Выбор редакции

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

17
7

Третий Рим

Доброго времени суток, дорогие друзья!

Продолжаю публиковать материалы альтернативы «Третий Рим». По рекомендации коллег для обоснования реформ государственного и земского управления, а также для восприятия действительности XVII в альтернативном варианте истории России подготовлена статья «Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке» в текстуальной части (книге) выделена в приложения. Статья имеет справочный характер и большой объем информации, в том числе из реальной истории.

Статья включает три части:

  1. Образование в Русском Царстве в XVII веке
  2. Искусство в Русском Царстве в XVII веке
  3. Русская архитектура XVII века

В первой части изложена история создания учебных заведений в России в XVII веке. Ряд событий, происходят в более ранний срок, что обусловлено происходящими в альтернативном варианте изменениями. При этом события, которые не происходят в связи с альтернативным ходом истории исключены из изложения событий, а внесенные изменения выделены темно-синим цветом. С нетерпением жду Ваших комментариев и рекомендаций.

I. Образование в Русском Царстве в XVII веке

Содержание:

Реформы государственного и земского управления, развитие экономики и финансов русского государства настоятельно требовали наличия подготовленных специалистов, которых в Русском Царстве катастрофически недоставало. Направление для обучения в Европу наиболее талантливых и образованных молодых людей различных сословий не могло удовлетворить потребностей. Кроме того, происходившие в Европе Тридцатилетняя война (1618-1648) и гражданские войны в Британии (1642-1660) создавали угрозу жизни и здоровью русским подданным, обучающимся в университетах Германии и Англии.

Русское правительство осознавало необходимость обучения специалистов в своем Отечестве. С этой целью по инициативе царя Дмитрия Михайловича при государственной поддержке создается первое в России высшее учебное заведение, получившее название Славяно-греко-латинская академия. В последующем аналогичные высшие учебные заведения были созданы в Новгороде (Новгородск-Софийское училище в 1627 году, с 1641 года – Новгородская академия), Киеве (Киево-Братская академия в 1632 году, с 1647 года – Киево-Могилянская академия), Санкт-Петербурге (Александро-Невская академия в 1657 году). При этом, несмотря на государственное финансирование, академии обладали самостоятельностью в определении содержания обучения и имели самоуправление, определенное уставом высшего учебного заведения («Академической привилегией»).

При поддержке государства в XVII веке в России во многом числе создавались училища, обучающие ремеслам: оружейные, литейные, корабельные, аптекарское и горное училища. К середине века количество ремесленных училищ превысело тридцать.

Преобразования в государственном аппарате и Русском Войске потребовали большого количества государевых (земских) и служилых людей, умеющих читать и писать, обладающих элементарными знаниями в арифметике. Труднейшую задачу по народному просвещению на себя также взяла Русская Православная Церковь. Тысячи представителей как дворянского и купеческого сословия, так и стрелецких, посадских и крестьянских детей получали начальное образование в церковно приходских школах.

Славяно-греко-латинская академия

Славяно-греко-латинская академия (греч. Σλαβοελληνολατινική Ακαδημία, лат. Academia Slavo-Graeco-Latina) учреждена в 1625 году и дала начало всему высшему образованию в России. Целью создания академии была подготовка образованных людей для государственной и земской службы. Из стен академии вышли выдающиеся деятели науки, государства, дипломатии, церкви, искусства и культуры, самый известный из которых основатель Московского университета Михаил Ломоносов. Академия исторически была сформирована как всесословное высшее образовательное учреждение, в котором обучались представители аристократии, дворянства, духовенства, купечества, а также посадские и даже крестьяеские дети. Первоначально студентов Академии насчитывалось около 100, в середине XVII века – 600, а в начале XVIII века – 1600.

Первым документом Академии была «Академическая привилегия», переданная на учреждение царю Дмитрию Михайловичу в 1624 году, в которой устанавливался статус Академии, равный статусам западноевропейских университетов. В основу создания академии были положены открытая ещё в 1558году Типографская и созданная в 1615 году Богоявленская школы. Первыми преподавателями начавшей создаваться академии стали двое греческих учёных-монахов Константин Лемносский и Марк Антиохийский, прибывшие в 1620 году в Москву с рекомендательной грамотой от Патриарха Константинопольского. Обладавшие энциклопедическими знаниями, доктора Коттонианской академии в Падуе, проповедники и мыслители, они приложили все свои силы к организации первого на Руси высшего учебного заведения. Начав в 1625 году занятия в древнем московском Богоявленском монастыре, они стали обучать поначалу лишь греческому языку, затем расширили программу, введя в неё риторику. В последующем в академии преподавали педагог и поэт, выпускник Киево-Могилянской академии Симеон Полоцкий, Сильвестр Медведев, Палладиемй Роговский. После преобразований в академии стали изучать латинский язык, современные европейские языки, философию. Среди первых студентов были русские (великорусы, малорусы, белорусы), сербы, македонцы и болгары.

В начале своего существования академия находилась в совместном государственном и церковном управлении (как многие классические европейские университеты того времени) и готовила, главным образом, высших государственных руководителей и дипломатов, преподавателей и профессоров, переводчиков, священнослужителей не только для России, но и для других славянских стран. Поэтому академия и получила название славяно-греко-латинской.

В первое время преподавание в академии носило схоластический характер. Преподавали грамматику, пиитику, риторику, логику и физику на латинском и греческом языках, но первостепенное значение уделялось изучению греческого языка и культуры. Прохождение курса было рассчитано на 12 лет. Обучение было разделено на восемь классов или, как в то время говорили, на восемь «школ», которые включали в себя четыре низших класса: «фара», «инфирма», «грамматика», «синтаксима», два средних: «пиитика» и «риторика», два высших: «философия» и «богословие». Обучение велось круглый год.

В низших классах шло обучение славянскому и латинскому языкам, арифметике, истории, географии, катехизису. По истечении четырёх лет ученики свободно читали и писали по-латыни. В средних классах они продолжали учить латинский язык, чтобы через два года говорить на нём, и осваивали стихосложение, литературное сочинение, красноречие и богословие. Отдельный предмет в Академии составляла поэзия.

Многие учащиеся не доучивались до старших классов, а уходили с первого года обучения в другие школы – математические, инженерные, медицинские, так как хорошо владели иностранными языками. Учеников из бедных слоёв населения отсылали за границу, чтобы «учитися языкам турецкому, арабскому и персидскому» и для «наук литературных», которые изучали во Франции. Академия стала известна в Европе, а не только в России. Выпускникам академии предоставлялось право обучения за границей с выплатой им двойного жалования. Они направлялись в Гёттинген (Германия), Кембриджский и Оксфордский университеты (Англия).

В 1685-1687 годах на специально прирезанном к монастырю участке построено трёхэтажное здание Коллегиума – специального здания для Академии. В 1687 году ученики академии переместились в двухэтажные палаты, выстроенные на территории Заиконоспасского монастыря.

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

Собор Заиконоспасского монастыря

Киево-Могилянская академия

В 1615 году Киевская братская школа получила помещение от шляхтянки Галшки Гулевичивны. Некоторые учителя Львовской и Луцкой братских школ переехали преподавать в Киев. В сентябре 1632 года Киевская братская и Лаврская школы объединились в Киево-Братскую коллегию. В результате реформы, проведённой митрополитом Киевским, Галицким и всея Малой Руси Петром Могилой (1597-1647), Киево-Братская коллегия преобразована в академию, учебное заведение, ориентированное на западноевропейскую систему образования. Спустя 20 лет со дня его смерти Петра Могилы в 1667 году в память его выдающихся заслуг академия получила название «Могилянской».

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

Митрополит Пётр Могила

Начальствующими лицами были: ректор, префект (инспектор и эконом), суперинтендант (надзиратель за благочинием воспитанников). Преподавателей вначале готовили в университетах Европы, но вскоре академия стала готовилать их сама. Число преподавателей к концу XVII века достигло 20.

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

Киево-Братский Богоявленский монастырь

Обучение в академии было открытым для всех сословий общества. Учебный год начинался с 1 сентября, но хотя желающих принимали и в разгар учебного года. После собеседования с префектом они начинали обучение в академии. В 1642 году число учащихся доходило до 1234 человек.

В академии изучались церковнославянский, русский, греческий, польский языки, а основным языком обучения был латинский. Введены языки немецкий (1638) и французский (1653). Студенты воспитывались в православии. Изучалась отечественная и мировая история, литература, поэзия, философия. С целью изучения христианских первоисточников было введено изучение еврейского диалекта арамейского языка. Изучались естественная история, география, математика; некоторое время преподавались также архитектура и живопись, высшее красноречие, сельская и домашняя экономия, медицина и риторика. Здесь также преподавались элементарная теория музыки (по западному образцу) и пение, катехизис, арифметика, риторика, богословие. Богословие с 1759 года преподавалось по системе Феофана Прокоповича, риторика – по руководству к красноречию Ломоносова, остальные предметы – по иностранным руководствам. Воспитанники каждую субботу упражнялись в диспутах.

В XVII веке Киево-Могилянская академия имела 8 классов, делившихся на младшее (4 класса), среднее (2 класса) и старшее (2 класса). Предметы делились на так называемые ординарные и неординарные классы. К ординарным принадлежали: аналогия, или фара, инфима, грамматика, синтаксисма, поэтика (пиитика), риторика, философия и богословие. В неординарных классах преподавались греческий, польский, немецкий, французский, иврит и русский языки, история, география, математика (курсы включали алгебру, геометрию, оптику, диоптрику, физику, гидростатику, гидравлику, архитектуру, механику, математическую хронологию), музыка, нотное пение, рисование, красноречие, медицина, сельская и домашняя экономика.

С 1751 года в академии начали преподавать русский язык и поэзию. В XVIII веке в Киево-Могилянской академии всего изучалось около 30 учебных дисциплин. В академии происходили регулярные поэтические соревнования по декламации стихов известных поэтов, а также собственных стихов. Наиболее искусных стихотворцев чествовали лавровыми венками и присваивали звание лауреата.

Студенты могли учиться более 8 лет, учитывая то, что академия была высшей школой, без возрастного ограничения. Студентов не наказывали и не отчисляли за учёбу, учитывалось их тяжёлое материальное положение и болезни. Предоставлялась возможность оставаться на второй, и даже, третий год в том же классе.

Митрополит Пётр Могила обеспечивал преподавателей и неимущих студентов средствами для существования и обучения. При нём было выстроено новое каменное помещение под школу. Оно существует и сегодня на территории Киево-Могилянской академии и известно, как Трапезная или Святодуховская церковь. Умирая, Петр Могила завещал академии большие средства и библиотеку, содержащую 2131 книгу, дома и дворовые постройки на Подоле[1].

Киевская академия обладала уникальной библиотекой, насчитывавшей более 10 000 книг. Она комплектовалась на протяжении двух веков. Она была заложена ещё в Братской школе. Сложилась традиция дарить Академии книги. Библиотека пополнялась также за счёт покупок и поступлений от типографий России. Имелись книги, изданные в Амстердаме, Гамбурге, Галле, Берлине, Братиславе, Данциге, Варшаве, Лондоне, Париже, Риме, Болонье и других местах. Кроме печатных книг, в библиотеке сохранялись многочисленные рукописи – хроники, летописи, воспоминания, дневники, а также лекции профессоров, конспекты студентов, документы минувших веков и текущая документация, значительное место занимали подписные издания.

За время существования Киево-Могилянской академии, из её стен вышло много известных выпускников. Воспитанники её становились учителями в московской Славяно-греко-латинской академии, петербургской Александро-Невской академии. Авторитет и качество образования в академии приводили сюда иностранных студентов: валахов, молдаван, сербов, боснийцев, черногорцев, болгар, греков и итальянцев. Воспитанники академии часто продолжали образование в университетах Европы, поскольку, согласно европейской традиции, преподавание проводилось на латыни.

Из числа деятелей этой академии наиболее известны: Иннокентий Гизель, Иоасаф Кроковский, Лазарь Баранович, Иоанникий Голятовский, Антоний Радзивиловский, Гавриил Домецкий, Варлаам Ясинский, Стефан Яворский, Феофилакт Лопатинский, Феофан Прокопович, святой Иннокентий Кульчинский, Гавриил Буянинский, Исаия Копинский, Захария Копыстенский, Лаврентий Зизаний, Александр Мытура и другие.

В ней работали и воспитывались многие видные общественные деятели, деятели культуры и просвещения: Епифаний Славинецкий, Иоаникий Галятовский, Иннокентий Гизель, Даниил Самойлович, Иосиф Кононович-Горбацкий. В академии учились Порфирий Зеркальников, который выполнял дипломатические поручения царя, потом сотрудничал со Епифанием Славинецким в Москве, известный будущий учёный Симеон Полоцкий (1620-1680), Карион Истомин, автор первого иллюстрированного русского «Букваря» и «Малой грамматики», Конон Зотов, автор первой русской книги по технике корабельного управления, генерал-фельдмаршал Борис Шереметев. Некоторое время в академии проучился и Михаил Ломоносов.

Академия долгое время был также важной религиозной школой, отсюда вышли такие известные христианские деятели, как Стефан Яворский, Феофан (Прокопович) и Дмитрий Ростовский. Выпускники академии были основателями ряда школ и семинарий почти во всех городах России: Смоленске, Ростове, Тобольске, Иркутске, Холмогорах, Твери, Белгороде, Суздале, Вятке, Вологде, Коломне, Рязани, Пскове, Великом Устюге, Астрахани, Костроме, Владимире на Клязьме и других городах. Учителями в этих школах преимущественно были выпускники Киевской академии. В Могилёве архиепископом, просветителем, учёным, воспитанником и ректором Киевской академии Георгием Конисским была открыта семинария, которая стала центром образования в Белоруссии.

В течение XVII и XVIII веков Киево-Могилянская академия была колыбелью культурной жизни России. Несколько поколений художников, архитекторов, музыкантов и учёных были воспитаны в ней, например, архитектор Иван Григорович-Барский, композитор Артемий Ведель, философ Григорий Сковорода и учёный Михаил Ломоносов.

Новгородская академия

В 1627 году митрополит Новгородский Киприан (Старорусенников)[2] открыл при своём архиерейском доме Новгородское греко-славянское училище (с древними языками), пригласив для руководства им греческих учёных-монахов Константина Лемносского и Марка Антиохийского, с которыми познакомился ещё в Москве. За счёт средств Софийского собора организовал строительство двухэтажного здания для училища, после чего училище получило название Новгородско-Софийского. Ученики, которых насчитывалась до 153 человек, содержались на средства митрополита, который предоставил в их распоряжение своё книжное собрание. Новгородское училище стало православным учебным заведением, основанным на святоотеческой традиции, а не предназначенным для схоластических споров. Латинский язык здесь не преподавался вовсе.

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

Собор Святой Софии в Великом Новгороде

В 1630-е годы целый ряд архиерейских школ в результате введения латинского курса обучения был преобразован в семинарии. Основой для открытия в Великом Новгороде духовной семинарии послужил указ царя Дмитрия Михайловича от 21 сентября 1638 года. Семинария была открыта стараниями архиепископа Новгородского и Великолуцкого Аффония. Документ, составленный в Монастырском приказе, видимо, при участии самого Амвросия, утвержденный Указом царя Дмитрия Михайловича от 24 мая 1640 года, гласит: «определяется ныне при Новгородском архиерейском доме семинария для обучения латинского, еллиногреческого и аще возможно и еврейского языков, начав от грамматики даже до реторики, философии и теологии…». Указом от 30 октября 1640 года архиепископ Аффоний определил открыть семинарию в ближайшем к Новгороду Антониевом монастыре. Согласно штату, деятельность Новгородской духовной семинарии была с самого начала подробно регламентирована и обеспечена в материальном отношении.

12 апреля 1641 года архиепископ Аффоний обратился с донесением к царю Петру Дмитриевичу, докладывая о своем намерении избрать для строительства «не уже семинарии, но большой Академии по примеру школ Киевских… монастырь Антония Римлянина», где «надлежит быть по штату 10-ти школам, також и библиотеке каменной для содержания книг, а для лучшего порядка и смотрения оной Академии имеет определен быть… архимандрит и ректор… по примеру Киевской и Московской Академий». Владыка также просил «по примеру Киевской… утвердить оную академию грамотою». На донесение была наложена резолюция: «на употребление монастыря Антония Римлянина для жития учителей и учеников позволяется, такоже и строение каменной новой Академии опробуется». В 1641 году семинария преобразована в Новгородскую академию. В том же году в Антониевом монастыре построили два каменных корпуса. В одном из них размещались классы, в другом жили учителя.

Первыми учениками семинарии стали 100 лучших учеников школы при архиерейском доме, которая ещё некоторое время оставалась подготовительной для семинарии. В отношении организации обучения семинария была почти точным слепком Киево-Могилянской академии. Первоначально в академии было четыре класса: аналогии, инфимы, грамматики, синтаксимы. В 1641 году появляется класс пиитики (поэтический), а в 1642 году – риторики (ораторского искусства) и рисования. В 1646 году был открыт класс философии, в 1648 году – класс богословия. В 1654 году состоялся первый выпуск.

Архиепископ Амвросий (Юшкевич) добился разрешения на передачу Новгородской академии библиотеки Феофана Прокоповича, специально для которой решил выстроить каменное здание. Однако строительство здания началось только в 1759 году и было закончено в 1780-е годы. Под библиотеку был отведён верхний этаж этого двухэтажного здания, представлявший собой «как бы одну общую большую залу в два света», в которой стояли деревянные шкафы с книгами. Это одно из первых в истории русской архитектуры зданий, специально выстроенных для библиотеки. Оно представляет собой редкий для Новгорода памятник архитектуры стиля барокко. Библиотека Новгородской духовной семинарии – одна из старейших российских библиотек. Она также включала библиотеку школы Лихудов. Большее количество книг, по данным каталога 1779 года, в середине XVIII века было только в библиотеке Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге.

Александро-Невская академия

В 1651 году при Александро-Невском монастыре по распоряжению архиепископа Новгородского Никона (1605-1681) была учреждена Славянская школа для обучения азбуке, письму, псалтири, арифметике, грамматике и толкованию евангельских блаженств. В 1655 году она была переименована в Славяно-греко-латинскую семинарию с преподаванием богословия, философии, риторики, красноречия, истории, географии, древних и новых языков. Ученики набирались из разных сословий. Количество их составляло 100 человек.

В 1657 году указом царя Алексея Петровича Славяно-греко-латинская семинария преобразована в Александро-Невскую академию. В царском указе от 18 (29) декабря 1657 года было отмечено:

«Признали Мы за благо следующее распоряжение: как просвещение и благонравие духовного чина способствует просвещению и утверждению добрых нравов и в мирских, повелеваем кроме бывших доныне академий в Москве и Киеве, учредить такую академию в Санкт-Петербурге при Александро-Невском монастыре…, снабдя всем, соответствующим званию и для преподавания потребным».

В академиях, кроме общих семинарских курсов, постановили преподавать полную систему философии и богословия, высшее красноречие, физику и языки: латинский, древнееврейский, греческий, немецкий и французский.

Третий Рим. Образование, искусство и архитектура в Русском Царстве в XVII веке (часть I)

Свято-Троицкая Александро-Невская лавра

Московское училище живописи, ваяния и зодчества

В 1630 году в целях подготовки специалистов для дворцового строения в Москосковском Кремле создано Московское дворцовое архитектурное училище при Московской дворцовой палате Дворцового приказа. Для преподавания в училище приглашены итальянские архитекторы.

В 1634 году Егором Ивановичем Маковским (1602-1686), казначеем Московской дворцовой палаты Дворцового приказа и меценатом создан творческий кружок – «натурный класс», который в 1634 году получил название «Художественный класс», расположившийся на Большой Никитской улице. В 1643 году он был преобразован в «Училище живописи и ваяния». В 1651 году в него поступил Константин Егорович Маковский (1639-1715), сын основателя училища и выдающийся русский художник второй половины XVII века.

В 1665 году к нему было присоединено Московское дворцовое архитектурное училище, после чего заведение, собственно, и стало называться Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1696 году училище было превращено в высшее учебное заведение с общеобразовательным, архитектурным и художественным отделениями. Курс обучения длился 8 лет для живописцев и скульпторов и 10 лет для архитекторов.

Ремесленные училища

Кроме высших учебных заведений в русском государстве в XVII веке во многом числе создавались училища, обучающие ремеслам. Одним из первых стало Тульское оружейное училище, созданное после перевода Быховской оружейной школы в Тулу в 1614 году. В 1615 году создано училище при Московском Пушкарском дворе. Литейные училища были основаны в Туле, Серпухове, Великом Устюге и Холмогорах.

В январе 1615 года указом царя Дмитрия Михайловича учрежден Приказ горных дел, при котором для подготовки отечественных рудознатцев создано Горное училище. В 1626-1630 годах в училище преподавал горное дело известный горный мастер англичанин Ян Булмерр, который «своим ремеслом и разумом знает и умеет находити руду золотую и серебреную, и медную, и дорогое каменье и места также знает достаточно». Булмерр со своими учениками выезжал в поисковые экспедиции. Поисковыми нарядами под его руководством выявлены многочисленные районы золотых россыпей на Урале и в Сибири.

В 1620 году при Нижегородской верфи учреждена первая в русском государстве корабельная школа. В 1627 году корабельная школа создана при Соломбальской верьфи в Архангельске, 1632 году – в Воронеже, в 1636 году – при Главном Адмиралтействе в Санкт-Петербурге.

С 1634 года при Аптекарском приказе работала Лекарская школа, в которой на протяжении 5-7 лет обучались дети стрельцов, дьяков и духовенства. Ученики собирали травы, трудились в аптеке и проходили практику в полку. Один из преподавателей школы, учёный монах Епифаний Славинецкий, в 1657 году перевёл медицинский труд Везалия «Эпитоме» (1642).

К середине XVII века количество училищ, в которых обучались мастера в ремеслах и мануфактурном производстве достигло трех десятков. Государство через приказы, в ведении которых находились ремесленные школы и училища, финансировало развитие ремесленного образования, что способствовало улучшению качества продукции, производимой русскими мастерскими и мануфактурами. Ежегодно училища давали русской промышленности до тысячи подготовленных мастеров в ремеслах и мануфактурном производстве.

Примечания:

[1] Митрополит Петр (в миру Пётр Симеонович Могила или Петру Мовилэ, рум. Petru Movilă; 31 декабря 1596 года (10 января 1597 года), Сучава, Молдавское княжество – 1 (11) января 1647 года, Киев) – епископ Константинопольской православной церкви, Митрополит Киевский, Галицкий и всея Малой Руси, экзарх Константинопольского престола, сын правителя Валахии (позже Молдавии) и представитель древнего валахского боярского рода Мовилэ. Благодаря трудам Петра Могилы возобновилась православная жизнь в древних киевских храмах, включая Софийский собор. При его участии был основан крупнейший центр просвещения – Киево-Могилянская академия.

Отец его Симеон Мовилэ был сперва господарём Валахии (1601-1607), потом Молдавии (1607-1609). В 1612 году Мовилам после поражения их Кантемиром Мурзой, занявшим господарство, пришлось бежать в Речь Посполитую, где у них были сильные и богатые родственники: племянница Симеона, Раина Могилянка, была женой Михаила Вишневецкого, которому принадлежала почти вся левобережная Украина. Здесь же фамилия Мовилэ трансформировалась в Могилу. Во Львовской братской школе Пётр получил образование в православном духе. Завершил своё образование путешествием за границу, где слушал лекции в разных университетах. В совершенстве овладел латинским языком. Сначала был военным, участвовал в Хотинской битве, но, вероятно, под влиянием киевского митрополита Иова Борецкого, решил принять духовный сан.

В 1627 году был избран архимандритом Киево-Печерской лавры, который прямо подчинялся патриарху Константинопольскому, но не митрополиту Киевскому, и носил титул «великого архимандрита». Митрополит Иов, умирая, оставил Петру свою библиотеку и назначил его душеприказчиком. Во время архимандритства Петра определилась вражда между ним и преемником Иова Борецкого на митрополичьей кафедре – Исайей Копинским. Этим противостоянием, возможно, было обусловлено то, что Пётр взялся за основание нового православного просветительского центра в Киеве, невзирая на уже существующее Киевское братское училище.

В 1632 году Могила был представителем части киевлян на сейме в Варшаве при избрании польского короля Владислава IV. В апреле 1632 года скончался король Сигизмунд III. Согласно польским обычаям, по смерти короля собирался сначала Сейм, называемый «Конвокацийный», на котором делался обзор предыдущего царствования и подавались разные мнения об улучшении порядка, а затем собирался Сейм «Элекцийный» – для избрания нового короля. Первый Сейм состоялся в Кракове, куда приглашены были все чины – духовные и светские. Митрополит Киевский Исаия (Копинский), обремененный немощами и старостью, не мог отправиться сам и, по совету всего киевского духовенства, отправил на Сейм в качестве своего представителя архимандрита Петра (Могилу). Со стороны митрополита Исаии это был лучший выбор для участия православной делегации в Сейме. Благодаря стараниям Петра Могилы король впервые признал легитимным существование в Киеве четырёх православных епархий и митрополии. Несмотря на все протесты католического и униатского духовенства православные получили от короля Владислава диплом, которым подтверждалось свободное исповедание веры, совершение Таинств, разрешение реставрировать церкви и строить новые, создавать при церквах и монастырях братства, богадельни, школы, семинарии и типографии. Повелено было Сеймом все споры и распри прекратить, все приговоры прежних Сеймов против православных уничтожить и впредь жить всем в покое без притеснений друг друга. В силу этой привилегии подтверждено было право православному духовенству, дворянству и всему народу православному в Литве и Польше избирать себе православного Митрополита и посвящаться ему от Константинопольского Патриарха. Все киевские монастыри были переданы в ведение православного Киевского митрополита. Эти постановления, несмотря на протесты униатов, утверждены были королем и Сеймом 1 ноября 1632 года.

Добиться данного положения и выйти победителем в этой неравной борьбе мог только Пётр Могила – княжич по происхождению, имевший мало равных себе по воспитанию, выдающийся, тонкий дипломат, образец в вере и по ревности к Святому Православию. Тогда же утвердили Могилу киевским митрополитом, с сохранением лаврского архимандритства. Смещение митрополита Исаии было узаконено церковно тем, что патриарх Константинопольский Кирилл (Лукарь) прислал избранному владыке Петру архипастырское благословение на митрополию. Однако среди православных оставались и сторонники удалённого митрополита Исаии, которые винили Петра в личном честолюбии. Поэтому Пётр устроил свою хиротонию не в Киеве, а во Львове. Здесь на Фоминой неделе 28 апреля 1633 года Пётр на собрании своих приверженцев объявил себя митрополитом. Рукоположение Петра возглавил епископ Львовский, пользуясь полномочиями экзарха патриарха Константинопольского Иеремии Тиссаровского. Затем новопоставленный митрополит отправился в Киев, где его при въезде встретили двумя панегириками – от лаврской братии и братской школы. В панегириках восхваляли знатное происхождение Петра Могилы, его отречение от мира, его покровительство наукам и особенно его последние заслуги для Церкви. Однако по въезде в Киев ему пришлось запрещать и низлагать священников, стоявших за Исаию, а самого бывшего митрополита насильно перевезти в Лавру. По приказу Петра Могилы престарелого и больного Исаию Копинского ночью схватили в Киево-Михайловском монастыре, где он настоятельствовал, и в одной власянице, перебросивши через коня, «как какой-нибудь мешок», перевезли в Киево-Печерскую обитель. Однако Исаия скоро освободился или был освобожден из Лавры, дав, вероятно, обещание Могиле жить спокойно и не действовать против него. [в альтернативном варианте истории представленные события происходили иначе, но здесь и далее для понимания личности Петра Могилы приведены полностью]

Особенное внимание обратил Могила на Киево-братскую школу, ныне называемую Могилянской. В 1632 году Киевскую братскую школу объединили со школой Киево-Печерской лавры. После объединения школы были реорганизованы в высшее учебное заведение – Киево-Могилянскую коллегию, которая с 1701 года была переименована в академию. Киево-Могилянская коллегия стала первым высшим учебным заведением на восточнославянских землях. Чтобы противостать современной римо-католической учёности на том же уровне, митрополит Петр позаимствовал весь строй новой школы с латино-польских образцов, которые таким образом привил в южнорусской православной среде. Впоследствии митрополит завёл ещё и низшее училище в Виннице. Пётр хотел устроить отделение своей школы и в Москве. И в 1634 году такое отделение его школы, где монахи Киево-Братского монастыря обучали юношество Москвы, было создано.

По согласию польского короля при Могиле Православной церкви были возвращены монастыри и храмы, в том числе Софийский собор и Выдубецкий монастырь. Он восстановил и устроил старинную церковь Спаса на Берестове, а также Трёхсвятительскую церковь, которую отдал Братскому монастырю. В 1635 году были раскопаны и очищены от развалин остатки Десятинной церкви.

При владыке Петре была прославлена праведная Иулиания, княжна Ольшанская. Прилагал усилия к общецерковному прославлению Печерских святых, при нём был составлен Патерик Печерский.

Большое внимание обращал на издание церковных книг, причём требовал, чтобы никакие книги не печатались без сличения их с греческими подлинниками. В бытность свою митрополитом Могила издал следующие книги: Евангелие Учительное, поучения на праздничные и воскресные дни константинопольского патриарха Каллиста (1637; в 1616 году это Евангелие в первый раз было издано на русском языке); Анфологион, сиречь молитвы и поучения душеполезные в душевную пользу сцудеев (1636); Евхологион альбо молитвослов (или Требник Петра Могилы; 1646). Приготовил совместно со своими сотрудниками Исаией Козловским и Сильвестром Коссовым катехизис на латинском языке (в переводе впоследствии изданный под названием «Православное исповедание кафолической и апостольской церкви восточной»), подвергшийся обсуждению на Киевском соборе 1640 года и одобренный с поправками на соборе в Яссах в 1642 году. «Исповедание» в греческом переводе было разослано для проверки и одобрения восточным патриархам; напечатано только в 1662 году в Амстердаме, на греческом языке. Ради крайней нужды в подобной книге Могилой было издано «Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан» (1645). Для изданной Могилой книги Афанасия Кальнофойского «Τερατουργήμα» (1638) сам Могила доставил рассказы о чудесах печерских. Принимал большое участие в составлении резко-полемического сочинения «Λίθος», выпущенного им в 1644 году на польском языке под заглавием «Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой Православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом (православным пастырем) на сокрушение лживотемной Перспективы… Кассиана Саковича». Это была апологетика Православной церкви против нападений униатов и римокатоликов, а отчасти и её литургика с объяснением её богослужения, таинств и обрядов, её постов, праздников, устройства храмов и прочее. В Москве книга эта под названием «Камень» в славянском переводе списана была в 1652 году.

Пётр не ограничился признанием на Варшавском сейме 1635 года полного равенства Православной и униатской церквей в Речи Посполитой. Он стремился покончить с униатской церковью как с неканоничной. Есть у святителя в дневнике запись о событии, показавшем безблагодатность униатской церкви. Святитель Петр записал, что однажды, во время службы, совершаемой униатским митрополитом Ипатием Поцеем, вино, вместо того, чтобы претвориться в Кровь Христову, превратилось в обычную воду. Позднее Владыка вступил в религиозную полемику и борьбу с противниками отеческой веры и Православной церкви. Он написал и издал несколько религиозно-полемических книг, которые долго созревали и вынашивались. Есть основание предположить, что их появлению, как и созданию других трудов, способствовало и голосеевское уединение – маленький скит, построенный Святителем в окрестностях Киева, спустя четыре года после возведения в сан Печерского архимандрита (Голосеевская пустынь). Однако деятельность Петра Могилы всегда вызывала много вопросов и неоднозначных толкований: с одной стороны, он социально легализовал Православие на Украине и в Белоруссии, с другой – многие его нововведения рассматриваются как результат влияния Римо-Католической церкви и западной культуры. С одной стороны, Пётр Могила, кажется, был готов идти на уступки, но с другой – был непреклонен в области сохранения православного обряда и развития церковной «инфраструктуры» (его усилиями был перестроен Софийский собор в Киеве, многие храмы Киево-Печерской лавры, восстановлена Десятинная церковь).

Московский митрополит Макарий Булгаков в «Истории Русской Церкви» писал: «Имя Петра Могилы – одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви и даже всей Церкви Восточной, – превосходил своим просвещением, еще более – своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви. Для своей Малорусской церкви он оказал величайшую услугу тем, что отстоял перед королем Владиславом IV главнейшие ее права, поруганные латинянами и униатами и мужественно защищал ее в продолжение всего архипастырского служения; восстановил в ней многое, прежде ниспровергнутое или разрушенное врагами и положил в ней начало для лучшего порядка вещей. Всей Русской Церкви оказал великую услугу основанием и обеспечением своей коллегии, послужившей первым рассадником и образцом для духовно-учебных заведений в России. Всей православной Восточной церкви – тем, что заботился составить „Православное Исповедание“, принятое и одобренное всеми ее первосвятителями и доселе остающееся ее символическою книгою».

В 1646 году Пётр Могила созвал «метрополитанский собор», который впервые в истории православной церкви принял решение о ведении священниками метрических книг. Но после его смерти практика ведения таких книг, едва начавшись, завершилась. Кроме того, Митрополитом Петром были задуманы две колоссальные работы: «Жития святых» и исправление славянского текста Библии. Это его заботами монах Киевского Кирилловского монастыря Димитрий (в миру Данило Туптало) – впоследствии святитель Димитрий Ростовский, создал первый в Русской православной церкви свод Житий Святых.

Святитель Пётр внезапно умер в последнюю ночь 1646 года на новый, 1647 год, то есть 1 января 1647 года, в полном расцвете сил. Тело святителя Петра было перенесено из Киево-Печерской лавры в Софийский собор. 9(22) марта останки митрополита, не подвергшиеся во все эти месяцы тлению, были преданы земле на указанном им самим месте – в Великой Печерской (Успенской) соборной церкви возле левого клироса.

[2] Митрополит Киприан (Старорусенников; вторая половина XVI века, Старая Русса – 17 декабря 1634) – епископ Русской церкви; митрополит Великоновгородский и Великолуцкий (с 1626 года), дипломат. Уроженец Старой Руссы. Был архимандритом новгородского Спасского Хутынского монастыря. Когда Новгород был взят шведами под начальством Делагарди, Киприан, по поручению митрополита Исидора и князя Ивана Никитича Одоевского, ездил в Швецию просить, согласно договору, королевича Филиппа «на Ноугородцкое царство». Там его подвергли пыткам, желая «выведать государственные тайны о России», и продержали в заключении до 1613 года. Приехав в Москву в 1614 году, объяснил царю причины своего посольства в Швецию, просил помощи верному Новгороду. 8 сентября 1620 года был хиротонисан во епископа Сибирского и Тобольского с возведением в сан архиепископа, став первым предстоятелем Тобольской епархии (1621-1624). Неусыпно заботился о прекращении беспорядков и безнравственности как среди духовенства, так и среди русских поселенцев, об обращении в православие местных язычников, об устройстве церквей и монастырей и об улучшении быта казаков. Первое время воеводы не только не поддерживали его, но даже противодействовали ему. Киприан крестил многих инородцев, устроил церкви, монастыри: Никольский мужской в Туринске (1622), и в Таре – мужской во имя Нерукотворенного образа Спаса (1624), и девичий во имя свв. Параскевы и Екатерины. 4 июня 1621 года он исходатайствовал нескольким монастырям царское жалование, земли, рыбные ловли. Заботясь о развитии земледелия, Киприан основал две слободы – Устьницынскую и Тавдинскую (1622). Положил начало Сибирской летописи, записав рассказы живых сподвижников Ермака. 15 февраля 1624 года уехал в Москву. 12 декабря 1625 года стал митрополитом Крутицким. В 1626 году составил канон и стихиры в честь Ризы Господней. 26 октября 1626 года был переведён в Новгород. Считается одним из вероятных составителей «Сказания о Словене и Русе и городе Словенске». Скончался 17 декабря 1634 года, будучи митрополитом Новгородским. Погребён в Корсунской паперти Софийского собора.

 

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
Гвардии-полковникlloidLKChugaysterNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Chugayster
Chugayster

1. При такой АИ странно будет выглядеть основание Московского университета только в 18 веке Ломоносовым, как и в РИ. Тут университет должен появиться уже в 17 веке, пусть даже и в конце 17 века. И в присоединенной Прибалтике тоже может повиниться университет для русификации местной элиты. 2. Кроме духовных и общеобразовательных учебных заведений, возможно и появление специализированных и сословных. Например, Горного училища, какого-нибудь Купеческого училища, дворянских учебных заведений, аптекарских. 3. Не хватает в тексте информации и о простом начальном образовании, которое тоже будет пользоваться спросом. Элементарно научиться писать, читать и считать без всякой философии и прочих иностранных языков. 4. Будет ли в данной АИ попытка подстегнуть образование дворян мерами, аналогичными в РИ Петром, например, запрет жениться и т. д? 5. В тексте про Новгородскую академию упоминается Анна Леопольдовна, но в АИ её не должно быть. 6. Не отражен вопрос о самоуправлении учебных заведений, насколько они были зависимы в этом от центральной власти. 7. Также в 17 веке возможна и реформа русского языка, как это было в РИ при Петре 1, создавшем гражданский шрифт и массово внедрившего арабские числа вместо славянской буквенной записи чисел, что пошло на пользу математике. Тем более, что в РИ гражданские буквы впервые были введены Петром Могилою.… Подробнее »

Chugayster
Chugayster

Если в 17 века к России присоединяется Прибалтика, то у властей встанет вопрос что делать с Рижской библиотекой и Домской школой.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B1%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BA%D0%B0_%D0%9B%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%B0

Можно оставить это учебное заведение, расширив его и превратив в училище, чтобы позднее в 18 в. преобразовать уже в университет.
А если просто разогнать и закрыть, то популярности русской власти это не прибавит.

lloidLK
lloidLK

Здравствуйте.
Присоединюсь к вышесказанному — в описанной ситуации крайне странно выглядит столь позднее основание университетов, и вдвойне странно выглядит закрытие академий, вместо основания на их базе — повышения их до статуса — слияния с университетами. Было бы более чем логично — Московский университет как непосредственный правопреемник СГЛА, Киевский — как преемник КМА, Новгородский и Санкт-петербургский — соответственно. В этом случае Московский университет с гордостью мог бы без всяких выдумок отсчитывать свою историю от 1625, а Киевский — от 1615 года, став тем самым, одними из старейших существующих университетов Европы. И престижно, и логично, и главное — возможно. К чему множить сущности, когда все так красиво складывается?

С уважением lLK.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить