XV век

Было дело под Жарновцем

 

Ровно 555 лет назад, 17 сентября 1462 года, в рамках так называемой Тринадцатилетней войны, состоялось сражение у села Жарновец, в котором поляки под командованием воеводы Петра Дунина разгромили войско Тевтонского ордена. Польша вела эту войну, чтобы вернуть себе выход к Балтийскому морю и земли восточного Поморья, отторгнутые у нее орденскими братьями более полутора веков назад.

Тогдашний польский король Казимеж-IV не раз говорил, что он готов или голову сложить или последнюю рубашку с себя продать, но Поморье вернуть. Немцы тоже были упорны, поэтому война тянулась уже девять лет. Однако под Жарновцем наступил переломный момент.

Глаза его как небо голубые...

 

В комментах к вчерашнему посту про Ангорскую битву ожидаемо отметились новохроноложцы с известной мантрой о голубоглазом блондине Тамерлане с "истинно арийской" или славянской внешностью. Действительно, есть европейские портреты Тимура, подходящие под это описание, однако, все они нарисованы спустя много десятилетий или даже столетия после его смерти, причем нарисованы людьми, которые никогда его не видели. Соответственно, внешность великого завоевателя на этих портретах отражает лишь богатство фантазии их авторов.

В этой связи надо отметить, что Тамерлан в средневековой Европе был весьма популярен и рисовали его довольно часто. Объяснение - простое: главным внешним врагом тогдашней западноевропейской христианской цивилизации были турки-османы, натиск которых европейцы отражали вплоть до конца XVII века. А про Тамерлана было известно, что он нанес туркам сокрушительное поражение. На этом основании его считали "своим парнем", не акцентируя внимание на том, что сам он, как и турки, был мусульманином.

Тимур и его команда

 

615 лет назад (по новому стилю), 28 июля 1402 года, возле города Ангора, который ныне называется Анкара, состоялась одна из самых крупных и кровопролитных битв средневековья. Турецкий султан Баязид Молниеносный и последний великий монгольский хан Тимур (он же Тимур-ленг, он же Тамерлан) с помощью своих многочисленных подданных выясняли, кому будет принадлежать Малая Азия.

В результате турецкое войско Баязида было уничтожено, а сам он оказался в железной клетке. В сражении с обеих сторон погибло от 30 до 60 тысяч пассионарных мусульманских воинов, что для христианской Европы, безусловно, оказалось большим плюсом. Особенно - для Византии, которой эта разборка подарила дополнительные полвека существования. Если бы Тимур не навалял османам при Ангоре, несомненно, они бы сокрушили "второй Рим" гораздо раньше, чем это произошло в реале.

Война - слишком сложное дело, чтобы доверять ее военным

 

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы,поднятой в статье "Последний бой, он трудный самый...".

17 июля 1453 года в окрестностях французского городка Кастийон-де-Батай , что в юго-западной области страны - Гиени, состоялось последнее сражение Столетней войны в котором 7-тысячная армия французов под командованием Жана Бюро (по другим данным, в ней было до 9000 в начале и до 10 000 человек в конце сражения) наголову разгромила армию англичан под командованием их прославленного полководца, 69-летнего Джона Талбота.

Но в историю эта битва вошла не только потому что де факто завершила одну из самых длинных войн в истории (через три недели французская армия войдет в мятежный Бордо и в руках у англичан останется только Кале на берегу Ла-Манша (французы вернут его только через 100 лет), а в первую очередь потому, что в ней, впервые в военной истории основную роль сыграла артиллерия, ну и еще тем, что командовал французами человек, чья биография меньше все ассоциируется с термином "карьера военного". Де факто - прославленного британского полководца победил юрист с задатками бухгалтера, увлекшийся в совсем немолодом возрасте разными военными "игрушками". 

Последний бой, он трудный самый...

 

17 июля 1453 года возле маленького гасконского городка Кастийон-де-Батай состоялось последнее сражение Столетней войны между Англией и Францией. Англичане в этом сражении потерпели сокрушительное поражение и были вынуждены навсегда отказаться от претензий на французские земли.

Сражению предшествовало завоевание французами в 1451 году портового города Бордо - последнего крупного населенного пункта на французской территории, остававшегося к середине XV века под властью англичан. Британцы владели этим городом более 150 лет и его население давно ощущало себя англичанами, а не французами. Неудивительно, что через год после "освобождения" бордосцы подняли восстание, перебили французский гарнизон и обратились за помощью к английскому королю, обещая вновь присягнуть ему на верность. К ним присоединились жители нескольких близлежащих городов и поселков, также считавшие себя англичанами, в том числе - Кастийона.

Тибетские батыры

 

Продолжаю выкладывать статьи из ЖЖ нашего уважаемого коллеги p_d_m.

Удивило наличие такого тяжелого конного комплекса вооружения у тибетцев. Как во всем этом можно было воевать на высоте в 3-4-5 км? Где брать и чем кормить боевых лошадок? Почему у высокогорцев вооружение степного, монгольского образца? 

Картинки из книги: Donald LaRocca. Warriors of the Himalayas: Rediscovering the Arms and Armor of Tibet.

Человек, создавший Россию

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

Ровно 555 лет назад (красивая цифра!), 28 марта 1462 года, на московский престол взошел 28-летний Иван Васильевич Рюрикович, он же Великий князь Иван III. Как известно, при нем и во многом благодаря ему было завершено объединение русских земель вокруг Москвы, ознаменовавшее создание единого Российского государства. И именно его, а не Ивана IV, впервые начали именовать русским царем. Значение этой личности в истории России, да и всей Евразии трудно переоценить. Далее – краткий обзор наиболее выдающихся, на мой взгляд, достижений Ивана III.

Победа Витовта в битве при Ворскле

 

 

Витовт победил на Ворскле

 

Планы Ягайло – династические, то есть претензии на польскую корону, а также, возможно, и политические – желание укрепить силы Великого Княжества Литовского всей мощью Польской Короны, привели к неожиданному обороту в политических отношениях. Под натиском малопольских панов, служивших опорой Владиславу II, в 1380-90-х годах были отменены институты Великого Княжества Литовского Русского и Жемайтийского, земли оного инкорпорированы в состав Польши, а князи превращены присяжными грамотами в вассалов Польской Короны.
Необычайный переворот в политических отношениях, неслыханный успех польской политики, первостепенный факт в истории Восточной Европы – если бы имел реальное значение. В действительности успехи польской политики были чисто дипломатическими. Приговорить к смерти политический организм, наполненный жизнью, каким являлось в последней четверти XIV века Великое Княжество Литовское, оказалось мало. Чтобы выполнить этот приговор, нужны были силы, а актами этого не сделать. Пока польская политика не выходили за границы дипломатических актов, и то сформулированных таким образом, что они были не совсем ясными адресатам, пока Великое Княжество Литовское и сложившееся положение вещей оставались неизменными, эти акты не вызывали протеста. Когда же поляки попробовали реализовать на практике букву и дух этих документов, протест был неминуем, и все дипломатические достижения развеялись как пепел.
Первым актом, раздражавшим влиятельные круги, была отправка польских наместников в Вильно. Немецкие хронисты дают большее значение следующему акту – когда королева Ядвига пожелала дани с русских земель как со своих владений. Какое из событий вызвало сопротивление, не имеет значения. Первое реальное покушение на самостоятельность Великого Княжества должен был вызвать ответную реакцию, и первый энергичный Гедеминович должен был стать лидером сопротивления.
Силой обстоятельств, или силой своих способностей, главой антипольских сил стал сын убитого Ягайлом Кейстута – талантливый и энергичный Витовт. Своей деятельностью он разбивает шаг за шагом дипломатические успехи Польши. Правда, принципы, заложенные в Кревскую Унию, пока не исчезают. Но Движение к Городельскому Договору, уничтожевшему всякие претензии Польши на господство над Русью, началось.