флот

Камень, дерево, огонь

 

235 лет назад, в феврале 1783 года закончилась так называемая Великая осада Гибралтара – последняя попытка испанцев отбить у англичан этот крохотный, но очень важный полуостров. Осада продолжалась три года и восемь месяцев, но завершилась безрезультатно, несмотря на то, что на стороне Испании выступила Франция, а численность осадной армии в 1782 году в 4,5 раза превосходила численность гарнизона крепости.

Испанцы и французы так и не решились пойти на штурм, поскольку вырубленные в скале укрепления Гибралтара считались неприступными, а тогдашняя артиллерия против них была неэффективна. Осаждавшие попытались взять цитадель измором, но и эта тактика не принесла успеха, так как мощный английский флот неоднократно прорывал морскую блокаду, доставляя осажденным продовольствие, боеприпасы и подкрепления. Благодаря этому гарнизон Гибралтара, несмотря на потери, не сократился, а увеличился за время осады с 5400 до 7500 солдат и офицеров.

Последний дредноут Российской империи. Линейный корабль «Император Николай I»

 

Постройка четвертого линейного корабля для Черного моря осуществлялась в рамках реализации дополнительной программы 1914 года, утвержденной Николаем II 24 июня того же года. Ее принятие связывалось как с желанием сохранить преимущество Черноморского флота над турецким, который в недалеком будущем мог пополниться строившимися в Англии тремя дредноутами, так и со стремлением довести численность бригады линкоров до принятой комплектации, то есть до четырех единиц.

К разработке проекта корабля Главное управление кораблестроения (ГУК) приступило несколько раньше, в конце 1913 года. Велась она на основе результатов опытных стрельб, проведенных в августе того же года в Черном море по «исключенному судну № 4» (бывший броненосец «Чесма»), в кормовую часть левого борта которого был встроен отсек с элементами конструкции и бронирования линейных кораблей типа «Севастополь», а на палубе смонтирована боевая рубка. Эти эксперименты показали слабость и несовершенство принятой системы их защиты, особенно распределение толщин палубной брони, которое уже в советское время председатель Научно-технического комитета Н. И. Игнатьев назвал выполненным «вверх ногами».

Удар по «Шлезиену»

 

Данная статья выкладывается на сайт в честь Дня защитника Отечества и к столетию создания Рабоче-крестьянской Красной армии.

Шли последние дни и часы войны. Везде, и особенно на побережье Балтики, фашисты сопротивлялись с яростью обреченных. Перед ними – неудержимо наступающие войска Советской Армии, а позади – свинцово-холодные морские волны...

В Померанской бухте находились несколько десятков немецких военных кораблей и крупнотоннажных транспортов. Среди них особо выделялся своими размерами и угрюмым силуэтом линкор «Шлезиен». Его водоизмещение было 13 200 тонн, длина – 126 м, ширина – 22 м, две двухорудийные башни главного калибра, десять орудий калибра 150 мм в бортовых казематах, четыре 88-мм зенитных пушки и масса скорострельных «эрликонов», которыми были утыканы все надстройки корабля. Бездонные артиллерийские погреба, прикрытые двадцатисантиметровой броней, хранили огромное количество боеприпасов. Хотя «Шлезиен» считался устаревшим и относился к классу учебных линкоров, но для немцев он был очень серьезным подспорьем в обороне южного побережья Балтийского моря. Именно с этого корабля четыре дальнобойных 280-мм морских орудия с большой точностью обрушивали трехсоткилограммовые «чемоданы» на позиции наших частей, продвигавшихся по суше к порту Свенемюнде, главному узлу обороны гитлеровцев на побережье.

Лейтенант Хантер и его невероятные колеса; на заре парового флота

 

C Днем Защитника Отечества, уважаемые коллеги! И по этому поводу – небольшой материал о малоизвестной истории раннего парового корабле­строения.

К середине XIX века вопрос об оптимальном движителе для паровых кораблей все еще не был уверенно разрешен. Хотя гребной винт уже нашел применение на флоте и его преимущества были известны, моряки все еще не были уверены в его полной победе. На то был целый ряд оснований, в первую очередь – чисто технических, связанных с расположением двигателя относительно движителя.

Для колесного парохода расположение двигателя не являлось проблемой. Ось вращения гребных колес находилась высоко над водой, и цилиндры машины могли быть спокойно размещены под ней вертикально, вне зависимости от их габаритов или длины рычагов. Но гребные колеса были менее эффективны, чем винты, и плохо работали при сильной качке.

Аварии и катастрофы петровского парусного флота

 

Все наши дела ниспровергнутся, ежели флот истратится

Вынесенные в эпиграф слова являются частью ответа Петра I на сообщение князя А.Д. Меньшикова о гибели в Ревельской гавани в результате шторма 50-пушечных линейных кораблей «Фортуна» и «Антоний Падуанский».

Гибель корабля – всегда печальное событие, но особенно горько, когда корабли, предназначенные для боя, гибнут в результате действия стихии, из-за навигационных ошибок или по другим «не боевым» причинам. Не миновал этой беды и молодой российский флот.

Всего за время царствования Петра погибли или потерпели аварию тринадцать парусных кораблей, среди которых девять линейных (одни восстановлен), один фрегат, две шнявы и яхта.

Помни о "Мэйне"!

 

Ровно 120 лет назад, 15 февраля 1898 года в порту Гаваны взлетел на воздух американский линкор 2-го класса "Мэйн". Официально он прибыл туда для обеспечения безопасности граждан США в условиях вспыхнувшей на Кубе партизанской войны против испанских колонизаторов, а фактически – для демонстрации силы.

Разумеется, испанцы были далеко не в восторге от этого визита, однако, не желая портить отношения с самой мощной державой Западного полушария, они не стали препятствовать заходу корабля в гавань. Испании война с США была абсолютно не нужна, а американское руководство, мечтая захватить остатки некогда великой колониальной империи, наоборот, стремилось к ней изо всех сил. Требовался только повод, и разумеется, он таки появился. Американская пропаганда тотчас же приписала уничтожение линкора Испании, хотя на Земле вряд ли нашлось бы хоть одно государство, которому этот инцидент был менее выгоден.

О британском броненосце "Колоссус" (HMS Colossus)

 

Данный материал выкладывается на сайт по наводке уважаемого коллеги Пупс. Материал представляет собой ролики авторства коллеги vbbsmyt, посвященные британскому броненосцу"Колоссус" (HMS Colossus).

Торпеда в жанре клокпанк

 

В дополнение к предыдущему посту хотелось бы упомянуть еще об одном из первых образцов торпедного оружия, разработанном американским изобретателем Джоном Хауэллом в 1870 году. В отличие от Уайтхеда Хауэлл использовал в качестве силовой установки не газовый двигатель, а тяжелый чугунный маховик, который раскручивался внешней паровой турбиной, подключаемой через боковую муфту. Маховик, раскрученный до 10 тысяч оборотов в минуту, обеспечивал торпеде дальнобойность примерно в 500 ярдов, что по тем временам считалось вполне достаточным. Применение этого механического аккумулятора энергии позволяет отнести снаряд Хауэлла даже не к стимпанку, а к клокпанку.

Торпедой - пли!

 

Ясной лунной ночью с 25 на 26 января 1878 года моряки-черноморцы в ходе русско-турецкой войны впервые в мире успешно применили торпеды. Паровые катера "Чесма" и "Синоп" с дистанции примерно 80 метров выпустили самодвижущиеся мины Уайтхеда в турецкую канонерскую лодку "Интибах", стоявшую на якоре возле Батума. Оба снаряда почти одновременно поразили цель и буквально через минуту корабль ушел на дно, унося с собой 23 из 35 человек команды. На размещенной вверху репродукции картины российского художника Льва Лагорио изображен взрыв первой торпеды у борта турецкого судна.

Русско-испанское военно-морское сотрудничество в период Русско-японской войны

 

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы военно-технического сотрудничества Российской империи и Испании, поднятой в цикле статей «Русская эскадра для испанского короля».

Традиционно считается, что русско-испанское военное сотрудничество в 1904-1905 годах свелось лишь к предоставлению испанских баз для захода русских кораблей. Например, в планах крейсерской войны российский Главный морской штаб уделял большое место порту Виго. Русские вспомогательные крейсеры назначали там место рандеву, осуществляли бункеровку и выполняли мелкий ремонт. А 26 октября 1904 года в Виго вошел первый броненосный отряд Второй эскадры флота Тихого океана с целью приемки топлива со специально зафрахтованных для этой цели германских угольщиков «Pallas», «Ascania», «Elisabeth» и «Hans Menzalle». Хотя вначале военный комендант порта Руис де Рибера, ссылаясь на нейтралитет, запретил данные действия, вскоре пришел разрешающий приказ Мадрида.