Выбор редакции

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

13
3

Третий Рим

Доброго времени суток, дорогие друзья!

Продолжаю публиковать главы альтернативы «Третий Рим». В седьмой главе излагаются военные действия с 1613 года и окончание русско-польской войны 1609–1618 годов.

Изменения в ходе исторических событий в данной альтернативе, обусловлены следующими субъективными факторами:

избранием на царство не управляемого боярской верхушкой по факту незнатного рода Михаила Романова, а лидера нации, спасителя Отечества, князя из рода Рюриковичей, опытного полководца Дмитрия Пожарского и, как следствие более решительными действиями Русского Войска;

решением князя Дмитрия Пожарского не распускать Второе земское ополчение, а объединить и на его основе реорганизовать Русское Войско, которое принципиально изменяет соотношение сторон;

прибытием в Русское Войско иностранных военных специалистов под руководством Кристофера Сомме, подготовкой русской пехоты и кавалерии на основе правил передовой в то время нидерландской военной школы, разработанных Морицем Оранским, которое оказывает значительное влияние на ход и исход военных действий.

Набег казачьего войска князя Трубецкого 1913-1914 годов на территорию Литовского княжества является зеркальным отражением рейда полковника Лисовского на земли Русского Государства с изменениями, обусловленными особенностями оперативной обстановки и территории Литовского княжества.

Глава седьмая. Окончание русско-польской войны (1609-1618)

Осенью 1612 года сейм Речи Посполитой все более сдержанно относился к продолжению войны и в особенности к дальнейшим чрезвычайным налогам. Расходы на содержание наемных войск опустошили королевскую казну и привели к образованию огромного долга. Поражение армии Ходкевича вызвало тревогу и растерянность среди тех, кто еще недавно поддерживал завоевательные планы польского короля Сигизмунда III. Многие сенаторы советовали королю обратить внимание на турецкую угрозу и поспешить с заключением мира на востоке. Сигизмунд оказался слишком упрямым, чтобы прислушаться к трезвым голосам. Однако ему пришлось отказаться от попытки занять московский трон и включить Россию в состав коронных владений по праву завоевателя.

Содержание

Московский поход Сигизмунда III 1612 года

18 (28) августа 1612 года Сигизмунд выступил в московский поход. Как и накануне смоленской экспедиции, он побоялся созвать сейм, опасаясь его противодействия. Общественное мнение не благоприятствовало авантюре. На границе короля ждала армия в четыре тысячи человек. Перед польским войском стояла цель взять Москву.

Несмотря на тревожную картину, нарисованную монарху Ходкевичем, на убогие силы, сопровождавшие короля в этом походе, он предпочитал больше верить тому, что согласовалось с его планами, в частности, его весьма приободрила депутация от боярских детей – смолян, бывших во Втором ополчении и утверждавших: «Как только его королевское величество с королевичем появится на границе, все ударят ему челом». Итак, несмотря на недостаток во всем: в солдатах, финансах, продовольствии и главное – в единомышленниках, окруженные немецкой пехотой Х.-Б. Урсемберга и Т. Денхоффа в качестве личной охраны, в страхе перед составившими конфедерацию собственными солдатами, Сигизмунд отправляется к Смоленску. «Начинаем воевать как римляне, силами пехоты».

В Смоленск король торжественно въехал 5 (15) октября 1612 года в сопровождении всего 600 всадников, надеясь на пополнение своей армии гусарами брацлавского воеводы Якуба Потоцкого, начальствующего над смоленским гарнизоном. Но за ним последовала лишь их небольшая часть: сам Потоцкий не желал покидать крепость в условиях начинающихся холодов, а его давняя вражда с Ходкевичем отражалась и на отношении смоленских солдат к литовскому гетману. Однако, несмотря на это обстоятельство, Сигизмунд III все же решает продолжить путь к Москве, несомненно, что в этом желании его укрепили прибывшие к нему в Смоленск 6 (16) октября 1612 года депутации из Невеля и Торопца.

В конце октября 1612 года Сигизмунд еще ничего не знал о катастрофе, постигшей его гарнизон в Кремле. Едва переступив границу, Сигизмунд обратился с воззванием к московскому населению. Он вновь утверждал, что его войска несут России умиротворение и благоденствие. После трех лет кровавой войны его слова звучали как издевательство. На подходе к Москве король послал Боярской думе извещение о том, что он отпустит Владислава на царство, как только бояре пришлют к нему послов для договора. Королевские воззвания вызвали гнев и возмущение в Москве. Сигизмунд давно растоптал московский договор. Он не выполнил обязательств Жолкевского насчет вывода войск и прекращения завоевательной войны. Его войска захватили Смоленск и северские города. Московские великие послы томились в королевских тюрьмах. Теперь Сигизмунд предлагал прислать новых послов.

Продвигаясь к Москве по смоленской дороге, король надеялся на добровольную сдачу близлежащих крепостей и на пополнение там запасов продовольствия, но кроме упомянутых Невеля и Торопца послов от «доброжелательных москвитян» больше не было. Тем не менее, по королевскому приказу был выделен отряд смоленских солдат под командованием коронного обозного Адама Жолкевского, племянника гетмана, князя Самуила Корецкого и киевского подчашего Лозки, которые и направились к столице, сопровождая послов.

В Вязьме к Сигизмунду присоединились гетман Ходкевич со своим войском и более тысячи человек конницы из состава смоленского гарнизона. Кроме поляков, литовцев и немецких наемников в походе принял участие полк малороссийских реестровых казаков полковника Александра Зборовского числом до тысячи всадников.

В итоге войско короля Сигизмунда достигло 8,6 тысяч человек (600 всадников личной гвардии короля, 4 тысячи немецкой наемной пехоты, 1 тысяча польской пехоты, 1 тысяча польской кавалерии, 1 тысяча литовских дворян, 1 тысяча черкас).

Сигизмунд предполагал двигаться к Москве кратчайшим путем. Но местность, прилегавшая к старой смоленской дороге, давно была разграблена и опустошена. Королевская армия не могла тут прокормиться. По предложению Ходкевича полки от Вязьмы повернули к Погорелому городищу, вышли на ржевскую дорогу и стали продвигаться к Волоколамску.

От казачьих застав под Вязьмой воевода князь Трубецкой Дмитрий Тимофеевич, командовавший казачьим конным отрядом (Волжский казачий конный полк, два Украинских казачьих конных полка) наблюдающим за Смоленской дорогой, получил донесение о приближении польского войска и его движении на ржевскую дорогу. Он выдвинул казачьи отряды атаманов Нелюба Маркова и Ивана Епанчина в Волоколамск, а также отправил гонцов в Москву о приближении неприятеля. Узнав о приближении неприятельских отрядов к столице, оставил на усиление гарнизона Можайска пять сотен украинских казаков и с двумя казачьими полками немедленно отступил к Москве.

В новой завоевательной войне короля на каждом шагу преследовали постыдные неудачи. Его солдаты были отбиты от стен крохотной крепости Погорелое городище. Местный воевода то ли всерьез, то ли в насмешку посоветовал королю идти прямо к Москве. «Пойди под Москву, будет Москва за тобою и мы готовы быть твои». Пока же воевода велел угостить незваных гостей огнем из всех орудий.

19 (29) ноября 1612 года передовые отряды неприятеля прибыли в Рузу. В их рядах находился окольничий Мезецкий, бывший член боярского правительства. Ему отводилась роль посредника в переговорах с москвичами. Сигизмунд предусмотрительно захватил с собой низложенного патриарха грека Игнатия. Ему предстояло короновать Владислава в Успенском соборе в Кремле.

В народе упорно толковали о том, что бояре втайне готовы вновь сдать столицу королю. В руки поляков попал дворянин Философов из рати Пожарского. На допросе он сказал: «На Москве у бояр, которые королю служили, и у лучших людей хотение есть, чтобы просити на королевство великого господаря королевича Владислава Жигимонтовича, а именно де о том говорити не смеют, боясь казаков». На защиту Москвы поднялся народ от мала до велика. Князь Дмитрий Пожарский не допустил возобновления изменнических переговоров с захватчиками. Гонцы, явившиеся в столицу, были взяты под арест. Служилыми людьми князя Хованского были задержаны оставшиеся в живых представители «Семибоярщины» боярин Романов Иван Никитич, князь Лыков-Оболенский Борис Михайлович, другие бояре и князья, сотрудничавшие с оккупантами.

вернуться к меню ↑

Разгром отряда Адама Жолкевского

Из Рузы отряд коронного обозного Жолкевского в 1200 всадников подступил к Москве и занял Тушино. 21 ноября (1 декабря) 1612 года королевские наемники под командованием полковника Будилы числом до полутора тысяч солдат внезапно нагрянули в Ваганьково и попытались с ходу прорваться внутрь городских укреплений. Разгорелся кровопролитный бой.

Полк воеводы князя Василия Туренина, оборонявший Трехгорный и Пресненский валы встретил противника огнем из пушек и пищалей. Немецкая пехота оставив под стенами Земляного города сотни убитых, в беспорядке отступила к Тушинскому лагерю. Ярославский конный полк под командованием князя Ивана Волынского преследовал бегущих наемников. Не имея возможности организовать строй и отразить атаку конницы немецкие пехотинцы падали замертво под сабельными ударами или сотнями сдавались. В плен попал и командовавший отрядом полковник Будила. Конный отряд Жолкевского, стоявший в то время в Тушино, даже не попытался выручить наемную пехоту.

22 ноября (2 декабря) 1612 года Главный воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский принял решение на следующий день разгромить польский передовой отряд и овладеть Тушинским лагерем, с целью не допустить его использования для сосредоточения главных сил польского войска короля Сигизмунда. В ночь воеводский полк князя Василия Туренина (Нижегородский, Костромской, Ярославский пешие полки) с нарядом артиллерии, двумя конными полками (Ярославским и Смоленским) выдвинулся в район Тушино и заняли позицию на холмах от Москвы реки до реки Зинки. По утру к русской позиции подоспел сам князь Дмитрий Пожарский с Княжеским полком.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Бой у Тушинского лагеря

На заре 23 ноября (3 декабря) 1612 года русские пушки открыли огонь по лагерю. Неся потери поляки вышли из лагеря и предприняли попытку атаковать русские полки в конном строю. Стрельцы встретили польских всадников тремя залпами из пищалей и уступили место копейщикам. Огонь 3,5 тысяч мушкетов выбил каждого третьего из атакующих и не доскакав даже до рогатин, прикрывающих строй русской пехоты, польская кавалерия повернулась вспять. Те же, кто рискнул пронестись вперед и перескочить через рогатины, был встречен двумя рядами копий. Вслед отходящей польской кавалерии стрельцы успели сделать еще три залпа, проредив и без того обескровленные ряды. В то время из-за холмов поляков во фланг атаковали два конных полка, довершая разгром польского отряда. Уйти удалось только коронному обозному Жолкевскому с двумя сотнями гусар. Всего за три дня под стенами Москвы интервенты потеряли более двух тысяч человек.

вернуться к меню ↑

Оборона Волоколамска (1612)

Гетман Ходкевич имел уже однажды случай испытать силу ударов князя Дмитрия Пожарского. Поэтому он не искал генерального сражения. Вместо того чтобы как можно быстрее идти к русской столице, гетман пригласил Сигизмунда в свой старый лагерь в селе Федоровском, где он провел предыдущую зиму. Будучи в Федоровском, поляки получили доступ в Заволжье и другие районы страны, снабжавшие ополчение всем необходимым.

Позиция в Федоровском имела одно уязвимое место. На путях из Федоровского в Москву стояла крепость Волоколамск. Король отдал приказ взять городок любой ценой. Однако, невзирая на все усилия, наемники и тут не достигли ни малейшего успеха. Оборону Волоколамска возглавили казачьи атаманы Нелюб Марков и Иван Епанчин. Трижды королевские солдаты бросались на приступ и трижды откатывались, теряя убитых. Под конец казаки сделали смелую вылазку и отбили у неприятеля несколько пушек. Польское войско под Волоколамском потеряло до полутора тысяч солдат.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Волоколамский Иосифо-Волоцкий монастырь

«О приступе к Волоку. Услышал то король, что московские люди все на том встали, чтобы не брать сына его королевича на Московское государство, и повелел приступать сильными приступами к Волоку. На Волоке же в ту пору был воевода Иван Карамышев да Степан Чемесов, от них же толку мало было во граде. Бой же вели атаманы: Нелюб Марков да Иван Епанчин, бились на приступах, едва за руки не берясь, и на трех приступах перебили великое множество литовских и немецких людей».

Поражение под Москвой отряда Жолкевского и неудачная осада Волоколамска послужили причиной отхода войска Сигизмунда в Польшу.

Со всех сторон захватчиков окружала стена ненависти. Окрестное русское население прятало хлеб и скрывалось в лесах. Все попытки наладить снабжение армии за счет реквизированного продовольствия потерпели провал. Наступили сильные морозы со снегопадами, и фуражиры боялись высунуть нос из лагеря. Их страшил холод, еще больше партизаны. Народная война грозила захватчикам со всех сторон.

Непрерывные неудачи подорвали боевой дух армии, и 27 ноября (7 декабря) 1612 года Сигизмунд отдал приказ об общем отступлении. Переход до Смоленска оказался на редкость тяжелым. Морозы несколько раз сменялись оттепелями, снегопады — проливными дождями. Многочисленные речки и болота стали труднопроходимыми для обозов. Польское войско бесславно бежало из России, теряя по пути людей, оставляя на дороге повозки и снаряжение.

«Об отходе королевском из земли и об отказе немецким людям. Король же, видя мужество и крепкое стояние московских людей и срам свой и побитие литовских и немецких людей, пошел наспех из Московского государства: многие у него люди литовские и немецкие померли от мороза и голода. В Московском же государстве начальники и все люди воздали хвалу Богу, как Бог показал предивные чудеса такими последними людьми Народы Московского государства, дал им Бог храбрость, встали против тех злодеев, и очистил Бог Московское государство радением начальников и службой и радением ратных людей, и послали [сообщить об этом] во все города. Во всех же городах была радость великая», – «Новый летописец».

От войска Сигизмунда отделились запорожские казаки и, действуя как бы от имени короля, рассыпались по всему краю на северо-запад от Москвы по Тверской, Новгородской и Олонецкой землям, и стали проникать в северо-восточные уезды государства. Предводители разбойников рассылали от имени короля увещательные грамоты о подданстве Сигизмунду с угрозою разорения в случае ослушания.

Приняв решение быстрого ухода из России, польский король оставил небольшие гарнизоны в Вязьме и Дорогобуже, которые должны были стать своего рода рубежом обороны между Москвой и Смоленском.

Таким образом, на пути из Москвы к Смоленску оставалось две крепости, которые могли бы стать преградой для наступления русских. Как показало время, расчет короля обезопасить Смоленск не оправдался.

В январе 1613 года Сигизмунд прибыл в Смоленск «не без больших трудов и хлопот на переправах, кои многочисленны». Положившись на морозы поляки «не приготовили мостов, но наступившая там непостоянная зима перепутала планы и очень затруднила [передвижение], потому и, приехав на Днепр, пришлось строить плоты, а на других реках – мосты».

По прибытии в Смоленск стали очевидны большие людские потери, которые потерпела польская армия в боях, вследствие голода и болезней. «Пехоту Денхоффа и Урсемберга, коей также немного, приказано распустить. Ее едва наберется полторы тысячи, болезни и трудности дороги так много их погубили [умалчивая о потерях писал очевидец событий], было жаль средств, потраченных на этих людей».

вернуться к меню ↑

Освобождение Смоленска в 1613 году

Первой целью польско-литовской армии после перехода от скрытой интервенции к открытому вторжению осенью 1609 года, стал Смоленск. Город являлся наиболее укрепленным пунктом на западном направлении. Смоленск был взят только летом 1611 года, после длительной осады. Однако после постепенного преодоления Смуты, возвращение крепости на западной границе стало одной из главных целей русского правительства. Поход на Смоленск, по решению Земского собора, стал первой военной операцией возрождённой Русского Войска на завершающем периоде Смутного времени.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Осада Смоленска (1609–1611)

После поражения под Москвой польско-литовских войск Смоленск стал главной базой противника на захваченных территориях. Однако уже в начале 1613 года большая часть войск под Смоленском, не получая положенного жалованья, образовали конфедерацию и покинули гарнизон, расположившись в Дорогобужском уезде. А в апреле 1613 года многие из них вообще вернулись в Речь Посполитую, так как резко обострилась обстановка на южных рубежах страны. Большинство польских коронных войск под командованием великого гетмана коронного Станислава Жолкевского сосредоточилось на Подолье в ожидании войны с Османской империей, спровоцированной походами запорожцев против турок. Король Сигизмунд после поражения под Москвой со своей личной гвардией ретировался в Варшаву. Литовские войска, понёсшие потери в последних походах гетмана Ходкевича, не превышали двух тысяч человек и отошли в Вильно. Немецкая наемная пехота в связи с невосполнимыми потерями и недостатком средств была распущена.

В итоге гарнизон Смоленска к середине 1613 года составлял только 1000 человек под командованием полковника Томашевского. С началом осады главной задачей польско-литовских войск стала поставка подкреплений в осаждённый город. Со стороны Великого княжества Литовского поддержку гарнизону оказывал полк, собранный в Орше под командованием оршанского старосты Александра Сапеги и велижского старосты Александра Корвина Гонсевского.[1]

вернуться к меню ↑

Подготовка к освобождению Смоленска

26 марта (5 апреля) 1613 года (в день Собора Архангела Гавриила) Земский собор постановил «бить челом перед Государем Царем и Великим Князем всея Руси Дмитрием Михайловичем» отрядить войско для освобождения Смоленска от поляков, литовцев и иных иноземных людей. Но прежде чем возобновить военные действия на западе было необходимо восстановить порядок внутри страны.

В октябре 1612 года отряды днепровских и запорожских казаков, оставившие войско гетмана Ходкевича после его разгрома, были практически уничтожены. 21 (31) октября 1612 года князь Алексей Долгорукий разгромил отряд атамана Наливайко на реке Шексна и до конца октября 1612 года очистил от запорожцев Углич, Белоозеро, Вологду, Галич, Устюжну. 25 октября (4 ноября) 1612 года на подходе к Севску отряд черкас атамана Ширяя настиг и уничтожил Татарский конный отряд под командованием царевича Араслана-Алея Кайбулича.

В ноябре 1613 года в русские пределы вторгся польский король Сигизмунд III. От его войска отделились разбойничьи шайки запорожцев, рассредоточились от Москвы по Тверской, Новгородской и Олонецкой землям, и стали проникать в северо-восточные уезды государства. Русское правительство было вынуждено отправлять войска для их разгрома. 5 (15) февраля 1613 года князь Иван Волынский разбил литовско-казацкие отряды полковника Яцкого под Кичменгским Городком и вынудил их отступить на запад, в Заонежье. Практически на год на северо-западе Руси установилось затишье.

Тем временем южнее Москвы русские города опустошал «воровской» атаман Иван Заруцкий. 19 (29) апреля 1613 года против Заруцкого, с которым находилась бывшая «царица» Марина Мнишек, выступил с войском князь Роман Пожарский. 29 июня (9 июля) 1613 года русские войска настигли атамана Заруцкого под Воронежем и в четырехдневном сражении нанесли ему поражение. Захватить его удалось только 25 июня (5 июля) 1614 года уже после взятия Астрахани, однако весной 1613 года юго-восточные русские города были очищены от мятежников.

В марте 1613 года из Ярославля в Псков был послан крупный отряд во главе с воеводами князем С.В. Прозоровским и Л.А. Вельяминовым. В Псков воеводы пробиться не смогли и получили новый указ действовать против шведов в Устрецких волостях и в районе Тихвина. Летом 1613 года Прозоровский и Вельяминов были осаждены в Тихвине шведскими войсками, но отстояли город и сковали шведские войска.

1 (11) июля 1613 года войско под командованием первого воеводы князя Долгорукого Алексея Григорьевича – Костромской, Ярославский пешие полки, вновь сформированные Тверской пеший и Тверской конные полки, Донской казачий полк, собранное в Твери, выдвинулось в Торжок. Далее пешие полки встали в Демянске, на Валдае, в Боровичах, оборудовав остроги и перекрыв дороги от Новгорода на Москву. Казачьи сотни организовали сторожевую службу от Тихвина до Пскова. Сам воевода князь Алексей Долгорукий с Тверским конным полком стал в Зимогорье в готовности выдвинуться на направление, где вдруг появятся шведы или новгородцы, тем самым исключив возможный удар по правому флангу русских войск, наступающих на Смоленском направлении. Всего под рукой у князя Долгорукова состояло 7516 человек (823 дворян и детей боярских, 6024 городовых стрельцов и копейщиков, 669 донских и городовых казаков).

Таким образом, к 1 (11) июля 1613 года сложилась благоприятная обстановка для возобновления боевых действий против поляков.

Собранное в середине июня 1613 года для похода на Смоленск войско насчитывало 23298 человек (в том числе 136 московских чинов, 2658 городовых дворян и детей боярских, 16478 городовых стрельцов и копейщиков, 40 служилых иноземцев, 1414 татар и новокрещен, 2892 казаков, 320 пушкарей) при 30 полевых и полковых орудиях (не рассчитывая на длительную осаду многочисленная осадная артиллерия Русского Войска в поход взята не была). Командование войском осуществлял Главный воевода Русского Войска князь Хованский Иван Андреевич.[2] Головой у обоза, и сторожи ставил, и дозирал в походе к Смоленску воевода Иван Степанович.

Войско традиционно было разделено на пять полков: Яртаул (передовой полк) из двух Донских и Волжского казачьих конных полков под командованием воеводы князя Трубецкого Дмитрия Тимофеевича выдвинулся из Можайска в направлении Вязьмы с задаче прикрыть развертывание главных сил. Следом за Передовым полком шел Большой полк (Смоленский, Московский, Нижегородский, Самарский пешие полки, Смоленский конный полк) под командованием Главного воеводы Русского Войска князя Хованского Ивана Андреевича. С Большим полком двигался и наряд артиллерии, за которым двигался Сторожевой полк (Ногайский, Казанский, Сибирский татарские конные полки) под командованием царевича Араслана-Алея Кайбулича. От Можайска на Белую крепость двигался Полк правой руки воеводы князя Черкасского Дмитрия Мамстрюковича – Сибирский, Казанский пешие полки, Нижегородский конный полк. Полк левой руки воеводы стольника Бутурлина Михаила Матвеевича (Владимирский, Рязанский пешие полки, Рязанский конный полк) двинулся на юго-запад в Калугу, с задачей прикрыть левый фланг русского войска, так как основные силы интервентов находились именно в этом районе.

Наличные силы русского войска значительно превышали польско-литовско-запорожские отряды на западном и юго-западном направлениях и при виде русского войска, противник поспешил удалиться: «как воеводы … пришли под Калугу, а черкасы и литовские люди, которые стояли в серпейских и литовских местех, послыша на себя приход государевых людей и с тех мест пошли к Вязьме и Дорогобуже».

7 (17) июля 1613 года русские войска без боя заняли Вязьму и Дорогобуж. 10 (20) июля 1613 года – Рославль. Большим успехом стало взятие Белой, которая представляла по-настоящему важный форпост на литовском рубеже. Подошедший русский авангард был атакован гарнизоном, состоящим из литовцев и наемников, который потерпел неудачу и был загнан в крепость. Перспектива трудной осады, вид большой русской армии и щедрые посулы, заставили наемников сдать город, причем они сделали это, несмотря на активное сопротивление литовского гарнизона: «…немцы, видя над собою от государевых людей тесноту, государю добили челом и Белую здали. А литовских людей побили и Белую очистили совсем». После этих успехов войско 10 (20) июля 1613 года подошло к главной цели своего похода — Смоленску. 28 июля (8 августа) в День Смоленской иконы Божией Матери (Одигитрии), привезенной из Новодевичьего монастыря, состоялся молебен «во ниспослание русскому воинству победы и освобождения града Смоленска».

вернуться к меню ↑

Осада Смоленска

Первоначально русские воеводы возлагали надежды на сдачу города, подобно Белой. Действия осадного войска ограничились постройкой укрепленных острожков и возведением засек на всех дорогах, ведущих в Литву: «воевода князь Иван Хованской … повеле по литовскому рубежу поставити острожки и дороги засещи».

Осаждая город воеводы постоянно посылали небольшие, как правило казачьи, отряды в соседние литовские волости для захвата языков. Первые месяцы осады Смоленска позволяли рассчитывать на успех предприятия. Из города постоянно поступали сведения от перебежчиков и пленных о начавшемся голоде и волнениях среди воинских людей: «говорят де языки, что у смоленских сидельцов Шутцкой просил сроку до Великие дни. А на Велик день не будет выручки и они хотят идти из Смоленска вон, потому что запасов у них мало».

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

План Смоленского кремля (1609 год)

Несколько попыток литовцев, возглавляемым Оршанским старостой, прорваться через русские заслоны были успешно отражены. 28 августа (7 сентября) 1613 года они атаковали Катынский острог, но были разбиты и в ответной вылазке даже потеряли «разряд» — походную канцелярию: «Олександра Сопегу и Лисовского и польских и литовских людей, которые было пошли проходити в Смоленеск на рубеже побили и розряд Сопегин взяли, и языков поимали». В этом бою был убит полковник Лисовский.

30 августа (9 сентября) 1613 года под Смоленск прибыл Государь Царь и Великий Князь всея Руси Дмитрий Михайлович Благословенный с Государевым полком и московскими стрельцами. На военный совет собрались все воеводы Русского Войска: Главный воевода и воевода Большого полка князь Хованский Иван Андреевич, первый воевода боярин Морозов Василия Петрович, воевода Передового полка князь Трубецкой Дмитрий Тимофеевич, воевода Полка правой руки князь Черкасский Дмитрий Мамстрюкович, воевода Полка левой руки стольник Бутурлин Михаил Матвеевич, воевода Сторожевого полка царевич Араслан-Алей Кайбулич. Князь Хованский доложил обстановку, обратив внимание на состояние смоленского гарнизона и малочисленность литовских войск в приграничных областях. Исходя из сложившейся обстановки, выслушав других воевод, Государь принял решение: в кратчайший срок освободив Смоленск, развернуть наступление вглубь территории Литвы, дабы упрочить позиции на предстоящих переговорах с Речью Посполитой. В целях подрыва морального духа неприятеля и расстройства снабжения и пополнения вражеских войск совершить набег на вражескую территорию.

Смоленск решено взять не разрушением и штурмом, а хитростью. Для этого из отряда ротмистра Хмелевского (литовского перебежчика), двух рот «Бельских немцев»[3] и двух рот датчан Кристофера Сомме был сформирован «Немецкий полк», общим числом до тысячи солдат и офицеров (около трех сотен литовцев и до семи сотен «немцев» на русской службе). Все иноземные офицеры имели при себе польские королевские патенты, а литовские всадники обмундированы в польские кафтаны.

Поздним вечером 19 (29) сентября 1613 года в День Святых Архангелов Михаила, Гавриила и Рафаила (Святой Архангел Михаил – главный заступник (покровитель) Римско-католической церкви в Литовском княжестве) западнее Смоленска «разгорелся жестокий бой», несколько часов раздавалась канонада пушечной и ружейной пальбы, звон сабельного боя и предсмертные крики.

Ближе к полуночи ввиду Никольских ворот появился польско-литовский отряд с небольшим обозом. Первыми к воротам приблизились литовские всадники и доложили, что прибыло пополнение гарнизону и обоз с продовольствием. Без долгих размышлений оголодавшие солдаты открыли ворота и впустили прибывший отряд. Полковник Кристофер Фредериксен (Кристофер Сомме) представился командующему гарнизоном полковнику Томашевскому и доложил, что с боем удалось пробиться хоругви кавалерии и четырем ротам наемной пехоты, в обозе продовольствие и вино для гарнизона. Полковник представил польский коронный патент и на этом формальности были закончены.

Далеко за полночь в штаб-квартире гарнизона состоялась офицерская пирушка в ознаменование успешного прорыва полка Фредриксена. Несмотря на усиленную охрану обоза, вино досталось и части солдат гарнизона. Тем временем «литовцы» окружили штаб-квартиру гарнизона, а «немцы» заняли все девять башен, в которых имелись проезжие ворота.[4] Под утро, когда весь гарнизон уснул мертвецким сном, все девять ворот были открыты и русские отряды ворвались в крепость. «Литовских людей много побиша и запасы их поимаша, а в языцех взял полковника Тумашевского и ротмистров и поручиков и шляхты 200 человек, и знамена и литавры поимал». В первой половине дня отдельные очаги сопротивления были подавлены и к исходу 20 (30) сентября 1613 года Смоленск был взят русскими войсками.

В полдень 1 (11) октября 1613 года в великий православный праздник – день Покрова Пресвятой Богородицы в Смоленске в полуразрушенном Успенском соборе (соборе в честь Успения Пресвятой Богородицы) состоялся торжественный молебен в ознаменования изгнания «польских и литовских людей» из пределов Русского Государства. На всем протяжении от Царской ставки на Покровке до Фроловской башни, и дальше до Соборного холма были выставлены русские полки с развернутыми знаменами. На берегу Днепра выставлены полковые орудия. Шествие возглавил Государь Царь и Великий Князь всея Руси Дмитрий Михайлович Благословенный, за ним следовал Государев полк (на треть состоящий из смолян) с Государевым знаменем, за ним следовал Смоленский конный полк из дворян и детей боярских Смоленской земли в полном снаряжении, и Смоленский пеший полк. За ними дружины Московского стрелецкого полка. Государев полк, Смоленские полки и Московские дружины построились вокруг Соборного холма. Богослужение отслужил Патриарх Московский и Всея Руси Дионисий (Радонежский).

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Фроловская (Днепровская) башня Смоленского кремля в начале XVII века

вернуться к меню ↑

  Набег казачьего войска князя Трубецкого 1613-1614 годов

На военном совете у Царя Дмитрия Михайловича 30 августа (9 сентября) 1613 года решено было совершить набег на вражескую территорию в целях подрыва морального духа неприятеля, расстройства снабжения и пополнения вражеских войск, а также отвлечения польско-литовских войск от помощи осажденному Смоленску. Провести набег вызвался воевода Передового полка князь Трубецкой Дмитрий Тимофеевич со своими казачьими полками. Приготовления к походу проходили в Смоленске. Однако участвовавший в нём отряд нельзя назвать русским. Русская казна не финансировала поход, а отряд кормился целиком за счёт военной добычи. Первоначальное ядро отряда составили три казачьих полка (два донских и волжский), которые делились на 10 сотен, числом до 3000 казаков. Помимо казаков в набеге приняли участие татары, литовцы и белорусы. Всего в набеге участвовало от 3 до 6 тысяч казаков и «охочих» людей. Все они были всадниками, что, с одной стороны, способствовало большей манёвренности, а с другой — не позволяло иметь с собой тяжёлые орудия для взятия крепостей.

Выступив в поход 15 (25) сентября 1613 года, разгромив по дороге литовские отряды в приграничных городках 18 (28) сентября 1613 года казаки подошли к Орше, в которой находился литовский гарнизон под командованием оршанского старосты Александра Сапеги (до 1000 человек), однако взять город с ходу не смогли. Около месяца Трубецкой блокировал крепость и собирал силы. Число всадников в отряде удвоилось за счёт «литовцев» ротмистра Хмелевского и татар, присланных Царем Дмитрием Михайловичем. Кроме того, к Трубецкому присоединились православные литовские люди – «литвины» (белорусы) из окружных мест, недовольные польскими властями, составившие Белорусский казачий полк. Тем временем казачьи отряды пожгли усадьбы польских магнатов во всей округе, дойдя до Витебска на севере, Борисова – на западе и Могилева – на юге.

20 (30) октября 1613 года к Орше подошел Большой полк воеводы боярина Василия Морозова. 25 октября (4 ноября) 1613 года литовский гарнизон Сапеги сдался. Князь Дмитрий Трубецкой со своими казаками продолжил путь на запад и занял Друцк. Узнав о приближении польского войска полковника Зборовского (3 тысячи солдат и 4 тысячи черкас), Трубецкой сыграл на опережение и 19 (29) октября 1613 года, атаковал литовское войско на переправе через Березину. Несмотря на неравенство сил, Дмитрий Трубецкой сумел разгромить полковника Зборовского, отряды которого отступили к Молодям. Теперь литовскими полками предводительствовал гетман Ходкевич, собиравший войска для деблокирования Смоленска, но в связи со сдачей которого, а также внезапным вторжением русских казачьих отрядов вынужденный вступить в бой со своим давним неприятелем, князем Трубецким.

23 октября (2 ноября) 1613 года в 6 километрах от Борисова передовой отряд литовских войск атаковал русское войско, сам Трубецкой был ранен в руку. Это событие вошло в историю как «Борисовский бой». Однако контратака казачьих полков опрокинула литовскую и черкасскую пехоту. С гетманом Ходкевичем осталось меньше половины войска. Трубецкой не стал атаковать остатки литовского войска, которые окопались в своём лагере под Молодями. Штурм укреплённого стана Ходкевича мог бы привести к большим потерям.

6 дней Трубецкой выжидал, а затем внезапным штурмом 29 октября (8 ноября) 1613 года захватил Борисов и предал деревянные строения Борисовского замка огню. Отсюда казаки Трубецкого пошли на север и уже 10 (20) ноября 1613 года подступили к Лукомлю, но, встретив сопротивление, отошли от него к оставленному на произвол судьбы Лепелю и сожгли его. 11 (20) ноября 1613 года казаки подступили к Вацлаву, но местный гарнизон удержал замок. 12 (22) ноября 1613 года князь Трубецкой взял Бешенковичи, в котором был оставлен малочисленный литовский гарнизон, своими действиями демонстрируя стремление идти на Витебск, а далее на соединение с русскими войсками в Велиже.

Тем временем, гетман Ходкевич начал преследование Трубецкого и подошел к Лепелю, однако наступление русских войск вынудило его прекратить преследование и занять Друцк.

Уклонившись от сражения с хоругвями польско-литовского войска, Трубецкой повернул от Витебска на запад и 15 (25) ноября 1613 года неожиданно ударил по Полоцку, в котором был собран польско-литовский отряд под командованием полковника Соколовского. Внезапная атака обеспечила русским победу. Многие поляки и литовцы были посечены, лишь части удалось укрыться в верхнем замке, который был взят двумя днями спустя. В Полоцке казаки смогли восстановить свои силы, разоряя поместья по всему Полоцкому воеводству. Также, как и в других городах к казакам присоединилось множество литвин, которым Трубецкой раздал, захваченное у польско-литовских войск оружие, снаряжение и лошадей.

От войска князя Трубецкого отделился отряд ротмистра Хмелевского (две сотни литовских всадников на русской службе и до тысячи белорусских казаков, примкнувших к войску в ходе похода) для содействия русским войскам, наступающим на Витебск.

В начале января, оставив гарнизон в тысячу пеших казаков и литвин, Трубецкой покинул Полоцк. Двигаясь на запад казаки сожгли Дисну и, пройдя мимо Двинска, 15 (25) января 1614 года достигли Браславля. Взяв город Трубецкой не решался штурмовать крепость и созвал на военный совет своих командиров для решения вопроса о дальнейших действиях. 2 (12) февраля казаки захватили Поставы и были в окрестностях озера Нарочь. Здесь они остановились на неделю, чтобы собраться с силами и разорить окружающие поместья. Одновременно Трубецкой посылал дозорных, чтобы исследовать возможность штурма Вильно, но отказался от этого намерения ввиду ограниченности своих средств. Тем временем в столице Литовского княжества царила паника.

Польские коронные войска находились на турецкой границе, а Варшава не спешила оказать помощь литовской шляхте, страдавшей от набега русских казаков. Наличные же литовские силы под командованием гетмана Ходкевича пытались остановить наступление русских войск, занявших Витебск, Оршу и Могилев.

В конце февраля 1614 года казаки достигли Крево, но были отражены местным гарнизоном. 25 февраля (7 марта) 1614 года вышедшему из Вильно литовскому войску коронного обозного Жолкевского удалось настигнуть князя Трубецкого в районе Лиды и навязать ему сражение. Однако Трубецкой смог сохранить войско.

28 февраля (10 марта) 1614 года русское казачий отряд достиг Новгородка и 3 (13) марта 1614 года безуспешно пытался его взять хорошо укрепленный Новгородоский замок. На следующей неделе казаки Трубецкого сожгли Турец, Вишневец (вотчину князей Вишнивецких) и 10 (20) марта 1614 года внезапной атакой взяли Несвижский замок, собственность князя Николая Криштофа Радзивилла, и сожгли город. Князь Николай Радзивилл погиб в бою, застигнутый врасплох в своем замке.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Новгородокский замок

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Несвижский замок

21 (31) марта князь Трубецкой вышел к Слуцку, но отказались от штурма первоклассной крепости, недавно возведенной князьями Радзивиллами после захвата города повстанческим войском С. Наливайко в ноябре 1595 года. Спустя две недели с боем отряд князя Трубецкого форсировал реку Березину и 7 (17) апреля 1614 года соединился с русскими войсками, занявшими Бобруйск.

Успех налета отряда князя Дмитрия Трубецкого окрылил русских, имея целью подорвать моральный дух неприятеля, расстроить снабжение и пополнения вражеских войск, а также отвлечь польско-литовские силы от деблокирования Смоленска, он позволил провести масштабное наступление русских войск на вражескую территорию, взять важнейшие литовские крепости по Днепру, Западной Двине, Минск и Полоцк. Были разорены сотни поместий польско-литовских магнатов в Мстиславском, Витебском, Полоцком, Виленском, Новогородском, Минском воеводствах. Более восьми тысяч польских солдат убито в боях, литовских шляхтичей посечено в сожжённых поместьях. Тысячи православных литвинов (белорусов), пребывавших в холопах у польских и литовских магнатов, отпущены на волю и примкнули к русским войскам.

вернуться к меню ↑

Литовский поход Русского Войска 1613-1614 годов

вернуться к меню ↑

Начало похода

30 августа (9 сентября) 1613 года под Смоленском на военном совете Государь Царь и Великий Князь всея Руси Дмитрий Михайлович Благословенный принял решение: освободив Смоленск, развернуть наступление вглубь территории Литвы, дабы упрочить позиции на предстоящих переговорах с Речью Посполитой.

10 (20) сентября 1613 года от Белой крепости начал выдвижение Полк правой руки воеводы князя Дмитрия Черкасского (Сибирский, Казанский пешие полки, Нижегородский конный полк, общим числом до 5,5 тыс. служивых людей) и через три дня осадил Велиж, в котором оборонялся полк Александра Гонсевского (до 2 тыс. литовских шляхтичей и солдат).

18 (28) сентября 1613 года казаки князя Трубецкого подошли к Орше, в которой находился литовский гарнизон под командованием оршанского старосты Александра Сапеги (до 1000 человек), однако взять его не смогли. Казаки Трубецкого блокировали крепость до подхода главных сил Русского Войска.

20 (30) сентября 1613 года Полк левой руки воеводы стольника Бутурлина Михаила Матвеевича (Владимирский, Рязанский пешие полки, Рязанский конный полк, всего свыше 4 тыс. стрельцов и копейщиков, до тысячи конных дворян) осадил Мстиславль, гарнизон которого насчитывал до тысячи литовцев под командованием полковника Станислава Бельского.

15 (25) октября 1613 года литовский рубеж пересекли главные силы Русского Войска – Большой полк (Московский, Нижегородский, Самарский пешие полки, Смоленский конный полк, 10,5 тыс. ратников) под командованием Главного воеводы Русского Войска князя Ивана Хованского и второго воеводы князя Ивана Троекурова. С Большим полком двигался и наряд артиллерии, за которым двигался резерв – Государев полк, «Немецкий» полк и две дружины московских стрельцов (2 тыс. отборных воинов). Затем следовал Сторожевой полк (Ногайский, Казанский, Сибирский татарские конные полки) под командованием царевича Араслана-Алея Кайбулича. В освобожденном Смоленске оставлен Смоленский пеший полк и наряд крепостной артиллерии. К Орше Большой полк подошел 20 (30) октября 1613 года.

25 октября (4 ноября) 1613 года литовский гарнизон Орши под командованием оршанского старосты Александра Сапеги, после продолжавшейся более месяца осады, сдался. 30 октября (9 ноября) 1613 года пал Мстиславль. При этом несколько ротмистров и поручиков из православной шляхты, и несколько сот православных литвин (белорусов) пожелали присоединиться к Русскому Войску. Оставшихся же латинян под конвоем отправили восстанавливать разрушенный ими же Смоленск. Наиболее ожесточенное сопротивление оказал гарнизон Велижа, который был взят штурмом 10 (20) ноября 1613 года, при этом полк Гонсевского был практически полностью уничтожен, но и войска князя Черкасского понесли большие потери.

11 (21) ноября 1613 года из Мстиславля на Могилев выступил Воеводский полк воеводы стольника Бутурлина. С приближением русского войска в городе вспыхнуло восстание жителей, недовольных насаждением греко-католической (униатской) церкви, и 18 (28) ноября 1613 года русские полки без боя вступили в город.[5] 15 (25) ноября 1613 года в наступление на Минск перешел Воеводский полк князя Хованского, который через два дня занял Толочин, и 21 ноября (1 декабря) 1613 года подступил к Минску.

17 (27) ноября 1613 года воеводский полк князя Черкасского начал наступление на Витебск, и с ходу овладел пограничной крепостью Сураж. 19 (29) ноября 1613 года Витебск был взят в осаду. 21 ноября (1 декабря) 1613 года от войска князя Трубецкого, взявшего Полоцк, отделился отряд ротмистра Хмелевского (две сотни литовских всадников на русской службе и до тысячи белорусских казаков, примкнувших к войску в ходе похода), и подступил к Витебску с запада. 9 (19) декабря 1613 года осажденный город пал. Князь Черкасский немедленно отправил подкрепление полоцкому гарнизону – Казанский пеший полк.

вернуться к меню ↑

Битва у Смолевичей (1613)

В День Святого Благоверного князя Михаила Тверского 22 ноября (2 декабря) 1613 года на холмах у Смолевичей на дальних подступах к Минску разгорелась битва между русским и польско-литовским войском, которыми командовали давние противники Великий гетман Литовский Ян Кароль Ходкевич и Государь Царь и Великий Князь всея Руси Дмитрий Михайлович Благословенный.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Польско-литовское войско гетмана Ходкевича (5 гусарских хоругвей, 5 панцирных хоругвей, 2 хоругви литовской конницы, 5 рот литовской пехоты, 2 полка черкас) насчитывало 5,5 тыс. воинов (1,1 тыс. польских гусар, 1 тыс. Витебских панцирных бояр, 4 сотни литовской конницы и 2 тыс. «немецкой» пехоты, 1 тыс. пеших черкас), в том числе 2,5 тыс. конницы и 3 тыс. пехоты при 12 орудиях.

Русское войско царя Дмитрия Михайловича (Государев полк, две дружины московских стрельцов, Иноземный полк, Московский, Нижегородский, Самарский пешие полки, Смоленский конный полк, Ногайский, Казанский, Сибирский татарские конные полки и наряд артиллерии) достигало 11579 ратников (65 московских чинов, 1986 городовых дворян и детей боярских, 1110 московских стрельцов, 6258 городовых стрельцов и копейщиков, 740 служилых иноземцев, 1100 татар, 320 пушкарей), в том числе 3,2 тыс. конницы, 8,1 тыс. пехоты при 30 орудиях.

Не располагая численным превосходством, но имея отлично подготовленную и многочисленную польскую и литовскую панцирную конницу, Гетман Ходкевич решил разгромить русское войско атакой польских крылатых гусар при поддержке литовских панцирных бояр и поставил в центре в два ряда пять гусарских и пять панцирных хоругвей под командованием брацлавского воеводы Якуба Потоцкого, на флангах – артиллерию, «немецкую» пехоту и пеших черкасс. За центром встал личный резерв гетмана – четыре сотни литовской конницы.

Царь Дмитрий Михайлович наоборот в центре боевого порядка поставил в две линии пехоту (Московский, Нижегородский, Самарский пешие полки и Иноземный полк), за ними в одну линию резерв (две дружины московских стрельцов). На флангах встали татарские конные полки (Ногайский, Казанский, Сибирский) и Смоленский конный полк. На холме за Плисой встал Государев полк. Линия пехоты была прикрыта заграждениями из рогатин, которые могли быть усилены в ходе боя бердышами.

Каждая пешая дружина строилась в пять рядов – два ряда копейщиков и три ряда стрельцов. В промежутках между пешими дружинами размещались двенадцать 6 фунтовых орудий полкового наряда (стреляли ядром до 600-700 м или картечью до 300-350 метров), а между пешими полками – восемнадцать 12 фунтовых полевых орудий (дальность стрельбы ядром 800–1000 м, картечью – 400-500 метров, при этом со 150-200 метров могла пробивать кирасы).

Расстояние между линиями польско-литовских и русских войск перед началом сражения (1,5 км) не позволяло вести огневой бой, поэтому битва началась с атаки польских крылатых гусар.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Атак польских крылатых гусар

Закованные в броню на перевес с алыми копями и развевающимися алыми флюгерами, трепещущими на встречном ветру «ангельскими» крыльями польские гусары на рослых конях, галопом несущихся на врага, выглядели грозно и смертоносно. Казалось, что нет силы, способной остановить их стремительный полет. Топот копыт становился все громче, и атакующая лавина неумолимо приближалась. Ряды русских ратников поколебались, но гарцующий на белом коне в золоченых доспехах Государь Царь и Великий Князь всея Руси Дмитрий Благословенный вселял уверенность в победе.

Первыми заговорили полевые пушки, открывшие огонь с дистанции 500 шагов, и туча картечи накрыла атакующих гусар, но не остановила их. С дистанции 300 шагов огонь картечью открыли полковые орудия, а с дистанции в 150 шагов сделали три залпа из пищалей стрельцы. После чего встали в полный рост с копьями на перевес копейщики.

Сотни закованных в доспехи всадников падали, пораженные картечью или пулями, еще больше врезалось в землю убитых и раненных коней, под уцелевшими благодаря латам всадниками. Пораженная огненным боем первая линия конницы смешалась. Лишь единицы смогли доскакать до линии пехоты, но или не смогли преодолеть рогатины, либо были встречены рядами копий. Следовавшие за гусарами панцирные бояре, понесшие меньшие потери, с трудом останавливая своих коней, поспешили повернуть назад. Тем временем стрельцы вновь зарядили свои пищали и успели сделать еще три залпа вслед отходящей польской кавалерии, проредив и без того обескровленные ряды.

После того, как польско-литовская кавалерия повернула вспять, в контратаку, охватывая фланги, ринулась русская и татарская конница, имеющая достаточные умения для ведения одиночного конного боя против блестящей, но расстроенной польской кавалерии. Три тысячи всадников атаковали отходящие полторы тысячи польско-литовских гусар и панцирных бояр. Занялась кровавая сеча, в которой обе стороны понесли огромные потери. Поляки и литовцы ретировались, и только огонь «немецкой» пехоты заставил преследователей отвернуть назад и вернуться на исходные позиции.

Третий Рим. Глава седьмая. Окончание польской войны 1609–1618 годов (Часть 1)

Огненный бой стрельцов

Тем временем русские полки начали медленно продвигаться вперед, сближаясь на дистанцию мушкетного выстрела. Примерно через час русская пехота встретилась с перестроившейся в одну линию немецко-черкасской пехотой. После этого свою роль сыграло численное превосходство в залпе из мушкетов и пищалей (4,8 тыс. русских против 2 тыс. польско-литовских). А после того, как русские подвезли свои орудия, и начали выкашивать ряды «немцев» и черкас, враг дрогнул. Первыми побежали казаки, увлекая за собой литовскую кавалерию. «Немецкие» наемники предпочли сдаться. До рукопашной схватки дело не дошло. Бегущую пехоту настигла русская и татарская конница. Теперь гетман Ходкевич попытался контратаковать, но удар «в копье» Государева полка во фланг и тыл польско-литовской кавалерии со стороны Друцкой дороги решил исход битвы. Остатки разгромленного войска гетмана Ходкевича отошли в Минск. Русские не преследовали.

В сражении польско-литовское войско потеряло убитыми более тысячи человек, в том числе свыше пяти сотен превосходных польских гусар и сотню литовских панцирных бояр. Полторы тысячи, в том числе около тысячи «немецких» наемников сдались в плен. При этом большинство из них тут же стали проситься на русскую службу (в том числе юный шотландец Александр Лесли[6]). В плен также попало до пяти сотен черкас. Около двух тысяч раненых поляки оставили умирать на только выпавшем снегу. Русским пришлось оказывать им помощь и размещать по окружающим поселениям и монастырям не только своих раненых, но и поверженных врагов. Однако и русское войско потеряло много воинов как в конном бою, так и от мушкетного и пушечного огня. Но русские потери были несравнимо меньшими – до трех сотен погибших и до тысячи раненых.

Пренебрежение к русской «лапотной» пехоте, переоценка силы атаки панцирной кавалерии привели гетмана Ходкевича к поражению. Русское Войско одержало первую победу в полевом сражении против сильного польско-литовского войска с применением линейной тактики. Русские войска захватили практически все оружие, все 12 пушек и обоз польско-литовского войска.

вернуться к меню ↑

Завершение похода

Минск в начале XVII века был обнесен земляным валом с бастионами. Минский замок располагался на естественном острове с небольшим холмом, омываемым рекой Немигой при слиянии ее со Свислочью. Гарнизон города, вместе с остатками разбитого войска Ходкевича, составил две тысячи человек. Сам гетман Ходкевич с личной гвардией – пятью сотнями литовской конницы отправился в Вильно, оставив командовать воеводу Якуба Потоцкого. Оставшиеся в живых (до пяти сотен казаков) Польские гусары и литовские панцирные бояре, уцелевшие после битвы у Смолевичей на бастионах были бесполезны. Русское войско заняло Заславль, Дубовляны, Уручье, Тростинец и Дворицкую Слободу, блокировав город. Стан царя и Государев полк разместились в Острошицком городке. Царь Дмитрий Михайлович отказался от взятия города, во избежание потерь.

Тем временем в самом городе росло недовольство не только тяготами осады, но и поборами и притеснениями поляков и литовцев, чинимых местному православному населению, и на православное Рождество Христово 25 декабря 1613 года (4 января 1614 года) Петропавловское православное братство подняло в городе восстание.[7] Русские войска немедленно вошли в город и поддержали своих православных братьев литвин. Не выдержав удара извне и изнутри польско-литовский гарнизон заперся в Минском замке. 3 (13) января 1614 года на католическое Крещение Господне польско-литовский гарнизон сдался на милость победителя.

27 декабря 1613 года (6 января 1614 года) Воеводский полк воеводы стольника Бутурлина после кровопролитного боя взял Бобруйск, разгромив литовский гарнизон воеводы Яна Корецкого. Несмотря на то, что город был хорошо укреплен, обнесен оборонительным валом с деревянными стенами и 10 башнями. Въезд и выезд из города осуществлялся через четверо сторожевых ворот. Центром обороны был Бобруйский замок. Но с приближением русского войска в городе поднялся мятеж православного населения. Восставшие захватили одну из башен с воротами и впустили русских всадников. После боя на городских улицах литовцы укрылись в замке, но наступающие разбили ворота пушечным огнем, ворвались внутрь и посекли оставшихся литовских шляхтичей и солдат.

5 (15) января 1614 года в стане царя Дмитрия Михайловича в Минской ратуше состоялся малый военный совет, на котором обсуждался план дальнейших действий. Несмотря на то, что до столицы Великого княжества Литовского оставалось 165 верст (175 км) и некоторые воеводы высказались за продолжение похода, Государь принял решение прекратить наступление. Наступили крещенские морозы, войска понесли потери, были измотаны походом и боями, линии снабжения растянулись, а подготовленных войск на восполнение потерь немедленно ожидать не стоило. Было решено готовить к обороне занятые города: Полоцк, Витебск, Оршу, Могилев, Бобруйск, Минск. Литовский поход Русского Войска завершился. Направление главного удара в войне с Речью Посполитой изменилось.

Продолжение следует…

вернуться к меню ↑

Примечания

[1] В реальной истории после нескольких неудачных попыток в конце июня 1614 года Александру Сапеге удалось провести в Смоленск подкрепление, увеличив численность гарнизона до 1500–2000 человек. Кроме того, поддержку им оказывали отряды «лисовчиков» под командованием Александра Лисовского, а после его гибели – Станислава Чаплинского. Общая численность в период осады не превышала 2500 человек и существенно выросла только под конец кампании, когда на театр боевых действий стали массово прибывать литовские и коронные подкрепления, обеспечив численное превосходство противнику.

[2] В реальной истории собранная для похода на Смоленск армия в середине 1613 года по списку насчитывало 12250 человек (в том числе 136 московских чинов, 2658 городовых дворян и детей боярских, 1110 московских стрельцов, 40 служилых иноземцев, 1414 татар и новокрещен, 6892 казаков). Командование армией осуществляли воеводы Дмитрий Черкасский и Михаил Бутурлин. После ранения последнего вторым воеводой был назначен Иван Троекуров. Списочная численность армии Черкасского была, по тем временам, чрезвычайно велика. В последующие годы войны правительству ни разу не удавалось собрать столь многочисленную рать.

Однако следует учитывать, что в реальности в поход выступило меньше служилых людей. Например, по донесению Черкасского: «дворяня и дети боярския украинных городов на государеву службу под Смоленск не бывали многие, иные испод Смоленска сбежали». Очень частыми были отъезды из армии казачьих станиц, которые были самым ненадёжным элементов армии, но при этом составляли большинство.

В дальнейшем в ходе затянувшейся осады, численность осадной армии постепенно снижалась. Войска под Смоленском постоянно сменялись, подобно «береговой службе» на юге России. В среднем в острожках под Смоленском насчитывалось около 5000-6000 человек. Так в сентябре 1615 года она насчитывала 6072 чел. (284 дворян и детей боярских, 1500 московских и новоприбранных стрельцов, 1785 стрельцов и казаков украинных городов и 2503 казаков), а в сентябре 1616 года – 5071 человек (1171 дворян и детей боярских, 1158 стрельцов, 2707 казаков и 35 пушкарей).

К концу же осады их количество сократилось до 3000 человек. За время осады дважды сменилось командование осадной армией. В июне 1615 года армию возглавили Иван Хованский и Мирон Вельяминов, а через год – Михаил Бутурлин и Исак Погожий, которые командовали армий до конца осады.

[3] В 1614 году иноземцы на польской службе, сдавшие русским войскам крепость Белую, перешли на русскую службу и образовали особую роту «Бельских немцев» («немцами» в то время именовали большинство иностранцев). «Бельские немцы» делились на «шкотских» и «ирлянских», то есть шотландцев и ирландцев, в том числе ирландская рота капитана Вильяма Грина и шотландская Томаса Юстоса. В шотландской роте состоял Георг (Джордж) Лермонт (англ. George Learmonth, в православии Юрий Андреевич; 1590-е, Шотландия – 20 (30) августа 1633 года, Смоленск) родоначальник дворянского рода Лермонтовых, предок Михаила Юрьевича Лермонтова.

[4] Главная проезжая башня – Фроловская (Днепровская), через которую проходил выезд к столице Российского государства. Второй по значимости была Молоховская башня, открывавшая дорогу на Киев, Красный, Рославль. Семь дополнительных воротных башен (Лазаревская, Крылошевская, Авраамиевская, Никольская, Копытенская, Пятницкая и Воскресенская).

[5] В реальной истории в 1618 году в Могилеве произошло восстание против наступления греко-католической (униатской) церкви, подавленное властями Речи Посполитой. Зачинщики восстания были казнены, а все православные церкви и монастыри переданы во владение униатов и католиков.

[6] В реальной истории Александр Лесли попал в плен под Смоленском в 1616 году и поступил на русскую службу в 1618 году.

[7] В реальной истории в 1616 году в Минске произошло выступление горожан против Брестской церковной унии. Петропавловское православное братство основано в Минске в 1613 году и являлось самым многочисленным из семи православных братств Минска.

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
master1976NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

master1976

Получается как-то слишком много всего захваченного…И Смоленск, и Минск, и Бобруйск…Потянет ли Москва сразу столько, помятуя о непростой политической ситуации?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить