XVIII век

Винтовки Брендивайна

 

11 сентября для американцев – явно неудачный денек. Сегодня Флориду смывает, в 2001 году самолеты небоскребы таранили, а ровно 240 лет назад, 11 сентября 1777 года, британская армия генерала Уильяма Хоу разбила американских ополченцев под командованием самого Джорджа Вашингтона. Результатом этой конфузии стал захват англичанами тогдашней столицы сепаратистов – Филадельфии.

Перед началом сражения у Хоу было 15,5 тысяч солдат, включая пять тысяч немецких наемников из Гессена, которыми командовал генерал Вильгельм Книпхаузен. У Вашингтона – 14,6 тысяч бойцов и сильная позиция на высоком берегу реки Брендивайн, которую неприятелю предстояло форсировать. Правда, речка с "винным" названием была неглубокой и позволяла в любом месте перейти ее вброд.

Занимательная Англия. Четыре Георга: история ненависти. Часть 3

 

Из предыдущей серии вам известно, что бедняга Фредерик до своей коронации не дожил. Не сподобил, как говорится, Господь. И после нелепой гибели (в 1751 г.) этого не успевшего крепко встать на ноги любителя крикета наследником престола, то есть принцем Уэльским, сделался его 12-летний отпрыск Джордж - внук Его Величества Георга II. 

Интересное кино

 

Сегодня - годовщина сражения при Кунерсдорфе - одной из крупнейших и наиболее кровопролитных битв XVIII века, которая завершилась полным разгромом прусской армии под командованием короля Фридриха-II. После этого разгрома русские войска в первый раз взяли Берлин. Весьма любопытно, как Кунерсдорфское сражение показано в германском пропагандистском фильме "Великий король", снятом в 1942 году и посвященном Фридриху и его войску.

Было дело в Дюнекилне

 

Конечно, все знают, что сегодня годовщина славной Полтавской баталии, однако, про нее я писать не буду, поскольку мне не интересно делать "дежурные" заметки, посвященные общеизвестным событиям, описанным многократно и во всех подробностях. Тем более, что на сегодняшний день выпадает годовщина другого интересного сражения Великой Северной войны, о котором у нас, наверное, мало кто слышал.

8 июля 1716 года, через семь лет после разгрома под Полтавой, шведы потерпели еще одно поражение, но не на суше, а на море, и не от русских, а от датчан, которые тогда воевали на стороне России в составе антишведской коалиции. Датская эскадра под командованием 25-летнего командора Педера Торденскьольда разгромила и уничтожила в Дюнекилн-фьорде шведскую флотилию Улофа Стрёмскьорна.

Морская Комиссия Петра III

 

Вплоть до недавнего времени российский император Петр III характеризовался в историографии, как правило, с негативной стороны. Эта оценка переносилась обычно и на правительственную деятельность периода его царствования. Лишь относительно недавно появились серьезные обобщающие работы, авторы которых пытаются пересмотреть устоявшиеся стереотипы. Однако, если гражданское законодательство и акты Петра III, такие как манифест о вольности дворянства или ликвидация Тайной канцелярии, изучались достаточно основательно, то о деятельности императора на военном поприще этого сказать нельзя. В отечественной историографии эта тема не стала предметом сколько-нибудь углубленного исследования, и господствующим остается мнение, что 

«в короткий период своего царствования он провел ряд законов, которые приближали русскую военную систему к чуждой ей прусской». 

Не касаясь реформ Петра III в армии, отметим, что к флоту подобное утверждение неприменимо уже хотя бы по причине почти полного отсутствия такового у Пруссии в середине XVIII века. Между тем исследователи дружно отмечают повышенное внимание императора к российскому военно-морскому флоту, сжатая характеристика положения которого при Петре III впервые была дана Ф. Ф. Веселаго. Источниками для нее послужили опубликованные в XI части «Материалов для истории русского флота» высочайшие указы Адмиралтейств-коллегии, выписки из ее протоколов и ряд других документов за январь– июнь 1762 года. В последующих работах историков флота вплоть до современности данный вопрос излагался уже в основном по Веселаго, но в очень урезанном виде.

Занимательная Англия. Четыре Георга: история ненависти. Часть 2

 

Вступление

«Да возненавидишь ты сына своего и не будет в твоей семье покоя», - тихо проговорил старый суфий и прижал свою горячую ладонь ко лбу английского короля…

Я, конечно же, вру. Никаких суфиев в жизни Его Величества Георга II не было и быть не могло. Но я специально начал этот рассказ с абсурдности, чтобы подчеркнуть необъяснимость ненависти второго Ганновера на английском троне к своему старшему отпрыску. 

Занимательная Англия. Четыре Георга: история ненависти. Часть 1

 

Прелюдия

Что ни говори, а Стюарты были неудачниками. В политическом смысле. Посудите сами: после тонкой и проницательной Елизаветы (последнего Тюдора) на трон в 1603 году взошел импортированный из Шотландии Яков (первый Стюарт), который на ближайшей же парламентской сессии грубо заявил, что он, дескать, ставленник Господень и посему его надлежит холить, лелеять и, не скупясь, снабжать средствами… 

Дело в том, что в Англии король мог получить денег только через парламент, который имел привилегию вводить и повышать налоги. Поэтому услышав слова нового монарха, лучшие люди страны гневно нахмурили брови. И было от чего. Яков, приехавший из бедной Шотландии, чувствовал, что, наконец, дорвался до богатой кормушки и буквально сорил деньгами. Для примера, его расходы на мебель, одежду и прочие красивые вещи увеличились по сравнению с елизаветинскими временами на 400%. Более того, из родных пенатов он привел с собой целую ватагу прихлебаев, которых щедро одаривал звонкой монетой и земельными участками. Но этот человек, очевидно, обладал внушающей страх и уважение внешностью, скажет пытливый читатель и... ошибется. Облик Якова сводился к следующему: щупленькие ножки, нескладное туловище, огромная голова и непомещающийся во рту язык. 

Навабы и сахибы

 

Ровно 260 лет назад, 23 июня 1757 года произошла битва при Плесси (Плаши) – решающее сражение в ходе завоевания Бенгалии Британской империей. Примерно три тысячи английских солдат и офицеров под командованием полковника Роберта Клайва, среди которых собственно англичан было всего 900, а остальные – местные наемники-сипаи, разгромили армию бенгальского правителя – наваба Сираджа уд-Даула, превосходившую их численностью более чем в 20 раз.

Впрочем, такой результат объяснялся не столько доблестью и мастерством подданных британской короны, сколько предательством бенгальского полководца Мир Джафара. Еще задолго до сражения полковник Клайв через своих агентов тайно связался с Мир Джафаром и пообещал поддержку в его претензиях на бенгальский трон. Клайв знал, что Мир Джафар давно мечтал свергнуть наваба и занять его место. Недолго думая, Мир Джафар согласился, а потом склонил на свою сторону еще одного бенгальского военачальника – Яр Лутуф Хана. Мир Джафару и Яр Лутуф Хану непосредственно подчинялись 50 тысяч воинов (35 тысяч пехотинцев и 15 тысяч всадников) из 62-тысячной армии наваба.

Екатерина Великая в сериалах и в жизни - попытка сравнения

Пару лет назад назад два наших телеканала решили посоревноваться и сняли параллельно сериалы о возвышении будущей императрицы Екатерины II – сериал "Екатерина" (2014) с Марией Александровой в главной роли и сериал "Великая" (2015) с Юлией Снегирь.

Следует отметить, что данный сюжет уже не раз использовался в кинематографе. Для примера укажу только на две наиболее интересные, хотя и во многом противоположные по своим подходам, ленты:

Красные и черные

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

Ровно 220 лет назад, 24 февраля 1797 года, закончилась последняя на сегодняшний день попытка военного вторжения на Британские острова. Впрочем, вторжение – громко сказано, скорее это была нелепая и даже смешная авантюра, сразу обернувшаяся полным фиаско.

Все началось с того, что некий американский полковник ирландского происхождения по имени Уильям Тейт предложил революционному руководству Франции, которая тогда находилась в состоянии войны с Великобританией, высадить десант на побережье Уэльса и тем самым спровоцировать восстание местных жителей против Лондона. Тейту кто-то наплел, что валлийцы ненавидят англичан и ждут только повод, чтобы начать национально-освободительную войну. Таким поводом, по замыслу Тейта, могла стать высадка французских войск и объявление местным жителям, что эти солдаты несут им свободу и независимость.