сказка

Как оно было на самом деле. Скажи "друг"

 

Уже десятое утро Хранители встречали у ворот Мории. Большинство сидело и угрюмо молчало, один лишь нетерпеливый Гимли бегал перед створками туда-сюда и бормотал под нос страшные гномьи ругательства. Практичный Леголас дохлёбывал прямо из котла суп из щупалец озёрного спрута. Глупое чудовище никак не могло успокоиться и время от времени пыталось отловить какого-нибудь неосторожного Хранителя, в результате чего тут же лишалось очередного супового набора: пока кто-то из отряда служил приманкой, остальные распределялись по берегу и ждали спрута с мечами наголо. Впрочем, щупальца у монстра отрастали очень быстро, так что голодная смерть друзьям не грозила, тем более что суп получался довольно приличный, напоминающий похлёбку из тунца.

Как это было на самом деле. Как Слонёнок искал дядю

 

Первым, кто попался Слонёнку на глаза, был Полосатый Питон, обвившийся вокруг скалистой глыбы.

– Простите, – вежливо обратился к нему Слонёнок, – не видали ли вы в этих краях Самого Сильного Крокодила?
– Не видал ли я Крокодила? – гневно воскликнул Питон. – Что за вопрос?
– Простите, если чем-то обидел вас, – повторил Слонёнок, – но мне сказали, что мой дядя стал обедом Самого Сильного Крокодила.

Питон мгновенно развернулся и начал лупить Слонёнка своим тяжёлым-претяжёлым хвостом (видите, мои маленькие друзья, какими вспыльчивыми бывают те, кому мешают отдыхать на солнышке!).

Как оно было на самом деле. Строители пирамид

 

Уставший за последние дни Менкатеп повёл плечами, разминая затёкшие мышцы, и отхлебнул из кувшина немного тёплого пива. Посмаковав приятно кисловатый вкус, он медленно повернул голову и спросил помощника, застывшего перед входом в шатёр:

– Готово?

– Готово, господин, сам проверял! – поспешно ответил помощник, не поднимая головы.

– Хорошо пропитали? – продолжал допытываться мастер, которому совсем не хотелось покидать прохладный шатёр и выходить под безжалостное солнце.

– Хорошо пропитали, господин, дважды, а дно даже трижды, господин, – затараторил помощник, – и просеяли перед этим тоже очень тщательно, больше никаких костей не попадётся, господин, головой отвечаю!

– Это правильно, что головой отвечаешь, – лениво заметил Менкатеп, с усилием вздымая себя на ноги. – В случае чего и думать о наказании не придётся.

Как оно было на самом деле. Теория относительности

 

– Я больше никогда не подойду к берегу! – всхлипывая, говорил маме Крошка Енот. – Я ненавижу Того, Кто Приходит К Пруду. Когда мы увиделись в первый раз, я ему по-дружески улыбнулся. Правда, в этот момент нос сильно зачесался... А он мне в ответ скорчил ужасную рожу! Но я всё равно его простил и в следующий раз даже предложил сыграть партию в городки – жестами. А он подскочил к воде и начал мне своей битой угрожа-а-ать!

Крошка Енот уткнулся маме в живот и разревелся.

Пикник на холме

 

Предисловие коллеги 17ur: Рассуждение на древний сюжет, с той или иной долей успеха облачённое в художественную форму.

Было лето, и был вечер, и были холмы. На трёх холмах из пары дюжин стояли короны - круги высоких камней, кое-где отёсанных. Ещё на четырёх холмах, которые с некоторой натяжкой можно было записать в вершины квадрата, охватывающего коронованный треугольник, расположились небольшие военные лагеря. Там стояла охрана. 

В некотором отдалении от воображаемого квадрата суетилась и гомонила стоянка много крупнее, схожая разом с полевым лагерем небольшого экспедиционного корпуса и с ярмаркой в честь весеннего равноденствия. Самой заметной частью стоянки, видной задолго до всего остального, был заякоренный воздушный шар, с которого все эти настоящие круги, предполагаемые треугольники и воображаемые квадраты легко было зарисовать в минуту.

Как оно было на самом деле. Сладкая песнь сирен

 

Колин Пирс, сын американского судовладельца, стоял на палубе яхты и дрожал. Злой ветер, перемешанный с брызгами, скользил по коже, тёрся о тело ледяной чешуёй. Однако укрыться от его порывов у юноши не было ни малейшей возможности: когда судно пересекло границу области, обозначенной на карте красным цветом, капитан Грегсон, повинуясь приказу старого Пирса, прикрутил Колина к мачте тонким линем. Как только был завязан последний узел, Грегсон, и без того законченный флегматик, вообще перестал реагировать на вопли молодого хозяина – тем более что уши послушного инструкции капитана теперь были наглухо запечатаны ватными тампонами, пропитанными стеарином. Оба матроса последовали его примеру, поэтому богатство ругательного запаса Колина могли оценить лишь кружащие над яхтой чайки.

С нами Бог ?

Как то в голову пришла странная мысль о том что наша текущая временная линия это результат действий бога и этот бог немец. Уверяю вас что я не употреблял ничего чтобы прийти к такому суждению. Вот как происходил ход мыслей.

Мы иимеем две социальные системы "Коммунизм" и "Нацизм". Первая нацелена на создание равных условий для всех и равенства всех. Богом в такой системе даже и не пахнет. Вторая уже изначально утверждает что не все равны. Немцы уверенные что они проект изначально начатый более развитой цивилизацией по созданию более совершенного человека. Сами немцы так же берутся за создание сверхчеловека. Предположительно в изначальной временной линии войну с СССР выиграли нацисты. Всё прошло удачно и после войны немцы продолжили проект создания сверхлюдей - нестареют не болеют высокий уровень регенерации клеток крайне высокий высокий уровень интелекта. Таким образом получили общество где большая часть нормальные люди которые продолжают создавать сверхлюдей и сверхлюдей. 

Как оно было на самом деле. Тараканы

 

– Стоять!

Таракан был маленьким и мерзким, но голос его звучал так пронзительно, что хромая собака от неожиданности заскулила и попятилась. Раки с негодованием защёлкали клешнями.

– Что это ещё за шествие? – пропищало насекомое, сложив лапки на груди. – Почему мне не доложили?

Из автомобиля вышел лев, раздвинул в стороны зверей, столпившихся перед неожиданным препятствием, и наклонился над тараканом:

Как оно было на самом деле. Пробуждение

 

Ктулху потянулся всем телом, приоткрыл второй и девятый глаза и шумно выпустил воду через жабры. Он чувствовал себя препаршиво: покрытое известковыми наслоениями тело пришлось буквально выламывать из каменного желоба, служившего ему постелью. В результате он оказался весь усеян мелкими осколками, задубевшая кожа похрустывала и неприятно зудела.

Расправив головные антенны, Ктулху просканировал окружающее пространство до самого горизонта. Оказалось, что за то время, пока древний бог дрых на своём каменном ложе, изменилось очень многое. На месте прежних горных хребтов плескались солёные волны, а бывшее дно океана, наоборот, вспучилось, и теперь пришельца из прошлого отделял от поверхности лишь тонкий слой мутной пресной воды.

Как оно было на самом деле. Новая Галатея

 

Молодой скульптор Ханс Линдквист аккуратно умостился в кресле, вытащил из барсетки пакетик жареного попкорна, разорвал фольгу, бросил в рот щепотку подрумяненных шариков и с интересом воззрился на дядю. Дядя Эрик, работник Национального музея, интеллигент в пятом поколении, недовольно поморщился, но замечания делать не стал – слишком важна была новость, чтобы отвлекаться на разные мелочи.