть и обошёлся в 72 000 фунтов, мало изменил внешний вид корабля, так как большинство перемен были скрыты корпусом. Монитор получил улучшенную вентиляцию и холодильники для службы в жарком климате. Также для улучшения точности стрельбы по надводным целям был установлен стол Дрейера и были оборудованы погреба для хранения более 1000 8-дюймовых и 6-дюймовых снарядов в качестве резерва для крейсеров на Дальнем Востоке. По этой причине основным изменением внешнего вида монитора стала его белая окраска, но водоизмещение в полном грузу увеличилось до 8600 тонн, а стандартное — до 7830 тонн. Указываемое в документах того времени водоизмещение 7200 тонн является ошибкой, вызванной отсутствием информации о результатах модернизации.

Угроза новой войны вызвала необходимость очередной модернизации «Террора», на которую он и встал в апреле 1939 года. В результате монитор получил новые стволы главного калибра (которые были по факту не только не новыми, а даже не прошедшими ремонт после службы на линкоре «Ривендж») и универсальную артиллерию среднего калибра. Восемь старых одноствольных 102-мм (4-дюймовых) орудий заменили шестью 102-мм HA/LA QF Mk.V, а две 3-дюймовых зенитки — двумя счетверёнными 12,7-мм пулемётами Mk.III.

При следующем ремонте на Мальте вооружение корабля не претерпело никаких изменений, но было усилено бронирование палубы по образцу «Эребуса». Так же, как и на «Эребусе», верхнюю палубу сделали полностью закрытой для улучшения мореходности, параллельно втрое увеличив объём пресной воды — это увеличило полное водоизмещение корабля до 9400 тонн. Больше до гибели монитора модернизаций он не проходил, за исключением усиления зенитного вооружения восемью трофейными итальянскими 20-мм автоматическими пушками.

Учебный корабль «Эребус» в Портсмуте, июнь 1938 года. Корпус изуродован огромным «сараем» под спортзал

Учебный корабль «Эребус» в Портсмуте, июнь 1938 года. Корпус изуродован огромным «сараем» под спортзал

«Эребус» за время своей службы претерпел намного более значительные изменения, особенно в период Второй мировой войны. Его назначение учебным кораблём артиллеристов и кадетов в 1926 году потребовало дополнительных площадей под жилые и учебные помещения. Часть пространства была получена путём остекления верхней палубы, часть — созданием дополнительных надстроек на палубе полубака, в результате чего монитор лишился шести из восьми 102-мм пушек, оставшись только с парой орудий. Была установлена более высокая мачта, а две 12-фунтовые (76-мм) зенитки на площадке перед башней главного калибра заменили на салютные пушки.

Через два года корабль изуродовали постройкой огромной надстройки на носу, которую кадеты использовали в качестве гимнастического зала и комнаты отдыха. Ремонт корабля в 1939 году у «Торникрофта» обошёлся в 82 000 фунтов стерлингов и вернул монитору почти первоначальный вид: было убрано остекление с верхней палубы, снесена надстройка в носу. Однако средний калибр не был восстановлен, более того — он считался ненужным для охранной службы в Южной Африке, поэтому монитор лишился двух последних 4-дюймовок, оставшись только с парой 3-дюймовых зенитных пушек.

Разумеется, использовать монитор с таким вооружением в европейских водах было невозможно, поэтому сразу после начала войны последовала очередная модернизация. Двухдюймовая палуба монитора считалась достаточной для противостояния 250-фунтовым полубронебойным бомбам, сброшенным с высоты до 2000 футов, но возросшая высота бомбометания и вес бомб требовали усиления горизонтальной защиты.

Было представлено несколько предложений по усилению верхней палубы и палубы полубака 2-дюймовой или 3-дюймовой бронёй, однако остановились на дополнительном бронировании из 2-дюймовой нецементированной брони на протяжении 220 футов (66 метров) верхней палубы, а также на усилении главной, как это показано на схеме бронирования. Подобный же план был предусмотрен и для «Террора», и заводы получили заказ на изготовление двух комплектов брони весом по 366 тонн.

В 1940 году при модернизации «Эребус» получил дополнительное бронирование, тогда же верхнюю палубу сделали полностью закрытой. Корабль получил по три 102-мм (4-дюймовых) установки HA/LA в кольцевых ограждениях и по директору управления зенитным огнём на каждый борт. Также была установлена пара 20-ствольных пусковых установок типа UP (Unrotated Projectile) — это была перспективная система, стреляющая 7-дюймовыми неуправляемыми ракетами с так называемыми «воздушными минами» в качестве головой части.

Также корабль был оснащён системой размагничивания, радар пока не был установлен. Все эти модификации увеличили полное водоизмещение корабля до 9100 тонн, а штатный экипаж увеличился до 308 человек. Перед уходом в Индийский океан монитор лишился ракетного вооружения, в том числе и установленных 3-дюймовых одиночных пусковых установок. Реальная эффективность ракетного оружия оказалась далека от ожидаемой, и взамен корабль получил три счетверённых 40-мм «пом-пома» (два на платформе перед башней и один в конце полубака), а также один одноствольный «пом-пом». Перед самым выходом на корабль успели установить ещё и семь одноствольных 20-мм «Эрликонов».

После модернизации 1944 года в Девонпорте «Эребус» нёс пять РЛС: две Тип 285 на директорах зенитной артиллерии по бортам, воздушного обнаружения Тип 79В, установленный вместо универсального Тип 286, и обнаружения надводных целей Тип 272 на треногой мачте, плюс универсальный Тип 276 на корме. Возросшее после всех модернизаций до 9800 тонн полное водоизмещение привело к тому, что верхняя поверхность булей ушла в воду, создав те проблемы со швартовкой к корпусу монитора, которых пытались избежать при постройке. Осадка составляла 4,11 метра (13 футов 6 дюймов) носом и 4,26 метра (14 футов) кормой, метацентрическая высота упала с 32 футов до 6, что было вполне достаточно, более того — период качки увеличился с 5 до 10 секунд, что сделало корабль более удобной артиллерийской платформой.

«Эребус» 4 февраля 1944 года в Плимут-Саунд после последней модернизации. Були корабля полностью ушли под воду

«Эребус» 4 февраля 1944 года в Плимут-Саунд после последней модернизации. Були корабля полностью ушли под воду

По сравнению с другими большими мониторами «Эребус» и «Террор» были весьма неплохими ходоками, стабильно развивая с чистым корпусом 13 узлов, теряя один узел со временем из-за обрастания. Неплохой была и управляемость.

Модернизации Второй мировой войны так много добавили к надстройкам и увеличили осадку «Эребуса», что монитор стал плохо слушаться руля. Уменьшившаяся высота надводного борта сделала корму очень «мокрой», шлюпки были под угрозой повреждений, а при ветре в борт зачастую только полная перекладка руля позволяла удерживать курс. Это создавало проблемы в гаванях или в проходах в минных заграждениях.

В 1940 году кэптен Нэлдер сообщил в Адмиралтейство о потере контроля над кораблём и предложил вернуть на место носовой руль, снятый при модернизации, надеясь на улучшение управляемости, но получил отказ, так как была демонтирована и сдана в лом и рулевая машина. В ответ было предложено установить руль на 30% большей площади. Управляемость корабля улучшилась, но при ветре силой 6–7 баллов всё равно приходилось держать угол 25–30°.

Как уже писалось выше, увеличившееся водоизмещение увеличило и осадку, погрузив були в воду, что вызвало проблемы со швартовкой других кораблей к монитору, а также снизило скорость и дальность. Несмотря на то, что «Эребус» в 1944 году на Клайде смог показать неплохой результат в 12,35 узла, на службе скорость не превышала 11,5 узлов, а ветер и обросшая подводная часть зачастую снижали скорость и ниже 10 узлов. Так, в январе 1942 года, обходя мыс Доброй Надежды, монитор не мог противостоять сильному встречному течению, и его тащило назад со скоростью 2 узла!

Соответственно, сократилась и дальность плавания, ещё более уменьшившаяся из-за того, что вместимость танков сократили на 90 тонн для освобождения дополнительного объёма в корпусе корабля. К концу войны дальность полным ходом едва достигала 1700 миль, но это уже не было проблемой: старый корабль не совершал длительных переходов, действуя у берега недалеко от баз, что заодно позволяло механикам монитора справляться с множеством мелких поломок, то и дело происходивших на корабле.

вернуться к меню ↑

Источники и литература

      1. Douglas Austin. Malta and British Strategic Policy, 1925–1943 — Routledge, 2012
      2. Ian Buxton. Big Gun Monitors: Design, Construction and Operations 1914–1945 — Seaforth Publishing, 2008
      3. Jim Crossley. Monitors of the Royal Navy — Pen & Sword Maritime, 2013
      4. Norman Friedman. The British Battleship 1906–1946 — Naval Institute Press, 2015
      5. H.M. Ships Damaged or Sunk by Enemy Action, 3rd September, 1939 to 2nd September, 1945 – Admiralty, 1952
      6. J.E. Kaufmann, H.W. Kaufmann, Aleksander Jankovič-Potočnik and Vladimir Tonič. The Atlantic Wall: History and Guide — Pen & Sword Military, 2011
      7. Lawrence Paterson. Eagles Over the Sea 1935–1942. A History of Luftwaffe Maritime Operations — Naval Institute Press, 2019
      8. Rudi Rolf. Der Atlantikwall: Die Bauten der Deutschen Küstenbefestigungen, 1940–1945 — Biblio-Verlag, 1998
      9. Anthony Saunders. Hitler’s Atlantic Wall — Sutton Publishing, 2001
      10. Christopher Shores, Giovanni Massimello and Russell Guest. A History of the Mediterranean Air War 1940–1945, Vol.1: North Africa, June 1940 — January 1942 — Casemate Publishers, 2012
      11. http://www.naval-history.net

источник: https://warspot.ru/8245-tretya-voyna-erebusa

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Herwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Herwig
Herwig

++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить