флот Российской Империи

Корабли на железнодорожных платформах. Часть 1

 

До конца XIX века сообщение европейских районов России с Дальним Востоком осуществлялось с помощью морского транспорта. Русские военные корабли, направлявшиеся на Тихий океан с Балтики для пополнения флота на этом морском театре, вынуждены были совершать длительные плавания в водах трех океанов. Сократить протяженность пути позволял лишь Суэцкий канал.

С прокладкой «Великой Сибирской железной дороги» (Транссибирской магистрали) появилась возможность доставлять на Дальний Восток грузы по суше, более быстрым, дешевым и безопасным способом. Конечно, создание Транссиба позволяло решить множество государственных проблем, но именно угроза военного столкновения с Японией заставила русское правительство торопиться с завершением строительства дороги: одноколейный путь должен был вступить в строй в 1905 году. Благодаря ряду оригинальных мер (например, созданию Байкальской паромной переправы) Транссибирскую магистраль удалось ввести в эксплуатацию в чрезвычайно короткий срок и, самое главное, до начала русско-японской войны. В дальнейшем это позволило осуществлять переброску войск в Маньчжурию и обеспечивать их снабжение.

Последний дредноут Российской империи. Линейный корабль «Император Николай I»

 

Постройка четвертого линейного корабля для Черного моря осуществлялась в рамках реализации дополнительной программы 1914 года, утвержденной Николаем II 24 июня того же года. Ее принятие связывалось как с желанием сохранить преимущество Черноморского флота над турецким, который в недалеком будущем мог пополниться строившимися в Англии тремя дредноутами, так и со стремлением довести численность бригады линкоров до принятой комплектации, то есть до четырех единиц.

К разработке проекта корабля Главное управление кораблестроения (ГУК) приступило несколько раньше, в конце 1913 года. Велась она на основе результатов опытных стрельб, проведенных в августе того же года в Черном море по «исключенному судну № 4» (бывший броненосец «Чесма»), в кормовую часть левого борта которого был встроен отсек с элементами конструкции и бронирования линейных кораблей типа «Севастополь», а на палубе смонтирована боевая рубка. Эти эксперименты показали слабость и несовершенство принятой системы их защиты, особенно распределение толщин палубной брони, которое уже в советское время председатель Научно-технического комитета Н. И. Игнатьев назвал выполненным «вверх ногами».

Аварии и катастрофы петровского парусного флота

 

Все наши дела ниспровергнутся, ежели флот истратится

Вынесенные в эпиграф слова являются частью ответа Петра I на сообщение князя А.Д. Меньшикова о гибели в Ревельской гавани в результате шторма 50-пушечных линейных кораблей «Фортуна» и «Антоний Падуанский».

Гибель корабля – всегда печальное событие, но особенно горько, когда корабли, предназначенные для боя, гибнут в результате действия стихии, из-за навигационных ошибок или по другим «не боевым» причинам. Не миновал этой беды и молодой российский флот.

Всего за время царствования Петра погибли или потерпели аварию тринадцать парусных кораблей, среди которых девять линейных (одни восстановлен), один фрегат, две шнявы и яхта.

Торпедой - пли!

 

Ясной лунной ночью с 25 на 26 января 1878 года моряки-черноморцы в ходе русско-турецкой войны впервые в мире успешно применили торпеды. Паровые катера "Чесма" и "Синоп" с дистанции примерно 80 метров выпустили самодвижущиеся мины Уайтхеда в турецкую канонерскую лодку "Интибах", стоявшую на якоре возле Батума. Оба снаряда почти одновременно поразили цель и буквально через минуту корабль ушел на дно, унося с собой 23 из 35 человек команды. На размещенной вверху репродукции картины российского художника Льва Лагорио изображен взрыв первой торпеды у борта турецкого судна.

Русско-испанское военно-морское сотрудничество в период Русско-японской войны

 

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы военно-технического сотрудничества Российской империи и Испании, поднятой в цикле статей «Русская эскадра для испанского короля».

Традиционно считается, что русско-испанское военное сотрудничество в 1904-1905 годах свелось лишь к предоставлению испанских баз для захода русских кораблей. Например, в планах крейсерской войны российский Главный морской штаб уделял большое место порту Виго. Русские вспомогательные крейсеры назначали там место рандеву, осуществляли бункеровку и выполняли мелкий ремонт. А 26 октября 1904 года в Виго вошел первый броненосный отряд Второй эскадры флота Тихого океана с целью приемки топлива со специально зафрахтованных для этой цели германских угольщиков «Pallas», «Ascania», «Elisabeth» и «Hans Menzalle». Хотя вначале военный комендант порта Руис де Рибера, ссылаясь на нейтралитет, запретил данные действия, вскоре пришел разрешающий приказ Мадрида.

Русская эскадра для испанского короля Часть 4 Продажа русской эскадры Испании в 1817-1818 годах

 

Предисловие редакции: Предлагаемая вниманию читателей статья завершает ряд публикаций в нашем сборнике (см. «Гангут» вып.: 31, 33 и 35) об уникальной в истории царской России случае продажи другой стране – Испании – целой эскадры из 11 кораблей Балтийского флота (пяти 74-пушечных кораблей, четырех 44- и двух 36-пушечных фрегатов). Более подробно рассказывается о судьбе единственного из них «долгожителя» – фрегата «Патрикий». Такое внимание к данному эпизоду в истории отечественного флота оказано по той причине, что ранее наши флотские историки, в том числе и дореволюционные, об этом случае явно старались не распространяться.

Историки и политологи оценивали факт продажи российских военных судов исключительно с точки зрения реакции Александра I на борьбу Испании за свои американские колонии, причем в контексте взаимоотношений России с ведущими европейскими державами. Оценки эти примерно одинаковы, несмотря на различие в подходах к общей истории борьбы за независимость испанских и португальских колоний в Америке с их метрополиями.

Русская эскадра для испанского короля Часть 3 Взгляд из Испании

 

Предисловие редакции сборника «Гангут»: Предлагаемая публикация [1] вновь возвращает наших читателей к статье «Русская эскадра для испанского короля» (Гангут. Вып.31 и 33). На этот раз туже тему освещает испанский историк Алехандро Анка Аламильо. В подготовленном им материале содержится ряд интересных подробностей этой истории, а также прослеживается дальнейшая судьба бывших русских кораблей.

Испанский флот начала XIX века

Состояние, в котором находился испанский флот в начале XIX века, было жалким из-за различных факторов. Одним из них было, несомненно, поражение у Трафальгара, когда были уничтожены лучшие силы флота. Также нельзя забывать и о только что закончившейся войне за независимость, из-за чего экономические возможности королевства были явно недостаточными. Еще два фактора, не менее важных, завершают эту полную отчаяния картину: первый состоял в том, что испанские верфи не могли построить или отремонтировать большое количество кораблей, что приводило к сокращению флота; вторая заключалась в международном положении, поскольку восстание американских провинций требовало постоянной отправки туда войск для подавления инсургентов. Выходом из создавшегося положения могло стать срочное усиление флота в самые сжатые сроки.

Российский Императорский флот. Тяжелые артиллерийские корабли (Ferrum Autem)

Продолжаю публиковать свои наработки по флотам мира Ferrum Autem, и сегодня настал черед Российского Императорского флота. Пост будет посвящен общему описанию флота – его организации, системе базирования, подходе к проек­ти­ро­ванию кораблей и т.д. Увы, литературной части с "пиу-пиу" в этом посте не будет – пока мало материала по РИФ, но как только он появится – будет и литературная часть.

Русская эскадра для испанского короля Часть 2

 

Чтобы уладить неприятности, забракованные испанцами корабли Александр I в июле 1818 года распорядился заменить тремя фрегатами. Выбор пал на недавно (летом 1816 года) спущенные на воду 44-пушечный «Легкий» (однотипный с проданными ранее фрегатами «Меркуриус» и «Патрикий») и 36-пушечные «Поспешный» и «Проворный», стоимость которых составляла 3200 тыс. рублей.

На подготовку к походу отводился минимум времени, чтобы они могли не позже 22 июля 1818 года (все даты, кроме особо оговоренных, по новому стилю) 

«отправиться из Кронштадта в дальнюю экспедицию».

«Мы наш, мы новый, флот построим…» Часть XXIII. Большие пакостники на мелком месте

 

Уважаемые коллеги, выкладываю продолжение «Мы наш, мы новый, флот построим…». В этот раз речь пойдет о самых результативных кораблях русского флота. Некоторые корабли Вам знакомы, а некоторые новые. Приятного чтения.

* * *

Адмиралы, возглавлявшие военно-морское ведомство России, всегда считали мины дешевым и эффективным средством борьбы с флотами противника. Поэтому кораблям-минопостановщикам уделялось весьма большое внимание. Адептами минного дела были такие корифеи, как С.О. Макаров, В.К. Пилкин и И.М. Диков. К тому же сам морской министр Р.В. Хорошихин считал – «необходимо постоянно создавать угрозы противнику вблизи наших баз, важно устанавливать такое количество мин, чтобы всячески ограничивать и сковывать перемещения противника, заставить двигаться вражеские броненосцы ввиду наших баз со скоростью, не превышающий скорость тралящего каравана, постоянно угрожая ему (противнику) угрозой подрыва».