цикл статей «Ни рыба ни мясо»

Ни рыба ни мясо. Часть 4

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Эриопс-то из третьей части (помните эриопса?) не зря изображен сидящим в луже с гордо поднятой головой: в отличие от большинства героев третьей части он – представитель обширной группы темноспондилов, избравшей своей стратегией долгий и окольный, но всё же путь на сушу. Они не стали умелыми бегунами и выносливыми ходоками (и их потомки не стали таковыми до сих пор), но всё же обрели ценой бесчисленных жертв Естественному Отбору более жесткий скелет, чем их оставшаяся в водной колыбели родня, короткое, относительно компактное тело и сильные конечности. Обладая хорошо развитыми зрением и обонянием, они стали хоть и зависящими от воды, но наземными хищниками, способными брать сухопутную добычу.

Ни рыба ни мясо. Часть 3

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Это сидеропс, что переводится как "железновыглядящий" – скелет трехметровой амфибии обнаружили в раннеюрских породах Австралии, пропитанных солями железа. Хищник с крохотным мозгом в бронированном черепе с челюстями-капканом, размером с крокодила и столь же опасный в воде, на суше он своими неуклюжими движениями, едва способный противостоять гравитации, больше напоминал гигантскую саламандру, чьим весьма отдаленным родственником и являлся. Во времена динозавров подобные твари уже были реликтами и смогли дожить до мелового периода, по-видимому, только потому, что места их обитания располагались за полярным кругом, где для крокодилов было слишком прохладно. Амфибии же, обладавшие кожным дыханием и не нуждавшиеся в регулярных всплытиях для пополнения запаса кислорода (в холодной воде кислорода больше, а потребность в нем у земноводных при замедлении метаболизма при низких температурах, наоборот, меньше), чувствовали себя в холодных реках и озерах прекрасно. Сидеропс, как и показанный в бибисишных "Прогулках с динозаврами" кулазух, были последними представителями отряда темноспондилов, времена силы и славы которых приходились на пермский и триасовый периоды.

Ни рыба ни мясо. Часть 2

 

Интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Итак, условия, сложившиеся в мелководных водоемах девонского периода, буквально заставили сразу несколько разновидностей лопастеперых рыб независимо друг от друга научиться дышать атмосферным воздухом и при необходимости научиться худо-бедно выползать на сушу – природа словно представила на конкурс несколько моделей на тему "предок наземных позвоночных". Так часто бывало в истории жизни на Земле, когда появлялась новая экологическая ниша или уровень развития какой-то группы существ позволял им начать освоение новой среды обитания. В итоге в таких "конкурсах" почти всегда побеждала какая-то одна линия, лучше других приспособившись к новым условиям и потеснив конкурентов – из многочисленных пернатых летающих динозавров победителями оказались птицы, из нескольких видов людей – Homo sapiens. Так произошло и с первыми тетраподами – около 360 миллионов лет назад, в начале каменноугольного периода, потомки одной линии потеснили всех остальных, заставив их исчезнуть с лица земли. На лапах этих существ было по пять пальцев.

Ни рыба ни мясо. Часть 1

 

Интересная статья из жж коллеги Харитонова.

На фото на заставке – отважный экипаж катамарана "Пандерихтис Великий" на реке Рыбной. Название судна родилось по дороге в поезде, где мы прочитали газетную заметку о недавнем открытии этого удивительного существа. Раму рубили на месте из пропитанных весенним соком березовых лесин, в результате посудина получилась большой, сильной, непотопляемой, живучей, четырехвесельной, тяжелой, тихоходной и крайне плохо приспособленной для перемещения по суше… к чему это я? Да к тому, что примерно теми же качествами обладал и его доисторический прототип – рыба пандерихт (Panderichthys). А речь у нас пойдет о наших рыбообразных предках.