русско-японская война Порт-Артур

Взгляд Василиска. 10

Утро застало «Силача» подходящим к Талиенванской бухте. Балк и великий князь как два заговорщика стояли рядом у фальшборта напряженно оглядываясь по сторонам. Положение взявшихся за поиск пропавшего крейсера, осложнялось тем, что никто точно не знал, где покойный Степанов выставил заграждение. Несмотря на малую осадку, «Силач» вполне мог налететь на мину сорванную с якоря.

Взгляд Василиска. 9

Перевод на берег хоть был и неприятен, был все же воспринят Алешей стоически. Вполне понимая, что если в Петербург доложат обо всех обстоятельствах дела, его могут и отозвать, он и не подумал возражать. Напротив, немедленно направившись в порт, он доложился адмиралу и стал ожидать распоряжений.

Взгляд Василиска. 8

И снова первыми начали японцы. Кормовая башня «Ивате» развернулась в сторону идущего к ним вражеского корабля и дала залп, легший, впрочем, с большим перелетом. «Полтава» не отвечала, очевидно, имея намерение, подойти как можно ближе и расстрелять их в упор.

Взгляд Василиска. 7

Первыми показалась разведка из четырех бронепалубных крейсеров типа Такасаго. Идя средним ходом с W на O*, они явно высматривали результаты ночной атаки. На неповрежденных русских кораблях сразу же стали выбирать якорные цепи. Затем флагманский Петропавловск, просигналив «следовать за мной» дал полный ход и пошел на пересечку вражеского курса. Броненосцы один за другим выстраивались в кильватер и двинулись на противника. Однако японцы вовсе не собирались драться со всей эскадрой, и едва расстояние сократилось до 70 кабельтовых** дали полный ход и, пользуясь преимуществом в скорости, стали уходить.

Взгляд Василиска. 6.

Всякое действие на боевом корабле заканчивается приборкой, такова уж традиция. Так было и на этот раз, сначала матросы убрали сети, затем с остервенением драили палубу, не переставая про себя материть начальство, которое само не знает чего ему нужно. Потом, разумеется, нашлись еще работы, слава богу, хоть покормить не забыли. Солнце уже давно село, когда утомленные моряки наконец смогли разобрать свои койки и лечь спать. Господа офицеры, за исключением вахтенных, тоже разошлись по своим каютам. Алеша в тот вечер был свободен от службы и сидел у себя в каюте. Спать ему не хотелось и, чтобы убить время, он рассматривал марки. Надо сказать, что увлечение собирательством почтовых марок было второй страстью молодого человека после моря. Более того, в среде, так называемых, филателистов он был не малым авторитетом, поскольку обладал завидной коллекцией. Основная ее часть осталась в Петербурге, но кое-что он взял с собой. Сослуживцы знали об этой его привязанности и, желая сделать ему приятное, получая почту, частенько спрашивали, не нуждается ли он в новых экземплярах. Иногда среди них попадались достаточно интересные образцы, и молодой человек с благодарностью принимал их. Увы, заниматься марками решительно не хотелось, и лейтенант с досадой отодвинул кляссер. Немного подумав, он оделся и вышел на палубу, где едва не столкнулся с вахтенным начальником мичманом Феншоу.

Взгляд Василиска. Продолжение.

По странному стечению обстоятельств, в это же самое время в командирском салоне броненосца «Полтава» тоже говорили о скором прибытии великого князя. Разговор происходил между его командиром капитаном первого ранга Успенским и старшим офицером капитаном второго ранга Лутониным.

Четыре «дуэли» адмирала Того

Четыре «дуэли» адмирала Того

В Русско-японскую войну 1904 — 1905 годов командующему японским Соединенным флотом Х. Того довелось последовательно «скрестить шпаги» (или же, выражаясь по-морскому, кортики) с четырьмя российскими адмиралами: О.В. Старком, С.О. Макаровым, В.К. Витгефтом и З.П. Рожественским. С первым он сошелся в первый день войны — в бою на внешнем рейде Порт-Артура 27 января 1904 года, со вторым — там же 31 марта 1904 года, с третьим — в желтом море 28 июля 1904 года, с последним — в Цусимском проливе 14 мая 1905 года.

Взгляд василиска. Часть 3. Батарея на Ляотешане.

~~ Адмирал Макаров лично прибыл осматривать батарею на Ляотешане. Сюрприз японцам должен был удаться знатный. Комиссия, созданная генералом Белым, постаралась на славу. Во время разбора завалов из пушек, доставленных в свое время из Таку, помимо довольно устаревших двадцати восьми сантиметровых орудий были обнаружены несколько вполне современных двадцати одно сантиметровых орудий с длиной ствола в сорок калибров. Четыре из них были установлены на брустверах новой батареи.

Бой. Часть 1. Взгляд с Баяна

Бой. Часть 1. Взгляд с Баяна

- Одним прекрасным солнечным утром корабли Порт-артурской эскадры вышли на рейд! Продекламировал на весь мостик Баяна мичман Соймонов! Стоявшие вокруг офицеры только усмехнулись восторженности юного штурмана, и только недавно принявший командование красавцем крейсером капитан первого ранга Эссен поморщился. - Да уж прекрасное и солнечное. Действительно выход эскадры в четыре часа утра менее всего можно было назвать прекрасным, а уж солнечным совсем ни как. Кроме того, накануне случился прискорбный эпизод. Японцы, устроившие обстрел порта из 120 мм орудий и обычно не имевшие особого успеха неожиданно преуспели. Попадание, случившееся в Ретвизан, не принесло особых разрушений, но легко ранило начальника штаба адмирала Витгефта. Другое попадание пришлось на долю Баяна, да еще в тот момент, когда на нем был прибывший для приватного разговора с Рейценштейном Скрыдлов. Снаряд, угодивший в боевой марс не принес бы особого ущерба, поскольку дрянные пушчонки Гочкиса стоявшие там прежде давно находились, где то на сухопутном фронте. Дальномер тоже по счастливому стечению обстоятельств был снят для юстировки. Так что вреда, кроме перебитых фалов не случилось бы, если бы осколок от марса по какой-то немыслимой траектории не контузил младшего флагмана, вышедшего было проводить командующего эскадрой. Рейценштейну явно было худо, хотя он с жаром утверждал обратное. Наконец Скрыдлов согласился с его доводами и не настаивая более на госпитализации отбыл. Перед тем как сойти по трапу он вдруг подошел к Эсенну и приказал: - Если Николай Карлович, по любой причине, не сможет выполнять обязанности вымпел не спускать! Командуете отрядом крейсеров вы! И буркнул в сторону: – ну не Ухтомского же…

К вопросу о меткости стрельбы в русско-японскую войну. Часть I.

 На следующее, после атаки японских миноносцев, утро, около 08:00 японские лёгкие крейсеры под командованием вице-адмирала С. Дэва отправились на разведку под Порт-Артур с целью выяснения результатов ночного налёта. В это время русские корабли по-прежнему находились на внешнем рейде Порт-Артура, а повреждённые «Ретвизан», «Цесаревич» и «Паллада» стояли, приткнувшись к берегу.