XIX век

Эскадренный броненосец «Ростислав» Часть 2

 

Часть 1

Свой первый большой поход в составе Практической эскадры летом 1900 года «Ростислав» совершил к Константинополю. Обойдя южное и восточное побережья Черного моря, он вернулся в Севастополь, а 17 октября вместе с броненосцами «Синоп», «Чесма», «Три Святителя» в присутствии Николая II участвовал в боевой стрельбе по сооруженным для этой цели береговым укреплениям в Мраморной балке. Между тем испытания башенных установок 254-мм орудий, возобновившиеся осенью 1900 года и длившиеся два последующих года, закончились неудачей, и управляющий Морским министерством приказал не мудрствуя лукаво выполнить все по образцу, уже апробированному на броненосцах типа «Адмирал Ушаков». Только 31 мая и 1 июля 1902 года артиллерия «Ростислава» наконец выдержала все положенные испытания. Механизмы башен были признаны весьма компактными и удобными в эксплуатации, замеры оседания башен относительно корпуса подтвердили прочность конструкции. Отмечалась и обратная сторона прогресса – значительная сложность электрических систем башен, в каждой из которых имелось до 332 контактов и выключателей. В то время чрезмерно увлекались системами «взаимной замкнутости», когда нельзя было пустить привод в ход, не выполнив предварительных манипуляций.

Эскадренный броненосец «Ростислав» Часть 1

 

«Ростислав» – корабль нового в русском броненосном флоте типа и во многом – необычной судьбы. Одиночный по своей конструкции, он стал образцом для заимствования ряда принятых на нем технических решений в проектах других кораблей. Выпавший из всех видов классификации, он побудил судостроителей перейти к серийной постройке броненосных кораблей. Созданный для закрытого черноморского бассейна, «Ростислав» оказался единственным из тамошних броненосцев, который побывал на пороге Средиземноморья, представляя интересы Российской империи. Порождение технической близорукости, политической реакции и общественного застоя, корабль оказался в центре переломных периодов русской истории. В его судьбе причудливо сплелись драматические происшествия в дни мира, войны и революций, коллизии судеб экипажа, расколотого русской смутой, беспримерная служба в гражданской войне и символичная гибель в Керченском проливе под Андреевским флагом в 1920 году.

Одна мачта, одна труба, одна пушка – одно недоразумение. Эскадренный броненосец «Гангут»

 

День 12 июня 1897 года на Транзундском рейде начался как обычно. На кораблях Практической эскадры Балтийского флота в 5 часов утра сыграли побудку; уборка коек, умывание, молитва, завтрак, приборка шли своим размеренным порядком. Когда медь заблестела в лучах солнца, палубы были вымыты, снасти обтянуты, и началась подготовка к рабочему дню. Согласно расписанию занятий и учений кто-то готовился к постановке сетевых заграждений, кому-то выпала очередь свозить десант на берег. В 7 ч 15 мин эскадренный броненосец «Гангут» под флагом начальника эскадры вице-адмирала С. П. Тыртова снялся с якоря и направился в Выборгский залив на артиллерийские стрельбы.

Каждый год корабли эскадры занимались здесь боевой подготовкой. Район изучили до мелочей: низкие покрытые лесом берега, небольшие островки, спокойная в июне гладь залива, ни океанских приливов, ни отливов. Словом, тихий, райский уголок. К осени здесь уже неуютно, но к этому времени большинство судов эскадры, закончив кампанию, становится на зимовку в гаванях Кронштадта. Неудобство для плавания в этом районе доставляли лишь подводные камни. Последний раз промеры глубин выполнялись здесь в 1834 году, и не проходило кампании без посадок на мель или ударов о камни. К этому привыкли, впрочем после серьезной посадки на мель броненосца «Император Александр II» в 1895 году приняли решение произвести в шхерах гидрографическое траление. Его начали с выходных фарватеров из портов, и к 1897 году до района острова Рондо, куда направлялся «Гангут», очередь еще не дошла.

Они сражались за родину

 

С заморочками по работе я слегка подзапустил бложик и едва не пропустил интересную дату: 155 лет назад, 28-30 августа 1862 года состоялось так называемое второе сражение при Булл-Ране, в котором войска Конфедерации южных штатов вторично отразили попытку армии США вторгнуться на их территорию и развернуть наступление непосредственно на столицу конфедератов - город Ричмонд.

Битва происходила на том же месте, где более года назад северяне предприняли первую попытку вторжения и были отброшены. Во второй раз они атаковали гораздо более крупными силами. Генерал Джон Поуп вступил на территорию отделившегося штата Вирджиния во главе 77 тысяч солдат и офицеров, из которых в боевых действиях непосредственно принимали участие 62 тысячи. Ему противостояла армия генерала Роберта Ли, которая насчитывала около 50 тысяч человек.

Второе сражение у речки с "бычьим" названием знакончилось так же, как предыдущее, но получилось намного более масштабным и кровопролитным. Утром 29 августа, северяне под командованием генерала Зигеля атаковали конфедератов, укрепившихся на склонах холма Стоуни Ридж, но не добились успеха.

Занимательная Англия. Четыре Георга: история ненависти. Часть 3

 

Из предыдущей серии вам известно, что бедняга Фредерик до своей коронации не дожил. Не сподобил, как говорится, Господь. И после нелепой гибели (в 1751 г.) этого не успевшего крепко встать на ноги любителя крикета наследником престола, то есть принцем Уэльским, сделался его 12-летний отпрыск Джордж - внук Его Величества Георга II. 

Как оно было на самом деле. Том

 

 

- Том!

Нет ответа.

- Том!

Нет ответа.

- Куда же он запропастился, этот мальчишка?.. Том!

Нет ответа.

Старушка спрятала очки в карман фартука и высунулась по пояс из окна мансарды. Том стоял на обочине дороги, рассеянно грыз яблоко и обозревал забор с критическим выражением лица. Рядом о чём-то шушукались его приятель Гек Финн и Сид, сын тёти Полли. К крайним доскам забора были прицеплены ролики с ручками, между ними тянулась проволока, к которой была прикручена кисточка. Под роликами стояли ведерки с краской.

Разборка у Маврикия

 

28 августа 1810 года завершилось сражение между английской и французской эскадрами у острова Маврикий в Индийском океане. Этот бой интересен, во-первых, своей продолжительностью, необычной для морских баталий, - он длился с перерывами более недели. Но еще более примечательно то, что это было последнее сражение на море, в котором французы разгромили англичан.

Впрочем, масштабы сражения не шли ни в какое сравнение с Трафальгаром или Абукиром. Изначально в нем участвовали четыре английских фрегата под командованием вице-адмирала Пима и пять французских кораблей (два фрегата, корвет и два трофейных вооруженных транспорта, ранее принадлежавших британской Ост-индской компании) под руководством адмирала Дюперре.

Было дело при Майванде

 

Сегодня – годовщина сражения при Майванде, в котором афганцы под командованием 20-летнего военачальника Мохаммеда Аюб-Хана наголову разгромили английскую сводную бригаду генерала Джорджа Бэрроуза. Это сражение стало переломным моментом англо-афганской войны 1878–80 годов, когда англичане вторично пытались захватить Афганистан (первая попытка была в 1838–42 годах) и снова им пришлось оттуда убраться.

27 июля 1880 года Бэрроуз во главе отряда численностью 2476 человек при 18 орудиях выступил из недавно захваченного Кандагара в направлении Газни. До этого ему удалось одержать ряд побед над афганцами, и он не сомневался, что очередная битва закончится аналогично. Недооценив противника, он пренебрег разведкой и боевым охранением, а в результате – завел свою армию в оперативный мешок, умело организованный молодым афганским полководцем.

Рисковая работенка

 

В дополнение к вчерашнему посту о военно-динамитных технологиях XIX века – подборка картинок, показывающих, как в те времена делали взрывчатку на динамитных заводах, еще не имевших никакой автоматики. На заставке – схема одного из первых заводов Нобеля, построенного в начале 1870-х годов. Из соображений безопасности он разделен на мелкие цеха, отгороженные друг от друга высокими земляными валами.

О Нобеле бедном замолвите слово

 

Ровно 150 лет назад, 14 июля 1867 года, Альфред Нобель продемонстрировал на публике свое изобретение, которое он назвал динамитом. Впервые с момента открытия рецептуры черного пороха появилась новая универсальная взрывчатка, пригодная для широкого применения, при том – гораздо более мощная.

В том же году заработал первый завод по производству динамита, на котором за несколько месяцев было получено всего 11 тонн изобретенной Нобелем гремучей смеси нитроглицерина с кизельгуром. Но уже через несколько лет мировое производство динамита измерялось тысячами, а потом – десятками тысяч тонн в год, а сам Нобель закономерно стал одним из богатейших людей на планете.