Юрий Пашолок

А судьи кто?

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: беременным, кормящим, инвалидам, впечатлительным и прочим личностям, достойным общественного призрения, настоятельно рекомендуется данный текст не читать (и сразу же покинуть данную страницу). Всем прочим напоминаю, что, хотя алкоголь вредит вашему здоровью, но настоятельно рекомендуется в целях облегчения восприятия и смягчения реакции принять индивидуально расчитанную дозу. 

«Бумажные» САУ в легком весе

Как и в случае со многими другими советскими самоходными артиллерийскими установками, путь к созданию СУ-76 оказался совсем не простым. Первоначально в качестве базы для машины, предназначенной для поддержки мотомеханизированных соединений, предполагалось использовать двухбашенный танк Т-26. Позже в планах появился и Т-50. Сразу после начала войны резко изменившаяся ситуация заставила срочно менять саму концепцию такой САУ. Вместо легкой боевой машины поддержки пехоты появился ЗИС-30, истребитель танков на шасси тягача «Комсомолец». К самоходной установке с более широкой специализацией конструкторы вернулись лишь в конце 1941 года. СУ-12, в итоге ставшая первым серийным вариантом СУ-76, получилась далеко не с первой попытки. Этот материал рассказывает о машинах, которые оказались тупиковыми вариантами развития, так и не получив даже шанса быть изготовленными в металле.

Испытано в СССР. Легкий танк M24 Chaffee

 

Со второй половины 1943 года концепция отправки новой американской и английской бронетанковой техники по программе ленд-лиза в СССР несколько изменилась. Вместо немедленного начала крупномасштабных поставок союзники стали присылать по нескольку образцов новых машин «на пробу». В случае, если танк или самоходная установка соответствовали требованиям советской стороны, следовали уже полноценные поставки.

Первым образцом бронетехники, прибывшим «на пробу», стал Light Tank M5A1. К тому моменту производство легких танков в СССР уже сворачивалось, и американская новинка в войска так и не попала. Тем не менее, в СССР все-таки прибыл еще один легкий танк заокеанского производства. Речь идет о Light Tank M24, лучшем американском легком танке периода Второй мировой войны.

Юрий Пашолок. Сталин, танки, три ствола

Тяжёлые самоходные артиллерийские установки в СССР начали проектировать ещё с начала 30-х годов. К концу десятилетия работы по тяжёлым САУ затихли, но в начале 1940 года начались снова. РККА потребовались машины, предназначенные для уничтожения вражеских ДОТов. Итогом работы конструкторов стала САУ «212», которую, однако, по ряду причин даже не достроили. В апреле 1942 года программа по «212» была закрыта окончательно, уступив мест другому, не менее интересному проекту – штурмовому танку КВ-7.

Юрий Пашолок. Немецкий лев

Немецкая школа танкостроения времен Третьего рейха запомнилась в том числе и бронированными чудовищами вроде Pz.Kpfw. Maus, E-100 и им подобными. Вместе с тем, изначально в немецкой системе вооружений начала 30-х годов не было не только сверхтяжелых монстров, но даже тяжелых танков. Даже во второй половине 30-х в немецких Панцерваффе планировалось иметь лишь два типа легких и два типа средних танков. Откуда же у немцев появились проекты тяжелых бронированных чудовищ вроде Pz.Kpfw. Löwe, и какими путями шло их развитие?

Юрий Пашолок. КВ-1С. Меньше брони, больше подвижности

Постепенное увеличение боевой массы новых танков — абсолютно нормальное и логичное явление. Масса растет, прежде всего, за счет усиления брони, толщина которой, например, за время Второй мировой войны выросла в несколько раз. Тем не менее, был во время этой войны случай, когда конструкторы сознательно пожертвовали бронёй. Это случилось с советским танком КВ-1с, создание которого стало во многом вынужденной мерой, предпринятой для решения серьёзных проблем с надёжностью КВ-1. Машина эта оставила весьма заметный след в истории советского танкостроения. КВ-1с появился в результате определенного изменения взглядов советских военачальников на применение тяжёлых танков. Подвижность стала играть всё более важную роль. Новый танк создавался не только путем облегчения конструкции КВ-1: хватало в нем и новых технических решений. Какова же история создания танка КВ-1с и почему его путь в крупную серию был таким тяжёлым?

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

 

Наибольшего успеха чехословацкой танковой промышленности удалось добиться с лёгкими танками. LT vz.35 и LT vz.38 оказались удачными машинами, в ходе Второй мировой войны воевавшими в составе армий сразу нескольких стран. Несмотря на то, что разработка Škoda T-15 и Pz.Kpfw.38(t) n.A. не вышла за стадию изготовления опытных образцов, база последнего стала основной для разработки удачного истребителя танков Jagdpanzer 38(t). Неудивительно, что после окончания Второй мировой войны параллельно с запуском программы среднего танка TVP в Чехословакии начались работы и по новому лёгкому танку. В результате на свет появилось сразу несколько интересных проектов, таких как TNH 57/900, Škoda T-17 и плавающий танк Leták.

Юрий Пашолок. Чешская опора для шведского нейтралитета

История шведского танкостроения довоенного периода неразрывно связана с немецкими танками и инженерами. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить первый шведский танк Strv m/21, он же немецкий LK-II, и предвоенные танки фирмы Landsverk, спроектированные под руководством немецкого инженера Отто Меркера.

Размышления на тяжелую тему. Послевоенные проекты американских сверхтяжелых танков

 

Американская промышленность в годы Второй мировой войны выпускала вполне неплохие образцы средних и легких танков. На их базе строились и не менее удачные самоходные установки. Единственной областью танкостроения, в которой американские инженеры потерпели неудачу, оказалась разработка тяжелых танков. Хотя Heavy Tank M6 даже был принят на вооружение, от его использования быстро отказались. Машина получилась слишком тяжелой и недостаточно подвижной, не вписываясь в американскую доктрину применения бронетанковой техники. Тем не менее, разработка своеобразных американских тяжелых танков не останавливалась и порождала проекты вроде Chrysler K.

Юрий Пашолок. Невезучая САУ из Мытищ.

2 декабря 1942 года было подписано постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2559сс «Об организации производства самоходных артиллерийских установок (САУ) на Уралмашзаводе и заводе № 38». Оно стало финальной точкой в долгой истории разработки советских средних САУ, которые изначально создавались как истребители танков, но весной 1942 года превратились в штурмовые самоходы. По решению ГКО, в серию запускалась САУ У-35 разработки конструкторского бюро Уральского завода тяжелого машиностроения (КБ УЗТМ), которая к тому моменту еще не вышла на испытания. Подобное форсирование событий объяснялось острой потребностью Красной Армии в таких машинах. Интересно, что центром разработки средних САУ вполне мог бы стать не Свердловск, а подмосковные Мытищи. Причем средние самоходные установки, разрабатывавшихся КБ завода №592, оказались как минимум не хуже свердловских.