Тихоокеанская война 1865-1866 гг.

Янв 8 2017
+
16
-

 

В Перу и Чили эту войну называют просто Война с Испанией (Guerra contra Espana), в Испании она более известна как Тихоокеанская война (Guerra del Pacifico) или Первая Тихоокеанская война (Primera Guerra del Pacifico) – в этом случае Второй Тихоокеанской считается война Чили против Перу и Боливии в 1879-1883 гг. В англоязычных источниках эта война именуется по названию островов Чинча (Chincha Islands War), захват которых послужил ее началом, или Войной за гуано (Guano War) – по главному богатству этих островов.

Испания перед войной

В 1843 году на трон Испании взошла королева Изабелла II. Время ее правления с 1843 по 1868 гг. стало важным этапом в развитии государства и флота. Растратив былое могущество и престиж, проиграв колониальные войны 1820-х годов, Испания фактически потеряла статус великой державы. Значительное отставание в темпах индустриализации и развитии экономики превратило страну в потребителя дешевых промышленных товаров из Англии и Франции. Крупная земельная собственность аристократии не позволяла развиваться сельскому хозяйству. Сложность важных государственных решений не соответствовала уровню и возможностям обособленной от экономики национальной бюрократии. Значительные средства уходили на содержание двора.

На этом фоне необходимости в сильном военном флоте как защитнике торговых и финансовых интересов страны не было, а оставшиеся колонии скорее обременяли бюджет. Однако политические имперские амбиции руководства требовали вернуть стране мировой престиж и военную силу, в том числе и флоту. Успехи внешней политики должны были сгладить социальное напряжение и отвлечь внимание от внутренних проблем.

На 1843 г. военно-морские силы Испании состояли из трех безнадежно устаревших крупных парусных кораблей постройки XVIII века, нескольких фрегатов и пароходов. Особенно значительным был контраст с состоянием флота на 1790 г., когда в его штате числилось 177 боевых кораблей.

Значительные финансовые вложения и ставка на технические новшества уже через несколько лет вывели королевство на четвертое место мирового рейтинга номинальной военно-морской мощи. На строительство нового флота в 1859 и 1860 гг. была потрачена огромная сумма в 170 млн. песет. В результате, к 1868 году Испания располагала шестью крупными батарейными броненосными фрегатами, одиннадцатью фрегатами 1-го класса и двенадцатью корветами. Дополнительно было построено и закуплено множество транспортных судов и канонерских лодок. Лишь несколько раз в истории Испания обладала таким количеством современных и боеспособных кораблей.

Новый флот позволил испанскому правительству Леопольдо О'Доннела (1858–1863) снова проводить активную колониальную политику. Испания участвовала в войне против Марокко, конфликте в Индокитае (Вьетнам), французском вторжении Наполеона III в Мексику и краткой аннексии Доминиканской Республики. Однако, в отличие от других европейских государств, никакой материальной выгоды или территориальных приобретений эти действия не приносили.

Чили и Перу перед войной

Войны за независимость от Испании 1820-х сформировали новые политически независимые государства Латинской Америки. Экономика этих государств, в том числе Чили и Перу, строилась, в основном, на продаже в Европу и США ресурсов и продуктов сельского хозяйства. Экономическая зависимость от Англии и США приводила к зависимости политической. Бывшие колонии не обладали собственной промышленностью. Хозяйственная жизнь строилась вокруг крупных плантаций и добычи гуано, меди и серебра. Социальные противоречия между собственниками и работниками усугублялись тем, что большинство собственников имели европейское происхождение, а работники представляли местное или смешанное население.

В таких условиях частыми явлениями были восстания, мятежи и войны. Политическая система была нестабильной и зависела от реальной силы правителя. Республиканское устройство было чисто формальным. С другой стороны, к 1860-м процесс формирования национального самосознания каждого из новых государств в целом завершился. Косвенный иностранный контроль все же приводил к развитию горной и добывающей отраслей, а также инфраструктуры: строились новые железные дороги и мастерские, склады, гавани и верфи. Кроме того, Чили располагали крупнейшим в Южной Америке тоннажем гражданских судов.

Политическая обстановка в Латинской Америке в 1861-18 гг.

В 1823 г. президент США Джеймс Монро провозгласил доктрину, согласно которой американские и европейские государства не должны были вмешиваться во внутренние дела друг друга. На самом деле, доктрина Монро являлась теоретическим обоснованием притязаний США на экономическое господство в Южной Америке. Свои интересы американцы подкрепляли флотом и готовностью оказать финансовую поддержку любому латиноамериканскому государству, подвергшемуся агрессии европейцев.

Гражданская война 1861-1865 гг. устранила влияние США на континенте на период ведения боевых действий и восстановления экономики страны. Этим сразу воспользовалось французское правительство Наполеона III, которое при поддержке Австрии и Испании вторглось в Мексику. На юге континента Парагвай и Тройственный Альянс Бразилии, Аргентины и Уругвая с 1864 по 1869 гг. вели войну за территории в бассейне реки Ла-Плата. Все это устранило прямое влияние великих держав и соседних южноамериканских государств на последующие события.

Испанская научная экспедиция и инцидент в Таламбо

В конце 1862 г. испанская королева одобрила посылку так называемой научной экспедиции в латиноамериканские воды. Командовал экспедицией контр-адмирал Луис Эрнандес Пинсон – прямой потомок того самого Пинсона, что участвовал в исторической экспедиции Христофора Колумба по открытию Нового Света. В состав экспедиции вошла пара новейших паровых винтовых фрегатов «Нуэстра Сеньора Дель Триунфо» (далее «Триунфо») и «Ресолусион», паровая винтовая шхуна «Вирхен де Ковадонга» (далее «Ковадонга»). Одной из официальных целей экспедиции было налаживание дружественных отношений между Испанией и странами Латинской Америки.

18 апреля 1863 г. испанские корабли достигли Вальпараисо. В чилийских водах они были приняты доброжелательно: Испания признала независимость Чили в 1840-х годах, между двумя странами были налажены дипломатические отношения. Но в июле 1863 г. в Перу начались проблемы. Испания не имела дипломатических отношений с Перу, так как не признала фактическую независимость своей бывшей колонии с 1821 г. Между местным населением и испанскими поселенцами постоянно вспыхивали земельные конфликты. 2 августа в северной гасиенде Таламбо в результате стычки между басками и перуанцами один подданный испанской короны был убит и четверо ранены.

Получив информацию об инциденте на пути в Сан-Франциско, Пинсон развернул свои корабли и вернулся в Перу. Испанский командир попытался вмешаться в расследование произошедших событий, что было расценено перуанцами как вмешательство во внутренние дела независимого государства. Однако Мадрид поддержал своего офицера, а также потребовал урегулировать проблемы погашения долгов Перу перед Испанией, порожденных войной за независимость. Для переговоров из Испании был направлен специальный посланник Саласар-и-Масаредо, которого испанцы в официальных дипломатических документах именовали Специальным Королевским уполномоченным, что, по сути, было чином колониального администратора. Перуанцы посчитали подобное оскорблением их независимости и дали понять, что желают иметь дело с послом Испании в суверенном государстве Перу. Тем не менее, Масаредо прибыл в Перу в марте 1864 г., но его переговоры с перуанским министром иностранных дел Хуаном Рибейро не увенчались успехом.

Захват островов Чинча и начало конфликта

14 апреля 1864 г. испанская эскадра двинулась из Кальяо к перуанским островам Чинча, которые являлись главным мировым источником гуано. Маленький перуанский гарнизон был вынужден сдаться и 400 испанских морских пехотинцев захватили острова.

Чтобы понять важность архипелага Чинча для Перу следует иметь в виду, что от 60% до 80% доходов бюджета страны составляли пошлины от продажи гуано в Европу и США. Испания захватила острова в надежде получить уступки от перуанцев в переговорах, а один из испанских министров даже предложил выменять их у Великобритании на Гибралтар. Такая идея проистекала из того, что основным покупателем перуанского гуано как раз были британцы.

Кроме того, испанцы блокировали самый важный и крупный перуанский порт Кальяо, что привело Перу в состояние суматохи и возмущения. Новое испанское правительство Хосе Марии Нарваеза первоначально не одобрило действий Пинсона и Саласара, но чтобы не выглядеть смешным в глазах мировой общественности, послало усиление для эскадры Пинсона, заодно заменив последнего более способным, на взгляд Нарваеза, контр-адмиралом Хуаном Мануэлем Парехой, прежним военно-морским министром, который, по совпадению, родился в Перу. Его отец, армейский офицер, погиб в войне за независимость, и Пареха не мог простить этого перуанцам и прочим «мятежникам».

Адмирал Пареха прибыл в Перу в декабре 1864 г. и участвовал в интенсивных дипломатических переговорах с отставным генералом Мануэлем Игнасио де Виванко, специальным представителем перуанского президента. С прибытием адмирала испанская эскадра пополнилась броненосцем «Нумансия», фрегатами «Рейна Бланка» и «Вилья де Мадрид». Переговоры закончились 27 января 1865 г. предварительным соглашением, подписанным на борту «Вилья де Мадрид», однако большинство в перуанском парламенте отказалось утвердить этот договор, посчитав его оскорбительным для страны.

Позиция Перу нашла поддержку в Боливии, Чили и Эквадоре, так как каждое из этих государств могло стать следующей целью для агрессивных действий Испании. С другой стороны, являлось очевидным, что испанцы не имели никакого намерения вернуть себе свои прежние колонии. Для этого не имелось ни сил, ни средств, ни желания. Испанское правительство активной внешней политикой пыталось отвлечь внимание испанцев от внутренних проблем, но не было никаких гарантий, что события в Мексике и Санто-Доминго – это не попытка реставрировать испанскую колониальную империю. Поэтому чилийский президент отказал в пополнении запасов угля испанской канонерской лодке «Венседора» на том основании, что уголь – это военная поставка, а значит, по условиям международного права не может быть продан ни одному из воюющих государств. Однако вскоре испанцы задержали два чилийских парохода с оружием для Перу.

В такой ситуации чилийские заявления о нейтралитете звучали странно. Адмирал Пареха проводил твердую линию на ужесточение санкций против Чили и двинул к побережью Чили четыре своих фрегата, оставив для блокады порта Кальяо броненосец «Нумансия» и шхуну «Ковадонга».

Начало войны. Бой при Папудо

17 сентября 1865 г. адмирал Пареха на борту флагманского фрегата «Вилья де Мадрид» прибыл в Вальпараисо и потребовал приветствовать государственный флаг Испании артиллерийским салютом. Гордые чилийцы отказались выполнить требование. Спустя неделю была объявлена война. Вновь ставший главой испанского правительства Леопольдо О'Доннел поддержал Пареху. Располагая незначительными силами и кораблями, нуждавшимися в ремонте, Пареха решил блокировать 1800 миль побережья Чили. Отсутствие сухопутных сил не позволяла высаживать десанты, и фактически единственным действием испанцев стала блокада главного торгового порта чилийцев Вальпараисо.

8 ноября перуанский президент Хуан Антонио Песет был вынужден уйти в отставку и был заменен вице-президентом генералом Педро Диесом Кансекой. Однако Кансеко также пробовал избежать столкновения с Испанией, и 26 ноября генерал Мариано Игнасио Прадо, лидер националистического движения, сверг его. Прадо немедленно объявил о солидарности с Чили и о том, что Перу находится в состоянии войны с Испанией.

В ноябре 1865 г. единственный чилийский военный корабль специальной постройки – корвет «Эсмеральда» под командой Хуана Вильямса Реболедо – патрулировал чилийское побережье с целью перехвата испанских судов, которыми могла пополниться эскадра Парехи. В экипаж корвета входили будущие герои Второй Тихоокеанской войны между Чили и Перу Артуро Прат, Хуан Хосе Латорре и Карлос Конделл. 26 ноября, обнаружив испанскую военную шхуну «Ковадонга» около прибрежного городка Папудо, в 55 милях от Вальпараисо, чилийцы пошли на хитрость и подняли флаг Великобритании. «Эсмеральда» была построена в Британии и имела в британском флоте однотипные корабли, а потому испанцы не распознали хитрости и позволили приблизиться к себе. Сблизившись, чилийцы открыли огонь и вскоре, получив некоторые повреждения, испанская шхуна предприняла неудачную попытку сбежать, после чего испанский командир сдал врагу свой корабль. Бой длился около 30 минут. В плен попало 6 офицеров и 115 рядовых, а также была захвачена почта из Испании к адмиралу Парехо. Чилийцы потеряли только 1 человека убитым и 21 раненым. После ремонта, Мануэль Томсон был назначен командиром уже чилийской шхуны с прежним названием «Ковадонга».

27 ноября Пареха совершил самоубийство. Причиной стал не только результат боя при Папудо, но и то, что все его действия по блокаде Чили не приносили никаких заметных результатов, а экипажи кораблей были деморализованы огромной нагрузкой и абсолютной бесперспективностью ведения войны имеющимися силами. Когда 26 ноября американский консул в разговоре с адмиралом небрежно упомянул о захвате чилийцами «Ковадонги», то Пареха был совершенно потрясен. Шхуна стала уже вторым кораблем, потерянным испанцами после того, как год назад сгорел фрегат «Триунфо». На следующий день Пареха оделся в парадную форму и застрелился.

Испанское общественное мнение было разгневано и требовало мести. Одна из испанских газет писала о потере шхуны «Ковадонга»:

«...пусть, если это необходимо, погибнет наш эскадрон в Тихом океане, чем будет потеряна честь страны...».

Новым командиром испанской Тихоокеанской эскадры стал капитан броненосца «Нумансия» Касто Мендес Нуньес.

5 декабря 1865 г. Чили и Перу официально заключили союз против Испании. Соглашение было ратифицировано 12 января 1866 г. Два дня спустя Перу объявило войну Испании. Немедленно после этого перуанские паровые фрегаты «Амасонас» и «Апуримак» под командованием капитана Лисардо Монтеро отправились в Вальпараисо на соединение с чилийскими кораблями. Командиром соединения стал чилийский адмирал Мануэль Бланко Энкалада. 30 января 1866 г. Эквадор присоединился к союзу и объявил войну Испании, а 22 марта такие же действия предприняло правительство Боливии. Бразилия и Аргентина в течение войны сохраняли нейтралитет.

В Испании распространялись слухи, что два новых мощных перуанских броненосца покинули Англию и направляются к порту Кадис. Испанцы также опасались военных действий союзников против их торгового флота в нейтральных водах. Для предотвращения этого в Атлантику вышел испанский фрегат «Герона», который успешно перехватил возле острова Мадейра новый и еще не вооруженный чилийский корвет. Он строился по улучшенному проекту знаменитого рейдера Конфедерации Южных Штатов «Алабама» под кодовым именем «Кантон». Испанцы переименовали захваченный корабль в «Торнадо». Перуанские военные корабли, в свою очередь, перехватили по пути в Чили у берегов Бразилии три испанских транспорта. Чилийское правительство отправило крейсировать в Магеллановом проливе вооруженный пароход «Майпу», который перехватил еще два испанских транспорта.

Большинство испанцев считало, что Перу и Чили не способны ничего противопоставить их великолепному флоту, который стоил так дорого для страны. Это мнение было построено на предубеждении об ущербности жителей бывших испанских колоний. С другой стороны, испанцам не хватало знаний о странах Латинской Америки, да и получить их они не слишком стремились. Считалось, что материальное превосходство любой европейской страны позволит победить любые «туземные» земли. Для большинства европейцев не было никакого различия между Перу и Марокко или Чили и Доминиканской Республикой, а более или менее успешные действия Испанского королевства в Марокко и Санто-Доминго давали повод думать о легкой победе. Практика покажет, что за эту большую ошибку придется тяжело поплатиться. Менталитет испанца можно оценить по адмиралу Парехо, психика которого не смогла совладать с действительностью.

Битва при Абтао

16 января 1866 г. объединенный перуанско-чилийский флот совершил переход из порта Анкуда до верфей в соседнем городе Абтао. В течение трудного рейса фрегат «Амасонас» натолкнулся на подводную скалу в канале Чакао и потерпел кораблекрушение. Остальная часть флота оставалась в Абтао с распоряжениями ждать прибытия новых перуанских корветов перед началом наступательных операций против испанской эскадры. Чилийцы предприняли все возможные действия, чтобы отремонтировать и подготовить к бою военные корабли союзников. С разрушенного «Амасонаса» удалось снять часть пушек и установить их на земляных береговых батареях.

К концу января испанский командующий Мендес Нуньес, будучи информированным о нахождении вражеского флота, приказал капитанам фрегатов «Вилья де Мадрид» и «Рейна Бланка» снять блокаду с порта Вальпараисо и двинуться к Абтао. Фрегаты должны были перехватить, затопить или вызвать серьезные повреждения у военных кораблей союзников. 4 февраля два однотипных перуанских корвета «Америка» и «Унион» присоединились к чилийско-перуанской эскадре в Абтао, в то время как чилийский корвет «Эсмеральда» покинул стоянку союзников и отправился на пополнение угля и припасов. Испанцам не было об этом известно.

Утром 7 февраля испанцы, наконец, появились у Абтао, но испанские капитаны боялись рисковать своими судами на неизвестном мелководье и оставались на входе в гавань. В 10:00 утра чилийский корабль «Ковадонга», который патрулировал окрестности, заметил присутствие вражеских судов. Союзники построились в линию кильватерной колонны таким образом, чтобы контролировать два входа в гавань.

В 15:00 испанцы решились начать движение в самом глубоком месте фарватера. Головным шел фрегат «Рейна Бланка». Тридцать минут спустя, когда испанцы находились приблизительно в одной миле от кораблей союзников, с фрегата «Апуримак» открыли огонь. Остальная часть флота вскоре присоединилась. Испанцы ответили, и начался артиллерийский поединок, где 96 испанским пушкам противостояли 57 пушек союзников. Частый испанский огонь и несколько попаданий вынудили «Апуримак» переместиться на север. Другая испанская граната попала в корвет «Унион» и убила двоих членов его команды. «Америка» также получила некоторые повреждения.

Перестрелка продолжалась, но с небольшим эффектом. Испанский огонь был явно неэффективен, в то время как союзнические суда, несмотря на то, что стояли на якоре, без пара, а некоторые даже с разобранной паровой машиной, стреляли довольно точно. Шхуна «Ковадонга» под командой лейтенанта Мануэля Томсона сблизилась с фрегатом «Рейна Бланка» на расстояние 600 метров и несколько раз успешно поразила противника. Все время боя испанцы находились за пределами дальности стрельбы береговых батарей. Вооруженные пароходы союзников «Лаутаро» и «Антонио Варас» также не участвовали в перестрелке по причине плохого состояния машин.

После двух часов боя и примерно 1500 выстрелов поврежденные испанские корабли отступили. У «Рейна Бланка» был сильно разрушен борт по ватерлинии около винта. Фрегат получил 16 попаданий, в то время как «Вилья де Мадрид» – 11. Опасаясь посадки на мель и дальнейших повреждений от огня союзной эскадры, испанские корабли отошли к Вальпараисо. Корабли перуанского и чилийского флота также были повреждены и понесли урон в экипажах.

Хотя бой при Абтао окончился без явного победителя и его нельзя было считать решающим сражением, для союзников это была большая моральная победа. Не имея достаточных сил для сухопутной операции, испанцы не смогли завоевать господства в море. В Испании правительство и газеты требовали мести. Миф о том, что жители бывших испанских колоний запаникуют и разбегутся только от одного вида самого незначительного испанского военного корабля, был развеян.

Разгневанный Мендес Нуньес с броненосным фрегатом «Нумансия» и наскоро отремонтированным фрегатом «Рейна Бланка» двинулся на юг, чтобы дать союзникам новый бой. Однако чилийские и перуанские корабли после сражения перебазировались в более укрепленный чилийский порт Хуито, а испанцы были не в состоянии напасть на такую позицию, не рискуя сесть на мель, и вынуждены были отказаться от своих планов.

25 марта перуанские корветы «Америка» и «Унион» выдвинулись к Магелланову проливу, чтобы перехватить новый испанский военный корабль – фрегат «Альманса», который, согласно данным разведки, Мадрид посылал на усиление Тихоокеанской эскадры. Перуанцы патрулировали пролив в течение почти месяца, но не могли найти противника. Испанский фрегат прибыл в южно­американские воды в течение последней недели апреля.

После этого союзнический флот оставался в южных чилийских водах, ожидая прибытия из Европы вновь построенных перуанских броненосцев «Уаскар» и «Индепенденсия».

Бомбардировка Вальпараисо. Битва при Кальяо

После неудачного для испанцев сражения при Абтао и ввиду невозможности нанести соединенному флоту союзников новый удар, Мендес Нуньес решил предпринять иные устрашающие карающие действия против «мятежников» и восстановить престиж флота и страны. Он двинул свою эскадру для бомбардировки двух самых экономически важных и крупных портов противника. Первой своей целью он выбрал чилийский порт Вальпараисо.

Командующие британской и американской эскадрами в чилийских водах пробовали возражать против плана атаки на том основании, что порт совершенно незащищен, а население города составляет 80 000 человек, но это оказалось бесполезно, хотя некоторые чилийские политики были бы рады столкновению между испанцами и американо-британскими силами – особенно с учетом того, что «Нумансия» не вошла в испанский отряд, блокирующий Вальпараисо. Коммодор Джон Роджер, командующий американской эскадрой, предложил свои услуги посредника по урегулированию вопроса, но Мендес Нуньес не поддержал эту идею, так как имел четкие распоряжения от своего правительства: уничтожить флот союзников или разрушить приморские города. После провала при Абтао у него просто не было выбора.

Вмешательство дипломатов также не принесло успеха. Бывший генерал армии США Килпатрик, посол США в Чили, потребовал от Роджерса атаковать броненосец «Нумансия». Коммодор Роджерс командовал отрядом, который был направлен с Западного побережья США на Восточное для усиления защиты Сан-Франциско, и располагал двухбашенным монитором «Монаднок» (водоизмещение 3400 т, четыре 15-дюймовых гладкоствольных дульнозарядных пушки Дальгрена), а также пятью деревянными колесными корветами во главе с флагманским «Поуэтэн». Однако он отказался от любого вида вмешательства, так как это означало объявление войны Испанскому королевству, тем более, что самого Килпатрика генерал Шерман характеризовал как «старого дурака», к мнению которого прислушиваться не стоило. Тем не менее, высказывания американского посла стали известны Мендесу Нуньесу, и он сообщил Роджерсу, что если тот попытается защитить Вальпараисо, то ему придется уничтожить американские корабли:

«возможно, что Ваш «Монаднок» сильнее моей «Нумансии», но я думаю, что от остальных Ваших кораблей я Вас избавлю...»,

а также то, что

«...Испания, королева и я предпочитают честь без кораблей, чем корабли без чести...».

31 марта 1866 г. испанцы построились в кильватерную колонну из четырех кораблей (фрегаты «Вилья де Мадрид», «Рейна Бланка», «Ресолусион» и канонерка «Венседора»). Огневая мощь эскадры составила 138 орудий. Перед тем, как покинуть берег Чили, испанцы захватили и сожгли торговые и рыболовные корабли, тем самым уничтожив самый большой и важный торговый флот западного побережья Латинской Америки.

Город подвергся бомбардировке. Выпустив 2600 снарядов, испанцы разрушили склады, старый невооруженный форт, железнодорожную станцию и несколько других общественных зданий. В городе бушевали пожары, на тушение которых прибыли пожарные бригады из соседнего Сантьяго. Убытки от бомбардировки города составили около 14 млн. песо (2 млн. ф. ст.), половину из которых понесли британские и американские торговые компании. Предупрежденные заранее испанцами жители покинули свой город.

Затем испанская эскадра вышла к берегам Перу с намерением повторить свой «успех» в крупнейшем перуанском порту Кальяо. Командующий не учел только тот факт, что Кальяо еще самими испанцами в период колониального господства был превращен в сильнейшую морскую крепость на западном побережье Южной Америки. Правительство Перу старалось поддерживать боеспособность фортов и батарей на современном уровне и частично перевооружило береговую артиллерию крупного калибра на британские нарезные пушки Блэкли и Армстронга. Испанцы блокировали Кальяо 25 апреля 1866 г. Два дня спустя Мендес Нуньес назначил дату бомбардировки на 1 мая, однако потом перенес на 2 мая. Для Испании 2 мая было годовщиной начала восстания 1808 года против наполеоновских войск. Для проведения операции испанцы стянули к городу все наличные корабли. Ударную силу составили «Нумансия», пять фрегатов и канонерская лодка. Собранная эскадра представляла собой наибольшую морскую силу Испании со времен Трафальгарской битвы.

Президент Прадо заранее, до прихода испанцев, мобилизовал все имеющиеся в его распоряжении силы армии, флота и гражданского населения для отражения атаки. Новая линия обороны строилась по берегу бухты с севера на юг из подручных материалов очень быстро. Командовать обороной города был назначен талантливый либеральный политик военный министр Перу Хосе Галвес. Северные батареи группировались вокруг форта Аякучо и башни Хуанин. Позицию южного сектора обороны укрепляли форт Санта-Роза, башня Ла-Мерсед, батарея Зепита и железнодорожная батарея. Всего в системе обороны имелось 52 орудия, включая несколько крупнокалиберных нарезных пушек в кирпичных казематах фортов, земляных батареях и двух бронированных железной броней башнях. Капитан Лисардо Монтеро командовал отрядом кораблей активной обороны (еще 13 орудий) из трех вооруженных пароходов и двух небольших броненосцев собственной перуанской постройки («Лоа» и «Виктория»), которые прикрывали северную часть линии обороны. Кроме того, в окрестностях города располагалась пехотные и кавалерийские части перуанской армии. Штаб обороны во главе с военным министром располагался в башне Ла-Мерсед.

В 10:00 часов внушительная испанская эскадра разделилась на две группы и построилась в форме буквы «V». Одну сторону на севере образовали «Нумансия», «Ресолусион» и, прибывшая накануне сражения, «Альманса» со 137 орудиями. Вторая сторона из фрегатов «Вилья де Мадрид», «Беренгела» и «Рейна Бланка», со 122 орудиями двинулась на юг гавани. Канонерская лодка «Венседора» и транспортные суда были оставлены в тылу эскадры [1].

К 12:15 маневрирование эскадры было завершено, и флагманский броненосец начал обстрел. Форт Санта-Роза немедленно ответил. Началось сражение. Десять минут спустя перуанский снаряд пробил броню батареи «Нумансии» и разорвался. Из строя вышли пушки борта, и броненосцу пришлось разворачиваться другим для продолжения стрельбы. Но когда этот маневр был завершен, в корабль попало еще два снаряда, один из которых повредил броневую рубку и ранил Мендеса Нуньеса. Корабль вышел из боя на 15 минут, но затем вновь сблизился с берегом и подавил огонь одной из батарей с наиболее опасными для себя нарезными пушками Блэкли.

В башне Ла-Мерседе с двумя нарезными 300-фунтовыми армстронговскими орудиями, где располагался штаб военного министра Перу Гальвеса, произошел несчастный случай. Неосторожное обращение с боеприпасами привело к взрыву. Гальвес и еще 20 человек мгновенно погибли.

Обе стороны проявляли мужество и героизм. Фрегат «Вилья де Мадрид» был поражен разрывным 11-дюймовым 450-фунтовым снарядом пушки Блэкли. Сразу погибло 27 человек, был перебит паропровод. Канонерка «Венседора» отбуксировала обездвиженный корабль из зоны поражения. На фрегате «Альманса» попадание в пороховой погреб убило 13 человек. Боезапас только чудом не детонировал. Поврежденный фрегат также вышел из боя. На фрегате «Беренгела» 300-фунтовый перуанский снаряд пробил борт по ватерлинии, и тонущее судно отошло.

Потеряв двух своих сотоварищей, «Альманса» присоединилась к южному отряду. Около 14:30 на фрегатах «Рейна Бланка» и «Ресолусион» истощился запас снарядов, и они отошли, оставив «Нумансию» и «Альмансу» одних перед батареями. На «Рейна Бланка» дважды происходил пожар в районе крюйт-камеры. В 16:30 последние два корабля прекратили огонь и отошли, но перуанцы стреляли по ним до тех пор, пока те находились на расстоянии выстрела.

Около 17:00 перестрелка закончилась. Перуанские пушки поразили противника 185 раз. Сильно поврежденные испанские корабли так и не смогли заставить замолчать береговые батареи. Эскадра Мендеса Нуньеса была вынуждена отойти к острову Сан Лоренсо. Было зафиксировано следующее количество попаданий: «Рейна Бланка» – 30, «Ресолусион» – 30, «Нумансия» – 51 , «Альманса» – 72, «Беренгела» и «Венседора» – по 2. Погибло 50 испанских моряков, 83 было тяжело и 68 легко ранено. Сам Мендес Нуньес получил ранение в бою. Два фрегата пришлось отбуксировать на мель острова Сан-Лоренсо для спасения от затопления. Перуанцы потеряли около 200 человек, однако город и порт пострадали мало. Перуанские корабли были поражены испанцами 13 раз и потеряли 2 человека убитыми и 3 ранеными.

Перуанские броненосные корабли действовали как плавучие батареи на якоре. Пушки испанцев поразили «Лоа» десять раз, но броня выдержала попадания, и корабль не пострадал. Единственным пострадавшим членом экипажа броненосцев стал раненый лейтенант Мануэль Арриага, когда 200-мм цельное ядро попало в монитор «Виктория». Броня выдержала удар, однако внутри башни оторвалась несколько головок болтов, на которых крепились броневые плиты, и они поразили перуанского офицера.

Испанцы заявили о победе, однако так как цели операции достигнуты не были, то итоги сражения можно оценить как стратегическую победу перуанцев. Испанская эскадра была более не способна проводить какие-либо операции, в то время как флот союзников полностью сохранил боеспособность.

Тем временем, в Атлантическом океане испанцы столкнулись с новой угрозой: там появился перуанский броненосец «Уаскар» [2]. 5 мая у берегов Уругвая он захватил два испанских вспомогательных корабля. Продолжение набегов на южноамериканские порты могло привести только к дальнейшей порче или даже потере кораблей. Испанскую эскадру требовалось ремонтировать, боеприпасы, уголь и продовольствие были на исходе. В итоге, командование приняло решение об освобождении островов Чинча и отходе.

10 мая испанская эскадра разделилась на две группы. Четыре фрегата и «Нумансия» двинулись на Филиппины, остальные корабли направились на юг и рассредоточились в нейтральных портах Бразилии и Уругвая. Последним успехом испанской эскадры можно было назвать прорыв нескольких кораблей вокруг мыса Горн.

План экспедиции союзников на Филиппины

Тем временем силы союзников пополнились двумя прибывшими из Англии перуанскими броненосцами. Длительный переход из Европы подтвердил мореходные качества кораблей. Даже 10-балльный шторм в Магеллановом проливе не доставил им особых хлопот. Усиленная эскадра под командованием адмирала Энкалады собралась в Вальпараисо.

После устранения непосредственной угрозы со стороны Испании старые межгосударственные разногласия между Чили и Перу вновь дали о себе знать. Перуанцы считали, что их новые броненосцы серьезно изменяют баланс сил, и пришло время отомстить за унижения и ущерб, совершив набег на испанские колонии. Чилийцы предлагали воспользоваться ситуацией и добить испанские силы в Южной Америке. Кроме того, чилийцы предполагали, что Испания отправит в регион новую усиленную броненосцами эскадру. В каждом из планов фактор неожиданности мог сыграть важную роль.

Пока обсуждались эти планы, президент Прадо предложил поставить во главе морских сил союзников нового командующего. Таким человеком, по мнению перуанского лидера, мог стать офицер с боевым опытом. Посол Перу в США заключил договор о приеме на службу с Джоном Рандольфом Такером. Такер был профессиональным военным моряком, в годы Гражданской войны стал известен, как один из лучших морских офицеров флота Конфедерации. Поражение южан поставило Такера в трудное положение, так как вернуться на службу во флот США он уже не мог. Американец получал звание контр-адмирала флота Перу и годовое жалование в 5000 долларов.

В середине июня Такер прибыл в Перу, а 13 августа сменил Энкаладу на посту руководителя объединенной эскадры. Перуанские офицеры не желали повиноваться иностранцу, хотя и уважали Такера как человека и профессионала. Пока офицерский корпус выяснял отношение с президентом Прадо, Такер постарался максимально усилить силы союзников повсеместным развитием минного дела. Перуанцы оказались хорошими учениками, и все возможные корабли были вооружены шестовыми контактными минами.

Параллельно более детально разрабатывался план ответного удара по Испании. Пара перуанских броненосцев в сопровождении корветов «Унион» и «Америка» и необходимых транспортных судов должны были напасть на Филиппинах на испанский флот, чьи поврежденные корабли, скорее всего, должны были быть разоружены и обездвижены. Если Такер не находил испанцев, то должен был бомбардировать Манилу в отместку за Кальяо и Вальпараисо.

Вся операция должна была занять около пяти месяцев. Перуанцы считали, что оставшиеся в Бразилии и Уругвае корабли Мендеса Нуньеса небоеспособны, а для новой попытки вторжения испанцам понадобится не менее полугода. Оставшиеся корабли союзного флота в это время должны были уничтожить испанское торговое мореплавание у восточного побережья Южной Америки, а также перерезать связь и каналы обеспечения кораблей Нуньеса.

В случае успеха на Филиппинах перуанцы должны были двинуться на Кубу и Пуэрто-Рико, где, соединившись с остальными кораблями с пехотой на борту, высадиться и свергнуть испанское колониальное господство.

Тем временем к числу противников Такера добавился новый командующий американской эскадрой – контр-адмирал Джон Дальгрен. Наследие гражданской войны не давало шансов на примирение этих знаменитых людей. Противостояние Такера и Дальгрена выросло в дипломатическую проблему отношений между Перу и США. Не желая более быть причиной внутренних раздоров и внешнеполитических затруднений, в марте 1867 г. Такер подал в отставку. В то же время, не ощущая реальной опасности со стороны Испании, чилийцы более не видели необходимости в союзе с Перу.

Перу вновь попало под влияние США, а британцы господствовали в хозяйственной жизни Чили. Противоречия между Британской Империей и американцами обостряли межгосударственные отношения союзников по борьбе с Испанией. К концу 1867 года союз фактически распался.

Грандиозный план мести президента Прадо так и не был реализован. Хотя боевых действий противники более не вели, мирный договор был подписан только 12 июня 1883 г. в Лиме. Стоит отметить, что инициатором подписания договора выступило оккупационное правительство Перу, после того как страну фактически захватили чилийские войска в ходе Второй Тихоокеанской войны между бывшими союзниками.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Испанская Тихоокеанская эскадра и флоты Перу и Чили

ИСПАНИЯ

С июля 1863 г., когда началась так называемая научная экспедиция, по май 1866 г., когда начались военные действия на море, обе стороны конфликта постарались усилить свои военно-морские силы в регионе. Испания сумела собрать значительную эскадру из следующих кораблей: батарейный броненосный винтовой фрегат «Нумансия»; паровые винтовые фрегаты «Вилья де Мадрид», «Ресолусион», «Альманса», «Рейна Бланка» и «Беренгела»; паровая винтовая шхуна «Вирхен де Ковадонга»; канонерская лодка «Венседора». Кроме этого, в состав эскадры входили небольшие канонерские лодки и транспортные суда. Всего совокупная огневая мощь эскадры составляла 250 стволов артиллерии, однако полное отсутствие у испанцев нарезных пушек могло стать серьезной проблемой в случае столкновения с новыми перуанскими броненосцами.

ПЕРУ

Флот Перу опережал по численному и качественному составу чилийский флот, хотя по суммарному тоннажу или огневой мощи не мог соответствовать мощи испанской эскадры. Располагая лучшими в западной части континента военно-морскими силами с профессиональными и достаточно компетентными моряками, перуанцы были решительно настроены на сопротивление.

Флот Перу дополняли гражданские пароходы с вооружением от двух до шести пушек малого калибра, которые не оказали заметного влияние на ход конфликта.

После захвата испанцами перуанских островов Чинча стало очевидно, что война между Испанией и Перу неизбежна. Правительство Перу было вынуждено предпринять все возможные меры по увеличению своего флота. Как и Испания в 1850-х гг., Перу заказывало корабли наиболее передовых конструкций последнего поколения на лучших европейских верфях (главным образом – британских), в частности, деревянный батарейный броненосный винтовой фрегат «Индепенденсия» и железный мореходный однобашенный монитор «Уаскар». Оба броненосца были построены на частных верфях в Великобритании в 1865 г. и не успели принять участия ни в одном из сражений, но перехватили несколько торговых испанских кораблей. «Уаскар» был прогрессивным кораблем, воплотившим в себя все уроки Гражданской войны в США и последние технические новинки. В теории, его 254-мм пушки были способны с легкостью разрушать деревянные испанские фрегаты, в то время как самые мощные из испанских 200-мм гладкоствольных пушек не в состоянии были пробить броню обоих перуанских броненосцев.

Когда кризис в отношениях с Испанией усилился, Перу купила во Франции два корвета, построенных по заказу Конфедерации, но конфискованных правительством – «Унион» и «Америка».

В сентябре 1864 г. правительство Перу купило в США пароход «Колон» («Colon»), вооруженный двумя 12-фунтовыми пушками. Однако американский генерал Ирвин Макдауэлл конфисковал корабль для военных нужд армии в Сан-Франциско. Позже его действия были одобрены госсекретарем США. Протест перуанского правительства возымел действие лишь спустя шесть месяцев, и 14 марта 1865 г. корабль отбыл в Перу – как раз к началу боевых действий.

ЧИЛИ

В начале конфликта чилийцы располагали только паровым винтовым корветом «Эсмеральда». Кроме того, имелись вооруженные пароходы «Майпу» (450 тонн) и «Антонио Варас» (484 тонны). Закупленные чилийцами корветы «Чакабуко» и «О'Хиггинс» были удержаны британским правительством до конца войны, равно как и новый испанский броненосец «Витория». Оба корвета строились для флота Конфедерации как развитие проекта знаменитой «Алабамы», но были конфискованы правительством и проданы чилийцам. Тем не менее, чилийцы пополнили свой флот захватом в ноябре 1865 г. испанской шхуны «Вирхен де Ковадонга» и покупкой в Перу парохода «Лаутаро» (450 тонн).


  • [1] С испанской стороны в битве участвовал Патрисио Монтехо – будущий командующий испанским флотом на Филиппинах во время испано-американской войны 1898 г.
  • [2] Характерно, что Магелланов пролив «Уаскар» проходил с американским корветом.

источник: Максим Ферапонтов «Тихоокеанская война 1865-1866 гг.» // Арсенал-Коллекция № 6’2014

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on вс, 08/01/2017 - 19:34.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on вс, 08/01/2017 - 13:14.

++++++++++++ yes

"Война за гуано" – это, конечно, звучит... :))

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

byakin's picture
Submitted by byakin on вс, 08/01/2017 - 20:13.

"Война за гуано" – это, конечно, звучит... :))

а меня заинтересовало другое. испанцев перуанцы, чилийцы, боливийцы уже выкинули на мороз. почему у них была уверенность, что стоит только вновь появиться испанским кораблям, как местные сразу же капитулируют

В словосочетании "альтернативная история" многие авторы упирают на слово "альтернативная", совершенно забывая про слово "история".