сказка

Как оно было на самом деле. Коллекционеры

 

Очередная струя огня разбилась о зеркальные доспехи.

- Ничего у тебя не получится, чудище! - обрадованно заорал Рыцарь, потрясая мечом. - Мою кирасу гномы Подгорья ковали!
- Подумаешь, - хмыкнул Дракон. - У меня в кладовой пещере таких навалом. Серийное производство.
- Что ты понимаешь, ящерица! - оскорбился Рыцарь. - Это уникальный экземпляр: когда его изготавливали, тупой подмастерье перепутал и выбил узор на спине в зеркальном виде. Вот, посмотри. Знаешь, сколько я за него заплатил?

Дракон посмотрел и сглотнул.

Не такая сказка. Тёща

 

- Опять вы, - Иван нехотя открыл дверь, - Василиса, твоя маменька пожаловала!

Тёща злобно зыркнула на Ивана и широко заулыбалась, увидев Василису.

- Василисушка! Как я рада тебя видеть!
- И я рада, - ответила Василиса, обнимая мать, - А ты чего тут? Мимо проходила?
- Нелёгкая принесла, - улыбнулся Иван и обратился к тёще, - Позвольте бросить ваше пальто.
- Обойдусь без лакеев, - фыркнула та, - Соскучилась по дочери, вот и решила зайти, проведать, всё ли у тебя хорошо.
- Всё хорошо, - заверила её Василиса, - За один день ничего не изменилось.
- Вот у тебя потому ничего в жизни не меняется, что ты мать не слушаешь. А я говорила, выходи за Царевича, а ты всё с этим Иваном.
- Мама! - Василиса закатила глаза, - Не начинай. У меня всё прекрасно.
- Я вижу, - мама уселась в кресло, - Бледная, круги под глазами. Похудела вон как. Что, этот бездарь на еду заработать не может? Так ты скажи, я тебе денег дам.
- Нам хватает денег, мама, - ответила Василиса, - Иван хорошо зарабатывает, да и я не отстаю.
- Где это видано, - возмутилась мама, - Чтобы женщина в семье работала? Вот я никогда не работала, твой отец был способен содержать семью. Не то, что некоторые.

Как оно было на самом деле. Страна чудес

 

Девочка мчалась со всех ног по лесной тропинке. Она понимала, что должна успеть любой ценой.

Иногда ей не верилось, что она, обычный английский ребёнок из обычной добропорядочной семьи, смогла попасть в страну, где обитают чудеса. Эксцентричные люди, невероятные животные, удивительные снадобья, перекраивающие тело... Местные обычно относились к ней доброжелательно; разумеется, были места, которых она избегала из осторожности, но таких было немного. Постепенно она привыкла этим жить, полюбила ежедневные сюрпризы; у неё появились друзья, причём не только среди людей — встреченный нею на редкость умный кот стал её домашним любимцем.

И вдруг всё рухнуло в одночасье, и виной этому было любопытство. Однажды, ближе к вечеру, девочка решила исследовать часы более тщательно. Спереди они ничем не отличались от заурядных карманных часов с заводом, но тыльная крышка была слишком массивной. Момент для проведения опыта был как раз подходящий, в комнате никого не было, поэтому она могла не таиться; положив часы перед собой, она достала спицу с расплющенным концом и с усилием сковырнула крышку.

Как оно было на самом деле. Зеркальце, мой свет

 

Светило за окном давно перевалило через полуденную горку и уверенно катится куда-то в лузу на дальнем западе.

– Черноброва, белолица, ты протри меня тряпицей, донимают злые мухи... – начинаю я тихо.
– Обойдешься, мерзкое стекло, — зевает белолицая во весь нежный рот. Коралловые губы сердито кривятся. – Ты зачем разбудило меня так рано? Я тебе что — жаворонок?

Что ж, сова так сова. Сама сказала.

Как оно было на самом деле. Случай на практике

 

Щупальца инструктора практической магии Тулку едва шевелились. Гигантская кальмарша, излюбленное воплощение преподавательницы Демиурситета, лениво возлежала на каменном ложе в своей подводной пещере у берегов Мартиники и наслаждалась звуками глубины. В отличие от многих своих коллег, Тулку никогда не нервничала попусту и воспринимала одинаково невозмутимо как приятные стороны жизни, так и огорчения. Среди студентов о ней ходили самые невероятные легенды: если верить слухам, то её ревность чуть не стоила жизни Андромеде, вспыхнувшее чувство к Ясону едва не сорвало экспедицию на "Арго" (тогда близорукая Тулку, засевшая в узком проливе, хватала с палубы кого ни попадя, но её избранника среди пойманных не оказалось), и якобы даже сам Геракл в своё время позорно бежал от любвеобильной профессорши — ночью, при свете факела, оставив ей на память меч и колчан со стрелами. Впрочем, Тулку никогда не подтверждала правдивости этих баек. Но и не опровергала, откровенно наслаждаясь благоговением студенческой аудитории.

Как оно было на самом деле. Средство от бессмертия

 

– Какая всё-таки презанятная штуковина! – Кощей с трудом заставил себя оторваться от диковинной трубки на подставке. – Вроде который раз уже смотрю, давно прискучить должно было – ан нет, взор прямо прикипает.

– Чего это ты там глядишь? – с подозрением прищурился Иван, звякнув кандалами. – Небось, опять какую пакость удумал...

– Да я бы и рад такой придумкой похвалиться, – вздохнул Кощей, – но врать не буду: не моя. Это, милок, один местный мастер ещё в старину изобрёл. А потом спился и помер. М-да. Так вот, через этот глазок любые малости высмотреть можно. Хочешь – могу дать поглядеть, мне не жалко. Сейчас сюда, на стёклушко капну – и готово. Не поверишь: в малой капельке воды такие зверюшки плавают, что и на пьяную голову не измыслишь.

– Много ты в пьяных головах понимаешь, уклейка сушёная, – проворчал Иван с кислой миной и почесался лопаткой о камень, выступающий из стены. – Небось, никогда ничего крепче кваса во рту не держал.

Как оно было на самом деле. Домовой на пенсии

 

Председатель комитета домовых (в просторечии — домкома) Кондрат Ионыч выбрался, не торопясь, из-за стола, обвёл глазами не в меру расшумевшихся участников застолья и прогудел:

— Итак...

Пьяненькая молодёжь не сразу, но угомонилась. Последних зазевавшихся горлопанов дружки быстро утихомирили тычками под рёбра. Никому не хотелось, чтобы памятливый Ионыч взял его на заметку.

— Итак, — повторил уже в полной тишине довольный председатель, — сегодня мы провожаем на пенсию нашего дорогого Фрола Титыча. Давайте поприветствуем его!

Раздались громкие хлопки, перекрываемые одобрительным гиканьем и стуком кулаков по столешнице. За другим концом стола приподнялся кряжистый рыжебородый детина, неловко раскланялся и поправил повязку на правом глазу.

Как оно было на самом деле. Скажи "друг"

 

Уже десятое утро Хранители встречали у ворот Мории. Большинство сидело и угрюмо молчало, один лишь нетерпеливый Гимли бегал перед створками туда-сюда и бормотал под нос страшные гномьи ругательства. Практичный Леголас дохлёбывал прямо из котла суп из щупалец озёрного спрута. Глупое чудовище никак не могло успокоиться и время от времени пыталось отловить какого-нибудь неосторожного Хранителя, в результате чего тут же лишалось очередного супового набора: пока кто-то из отряда служил приманкой, остальные распределялись по берегу и ждали спрута с мечами наголо. Впрочем, щупальца у монстра отрастали очень быстро, так что голодная смерть друзьям не грозила, тем более что суп получался довольно приличный, напоминающий похлёбку из тунца.

Как это было на самом деле. Как Слонёнок искал дядю

 

Первым, кто попался Слонёнку на глаза, был Полосатый Питон, обвившийся вокруг скалистой глыбы.

– Простите, – вежливо обратился к нему Слонёнок, – не видали ли вы в этих краях Самого Сильного Крокодила?
– Не видал ли я Крокодила? – гневно воскликнул Питон. – Что за вопрос?
– Простите, если чем-то обидел вас, – повторил Слонёнок, – но мне сказали, что мой дядя стал обедом Самого Сильного Крокодила.

Питон мгновенно развернулся и начал лупить Слонёнка своим тяжёлым-претяжёлым хвостом (видите, мои маленькие друзья, какими вспыльчивыми бывают те, кому мешают отдыхать на солнышке!).

Как оно было на самом деле. Строители пирамид

 

Уставший за последние дни Менкатеп повёл плечами, разминая затёкшие мышцы, и отхлебнул из кувшина немного тёплого пива. Посмаковав приятно кисловатый вкус, он медленно повернул голову и спросил помощника, застывшего перед входом в шатёр:

– Готово?

– Готово, господин, сам проверял! – поспешно ответил помощник, не поднимая головы.

– Хорошо пропитали? – продолжал допытываться мастер, которому совсем не хотелось покидать прохладный шатёр и выходить под безжалостное солнце.

– Хорошо пропитали, господин, дважды, а дно даже трижды, господин, – затараторил помощник, – и просеяли перед этим тоже очень тщательно, больше никаких костей не попадётся, господин, головой отвечаю!

– Это правильно, что головой отвечаешь, – лениво заметил Менкатеп, с усилием вздымая себя на ноги. – В случае чего и думать о наказании не придётся.