Выбор редакции

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

21
6

Третий Рим

Доброго времени суток, дорогие друзья!

Продолжаю публиковать материалы альтернативы «Третий Рим». В четвертой части статьи «Оружие Русского Войска в XVII веке» рассмотрено артиллерийское вооружение Русского Войска. Статья имеет справочный характер и большой объем информации и иллюстраций, в том числе из реальной истории. Все образцы артиллерийских орудий имеют реальные прототипы. Кроме того, приведено обоснование изменений в сроках введения классификации артиллерии или принятия на вооружение конкретного образца. Внесенные изменения в альтернативном варианте выделены темно-синим цветом. Соответственно, внесены изменения в иллюстрации, соответствующие описанию в тексте. С нетерпением жду Ваших комментариев и рекомендаций.

Оружие Русского Войска в XVII веке


Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

История русской артиллерии в XV-XVII веках

Новый этап в развитии русской артиллерии был связан с началом литья медных орудий. Внедрение новой технологии улучшило качество «наряда» и позволило перейти к изготовлению пушек-пищалей и мортир крупного калибра. Литые орудия стоили дороже, но стреляли дальше и более метко, чем кованые. Для их отливки в 1475 году у Спасских ворот была основана Пушечная изба, которую позднее перенесли на берег Неглинной. В этой «избе» изготовляли пушки мастер Яков с учениками Ваней и Васютой, а позднее с неким Федькой. Первое на Руси литое медное орудие (шестнадцатипудовая пищаль) было изготовлено мастером Яковом в апреле 1483 году. Им же отлита в 1492 году и самая древняя из дошедших до наших дней литых пушек. Длина пищали – 137,6 см (54,2 дюйма), вес – 76,12 кг (4 пуда 26 фунтов), калибр – 6,6 см (2,6 дюйма).

Определенную роль в улучшении качества русских артиллерийских орудий сыграли итальянские и немецкие мастера, работавшие в конце XV – начале XVI веков в московской Пушечной избе. Хорошо известный строитель Успенского собора «муроль» (архитектор) Аристотель Фиораванти прославился искусством лить пушки и стрелять из них. О признании артиллерийских способностей знаменитого болонца свидетельствует его участие в походе 1485 года на Тверь, во время которого старый мастер состоял при полковом «наряде». В 1488 году Пушечная изба сгорела, но вскоре после уничтожившего ее пожара на старом месте появились несколько новых пушечных изб, в которых возобновилось производство артиллерийских орудий.

В XVI веке московский Пушечный двор превратился в большое литейное производство, где изготовляли медные и железные орудия различных типов и снаряды к ним. Пушки и ядра делали и в других городах: Владимире, Устюжне, Великом Новгороде, Пскове. Традиции пушечного производства не были забыты в этих городах и в XVII веке. В 1620 году в Новгороде «по приказу боярина и воеводы князя Юрья Яншеевича Сулешева с товарыщи» была отлита «пищаль железная с немецкого образца, весом 2 пуда 2 гривенки, ядро по кружалу в четверть гривенки, станок обит железом на Немецкое дело».

Кроме Аристотеля Фиораванти, создавшего в Москве первую крупную литейную пушечную мануфактуру, в документах той эпохи упоминаются и другие мастера пушечного дела: Петр, приехавший на Русь в 1494 году вместе с архитектором Алевизом Фрязиным, Иоганн Иордан, командовавший рязанской артиллерией во время татарского вторжения 1521 года, еще раньше Павлин Дебосис, в 1488 году отливший в Москве первое орудие большого калибра.

В начале XVI века при царе Василии III в Москве работали пушечные мастера-литейщики из Германии, Италии и Шотландии. В 1550-1560 годах, в русской столице лил пушки иноземный мастер Каспар («Кашпир Ганусов»), о котором известно, что он был учителем Андрея Чохова. Им было изготовлено не менее 10 артиллерийских орудий, в том числе «Острая панна», аналог немецкого орудия «Sharfe Metse».

Бок о бок с иностранцами работали русские мастера: Булгак Наугородов, Кондратий Михайлов, Богдан Пятой, Игнатий, Дорога Болотов, Степан Петров, Семен Дубинин, Первой Кузьмин, Логин Жихарев и другие предшественники и современники Андрея Чохова.[1]

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Андрей Чохов при отливке мортиры в 1605 году

Впервые имя этого блистательного мастера встречается в литых надписях на орудийных стволах 1570-х годов с пояснением: «Делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов». Он отлил несколько десятков пушек и мортир, некоторые из которых (именные «Лисица», «Троил», «Инрог», «Аспид», «Царь Ахиллес», сорокатонная «Царь-пушка», «огненная» пищаль «Егун», «Стоствольная пушка», стенобитная пушка «Соловей», серия мортир «Волк» и др.) стали шедеврами литейного дела. Известно, что над изготовлением пищали «Царь Ахиллес» под руководством Андрея Чохова работало около 60 человек. Последней из дошедших до нас работ великого пушечного мастера стала полковая медная пищаль, изготовленная им в 1629 году.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Бомбарда «Царь-пушка». Мастер Андрей Чохов (1586)

Андрей Чохов и другие мастера, среди которых было 6 его учеников (Василий Андреев, Дружина Богданов, Богдан Молчанов, Никита Павлов, Никита Провотворов, Дружина Романов) работали на новом Пушечном литейном дворе, построенном в 1547 году в Москве. Именно здесь было начато производство «великих» пушек, прославивших имена их создателей. Артиллерийские орудия создавались также в Устюжне Железнопольской, Новгороде, Пскове, Вологде, Великом Устюге, с XVII века в Туле. В XVII веке, по неполным данным, литьем пушек занималось 126 мастеров.

Индивидуальный стиль работы мастера проявлялся в основном не в процессе отливки, а на стадии формовки модели. Оружейники тогда не знали стандарта и никогда не повторяли не только чужие образцы, но и свои собственные. Готовые орудия отличались не только внешним убранством – практически все их боевые и технические характеристики зависели от воли и знаний мастера. По собственному усмотрению он назначал длину, толщину, калибр орудия, его наружные очертания и, разумеется, характер декора. Присваивая пушке то или иное пышное название («Гамаюн» «Аспид летучий», «Онагр», «Барс»), мастер тем самым подчёркивал, что она является единственной и неповторимой. Между тем именно эта уникальность стала ощутимой помехой в дальнейшем развитии артиллерии, ведь для каждой пушки требовались особые ядра, которые в походах легко бывало перепутать, не имея специальных навыков в обслуживании.

По своим характеристикам русские орудия XV-XVII веков можно разделить на 5 основных типов:

  1. Пищали – обобщенное название артиллерийских орудий, предназначенных для настильной стрельбы по живой силе и оборонительным укреплениям противника. В качестве снарядов к ним использовались не только сплошные ядра (весом до 40 кг.), но и каменный и металлический «дроб». Среди пищалей были большие орудия и малокалиберные «волконеи» (фальконеты).
  2. Верховые пушки (мортиры) – короткоствольные артиллерийские орудия крупного калибра с навесной траекторией стрельбы, предназначавшиеся для разрушения крепостных сооружений и зданий, находящихся за городской стеной. В качестве снарядов к ним использовались каменные ядра.
  3. Тюфяки – небольшие артиллерийские орудия, предназначенные для стрельбы металлическим и каменным дробом по живой силе противника. Сведения об их изготовлении относятся даже к началу XVII века. В этот период в арсеналах русских городов встречались тюфяки на лафетах. Так, в Старице в 1678 году находилась «пушка тюфяк железной в станку окован железом на колесах». В некоторых крепостях вся артиллерия состояла из орудий этого типа и затинных пищалей. В описании Борисова Городка 1666 года упоминаются стоявшие «в воротех 3 тюфяка медные дробовики».
  4. «Сороки» и «органы» – малокалиберные многоствольные орудия залпового огня.
  5. Затинные пищали – малокалиберные орудия, предназначенные для настильной прицельной стрельбы большими свинцовыми пулями. Имелось два типа затинных пищалей, различавшихся по способу крепления ствола. В первом случае пищаль помещалась в специальный станок. Орудия, устроенные подобным образом, упоминаются в описании псковского и торопецкого «наряда» 1678 года (в Пскове было «147 пищалей затинных в станках», а в Торопце – 20 таких орудий). Во втором случае ствол закреплялся в ложе, наподобие ружья. Отличительной особенностью затинных пищалей второго типа являлось наличие «гака» – упора, цеплявшегося при стрельбе за крепостную стену или любой выступ для уменьшения отдачи. Отсюда происходит второе название затинной пищали – «гаковница».

В начале XVII века предпринята первая попытка ввести классификацию артиллерийских орудий по их весу и весу снаряда. Создателем ее стал Онисим Михайлов, предложивший в своем «Уставе» разделить русские пищали и верховые пушки на несколько основных типов.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Составитель «Устава», рекомендовавший ввести 18 типов орудий, безусловно, использовал опыт европейской артиллерии. В Испании при Карле V было введено 7 образцов орудий, во Франции – 6, в Нидерландах – 4 основных калибра. Впрочем, и в Европе тенденция к сокращению основных типов орудий не всегда выдерживалась. В XVII веке в Испании их было уже 50, с 20 различными калибрами. В России первый шаг к унификации артиллерийских орудий и боеприпасов к ним был сделан в середине XVI века, когда при изготовлении их стали использоваться определенные шаблоны («кружала»).

В середине XVI века русские мастера создали первые образцы артиллерийских систем залпового огня – многоствольные орудия, известные по документам того времени под названием «сорок» и «органов». Первые «сороки» появились, в середине XVI века, «сороковой» порох упоминается в 1555 году. Среди пушек Ермака в его знаменитом походе в Сибирь было одно такое орудие, имевшее семь стволов, калибром 18 мм (0,7 д). Стволы были соединены общим железным желобком, в который засыпался порох для воспламенения зарядов и производства одновременных выстрелов. Перевозили «сороку» Ермака на двухколесном небольшом стане. Характеристики «сорок» сильно разнились. На них устанавливалось от трех до десяти стволов, столько, сколько хотел мастер. Другой образец многоствольного оружия – «орган» изготовляли, закрепляя на вращающемся барабане 4-6 рядов мортирок, калибром около 61 мм, по 4-5, а иногда и по 13 стволов в каждом ряду. Орудием залпового огня была не дошедшая до наших дней «Стоствольная пушка», изготовленная в 1588 году Андреем Чоховым. Описание «Стоствольной пушки» сделал участник польской интервенции в Московском государстве начала XVII века С. Маскевич. Он видел ее «против ворот, ведущих к живому (устроенному на плавучих опорах) мосту» через Москва-реку. Пушка поразила автора, и он подробно описал ее, выделив из «бесчисленного множества» орудий, стоявших «на башнях, на стенах, при воротах и на земле» по всей протяженности Китай-города: «Там, между прочим, я видел одно орудие, которое заряжается сотнею пуль и столько же дает выстрелов; оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиные яйца».

С середины XVI века техника изготовления артиллерийских орудий несколько меняется. В Москве начинают лить первые чугунные орудия, некоторые из которых достигали огромных размеров. Так, в 1554 году была изготовлена чугунная пушка калибром около 660 мм (26 дюймов) и весом 19,6 т (1200 пудов), а в 1555 году – другая, калибром около 609,6 мм (24 дюймов) и весом в 18 т (1020 пудов).

Русскую артиллерию того времени высоко оценивали многие современники, одним из самых примечательных стал отзыв Флетчера: «Полагают, что ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как русский царь, тому отчасти может служить подтверждением Оружейная Палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые». Эрик Пальмквист, посетивший Россию в 1674 году, был удивлен хорошим состоянием русской артиллерии, в особенности наличием больших орудий, аналогов которым не было в Швеции.

Наличие собственных квалифицированных мастеров, способных изготовлять орудия разных типов и калибров, а также действия ряда пограничных государств (Литвы, Ливонии), стремившихся ограничить проникновение на Русь европейской военной технологии, вынуждали московское правительство рассчитывать на свои силы при создании новых образцов артиллерийского вооружения. Но в 1550-1560 годах в русской столице работал иноземный мастер Кашпир Ганусов – учитель Андрея Чохова. В годы русско-шведской войны 1554-1556 годов и Ливонской войны в русскую службу зачисляли всех выказавших такое желание артиллеристов и мастеров из числа пленных шведов и немцев.

В начале XVII века существенные нововведения расширили возможности русской артиллерии. В Москве мастера стали делиться на ствольников, станочников, замочников и других, то есть теперь уже разные части орудий делали различные мастера, тем самым поставив производство орудий на поток. В конструкции орудийных лафетов впервые стали применяться стальные оси, винтовой механизм вертикальной наводки, заменил устаревший клиновый.

С распространением чугунного литья появилась возможность изготавливать множество дешевых орудий для вооружения кораблей и крепостей. Но чугун был в этом качестве хуже бронзы, и пушки делались из бронзы по преимуществу до середины XIX века. В первую очередь полевые пушки, требования к весу которых были наиболее жесткими. Совершенствование техники бронзового литья позволило отливать более прочные стволы. В полевой артиллерии кулеврины в первой половине XVII века вытесняются пушками, чему, кстати, способствовало и применение железных осей, так как сила отдачи связана с отношением веса ствола к весу снаряда. Пушки, у которых это отношение, в сравнении с кулевринами, было меньше, скорее разрушали лафет.

Важным техническим новшеством явилось употребление калибровочно-измерительных циркулей – «кружал», нашедших широкое применение при литье пушек и ядер. Эти приспособления впервые упомянуты в грамоте, направленной в Новгород 27 ноября 1555 года, вероятно, применялись и раньше. С помощью кружал проверяли диаметры стволов и ядер, предназначенных для того или иного вида пушки с тем, чтобы зазор между ядром и каналом ствола обеспечивал скорость заряжания и надлежащую силу выстрела.

C этой же целью для обмотки ядер использовали холст, картон и лен, другие уплотнительные материалы, а готовые ядра хранили в специальных «коробах» – прообразе будущих зарядных ящиков. Так, во время русско-шведской войны 1554-1557 годов, накануне Выборгского похода в Новгород прислали московских пушкарей, которые должны были научить новгородских кузнецов делать «огнестрельные ядра», прообраз будущих зажигательных снарядов. Для изготовления их требовалось: «десять холстов, да триста листов бумаги добрые болшие, которая толста, да двадцать два пятька лну мягкого малого, да восмь ужищ лняных, по двадцати сажен ужищо, каковы выберут пушкари, да восмь коробок на ядра и на мешки, да осмеры возжи лычные, да двадцать гривенок свинцу, да восмь овчин».

Снаряды изготовляли, заворачивая железные ядра в несколько слоев плотной бумаги и ткани, возможно пропитанных горючим составом (смолой и серой), оплетая затем прочными льняными «ужищами».

Пушечные лафеты, как правило, изготовляли в Москве. Несмотря на появление в середине XVI века колесных лафетов, в XVI и XVII веках к месту сражения «великие пушки» и мортиры, их «волоки» и «станы с колесы» доставлялись на подводах либо на речных судах. Так, ранней весной 1552 года перед началом подготовки Казанского похода в Свияжск из Нижнего Новгорода вниз по Волге осадная артиллерия русского войска была доставлена на стругах. Во время зимнего Полоцкого похода 1563 года большие стенобитные пушки везли волоком на санях. «Первое стенобитное орудие тащили 1040 крестьян. Второе – 1000 крестьян. Третье – 900 крестьян. Последнее – 800 крестьян».

вернуться к меню ↑

Русская артиллерия в XVII веке

В Русском Войске под руководством главы Пушкарского приказа князя Волконского Федора Ивановича был детально изучен опыт применения артиллерии в Русско-польской войне (1609-1618) и Русско-шведской войне (1610-1617) и сделаны выводы о значении огня из пушек в поражении противника в полевом сражении, при взятии городов и крепостей.

Вместе с тем, всесторонняя оценка опыта прошедших войн вскрыла ряд существенных недостатков как в порядке применения артиллерии и подготовке артиллерийских начальников, так и непосредственно в материальной части русской артиллерии. Орудия были черезмерно велики и малоподвижны для полевого сражения, а лафеты были неустойчивы, тяжелы и неповоротливы. Кроме того, наличие на вооружении орудий большого количества типов, калибров и производителей затрудняло снабжение ядрами, наведение и управление огнем артиллерийских батарей.

Так, на 1 (11) декабря 1618 года на вооружении полевой артиллерии Русского Войска состояло 374 орудия, в том числе 166 орудий, произведенных в русском государстве, 50 легких полевых пушек, поставленных из Голландии в 1614-1615 годах, и 158 орудий «немецкого, польского и литовского дела», взятых в качестве трофеев в 1612-1618 годах. В тоже время, в осадном наряде имелось 280 орудий, а в крепостном – до 1,2 тыс. орудий разных типов и калибров. Всего количество орудий в русской артиллерии достигало 1854.

На основании выводов из изучения данного опыта в 1620 году был переработан «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». На замену деления пушек на пищали, гауфницы, тюфяки и дробовики введена первая классификация артиллерийских орудий исходя из их назначения и соотношения длины ствола к калибру орудия. Установлена единая шкала для определения калибра орудий по весу снаряда в артиллерийских фунтах, эталоном которых считалось чугунное ядро диаметром 2 дюйма, и в торговых пудах. В соответствии с уставом 1620 года артиллерийские орудия разделили на: длинноствольные (пушки) длиной 16-25 калибров, для настильного огня ядрами и картечью; средние (гаубицы) длиной 8-15 калибров, для стрельбы разрывными снарядами (бомбами или гранатами); короткоствольные (мортиры) до 8 калибров, для навесного огня бомбами (гранатами), ядрами и зажигательными снарядами.

В 1620-1625 годах были изучены все состоявшие на вооружении образцы артиллерийских орудий, определены оптимальные пропорции орудийных стволов и разработаны новые конструкции лафетов, соответствующие углам наводки, нагрузкам при выстреле, устойчивости и подвижности при перевозке, при этом максимально облегченные и унифицированные по типам орудий. В 1625 году составлено подробное «Описание артиллерии с чертежами», в котором указаны «правила составления масштабов, размеров орудий и мортир» и приводены таблицы для стрельбы. С этого времени орудия на государственных и частных мануфактурах, а также иноземными производителями для поставки в Россию, должны были производится только установленных образцов.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Чертеж пушки XVII века

В перечень артиллерийских орудий 1625 года входили следующие образцы (10): пушки (4) – 3-фунтовая легкая пушка, 6-фунтовая полковая пушка, 12-фунтовая полевая пушка, 24-фунтовая осадная пушка; гаубицы (2) – четвертьпудовая, полупудовая гаубицы; мортиры (4) – пудовая, двухпудовая, трехпудовая, пятипудовая мортиры. Орудия других калибров оставались на вооружении, но не заказывались и не производились. При этом для обозначения орудий, произведенных с 1600 года, но сведенных в единый перечень только в «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» в 1620 году введено обозначение «образца 1600 года».

вернуться к меню ↑

Пушки

Пушка (чешск. puška – «ружьё», использование названия орудия зафиксировано в русских летописях в конце XIV века) – артиллерийское орудие с длинным стволом (16-25 калибров). До 1620 года для орудий данного типа применялось название «пищаль». Предназначена для настильного огня ядрами и картечью. «Уставом ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» пушки делились на легкие, полковые, полевые и осадные.

вернуться к меню ↑

Полковые пушки

В начале XVII века в полковом наряде Русского Войска применялись пищаль полковая «Сокол» (масса орудия – 17,5 пудов, 287 кг; ядро железное или «свинчатое», масса – 2 фунта, 0,91 кг) и пищаль полковая «Фальконет вострой» (масса орудия – 1,5 пуда, 24,57 кг; ядро «свинчатое», масса – 0,5 фунта, 0,23 кг).

В Европе идея придать каждому полку пехоты пару легких пушек, которые всегда сопровождали бы его и поддерживали огнем, принадлежит шведскому королю Густаву-Адольфу. В начале XVII века полковые пушки имели калибр по чугунному ядру 3-6 фунтов (72-94 мм), длину ствола до 12 калибров. Стреляли ядром на дальность 600-700 м или картечью на дальность 300-350 метров. Полковая пушка могла делать по 3 выстрела в минуту, следовательно, стреляла много чаще чем мушкетер.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

3-фунтовая голландская пушка образца 1600 года (в крепости)

С 1614 года в Русское Войско стали поступать 3-фунтовые легкие пушки (калибр 72 мм, длина ствола – 20 калибров, 1440 мм), поставленные из Голландии, которые применялись в качестве полковых. Кроме того, в полковой наряд стали выделять пищали полуторные «Чеглик» (масса орудия – 30 пудов, 491 кг; ядро железное, масса – 6 фунтов, 2,72 кг). Полковой наряд включал четыре орудия на каждый пеший полк.

3-фунтовые орудия стреляли на дальность ядром до 600 м или картечью – до 300 метров. 6-фунтовые орудия – на дальность ядром до 700 м или картечью – до 350 метров.

Но как показала практика применения артиллерии в полевом сражении: орудий малого калибра (2 и 3 фунта) для поддержки действий пехоты огнем было недостаточно, в тоже время 6-фунтовые орудия имели малую дальность стрельбы, а их лафеты были неустойчивы и недостаточно подвижны, что затрудняло маневрирование на поле боя и действия артиллерии совместно с пехотой.

Разрядом 1620 года количество орудий в полковом наряде было увеличено до восьми. В тоже время, для действий совместно с отрядами конницы создан конный наряд, состоявший из тех же полковых орудий. Как правило отряду из четырех конных полков выделялся наряд из восьми орудий, с расчетвми, посаженными на коней. Всего в мирное время полагалось иметь 400 полковых и 168 конных пушек, в военное время количество полковых пушек увеличивалось до 592. Всего в полковом и конном наряде в мирное время – 568, в военное время – 760 орудий.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

6-фунтовая пушка образца 1600 года

В 1625 году на вооружение полковой артиллерии принимаются 6-фунтовые орудия «новой пропорции» и новые лафеты со стальными осями (деревянные оси при стрельбе и передвижении по пересеченной местности часто ломались). В 1630 году предписано стволы орудий изготавливать без каких-либо украшений, включая гербы, кроме фризов. Калибр 6-фунтовой пушки – 95 мм, длина ствола – 25 калибров (1900 мм), масса ствола – 350 кг, масса лафета – 400 кг, масса орудия – 750 кг. Дальность стрельбы: ядром (2,85 кг) – 1920 м, картечью – 400 м. Начальная скорость – 475 м/с. Заряд – 0,82 кг.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

6-фунтовая пушка образца 1625 года (со стволом образца 1630 года)

Производство 6-фунтовых пушек было организовано на Московском пушечном дворе, Тульском, Каширском и Олонецком орудийных заводах. Всего в 1625-1635 годах было произведено до 600 орудий. С поступление в полковые пушкарские сотни 6-фунтовых пушек, 3-фунтовые легкие пушки передавались в конные пушкарские сотни, а орудия других калибров и образцов – в крепостную (местную и противоштурмовую) артиллерию.

вернуться к меню ↑

Полевые пушки

В начале XVII века в войсковой наряд назначались пищали четвертные «Змея большая» (масса орудия – 75 пудов, 1228 кг; ядро железное, масса – 16 фунтов, 7,26 кг), «Змея маленькая» (масса орудия – 62,5 пуда, 1024 кг; ядро железное, масса – 10 фунтов, 4,54 кг), пищали «Змееноша» (масса орудия – 125 пудов, 2047 кг; ядро железное, масса – 15 фунтов, 6,8 кг), «Ползмееноши» (масса орудия – 62,5 пуда, 1024 кг; ядро железное, масса – 7,5 фунтов, 3,4 кг).

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

15-фунтовая пушка образца 1600 года

С 1614 года в войсковой наряд были причислены захваченные у неприятеля 12-фунтовые пушки «немецкого, польского и литовского дела». Полевые пушки калибра от 10 до 16 фунтов имели дальность стрельбы ядром 800-1000 м, картечью – 400-500 метров, при этом со 150-200 метров могла пробивать кирасы.

Разрядом 1620 года в войсковом наряде было положено иметь четыре войсковые (батарейные) пушкарские сотни по восемь орудий в каждом. В воеводском полку должно было состоять тридцать две полевые пушки. Всего в войсковом наряде должно было состоять 384 орудия.

Опыт применения пушек войскового наряда в прошедших войнах показал, что поражающее действие 7,5 и 10 фунтовых ядер для борьбы с батареями неприятеля неудовлетворительно, дальность стрельбы «короткими» 16-фунтовыми пищалями «Змея большая» и 10-фунтовыми пищалями «Змея маленькая» недостаточна, в тоже время 15-фунтовые пищали «Змееноша», оказались черезмерно велики и малоподвижны. Лафеты как русских пищалей, так и иноземных 12-фунтовых пушек были неустойчивы, тяжелы и неповоротливы.

В 1625 году на вооружение войсковой артиллерии принимаются 12-фунтовые орудия «новой пропорции» и новые лафеты со стальными осями. Калибр 12-фунтовой пушки – 120 мм, длина ствола – 20 калибров (2400 мм), масса ствола – 800 кг, масса лафета – 700 кг, масса орудия – 1500 кг. Дальность стрельбы: ядром (4,91 кг) – 2770 м, гранатой (4,5 кг) – 1300 м, картечью – 500 м. Начальная скорость – 477 м/с. Заряд – 1,64 кг.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

12-фунтовая пушка образца 1625 года

Производство 12-фунтовых пушек было организовано на Московском пушечном дворе, Тульском, Каширском и Олонецком орудийных заводах. Всего в 1625-1635 годах было произведено до 600 орудий. С поступление в полковые пушкарские сотни 6-фунтовых пушек, 3-фунтовые легкие пушки передавались в конные пушкарские сотни, а орудия других калибров и образцов – в крепостную (местную и противоштурмовую) артиллерию.

вернуться к меню ↑

Осадные пушки

В осадном наряде состояли пищали «Острая» (масса орудия – 250 пудов, 4095 кг; ядро железное, масса – 100 фунтов, 45,36 кг), «Василиск» (масса орудия – 187,5 пуда, 3071 кг; ядро железное, масса – 70 фунтов, 31,75 кг), «Соловей» (масса орудия – 150 пудов, 2457 кг; ядро железное, масса – 50 фунтов, 22,68 кг), «Певица» (масса орудия – 100 пудов, 1638 кг; ядро железное, масса – 20 фунтов, 9,07 кг).

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

20-фунтовая пушка образца 1600 года

В русской осадной артиллерии 20-ти фунтовые осадные пушки постепенно заменялись 24-фунтовыми пушками (калибр – 152 мм), но увеличенной втрое мощности. Если у полевых орудий ствол стал короче, то у осадных удлинился вдвое, до 25-ти калибров.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

24-фунтовые и 50-фунтовая осадные пушки (на литых лафетах)

Пушки большего калибра (50, 70 и 100 фунтов) использовались очень редко, так как масса 100-фунтовых осадных орудий достигала 4 тонн, что близко к пределу для условий гужевой тяги. Поскольку разрушение преграды обеспечивалось только кинетической энергией снаряда, начальная скорость ядра достигала теперь 500 м/с. Однако стреляли осадные пушки по крепостным сооружениям с дистанции 150-300 метров, с уменьшением дистанции энергия ядра росла в квадрате. В осадные наряды включались и орудия меньшего калибра, 3-6 фунтов, главным образом для самообороны батарей.

вернуться к меню ↑

Гаубицы

Гаубица (чешск. houfnice – «орудие для метания камней») – артиллерийское орудие со средним стволом (8-15 калибров). Предназначена для навесного огня бомбами и гранатами. «Уставом ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» 1620 года определялась как артиллерийское орудие, промежуточное между пушкой и мортирой.

Первые гаубицы появились в Европе в XIV веке в Священной Римской империи, имели большой калибр и первоначально предназначались для стрельбы каменной картечью. В XV-XVI веках гаубицы ограниченно использовались при осаде и обороне крепостей. В XVII веке гаубицы стали применять для стрельбы разрывными снарядами (бомбами или гранатами), но широкого распространения не получили. Сказывались дороговизна бомб, быстрое разрушение лафетов при навесной стрельбе и сложность прицеливания.

Гаубицы отличались от пушек меньшей толщиной стенок канала ствола. За счёт этого гаубица могла иметь при сопоставимой массе значительно больший калибр. Соответственно в неё возможно было загрузить больший по размеру заряд картечи или бомбу. Однако тонкие стенки не выдерживали и разрывались даже от слабого заряда. Для усиления конструкции, в казенной части ствола делалось утолщение. Таким образом стволы гаубиц имели зарядную камору с уменьшенным диаметром, предназначенную для помещения картузного заряда. Пушки не имели зарядных камор, канал ствола у них переходил в плоское или полушарное дно. Между каморой и основным каналом ствола внутри гаубицы существовала «ступенька», препятствовавшая загрузке в неё порохового заряда прибойником. Заряд в камору приходилось вкладывать вручную или с помощью специальных приспособлений, ограниченных по длине. Поэтому длина ствола гаубиц была ограничена длиной руки среднего человека.

До конца XV века для того, чтобы выполнить выстрел из орудия, было необходимо отмерить правильное количество пороха и медным совком ввести его в канал ствола. Затем закрыть пыжом и утрамбовать его, и только после этого вкладывался снаряд и досылался прибойником, в затравочное отверстие засыпался порох и воспламенялся при помощи фитиля – происходил выстрел.

При сравнительно небольшой длине канала ствола (от 8 до 15 калибров), гаубица при полном пороховом заряде могла вести прицельную стрельбу прямой наводкой, как пушка, а при уменьшенном заряде (и меньшей начальной скорости снаряда) и большем возвышении ствола могла стрелять навесным огнём, как мортира. Кроме того, гаубицы могли стрелять и гранатами, и ядрами, и картечью. При этом для стрельбы из мортир использовали только гранаты или бомбы, но тяжёлые мортиры с большим калибром были абсолютно непригодны для полевых сражений. В тоже время полевые пушки имели избыточную мощность и недостаточный калибр для эффективной стрельбы разрывными снарядами.

Вместе с тем, несмотря на свою «универсальность», гаубицы имели и недостатки. Из-за ограничения длины ствола и мощности выстрела, гаубицы были не способны вести эффективную стрельбу по настильной траектории полнотелыми ядрами. При этом навесное действие гаубиц часто было малоэффективным, а отдача при стрельбе на больших углах возвышения разрушительно действовала на лафет орудия.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Четвертьпудовая гаубица образца 1542 года (на подъемном лафете)

Начиная с XVII века в Русском Войске гаубицы стали применять и в полевой артиллерии. Основой для создания русских полевых гаубиц послужили «короткие» четвертные пищали 16-фунтовая «Змея большая» (калибр по чугунному ядру массой 7,26 кг) и 10-фунтовая «Змея маленькая» (калибр по чугунному ядру массой 4,54 кг). При сравнительной стрельбе гранатами с четвертьпудовой гаубицей образца 1542 года (калибр по чугунному ядру массой 4,095 кг) они показали значительно большую дальность стрельбы. Пушечных дел мастер Григорий Наумов предложил в одном орудии совместить баллистику четвертьпудовой гаубицы с пропорциями «коротких» пушек. При массе, сопоставимой с массой полевых пушек, гаубицы имели намного больший калибр. Так четвертьпудовая полевая гаубица (калибр 120 мм) имела массу 730 кг, близкую к массе 6-фунтовой пушки (калибр 95 мм, масса 750 кг), а полупудовая полевая гаубица (калибр 152 мм), имела массу 1160 кг, меньше чем масса 12-фунтовой пушки (калибр 120 мм, масса 1500 кг). Стволы полевых гаубиц были аналогичны стволам пушек, не имели ступени, отделяющей дульную часть ствола от зарядной каморы, но сохранили большую толщину ствола самой зарядной каморы.

В 1629 году были отлиты четыре четвертьпудовых и четыре полупудовых гаубицы. Для них на основе лафетов полковых и полевых пушек были спроектированы гаубичные лафеты с наклонным станком, позволяющим вести стрельбу с большим возвышением. Из полевых гаубиц были проведены практические стрельбы гранатами и чугунными ядрами. Орудия показали превосходную баллистику, надежность и подвижность.

В 1630 году четвертьпудовая и полупудовая полевые гаубицы были приняты на вооружение и предназначены для качественного усиления полковой и войсковой артиллерии. В соответствии с разрядом 1630 года в полковой пушкарской сотне должно было состоять четыре 6-фунтовые пушки и 4 четвертьпудовые гаубицы, а в войсковом наряде – четыре пушкарские сотни по 8 12-фунтовых пушек и две пушкарские сотни по 8 полупудовых гаубиц. Таким образом, потребность в полевых гаубицах составила в мирное время – 400 легких и 192 тяжелых, в военное время количество легких гаубиц должно было возрасти до 296.

Калибр четвертьпудовой гаубицы – 120 мм, длина ствола – 15 калибров (1800 мм), масса ствола 335 кг, лафета — 395 кг, орудия – 730 кг. Дальность стрельбы при полном заряде – 0,82 кг четвертьпудовой гранатой (4,5 кг) — при угле возвышения +5° – 1200 м, при угле возвышения +25° – 2000 м; 12-фунтовым чугунным ядром (4,91 кг) – 750 м; картечью дальней (6,7 кг, 60 пуль диаметром 30 мм) – до 500 м, картечью ближней (8 кг, 150 пуль диаметром 24 мм) – до 300 м. Начальная скорость 378 м/с.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Четвертьпудовая гаубица образца 1630 года

Калибр полупудовой гаубицы – 152 мм, длина ствола – 15 калибров (2280 мм), масса ствола 490 кг, лафета – 670 кг, орудия – 1160 кг. Дальность стрельбы при полном заряде – 1,638 кг: полупудовой гранатой (8,9 кг), при угле возвышения +5° – 1280 м, при угле возвышения +25° – 2300 м; картечью дальней (10,9 кг, 48 пуль диаметром 37 мм) – до 700 м, картечью ближней (11,2 кг, 94 пули диаметром 30 мм) – до 400 м. Начальная скорость 415 м/с, при уменьшенном заряде 0,614 кг – 248 м/с.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Полупудовая гаубица образца 1630 года

Производство четвертьпудовых и полупудовых гаубиц было организовано на Московском пушечном дворе, Тульском, Каширском и Олонецком орудийных заводах. Всего в 1630-1635 годах было произведено до 600 орудий.

вернуться к меню ↑

Мортиры

Мортира (нидерл. mortier, от лат. mortarium «ступа») – артиллерийское орудие с коротким стволом (длиной менее 8 калибров) для навесной стрельбы. Мортира предназначена главным образом для поражения целей, укрытых за стенами или в окопах, разрушения зданий и укреплений при осадах. Применялась с XV века. К мортирам по отношению длины ствола к калибру можно отнести бомбарды – одни из первых артиллерийских орудий, применявшихся при осаде и обороне крепостей в XIV-XVI веках. Однако бомбарды обычно стреляли прямой наводкой по стенам.

До 1620 года в Русском Войске мортиры имели название «Пушка верховая». В осадной артиллерии на вооружении состояли: пушка большая верховая «Можжир» (масса орудия – 125 пудов, 2047 кг; ядро каменное, масса – 2,5 пуда, 40,95 кг), пушка верховая «Половина можжира» (масса орудия – 62,5 пуда, 1024 кг; ядро каменное, масса – 1,25 пуда, 20,47 кг), пушка четвертная или малая верховая (масса орудия – 62,5 пуда, 1024 кг; ядро каменное, масса – 25 фунтов, 11,34 кг), пушка верховая «Обезьяна» (масса орудия – 75 пудов, 1228 кг; ядро каменное, масса – 12 фунтов, 5,44 кг), пушка верховая «2/3 обезьяны» (масса орудия – 50 пудов, 819 кг; ядро каменное, масса – 12 фунтов, 5,44 кг).

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

1,25-пудовая мортира образца 1595 года

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

2,5-пудовая мортира образца 1595 года

Для стрельбы из пушек использовали железные ядра, потому что металлургия того периода не могла произвести тонкостенные снаряды, которые могли бы выдержать выстрел из орудия, не ломаясь. Ядра мортир могли быть снаряжены взрывчаткой, так как скорость ядра, а значит, и перегрузки при выстреле были меньше. Поэтому при стрельбе из мортир с середины XV века применяли бомбы (масса снаряда свыше одного пуда) или гранаты (масса снаряда до одного пуда).

«Уставом ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» 1620 года в осадной артиллерии введены новые калибры мортир: 1/4 пуда (120 мм), 1/2 пуда (152 мм), 1 пуд (196 мм), 2 пуда (245 мм.), 3 пуда (273 мм) и 5 пудов (333 мм). Легкие мортиры калибров 1/4 и 1/2 пуда не производились, так как имелись осадные и полевые гаубицы соответствующих калибров. Наиболее многочисленными являлись мортиры калибров в 1 пуд (80 орудий) и 2 пуда (40 орудий).

вернуться к меню ↑

Крепостная артиллерия

В крепостной артиллерии использовались орудия всех типов. Общими свойствами крепостной артиллерии XVI-XVII веков были обилие устаревших и мелкокалиберных орудий и ее огромная численность. На каждую мобильную пушку могло приходиться до 20 стационарных. Для стран с многочисленным флотом это соотношение было меньше. Крепости того времени представляли собой настоящие музеи разнообразных трофеев и артиллерийских систем.

В XVI-XVII веках крепостная артиллерия имела меньшую мощность, чем полевая, а тем более осадная. До 90% крепостной артиллерии составляли 1- и 2-фунтовые пушки, предназначенные для стрельбы картечью. Когда говорят, что крепость была вооружена 500 орудиями, то, если речь идет о XVI веке, можно предположить, что 450 из них – фальконеты, если о XVII веке, то если не 400, то уж наверняка 350. Фальконеты применяли в крепостях не из-за их высоких боевых качеств, а потому, что на их изготовление требовалось 50-100 килограммов бронзы или меди, и делать их можно было в мастерской, имевшейся, как правило, в самой крепости.

Крепостной наряд Русского Войска насчитывал до 1500 орудий разных типов и калибров от полуфунтовых фальконетов до 50-фунтовых пушек. Количество, тип и калибры орудий зависели от назначения крепости. В крепостную артиллерию передавались не только трофейные орудия, но и орудия, снимаемые с вооружения полевой артиллерии. Таким образом, крепостная артиллерия могла быть резервом для сбора новых пушкарских сотен, а также восполнения потерь полевой артиллерии, за счет возвращения в строй устаревших орудий.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

12-фунтовая пушка образца 1600 года на крепостном лафете

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

2,5-пудовая мортира крепостной артиллерии образца 1595 года

вернуться к меню ↑

Береговая артиллерия

Для вооружения береговых батарей применялись самые мощные орудия, калибра 12-, 24-, 48-фунтовые пушки своей баллистикой подобные осадным, но имеющие большой угол возвышения ствола. Кроме того, только для береговой артиллерии практиковалась стрельба на предельные дистанции, до 3000 м. Стрелять на такие дистанции береговым пушкам приходилось потому, что вражеский флот мог и не подойти ближе, например, если батарея обороняла пролив.

В России береговая артиллерия учреждена при создании морских крепостей, первой из которых в 1623 году стал Кольский острог, в котором разместили 54 орудия береговой артиллерии. Для обороны устья реки Северная Двина, города и порта Архангельск по Царскому указу от 17 (27) декабря 1630 года построены береговые укрепления и крепость на реке Малая Двинка, на вооружение которых поступили 12- и 24-фунтовые береговые пушки.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

24-фунтовая береговая пушка (на крепостном железном лафете)

вернуться к меню ↑

Артиллерийские боеприпасы

В качестве снарядов для пищалей и пушек использовались каменные, железные, свинцовые, медные, позднее чугунные ядра, а также их комбинации – каменные ядра, «обливанные» свинцом, железные «усечки», также облитые свинцом или оловом. Железные ядра выковывались кузнецами на наковальнях, а потом обтачивались. «17 тощил железных, на чем железные ядра гладят» упоминаются в росписи орудиям и запасам, хранившимся в Новгороде в 1649 году. Отливать из чугуна пушечные ядра начали в 1470 году, что позволило значительно облегчить конструкцию орудия, а также удлинить ствол и уменьшить калибр. Чугунные ядра со временем вытеснили ядра, которые изготавливались из других материалов, они продолжали оставаться на вооружении, без значительных изменений, до середины XIX века. В гладкоствольной артиллерии было принято считать, что сферическая форма пушечного снаряда позволяет получить максимальную дальность и точность стрельбы. Ядра поражали цели только силой своего удара с учетом прямого попадания. Это было необходимым при разрушении оборонительных сооружений.

В годы Ливонской войны 1558-1583 годах русские артиллеристы начали использовать зажигательные снарядыогнистые кули», «огненные ядра»).[2]

Более простой, но достаточно эффективной была стрельба калеными ядрами.[3] Такими ядрами артиллерия польского короля Стефана Батория обстреливала в 1579 году русские крепости Полоцк и Сокол, в 1580 году Великие Луки, в 1581 году Псков. Использование противником зажигательных снарядов подобного типа вызвало гневные протесты царя Ивана VI, назвавшего «лютым зверством» применение каленых ядер для обстрела русских городов. Однако новинка прижилась на Руси и вскоре московские мастера начали лить «огненные пищали» для стрельбы точно такими же ядрами.

В середине XV века были изобретены гаубицы, и специально для этих орудий был созданы разрывные ядра, которые в зависимости от веса делились на бомбы (снаряд весом более 1 пуда) и гранаты.[4]

Бомбы (гранаты) предназначались для стрельбы по расположенным на открытом пространстве целям и по оборонительным сооружениям. В результате разрыва такого снаряда образовывалось более двадцати осколков. Особенный эффект достигался при ведении стрельбы по орудиям противника из крупнокалиберных мортир на расстояние 350-450 метров.

Бомба (граната) представляла собой пустотелое ядро, начинённое порохом, с деревянной дистанционной трубкой, также начинённой порохом и вставлявшееся в отверстие («очко»). Вокруг отверстия были две скобы («уши»), за которые бомбу поднимали особыми крючками при заряжении и вставляли в ствол дистанционной трубкой вверх. Перед выстрелом сначала зажигалась запальная трубка бомбы, а затем затравочный порох для производства собственно выстрела. Такой способ назывался «в два огня». При выстреле гранатой трубка воспламенялась от пороховых газов, этот способ получил название «в один огонь». В начале XVII века практически каждый пятый снаряд не разрывался из-за несовершенства зажигательных трубок.

С принятием на вооружение в 1627 году усовершенствованных бомб (гранат) разработаны и в 1629 году утверждены «Правила навесной стрельбы бомбами и гранатами». На снабжение артиллерии Русского Войска приняты бомбы для мортир калибром 1 пуд (196 мм), 2 пуда (245 мм.), 3 пуда (273 мм) и 5 пудов (333 мм) и гранаты калибром ¼ пуда (120 мм) – для четвертьпудовой гаубицы и 12-фунтовой пушки, ½ пуда (152 мм) – полупудовой гаубицы и 24-фунтовой пушки.

Третий Рим. Оружие Русского Войска в XVII веке. Часть IV. Артиллерия

Граната, бомба и картечная граната XVII-XIX веков в разрезе

Для поражения живой силы широко применялся «дроб» (рубленные куски металла («дроб железный сеченный»), камни, кузнечный шлак), который засыпалась в канал ствола поверх заряда и закреплялась пыжом. В XVI веке широкое распространение получил артиллерийский снаряд с картечью (польск. kartecza, kartacz, от итал. cartoccio – свёрток, патрон), когда для предотвращения порчи ствола, «дроб» стали предварительно засыпать в мешочек. Первоначально картечь изготавливалась из специально рубленного свинца, позже для улучшения аэродинамических свойств куски свинца обкатывались, а через некоторое время для изготовления картечи начали использовать круглые сферические чугунные или свинцовые пули калибром от 13 до 37 мм.

В 1625 году на снабжение Русского Войска приняты картечные снаряды, представляющие из себя мешки, по своим размерам соответствующие калибру орудия: 95-мм картечь (для 6-фунтовой пушки) – 4 кг, 60 пуль диаметром 23 мм; 120-мм картечь (для четвертьпудовой гаубицы и 12-фунтовой пушки) дальняя – 6,7 кг, 60 пуль диаметром 30 мм и ближняя – 8 кг, 150 пуль диаметром 24 мм; 152-мм картечь (для полпудовой гаубицы и 24-фунтовой пушки) дальняя – 10,9 кг, 48 пуль диаметром 37 мм и ближняя – 11,2 кг, 94 пули диаметром 30 мм.

Введение единой шкалы калибров артиллерийских боеприпасов позволило заблаговременно создавать запасы ядер, картечи, бомб (гранат) и «огненных ядер», а использование шаблонов («кружал») – добиться от разных производителей изготовления «огнеприпасов» установленных калибров.

4. Примечания:

[1] Андрей Чохов (около 1545-1629) – русский пушечный и колокольный мастер, литейщик. Более 40 лет работал в Москве на Пушечном дворе, где создал большое количество (по документам известно более 20 единиц) тяжёлых орудий, в том числе Царь-пушку (1586 год). Первые датированные работы Андрея Чохова относятся к 1568 году, последние – к 1629 году. Родился Андрей Чохов около 1545 года. Совсем юным поступил в учение к известному пушечному мастеру Кашпиру Ганусову. Среди учеников Ганусова лишь Андрей Чохов сумел выдвинуться из массы учеников, выполнявших обычную работу. С 1590 года Чохов занимает уже ведущее положение среди московских литейщиков и льёт пушки. Андрей Чохов имел много учеников, некоторые из них впоследствии сами стали известными пушечными и колокольными мастерами-литейцами: Проня Фёдоров, Кондратий Михайлов, Григорий Наумов, Алексей Никифоров и другие. Умер Мастер Андрей Чохов в 1629 году.

[2] Массовое производство «огненных ядер» было налажено русскими мастерами в середине XVI веке накануне Ливонской войны. Существовали разные способы изготовления зажигательных снарядов. Первый способ достаточно прост: каменное ядро перед выстрелом покрывалось горючим составом, приготовленным из смолы и серы, а затем выстреливалось из орудия. Впоследствии технология изготовления такого рода снарядов усложнилась: полое металлическое ядро, заполненное горючими веществами, помещалось в мешок, оплетавшийся веревками, затем он осмаливался, погружался в растопленную серу, снова оплетался и снова осмаливался, а потом использовался для зажигательной стрельбы. Иногда в такое ядро вставлялись обрезки ружейных стволов, заряженные пулями для устрашения неприятеля, решившего тушить начавшийся пожар.

[3] При подготовке выстрела пороховой заряд закрывался деревянным пыжом, обмазанным слоем глины в палец толщиной, а затем специальными щипцами в канал ствола опускалось раскаленное на жаровне железное ядро.

[4] Разрывные ядра (бомбы или гранаты) отливали из литейного чугуна обладающего хорошей текучестью для заливки и достаточной хрупкостью чтобы дать достаточное количество осколков при взрыве порохового заряда в каморе. Граната имела такую форму, чтобы при всех положениях запальное очко всегда было сверху и при падении гранаты на грунт горящий запал всегда находился сверху и не потух. Для этого корпус гранаты имел разную толщину стенок в нижней и верхней части. Иногда камору делали в виде усечённой сферы при этом боковые стенки имели одинаковую толщину, т.е. камора располагалась по центру, некоторые гранаты имели сферическую камору, но в этом она располагалась не по центру корпуса, а смещалась в сторону очка за счёт чего достигалась разнотолщинность стенок корпуса гранаты. Но во всех случаях сторона противоположная очку всегда была тяжелее. Теперь перейдём к технологии изготовления. На первом этапе из формовочной смеси (песок, глина, органическая связка) формовался и спекался стержень. По своей форме и размеру он соответствует форме каморы и очка будущей гранаты. Затем из формовочной смеси в формовочном ящике изготавливалась форма для нижней половины корпуса гранаты в виде сферического углубления с отверстием в центре для последующей установки в него стержня. Диаметр сферического углубления соответствовал наружному диаметру корпуса гранаты. Затем изготавливалась форма для верхней полусферы с коническим заливочным отверстием в центре для последующей заливки через него расплава чугуна. После того как обе половинки спекались в нижнюю устанавливали стержень и накрывали верхней половинкой. Главное точно их собрать. Затем два формовочных ящика с половинки для обеспечения герметичности скреплялись. После этого через заливочную горловину, а собранную форму заливался расплавленный чугун. После его остывания формовочные ящики снимали, а песчаную форму разбивали. Формовочный стержень из корпуса граны просто выковыривали металлическим крючком, и он высыпался наружу. Оставшийся литник спиливался ножовкой, а место зачищалось напильником.

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
TungstenChugaysterГвардии-полковникNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Chugayster
Chugayster

Благодарю за продолжение таймлайна: 1. Традицию давать орудиям имена можно и оставить. По крайне мере для однотипных орудий, отличающихся особой мощью. 2. «образца 1600 года» Вряд ли будут так именовать. Скорее, «образца 7108 года». 3. Откуда брались орудия при увеличении их числа в военное время? За счёт нестандартных? 4. «Разрядом 1620 года в войсковом наряде было положено иметь четыре войсковые (батарейные) пушкарские сотни по восемь орудий в каждом.» 8-орудийные батарии будут плохо управляемые. Недаром в итоге в РИ в основном перешли к 4-орудийным батареям. 5. «В воеводском полку должно было состоять тридцать две полевые пушки. Всего в войсковом наряде должно было состоять 384 орудия.» 384 войсковых орудия — это на всё войско? 6. «16-фунтовыми пищалями «Змея большая» и 10-фунтовыми пищалями «Змея маленькая» недостаточна, в тоже время 15-фунтовые пищали «Змееноша»» В таких названиях есть какая-то красота и чёрный юмор. Не удивлюсь, если в этой АИ военные будут в обиходе называть 6-фугтовую полковую пушку «Змеёныш», а 120-фунтовую полевую «Змея» 7. «Производство 12-фунтовых пушек было организовано на Московском пушечном дворе, Тульском, Каширском и Олонецком орудийных заводах. Всего в 1625-1635 годах было произведено до 600 орудий. С поступление в полковые пушкарские сотни 6-фунтовых пушек, 3-фунтовые легкие пушки передавались в конные пушкарские сотни, а орудия… Подробнее »

Tungsten

Отличный материал , коллега , но … Бомба (граната) представляла собой пустотелое ядро, начинённое порохом, с деревянной дистанционной трубкой, также начинённой порохом и вставлявшееся в отверстие («очко»). Вокруг отверстия были две скобы («уши»), за которые бомбу поднимали особыми крючками при заряжении и вставляласьи в ствол дистанционной трубкой вниз. При выстреле трубка воспламенялась от пороховых газов. Вот тут у Вас серьёзная ошибка — бомбы как раз заряжались запалом вверх , к дульному срезу . Так как внизу пыж и никакого воспламенения от метательного заряда не могло быть . Этот способ стрельбы так и назывался — «в два огня» , т.е. сначала зажигалась запальна трубка бомбы , а затем затравочный порох для производства собственно выстрела . Изначально стрелять бомбами и гранатами могли только мортиры , огонь из них был же и наиболее действенным : во-первых , необходимо установить бомбу очком к дульному срезу ( как Вы себе представляете заряжание бомбы очком к пыжу , если ушки как раз в «верхней» части , вокруг запала ? ) и вручную зажечь его , что в случае длинного ствола относительно небольшого калибра малореально . Во-вторых , ядро ( в том числе и бомба ) беспорядочно кувыркается в полёте и ударившись о землю под небольшим углом… Подробнее »

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить