советская фантастика

Игорь Росохватский «Пират»

 

Пират долго сидел у магазина и ждал. Люди входили и выходили, дверь визжала и скрипела, а Маленького Хозяина все не было. У Пирата мерзли лапы, и он поочередно прижимал их к животу. Чем больше проходило времени, тем быстрее ему приходилось перебирать лапами. Псом овладело отчаяние, он начинал тихонько скулить.

Вот в проеме раскрытой двери показалось знакомое лицо. Пес радостно вскочил. Но тут же понял, что глаза его подвели: это был мальчик, похожий на Маленького Хозяина, но это был другой мальчик. Он пахнул мятными леденцами и чужой квартирой.

Иногда люди останавливались около Пирата.

Сергей Шаров «Ученик Герострата»

 

1. Первые признаки надвигающейся катастрофы появились в среду. В одиннадцать часов утра в Координационный Центр по управлению и контролю за работой Суперкомпа – крупнейшего компьютера Америки – позвонил некий мистер Джексон и сообщил, что «эта проклятая машина не желает отвечать на вопросы».

С тех пор как почти в каждом доме был установлен терминал, с помощью которого можно было обратиться за советом или справкой к Суперкомпу, такие случаи бывали нередко. Разумеется, ни в одном из них сам Суперкомп не был повинен: колоссальная аналитическая мощь его электронного мозга, неограниченный доступ к информации, собранной в крупнейших хранилищах, делали его поистине пророком, которому с трепетом внимало большинство людей. Кроме того, он управлял в стране всей промышленностью, сервисом, системой образования... Короче говоря, не было ни одной отрасли хозяйства, которая могла бы обойтись без него. Тысячи квалифицированных ученых и инженеров тщательно следили за «здоровьем» Суперкомпа, и за все свое полувековое существование он ни разу не выходил из строя. И если он все же не отвечал, то это, несомненно, означало только одно – неисправен терминал или линия связи, а этим ведали телефонные компании.

Игорь Росоховатский «Принцип надежности»

 

Я уже заканчивал доклад, когда из репродукторов прозвучало:

– Срочно! Доктора Буркина вызывает комиссия. Доктора Буркина вызывают в Город Роботов. Срочно.

Я посмотрел на встревоженные лица товарищей и скороговоркой продолжил:

– Итак, следственная группа, в которую был включен и я, установила: слесаря Железюка последний раз видели два месяца назад, седьмого марта в восемнадцать часов пятнадцать минут. Он распрощался у пивной со своим дружком, сказал: "Домой идти не хочется, жена загрызет". А спустя час его любимую фуражку защитного цвета обнаружили плывущей по реке. Собранные следствием факты противоречивы: одни подтверждают версию о самоубийстве, другие – версию об убийстве. Предстоит...

– Срочно! Доктора Буркина – в Город Роботов. Срочно.

Окно в будущее. Резонаторная станция

 

Небольшая, но интересная винтажная статья, которая, думаю, заинтересует коллег.

В воздухе показалась вражеская эскадрилья скоростных бомбардировщиков. Под крыльями самолетов находится смертоносный груз – фугасные бомбы. Целью налета является важный объект в тылу.

Но вот совершенно неожиданно флагман, а затем и другие самолеты теряют устойчивость и в следующий момент, как сраженные птицы, неуклюже падают вниз. Сокрушительной силы взрыв потрясает воздух. Гигантские столбы земли поднимаются вверх. Когда дым рассеивается, на земле видна беспорядочная груда обломков.

Сергей Булыга «Лабиринт»

 

Одни рождаются в поле, другие в лесу, третьи в дороге, на постоялых дворах, а самые счастливые рождаются в родительских домах. Молчаливый же родился в лабиринте, и первое, что он увидел, - это очень высокие стены, уходящие к самому небу. Но серые и холодные стены не испугали его, потому что в вышине над ними Молчаливый увидел яркое синее небо. Родился - и не закричал. Смотрел на небо, жевал беззубым ртом и хмурился. Мать испугалась, шлепнула младенца раз, второй... Все, кто рождаются на свет, должны испуганно кричать - так надо, а этот молчал.

Он так и вырос - молча, его так и назвали - Молчаливый. Мать часто плакала, кричала:

- Скажи хоть что-нибудь!

А он молчал. Он ничего не говорил, зато очень любил слушать. Стоило лишь старикам собраться у костра и заговорить о былом, как Молчаливый, крадучись, подходил к огню, садился и слушал. Поначалу его отгоняли, говорили, что не его это ума - слушать взрослые речи, а после привыкли. Молчаливый мог слушать часами, особенно когда беседа шла о том, что же скрыто за стенами лабиринта.

Окно в будущее. Гусеничный дноуглубитель

 

Небольшая, но интересная винтажная статья, которая, думаю, заинтересует коллег. 

Ежегодно государство расходует огромные средства на дноуглубительные работы, которые ведутся в морских портах, на многочисленных реках и каналах нашей родины. Обычно эта работа выполняется с помощью землечерпалок, производительность которых сравнительно невелика. Кроме того, эти землечерпалки не всегда удобны в эксплуатации. Так, например, на мелководье они могут работать только в случае, если предварительно пророют траншеи достаточной глубины для собственной стоянки. Затем они нуждаются в вспомогательном грузовом флоте для транспортировки грунта, извлекаемого из речного и морского дна.

Очевидно, что весьма трудоемкая работа по углублению дна нуждается в более совершенных и более производительных технических средствах, которые, несомненно, в будущем и появятся. Как могла бы выглядеть такая мощная землечерпалка будущего?

Игорь Росохватский «Бессмертный»

 

Солнце давно зашло, закатилось огненным шаром за горизонт, оставив в остывающем воздухе рассеянные волны энергии. Мне их явно не хватает для подзарядки. Я лечу уже свыше шести часов, и энергия в моих аккумуляторах изрядно истощилась. Появились неприятные покалывания ниже груди в блоке «с» — человек назвал бы их «голодными болями в желудке».

Внимательно оглядываю с высоты морской простор и замечаю пассажирский лайнер на подводных крыльях. Он идет в направлении моего полета, несется по темным волнам, как белая чайка, излучая волны музыки.

Догоняю его без труда, незаметно опускаюсь на верхней палубе и выхожу на корму, превращенную сейчас в танцплощадку. Словно сквозь живые волны, прохожу сквозь толпу нарядно одетых людей, огибаю танцующие пары и спускаюсь на нижнюю палубу по трапу, покрытому мягкой дорожкой. Отсюда ступеньки ведут в машинное отделение.

Север Гансовский «Не единственные сущие»

 

Шум погони приближался, и, задыхаясь, Наар опять подумал: нужно просить Юношу, чтобы он бежал один, оставил его, старика. (Он даже не знал, как того зовут, – просто Юноша.) Но в этот момент могучий низкий рев, который так озадачил весь город и их двоих, когда они выходили из тюрьмы, снова потряс небо и скалы и умолк. 

На этот раз он был еще сильнее, всеобнимающий свирепый звук. И он отчетливо ударил сверху, с неба. 

Юноша, рослый и красивый, с пристальным суровым взглядом, остановился и повернулся к Наару. 

– Ты слышал когда-нибудь такое, Учитель? 

Окно в будущее. Ледовая магистраль

 

Интересная винтажная статья, которая, думаю, заинтересует коллег.

...Вы спускаетесь в вокзальный тоннель и, пройдя небольшой коридорчик, неожиданно оказываетесь в вагоне. Мягкая мебель, ковры, картины на стенах - все это напоминает комнату отдыха. Немного освоившись с обстановкой, вы с удивлением замечаете, что в вагоне нет окон. Сразу это не бросается в глаза, так как мягкий отраженный свет почти не отличается от дневного.

Легкий толчок – и вагон уже в движении. Для пассажиров оно неощутимо. Ведь бегущих мимо предметов не видно. Вы находитесь в вагоне ледовой магистрали...

Лев Вершинин «Сказание о рыцаре Гуго»

 

Маргарите...

ДОН РОДРИГО ДЕ МЕНДОСА-И-КАРВАХАЛЬ БЫЛ СКАЗОЧНО БОГАТ. ОН ПЕРВЫМ ПРЕДСТАЛ ПЕРЕД БЕЗЛИКИМ, ЧТОБЫ ОБРЕСТИ ЖЕЛАННОЕ. И ЗАЧАХ, ОБЕРЕГАЯ СВОЕ ЗОЛОТО.

* * * 

...Легенда не лгала: Железный Рыцарь стоял на развилке тропы, безмолвный и мертвый, как сталь, из которой было выковано его могучее тело. Колонноподобные ноги слегка согнулись, вынудив исполина преклонить колени, торс мучительно отклонился назад, и тяжелые руки, чуть разведенные в стороны, бессильно замерли на весу, так и не сомкнув гибельных объятий.

Воистину – даже и в смерти своей тщился страж тропы не пропустить отважного путника в сумрак заповедного леса. Сколько же раз меняли деревья свой убор с того дня, когда меч дона Родриго, рожденного в поднебесной Астурии, стране снега и камня, навеки остановил биение стального сердца? Двести, если верить сказителям. Немало. Но и поныне не заржавела под дождями и не помутнела от лесной сырости стальная грудь, мерцающая под усталым солнцем подобно глади озера в час, когда ветер затихает.