САУ

Юрий Пашолок. Бронетехника из тайных подвалов

Немецкие «секретные проекты танков» являются одной из наиболее благодатных тем для исторических споров, подтасовок фактов и откровенных фальсификаций. Что-то из этого делается в шутку, что-то по незнанию, а что-то и с умыслом. 1 апреля попробуем серьёзно разобраться, что же из сумрачных немецких творений «настоящее», а что нет.

Шестидюймовый дуплет

 

Обзавестись мощными САУ было давней мечтой РККА. Но, работы по «малому» триплексу (СУ-5) выявили слабость шасси лёгкого танка Т-26, по тяжёлому «корпусному», они столкнулись сперва с отказом от производства танка Т-24 (на его шасси предполагалось строить «корпусной триплекс»), а потом с дефицитом шасси среднего танка Т-28. А по САУ для ТАОН в сложности с доводкой специального (с использованием элементов как оригинальных, так и заимствованных от Т-28 и Т-35А), тяжёлого шасси (СУ-14).

«Скромная» альтернатива КВ-4 и КВ-5

Итак. В данной АИ, руководство СССР не доверяет «фейковой», непроверенной и ничем не подтверждённой информации об изготовлении в Германии (и даже в покорённых ею Чехии и  Франции!) сверхтяжёлых танков и, соответственно, не увлечено идиотской гонкой за неподъёмной ни для промышленности, ни для логистики монстрятиной, а изначально вкладывает все ресурсы в форсированное (а не как в РИ «не шатко ни валко») доведение до ума танка КВ-1 и его производной – башенной штурмовой САУ КВ-2.

«Бумажные» САУ в легком весе

Как и в случае со многими другими советскими самоходными артиллерийскими установками, путь к созданию СУ-76 оказался совсем не простым. Первоначально в качестве базы для машины, предназначенной для поддержки мотомеханизированных соединений, предполагалось использовать двухбашенный танк Т-26. Позже в планах появился и Т-50. Сразу после начала войны резко изменившаяся ситуация заставила срочно менять саму концепцию такой САУ. Вместо легкой боевой машины поддержки пехоты появился ЗИС-30, истребитель танков на шасси тягача «Комсомолец». К самоходной установке с более широкой специализацией конструкторы вернулись лишь в конце 1941 года. СУ-12, в итоге ставшая первым серийным вариантом СУ-76, получилась далеко не с первой попытки. Этот материал рассказывает о машинах, которые оказались тупиковыми вариантами развития, так и не получив даже шанса быть изготовленными в металле.

"Шайтан-арба" обр. 1935 года

Колёсный танк (бронетрактор) КТ-1 начали выпускать в 1932 году.

И, разумеется, помимо положительных качеств, как и свойственно любой модели №1, у него неизбежно в ходе эксплуатации непрерывно вылезали и всевозможные косяки.

Так, скорость машины считалась недостаточной (хотя чего можно требовать от фактически колёсного бронетрактора, который и так на ровном шоссе умудрялся разгоняться до 50 км/ч?!). Большие металлические колёса тракторного типа, при всех своих рессорах и резиновых бандажах-грунтозацепах, обеспечивали машине не только хорошую проходимость, но и беспощадную тряску не то что на неровной местности, но даже на булыжной брусчатке.

Юрий Пашолок. Невезучая САУ из Мытищ.

2 декабря 1942 года было подписано постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2559сс «Об организации производства самоходных артиллерийских установок (САУ) на Уралмашзаводе и заводе № 38». Оно стало финальной точкой в долгой истории разработки советских средних САУ, которые изначально создавались как истребители танков, но весной 1942 года превратились в штурмовые самоходы. По решению ГКО, в серию запускалась САУ У-35 разработки конструкторского бюро Уральского завода тяжелого машиностроения (КБ УЗТМ), которая к тому моменту еще не вышла на испытания. Подобное форсирование событий объяснялось острой потребностью Красной Армии в таких машинах. Интересно, что центром разработки средних САУ вполне мог бы стать не Свердловск, а подмосковные Мытищи. Причем средние самоходные установки, разрабатывавшихся КБ завода №592, оказались как минимум не хуже свердловских.

Могучая "валентинка"

 

Первые британские танки «Валентайн» (Infantery Tank Mark III Valentine), прибыли в СССР ещё в октябре-ноябре 41-го с караванами PQ-1 и PQ-2. Поскольку разгружались они в Архангельске, на танках отмечались массовые «размораживания» аккумуляторов  и систем охлаждения, заполненных водой. Конечно, кто бы мог в Англии подумать, что в Архангельске ноябрь – это уже настоящая русская зима!?

Юрий Пашолок. Тернистый путь к СУ-122

К весне 1942 года стало ясно, что работы над средней самоходной артиллерийской установкой (САУ) с 85-мм пушкой во вращающейся башне на базе танка Т-34 зашли в тупик. Результатом разработок, начатых еще летом 1940 года, стала самоходка У-20, которая военных не устроила. Проект даже не покинул чертежных досок. Далее развитие советских самоходных установок пошло совсем по другому пути. В значительной степени на дальнейшие работы повлияло изучение трофейной немецкой самоходной установки StuG III Ausf.B. Позже на её базе КБ завода №592 спроектировало советскую версию, известную как СГ-122. Впрочем, было очевидно, что переделками трофейных самоходных установок дело не ограничится.

Универсальные "куличики"

 

Уж не знаю, кому принадлежит идея скрещивания в одном орудии функций зенитной и противотанковой пушек (заразу скрещивать зенитные и полевые орудия подцепил и агрессивно продвигал ещё Тухачевский), но идея эта, наверное, давно свербила некие умы и своего апофеоза в СССР достигла в 1940-ом году, когда никто иной, как лично начальник Главного Артиллерийского Управления (ГАУ) маршал Советского Союза Кулик в письме наркому обороны предложил заказать разработчикам бронетехники «танк зенитно-противотанковой обороны» на шасси тяжелого танка с бронёй 75–45 мм и вооружением в виде 37-мм ЗП обр. 39 г. 61-К. Причём орудие должно устанавливаться в открытой сверху, как положено сугубо зенитке, рубке. Идея в принципе, конечно рациональная – иметь одну, мощно защищённую машину, которая и другие тяжёлые танки от ударной авиации противника прикроет (других ЗСУ, сравнимой с танками проходимости, у РККА нет от слова «совсем») и лёгкие танки противника будет расстреливать пачками, как в тире.

Юрий Пашолок. «Бумажные» истребители танков в среднем весе

Из всех немецких боевых машин серии E (Entwicklung, то есть «проект») до стадии изготовления в металле наверняка дошёл только Е-100. Однако это не помешало остальным образцам этого семейства получить широкую известность. Среди них были не только танки, но и самоходные артиллерийские установки — в частности, истребитель танков средней весовой категории E-25. Предлагаем углубиться в историю его создания, попутно познакомившись и с другими «бумажными» машинами этого класса.

«Удильщик»

В марте 1942 года началось производство самоходной установки StuG 40 Ausf.F. Главным отличием новой машины от предшествующей StuG III Ausf.E было 75-мм орудие StuK 40 с длиной ствола 43 калибров. Благодаря новой пушке машина превратилась в истребитель танков. Хотя формально она так и продолжала назваться «штурмовым орудием», новая установка была разработана именно для борьбы с танками. Впрочем, немецкие военные понимали, что хотя новая противотанковая пушка для САУ и обладала впечатляющими характеристиками, в условиях войны со стремительным ростом не только калибров, но и брони ей скоро придётся искать замену.

Долго ждать более мощную пушку не пришлось. Ещё зимой 1942 года компания Rheinmetall-Borsig разработала 75-мм танковую пушку 7.5cm KwK L/70, изначально предназначавшуюся для тяжёлого танка VK 45.01(H). Но идея оснащать эти танки такими орудиями, причём в разработанной всё той же Rheinmetall-Borsig башне, дальше полноразмерного макета не продвинулась. Затем пушке всё же повезло: в мае 1942 года она «прописалась» на перспективном среднем танке VK 30.02 (MAN), который с некоторыми изменениями приняли на вооружение как Pz.Kpfw.Panther. Выбор орудия оказался абсолютно верным. Выдающиеся характеристики бронепробития позволили KwK 42 L/70 не только стать основным вооружением «Пантеры», но и пережить этот танк. Укороченную версию KwK 42 французы ставили на лёгкие танки AMX 13 и броневики Panhard EBR, его же использовали на израильских M50.

7.5 cm Pak 42 L/70 mit Kugelblende auf VK 9.03. Проекция базируется на заводском чертеже