Выбор редакции

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

13
2

О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Доброго времени суток, дорогие друзья!
Данная статья публикуется вне повествования альтернативы «Третий Рим» и посвящена гербу династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей, варианты которого с их обоснованием представляются на Ваше обсуждение. Дело в том, что при работе над данным важнейшим геральдическим символом, мною разработаны несколько его вариантов, имеющие право на существование.

 

Исторические источники

Сокол Рюрика
В ходе раскопок на Земляном городище Старой Ладоги обнаружено несколько литейных форм. На формах – фрагменты рисунков, выполненных в скандинавском орнаментальном стиле борре, который охватывает период с 840 по 980 годы.
Технология изготовления данных форм: Первоначально рисунок вырезался на камне. Потом с каменной формы снимался восковой оттиск. Он обмазывался глиной, а когда глина высыхала, ее обожигали в печи (воск при этом выгорал) и получали форму для литья. При изготовлении простых подвесок и накладок (скажем, на пояс, или на ту же конскую упряжь) могли использоваться бронза, свинец или свинцово-оловянистый сплав. Свинцовыми были и древнерусские печати, употребляемые в межкняжеских сношениях.
Глубина этой литейной формы менее пяти миллиметров. Поскольку верхняя часть литейной формы утрачена, возможен только вариант реконструкции.
В договоре 945 года Игоря с греками сказано, что русские послы раньше приносили в Царьград золотые печати, а купцы – серебряные, а впредь должны приносить ко двору византийских императоров грамоты. До этого времени грамоты писали редко: металлическая тамга вручалась послу в качестве вверительного документа, и этого было достаточно. Но с появлением на Руси христиан начались письменные времена, и печать должна была привешиваться к пергаменному документу – хартии.
Летом 2008 года в Пскове обнаружено захоронение «наместника князя Владимира». О статусе погребенного свидетельствует трапециевидная серебряная тамга – подвеска, на одной стороне которой изображен двузубец, а на другой голова сокола с ошейником и вырастающим из нее крестом. Такой же крест, только чуть правей, и над головой сокола имеется на монете конунга датского Анлафа Гутфритссона (939–941). Однако монета отпечатана около 940 года, то есть за полвека до крещения Руси.
Первая столица Дании – Роскилле (дат. Roskilde), порт на берегу Роскилле-фьорда на острове Зеландия, находящийся в 10 км западнее от Копенгагена. Ее герб известен с 1286 года: полагают, что город сохранил первую эмблему датских королей – орла, восседающего на стене. Считается, что орел как геральдическая эмблема взят из символики империи Карла Великого. На монете времен захвата Англии датскими конунгами выбит охотничий сокол, а не ворон Одина, как полагают некоторые исследователи, и не орел (об этом говорит ошейник на горле птицы, на который надевается колпачок).

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Монета датского конунга Анлафа Гутфритссона (939–941), Графство Йорк, Коппергейт, Англия. Серебро

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Дирхем Ярополка из клада на о. Готланд

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Глиняная литейная форма конца второй четверти X века

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Сокол «шестикрылич» – крыло сокола состоит из трех частей («Слово о полку Игореве»)

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Монета с изображением сокола

В 2011 году в Старой Ладоге обнаружено еще два артефакта с изображением сокола. В «Повести временных лет» говорится о том, что Рюрик был призван на княжение в Ладогу. Таким образом, изображение сокола можно признать символом основателя династии князя Рюрика.

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Геральдический знак Рюриковичей из Старой Ладоги (реконструкция)

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб Старой Ладоги

Знаки Рюриковичей
Знаки Рюриковичей – фамильные знаки, которые использовали древнерусские князья для обозначения прав собственности на те или иные предметы. Изображались на клеймах, печатях, монетах Рюриковичей. В отличие от геральдических дворянских гербов, знаки Рюриковичей принадлежали не всей семье или роду, а были личными: каждый князь имел свой собственный знак.
Первые сведения о фамильных знаках древнерусских князей относятся к середине X века. Ибн Мискавейх в рассказе о походе русов на Бердаа в 943-944 годах отмечает, что русы, принимая выкуп за пленников, оставляли свой знак в виде куска глины с печатью, с тем, чтобы бывшего пленника больше не трогали. Какой именно знак был изображён на печати – неизвестно; возможно, что это мог быть герб Игоря Рюриковича, княжившего в те годы. Неизвестно также, принадлежали ли эти русы к воинам Игоря, так как древнерусские летописи умалчивают о набеге на Бердаа.
Другое сообщение о подобного рода клеймах встречается в «Повести временных лет», где говорится о походе княгини Ольги на север: «В лето 6455 (947 год н. э.) иде Ольга Новугороду и устави по Мсте погосты и дани, и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по вьсеи земли и знамения и места и погосты». Слово «знамения» здесь указывает на знаки княжеской собственности. Русская Правда свидетельствует, что этим словом обозначался предмет, помеченный княжеским знаком. В Русской Правде находятся и другие упоминания о сфере применения княжеских эмблем: «А за княжь конь, иже тои с пятном, 3 гривны». Несомненно, под словом «пятно» следует понимать княжеское тавро (клеймо).
Письменные источники, однако, не приводят описаний княжеских эмблем. Изображения «гербов» древнерусских князей известны нам по сохранившимся монетам и печатям того времени.

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Новгородский сребреник Ярослава Мудрого XI века

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Сребреник Владимира Святославича (прорись)

Как правило, на монетах киевских князей встречаются фигуры, напоминающие перевёрнутую букву «П», к которым прибавлялись «отростки» снизу или посередине, а также точки, кресты и т. п. Одни и те же знаки могли выглядеть по-разному, в зависимости от предмета, на котором они изображались. Так, княжеские эмблемы на печатях изображались схематично, в максимально упрощённой форме, тогда как на монетах те же символы имели множество дополнительных орнаментальных элементов.
Геральдические знаки древнерусских князей дошли до нас не только в виде изображений на монетах и печатях, но и на подвесках, перстнях, оружии и т. п. По этим находкам можно не только проследить эволюцию княжеских символов Древней Руси, но и попытаться восстановить их происхождение.
Использование изображений двузубца и трезубца сближает знаки Рюриковичей со сложными царскими гербами Боспорского царства, основными элементами которых также были эти символы. На связь боспорских и древнерусских княжеских эмблем указывает преимущественное употребление именно двузубца как основы композиции «герба».
Другим моментом, сближающим эмблемы древнерусских князей с гербами боспорских царей, является наследственный характер их развития. Как уже было сказано выше, княжеские «гербы» Древней Руси были личными знаками, не передававшимися по наследству, но, как и символы Боспорского царства, имевшими единую базу в виде двузубца, к которому каждый правитель добавлял (или из которых изымал) элементы в виде разного рода «отростков», завитков и т. п.
Среди «гербов» древнерусских князей встречались и полные аналоги гербов боспорских правителей. Например, личный знак Ярослава Мудрого на поясных бляшках, найденных в Приладожье и в окрестностях Суздаля, практически полностью совпадает с изображённым на поясном наборе из Перещепинского клада Полтавской области, изготовленном в VII-VIII веках в Среднем Причерноморье. И то, и другое изображение напоминает по форме трезубец. Несмотря на сходство между геральдическими эмблемами правителей Боспорского царства и личными «гербами» древнерусских князей, говорить об их связи, как о чём-то бесспорно установленном, было бы неверно. До сего времени не обнаружено геральдических знаков эпохи, непосредственно предшествовавшей возникновению Древнерусского государства; возможно, будущие археологические находки смогут дать ответ на этот вопрос.
Подобные знаки (двузубцы и трезубцы) широко использовались на территории Хазарского каганата в качестве символов верховной власти – они являлись тамгами правящих родов. Это являлось продолжением сармато-аланской традиции использования подобных знаков, восходящей ко временам Боспорского царства. Двузубые и трезубые тамги известны в VIII-IX вв. в хазарском мире на деталях поясной гарнитуры (Подгоровский могильник), в виде граффити на каменных блоках и кирпичах крепостей (Саркел, Маяцкое, Семикаракорское, Хумаринское городища), в виде гончарных клейм на сосудах (Дмитриевский могильник). Возможно в древнерусскую среду такие знаки попали именно из Хазарии, как и титул «каган», воспринятый первыми русскими князьями.
Первый из русских геральдических трезубцев Рюриковичей принадлежит Владимиру Святославичу. Еще в XIX веке это пытались связать с крещением Владимира и культом Троицы, однако первые трезубцы Владимира относятся к языческому времени. До Владимира русские князья пользовались, двузубцами. Возможно, что, под влиянием геральдического сокола двузубец трансформировался в трезубец – символ русской княжеской династии. И свидетельством тому – серия бронзовых наконечников ножен от мечей с изображениями магического направления, на которых уже со времен Владимира сокол графически превращается в трезубец «геральдических знаков Рюриковичей». Так происходит контаминация двух разноприродных по своему происхождению знаков – хазарская и скандинавская (датская) составляющие сливаются в трезубце.
Княжеские личные знаки получили широкое распространение на территории Древнерусского государства. Печатями с их изображениями заверялись государственные документы, чеканилась монета со знаком князя, ремесленники клеймили свои изделия княжеским гербом. «Герб» князя носили княжеские тиуны и дружинники. В таком виде знаки Рюриковичей существовали до середины XII века.
В XIII веке княжеские эмблемы практически полностью вышли из употребления, что часто связывают с их эволюцией. По мнению учёных, схема эмблем упростилась настолько, что утратила способность создавать варианты, отмечающие индивидуальную принадлежность. В результате этого княжеская эмблема утратила свой личный признак и приобрела характер местной эмблемы или герба рода (семьи).

Печать князя Александра Невского
Закономерности оформления печатей диктовались общими представлениями о системе ценностей в мире привилегий и светских, и духовных феодалов. Важнейшую смысловую нагрузку несло изображение и сопровождавшая его надпись. Существовала особая система соподчинения надписи и изображения: чем выше было положение лица, владевшего печатью, тем большая роль отводилась изображению, которому и надлежало характеризовать владельца печати. Так, печати византийских и в подражание им «римских» (западноримских) императоров несли изображения государя с многочисленными и в зависимости от времени различными регалиями – мечом, щитом, скипетром, державой, троном.
Среди «ископаемых» новгородских княжеских печатей некоторые принадлежат князю Александру Ярославичу. При этом святые на печатях тезоимениты владельцу печати и его отцу, а «смысл изображения … сводится к указанию христианского имени и отчества князя, утверждающего своей печатью акт». На первой группе печатей изображены фронтально стоящие святые воины: в одной разновидности – с мечами, в другой – с копьями и надписями, воспроизводящими имена «Александр» и «Федор»; последнее имя – это христианское имя его отца. Традиция подобных изображений восходит к Византии: святые в рост в XI-XIII веках преобладали на родовых печатях аристократии, а также различных дворцовых чинов: протовестиария, великого хартулярия государственной казны, севаста, куропалата. На Руси печати такого типа появляются в 30-е годы XII века при Святославе Ольговиче, пришедшем к власти в результате восстания 1136 года и утвердившего принцип «вольности в князьях». Изображение на печати подчеркивает идею божественного освящения княжеской власти, с одной стороны, и преемственности власти от отца к сыну – с другой, что в целом было направлено против республиканских устремлений новгородцев.
Уступку последним был вынужден сделать Ярослав Всеволодович, отказавшийся от помещения на обороте печати изображения отцовского патрона. Вместо него там появился Вседержитель, восседающий на троне с поднятой в жесте благословения правой рукой и с кодексом в левой. Вседержитель (покровитель Новгорода) на печатях Ярослава Всеволодовича, княжившего в Новгороде в 1215-1216, 1223-1224, 1226-1229, 1230-1236 гг., выступает в качестве общегородского символа и свидетельствует об ограничении власти князя, упорядочении прав города, прежде всего в отношениях с князем.
Летопись сообщает о заключении новгородцев с Ярославом ряда лишь под 1228 и 1230 гг., печати заставляют предполагать, что какие-то соглашения имели место и в предшествующие его правления в Новгороде. Четыре серии его печатей отличаются и лицевыми сторонами: на двух из них поколенное изображение святого Феодора (с копьем в правой и щитом в левой руке и наоборот), на двух других – тот же Феодор Стратилат в сцене «чуда о змие», правой рукой поражающий дракона в пасть, а левой держащий меч за рукоятку. Поскольку именно на этих двух разновидностях Вседержитель имеет в руках кодекс, считаем возможным отнести их ко времени третьего и четвертого княжения Ярослава в Новгороде. Отказ от статуарного изображения святого патрона князя и замена его более сложной композицией должны была, вероятно, поднять престиж князя в противовес городу.
Юный князь, побывавший в Новгороде еще при жизни отца в качестве его наместника, должен был воспользоваться отцовской эмблематикой. Однако на его печатях Вседержителя – ни с кодексом, ни без оного – нет. На печатях первого типа – снова два патрональных святых, снабженных соответствующими надписями и на лицевой, и на оборотной сторонах. Таким образом, иконография их воспроизводила старую традицию начала XIII в., времени княжения Святослава и Константина Всеволодовичей (соответственно 1200-1205, 1208-1210 и 1205-1208 гг.), а также рубежа 10-х и 20-х годов XIII в., Святослава и Всеволода Мстиславичей (1218-1219 и 1219-1221 гг.). Нет изображения Вседержителя и на других типах печатей Александра Невского. Очевидно, он отказался от крестоцелования на «Ярославлих» грамотах, круто повернув от отцовской политики соглашения с городом к политике упрочения княжеской власти в Новгороде. Примечательно при этом, что Александр Ярославич на большей части своих печатей воспользовался более поздней традицией изображения святого патрона отца: на обороте этих типов его печати Феодор Стратилат в той же сцене «чуда о змие», однако вместо меча левой рукой он ведет под уздцы лошадь. Новое пополнение композиции за счет включения коня соответствовало и лицевой стороне печати – изображению конного всадника. К 1970 г. печати второго типа численно преобладали – их было 35 из обнаруженных к тому времени 43 экземпляров. Можно полагать, что на протяжении большей части своих двух княжений в Новгороде (1236-1240, 1240-1263) Александр пользовался печатями второго типа, а печати первого типа, обычные для XII в., относятся ко времени после фактического подчинения Новгорода монголами, т.е. последним годам княжения Невского героя (1259-1263).
Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-ДмитриевичейНа лицевой стороне печатей вырезан всадник с поднятым правой рукой мечом, двигающийся вправо, на небольшом количестве – всадник в короне. На разновидностях, возможно это святой. Настойчивое повторение темы коня на лицевой и оборотной сторонах печатей Александра Невского – светского или святого всадника на лицевой стороне и святого, спешившегося с коня для битвы с драконом, – на оборотной – заставляет внимательнее присмотреться к символике этого изображения. Исследователи давно уже усмотрели западноевропейское влияние в конных печатях Александра Невского. Фигура коронованного всадника на этих печатях носит светский характер, поскольку является символическим изображением. В этом же убеждает сравнение конных печатей Александра Невского с печатями других европейских государей Средневековья.
Начиная с XI в. по всей Европе на печатях широко распространяется изображение всадника. Государи новых политических образований, возникавших в процессе феодального дробления, для оформления своей власти широко пользовались инсигниями императорской и королевской власти (меч, щит, скипетр, держава, трон и, конечно, короны разного образца). Однако все они были недостаточны для демонстрации особенностей власти глав новых государств и укрепления их престижа. Поэтому независимые или вассально зависимые от верховной власти в лице императора и короля графы и пфальцграфы, князья и герцоги в XI-XIII вв. стремительно обзаводились символами собственной государственности. Одним из них стало изображение всадника, олицетворявшего и воинскую доблесть, и воинскую честь, и верную службу своему сюзерену, и некоторую свободу владельцев печати.
Наиболее ранние конные печати принадлежат герцогу Адальберту Лотарингскому (1037 г.), графу Ламберту фон Левену (1047 г.), маркграфу Эрнсту Австрийскому (1056-1076 гг.), графу Балдуину Фландрскому (1065 г.).
Позднее аналогичные печати стали употребляться и в других местах Центральной и Восточной Европы: конные печати имели герцог Баварский в 1125 г., сын императора Фридриха II герцог Генрих Швабский в 1216-1220 гг., великопольский князь Мешко III Старый в 1145 г., среднепоморский князь Богуслав I в 1170 и 1193 гг., граф Альтены Арнольд в 1173-1204 гг., граф Маркий Адольф I в 1213, 1226 гг., граф Гольштейн в 1233 г. В Польше XIII в. конные печати князей стали обычными: всадник влево изображен на печати поморского князя Богуслава I в 1214 г. и его преемника Казимира II, Барнима I Поморского в 1235 г., восточнопоморского Святополка Гданьского в 1228 и 1236-1242 гг., Болеслава V Стыдливого Куявского и Сандомирского в 1235-1250 гг. и Владислава Одонича Великопольского в 1223-1239 гг. и позже, в 1236 г., у Казимира, князя Куявского.
Символика конного изображения на печати особенно ясна на английских королевских печатях, тип которых сложился при Вильгельме Завоевателе (1066-1087). На лицевой стороне помещалось тронное изображение короля со всеми аксессуарами власти – державой и скипетром, на обороте – всадник. Легенда на лицевой стороне, варьировавшаяся у Вильгельма I и его преемников XII-XIII вв., обязательно включала термин «король» («гех»), будь то «англов» или «Англии»; первый вариант встречаем на печати Вильгельма II (1087-1100), Генриха I (1100-1135), Стефена (1135-1154), Генриха II (1154-1189), Ричарда I (1189-1199), второй – начиная с Иоанна I (1199-1216). На обороте всех печатей, кроме Вильгельма II (он всюду назван «королем англов»), был выбит титул «норманнского князя»; правда, у самого Вильгельма I это «hoc normanorum Wilhemum nosce patronum s(igillus)», а начиная с Генриха I – «князь норманнов», с Иоанна I и Генриха III (1216-1272) – «князь Нормандии». Таким образом, двусторонняя печать отражала и фиксировала положение английских государей – и как королей (тронная печать), и как нормандских князей (конная печать). Такая же картина и в Чехии XIII в., и в Латинской империи, после того как там утвердилась фландрская династия. У Балдуина I (1204-1205), Генриха I д’Ангре (1206-1216), Балдуина II (1240-1261) императорская тронная печать пополнилась оборотной стороной с изображением всадника с поднятым в правой руке мечом. Подобно тому как в X-XI вв. западные императоры широко использовали византийский опыт в оформлении своих печатей (сначала стоящую фигуру, затем, при Оттоне III в 997 г., трон),23 так в начале XIII в. западный мир познакомил Византию с опытом младших по чину государей – глав мелких феодальных образований, которого Византия не знала.
Именно из Латинской империи и пришла на Русь, по-видимому, иконография конных печатей. Использование ее Мстиславом Мстиславичем Удалым Галицким и Торопецким, княжившим в Новгороде в 1210-1215, 1216-1218 гг., а затем Всеволодом Юрьевичем, новгородским князем, в 1222 и 1224 гг. и, наконец, Александром Невским облегчалось контактами со странами Восточной и Центральной Европы, давно использовавшими конные печати. По-видимому, можно наметить цепочку – фландрские графы, латинские императоры из Фландрии и новгородские князья, – по которой распространялось отличное от остальных стран Европы изображение всадника с поднятым мечом.
Употребление конной печати Александром Невским подчеркивало его «ранговое» равенство с государями Западной, Центральной и Северной Европы, вводило в многочисленную семью независимых глав небольших государственных образований. Предстоит еще осмыслить причины появления светского всадника на его печатях, равно как и смены светского всадника святым. Может быть, первое связано с тем, что Александр был одним из первых русских князей, получивших при крещении христианское имя, причем имя, для каждого человека Средневековья тесно связанное со знаменитым Александром Македонским.

Герб Суздаля

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб города Суздаля – старинный, восходящий к эмблеме Ростово-Суздальской земли на Большой государственной печати царя Ивана IV Грозного 1577-1578 годов, впервые Высочайше утверждённый как герб города Суздаль в 1729 году.
В гербе в геральдическом щите, разделённом по горизонтали на две равные части – синюю (вверху) и красную (внизу) изображён сокол натуральной природной расцветки – символ красоты суздальской земли и её столицы – города Суздаля и храбрости её жителей. Сокол увенчан княжеской короной в знак того, что Суздальская земля являлась старинным русским княжеством, а город Суздаль – древней княжеской столицей.
Основной фигурой герба является сокол – символ красоты и храбрости. На голове сокола – княжеская корона. Голова птицы повёрнута к правому крылу. Серебро в геральдике – символ веры, чистоты, искренности, чистосердечности, благородства, откровенности и невинности. Золото в геральдике – символ богатства, верховенства, величия, возвышенности мыслей, достоинства. Золотая корона аллегорически показывает, что город Суздаль, первое упоминание о котором датируется 1024 годом, имеет богатейшую историю: в первой половине XII века – это центр Ростово-Суздальского княжества; с середины XIII века – впервые столица самостоятельного Суздальского княжества; в первой половине XIV века – столица Суздальско-Нижегородского княжества. Корона в гербе указывает на особое место города в истории страны, подчёркивает, что Суздаль когда-то являлся политическим и религиозным центром.

Печать стольника князя Дмитрия Михайловича Пожарского

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Князья Пожарские происходят от князей Стародубских и должны бы иметь в своей печати стародубское знамя, т.е. старый дуб. А между тем письмо свое, отправленное в 1612 г. к австрийскому императору, князь Д.М. Пожарский запечатал совсем иною печатью. В щите представлен орел или коршун, клюющий мертвую голову. Щит держат два льва, геральдически верно изображенные, над щитом корона, а внизу печати извивается дракон. Вокруг надпись: Стольник и воевода князь Дмитрей Михайловичь Пожарской Стародубской (Миклошич. Slavische Bibliothek. Wien, 1851. Bd. 1. P. 19-42. Ср.: Памятники Дипломатических сношений Московского государства с Англиею. Спб., 1883. Т. 2. С. 1406, 1422).

Выводы из исторических источников

1. Главной фигурой герба, символизирующей принадлежность к династии рюриковичей может быть геральдический (с головой, повернутой в сторону) сокол.
2. Элементом герба, свидетельствующим о принадлежности династии к мономашичам, является «шапка Мономаха».
3. Сокол также является символом князей Суздальских, от которых произошли князья Стародубские и Пожарские.
4. Главной фигурой герба, символизирующей принадлежность к династии Дмитриевичей, может быть всадник с мечом.
5. Щитодержателями герба должны стать геральдические львы.
6. Форма геральдического щита и основание герба должны соответствовать геральдической традиции XVII века (иметь сложную форму), которая впоследствии может измениться на традиционную.

Варианты герба династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

1. Сокол Рюрика и русский витязь с мечом
В данном варианте изначально на печати стольника князя Дмитрия Михайловича Пожарского для того, чтобы подчеркнуть его происхождение от Рюрика, в гербовом щите размещается изображение геральдического сокола с крестом – «сокола Рюрика».
Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

В последующем на основе рисунка печати разрабатывается первый вариант герба царя Дмитрия Михайловича, включающий главную фигуру герба – золотого геральдического сокола в червленом щите, увенчанным царским венцом – «шапкой Мономаха», который держат два золотых геральдических льва. При этом крест с поля щита перемещен на «шапку Мономаха».
После смерти основателя династии Дмитриевичей главной фигурой герба становится серебряный всадник (поворот геральдический) в червленом щите с мечом, символизирующий подвиг князя Дмитрия Михайловича в Московской битве 1612 года. Принадлежность к роду рюриковичей обозначает лазоревый щит с изображением серебряного сокола в левой руке всадника.
Вариантом главной фигуры герба может быть всадник, выполненный не только в серебре, а в нескольких цветах (лицо естественного цвета, золотые латы, гарда и эфес меча, цветные одежды и упряжь коня, золотистые грива и хвост белого коня и др.).
Особенностью герба является соответствие династических цветов цветам русского флага (крестового, а затем с горизонтальным расположением полос).

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб царя Дмитрия Михайловича

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

2. Русский витязь на белом коне в червленом поле
Вторым вариантом является герб, главной фигурой которого является изображение всадника в русских доспехах, поражающего копьем змия (поворот вправо), который образно связан с гербом Москвы (Святым Георгием Победоносцем), но отличается поворотом, отсутствием нимба и доспехами (тем самым всадник не является изображением Святого Георгия Победоносца) и символизирующим подвиг князя Дмитрия Михайловича в Московской битве 1612 года. Династические цвета герба также соответствуют цветам русского флага.
Но данный герб не отражает принадлежность династии к роду Рюриковичей. Кроме того, Лазоревый цвет плаща воина не соответствует традициям княжеского одеяния.

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей (русский витязь на белом коне в червленом поле)

3. Святой Георгий Победоносец в золотом поле
Развитием второго варианта является герб, главной фигурой которого является изображение Святого Георгия Победоносца в золотом поле, поражающего копьем змия (поворот вправо), который образно связан с гербом Москвы (Святым Георгием Победоносцем в червленом поле, поворот влево), но отличается поворотом, и символизирует победу князя Дмитрия Михайловича в Московской битве 1612 года. Династические цвета герба также соответствуют цветам русского флага (всадник на белом коне, в лазоревых одеждах и в червленом плаще). Кроме того, геральдическими цветами могут быть названы также белый (цвет всадника), золотой (цвет поля щита).

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей (Святой Георгий Победоносец в золотом поле)

4. Святой Георгий Победоносец в золотом поле на белом кресте в червленом поле

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Царский золотой щит Государя из династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Малый герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Малый герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей (с гербами Великих княжеств)

Этот вариант мне был навеян превосходным по исполнению золотым щитом с Георгиевским крестом и изображением Святого Георгия Победоносца в русской традиции (поворот влево). Можно обосновать его создание влиянием датской и шведской традиций (крест под гербовым щитом, делящий большой щит на поля земельных гербов). Но также, как и в двух предыдущих двух вариантах отсутствует связь с родом Рюриковичей. Кроме того, поворот изображения Святого Георгия (на восток) трудно связать с победой именно над поляками (на запад), только лишь образной связью с гербом Москвы.

Третий Рим. О гербе династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей

Герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей (Святой Георгий Победоносец в золотом поле на белом кресте в червленом поле)

 

Заключение

Уважаемые друзья, каждый из представленных проектов имеет свои достоинства и недостатки. Для того, чтобы принять единственно правильное решение, необходимо абстрагироваться от собственных предпочтений и мотивов, и изучить мнение других экспертов. Поэтому, прежде чем включить историю и описание герба династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей в приложение о геральдике Русского Царства, надеюсь на Вашу объективную оценку и личное мнение. С нетерпением жду Ваших комментариев!

12
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
8 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
Alex22borodaГвардии-полковникSlashchovChugayster Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
boroda

На мой взгляд правильно будет гербом сделать сокола. Георгий победоносец пусть всё же остаётся гербом Москвы.

А в чём смысл? К тому времени двуглавый орёл уже принят более столетия как.

Chugayster
Chugayster

1. Если рассматривать герб именно Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей, то я лично за 7 вариант снизу, где сокол в щите всадника. Разве что можно поиграться с расцветкой коня и самого всадника.
2. Новая династия, новый царь, свои порядки. Я вижу такую систему гербов: Государственный герб Русского царства в виде двухглавого орла с Георгием Победоносцем, герб династии Рюриковичей-Мономашичей-Дмитриевичей, личный герб каждого нового царя из этой династии, который также может использоваться как штандарт.
3. На практике и тем более за рубежом, новую династию, скорее всего, будут называть — Пожарские. А Рюриковичи-Мономашичи-Дмитриевичи звучит слишком длинно. Хотя и Пожарские, видимо, точно иностранцам будет трудно выговорить.

Slashchov

Да уж, Новгород выбивает у украинцев грушевскую концепцию Киева как первого города Руси как у приговорённого к висилице палач выбивает табуретку из под ног

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить