Мифология

Как оно было на самом деле. Случай на практике

 

Щупальца инструктора практической магии Тулку едва шевелились. Гигантская кальмарша, излюбленное воплощение преподавательницы Демиурситета, лениво возлежала на каменном ложе в своей подводной пещере у берегов Мартиники и наслаждалась звуками глубины. В отличие от многих своих коллег, Тулку никогда не нервничала попусту и воспринимала одинаково невозмутимо как приятные стороны жизни, так и огорчения. Среди студентов о ней ходили самые невероятные легенды: если верить слухам, то её ревность чуть не стоила жизни Андромеде, вспыхнувшее чувство к Ясону едва не сорвало экспедицию на "Арго" (тогда близорукая Тулку, засевшая в узком проливе, хватала с палубы кого ни попадя, но её избранника среди пойманных не оказалось), и якобы даже сам Геракл в своё время позорно бежал от любвеобильной профессорши — ночью, при свете факела, оставив ей на память меч и колчан со стрелами. Впрочем, Тулку никогда не подтверждала правдивости этих баек. Но и не опровергала, откровенно наслаждаясь благоговением студенческой аудитории.

Как оно было на самом деле. Средство от бессмертия

 

– Какая всё-таки презанятная штуковина! – Кощей с трудом заставил себя оторваться от диковинной трубки на подставке. – Вроде который раз уже смотрю, давно прискучить должно было – ан нет, взор прямо прикипает.

– Чего это ты там глядишь? – с подозрением прищурился Иван, звякнув кандалами. – Небось, опять какую пакость удумал...

– Да я бы и рад такой придумкой похвалиться, – вздохнул Кощей, – но врать не буду: не моя. Это, милок, один местный мастер ещё в старину изобрёл. А потом спился и помер. М-да. Так вот, через этот глазок любые малости высмотреть можно. Хочешь – могу дать поглядеть, мне не жалко. Сейчас сюда, на стёклушко капну – и готово. Не поверишь: в малой капельке воды такие зверюшки плавают, что и на пьяную голову не измыслишь.

– Много ты в пьяных головах понимаешь, уклейка сушёная, – проворчал Иван с кислой миной и почесался лопаткой о камень, выступающий из стены. – Небось, никогда ничего крепче кваса во рту не держал.

Как оно было на самом деле. Домовой на пенсии

 

Председатель комитета домовых (в просторечии — домкома) Кондрат Ионыч выбрался, не торопясь, из-за стола, обвёл глазами не в меру расшумевшихся участников застолья и прогудел:

— Итак...

Пьяненькая молодёжь не сразу, но угомонилась. Последних зазевавшихся горлопанов дружки быстро утихомирили тычками под рёбра. Никому не хотелось, чтобы памятливый Ионыч взял его на заметку.

— Итак, — повторил уже в полной тишине довольный председатель, — сегодня мы провожаем на пенсию нашего дорогого Фрола Титыча. Давайте поприветствуем его!

Раздались громкие хлопки, перекрываемые одобрительным гиканьем и стуком кулаков по столешнице. За другим концом стола приподнялся кряжистый рыжебородый детина, неловко раскланялся и поправил повязку на правом глазу.

Как оно было на самом деле. Гордиев узел

 

Александр схватил меч обеими руками и размахнулся изо всех сил.

– Не надо!!! – завопил главный жрец, позабыв о страхе перед грозным завоевателем, и заслонил Гордиев узел своим дебелым телом. – Ваше величество, ну скажите ему! – он повернулся к понурому Гордию и умоляюще сложил ладони перед собой. – Вы же столько старались для родной страны: и руками работали, и головой придумывали – вон какое совершенство получилось! Неужели вам собственного труда не жаль?!

Гордий, плотный мужичок совершенно деревенского вида, смущённо почесал затылок, отчего прилизанные дворцовым цирюльником волосы превратились в воронье гнездо.

Об эльфах и их военном деле

Я тоже поучаствую немного в этом милом шабаше, если не возражаете.

Относительно экологии, социального устройства и менталитета эльфов надо прежде всего сделать одно важное замечание.

Как правило, в фэнтезийных сеттингах с участием эльфов используется в качестве основной креационистская теория: мир был создан некими изначальными богами, этот мир был совершенен, но по каким-то причинам испортился и стал деградировать (в смысле его совершенства, то есть, в нашем нормальном человеческом понимании – свободно развиваться), причем эльфы были созданы такими же совершенными, как и первичная вселенная, а вот люди – строго наоборот – несовершенными, и потому, соответственно, эльфы неизбежно вымирают, вместе с их совершенным миром, как бы они этому ни сопротивлялись, и все в конечном итоге достается людям, которые успешно развиваются в нарастающем (в том числе и благодаря их усилиям) бардаке. Из-за этого обстоятельства нельзя напрямую переносить понятия человеческого общества на эльфийское. Эльфийский декаданс – не свойство их общества, а внешние условия (хотя, конечно, нельзя и отрицать с абсолютной уверенностью ту возможность, что все байки про умирающий мир самими же эльфами и были придуманы, в оправдание их провальной социальной политики, но такая гипотеза была бы покушением уже на основы сеттинга, и потому контрпродуктивной).

Как оно было на самом деле. Сладкая песнь сирен

 

Колин Пирс, сын американского судовладельца, стоял на палубе яхты и дрожал. Злой ветер, перемешанный с брызгами, скользил по коже, тёрся о тело ледяной чешуёй. Однако укрыться от его порывов у юноши не было ни малейшей возможности: когда судно пересекло границу области, обозначенной на карте красным цветом, капитан Грегсон, повинуясь приказу старого Пирса, прикрутил Колина к мачте тонким линем. Как только был завязан последний узел, Грегсон, и без того законченный флегматик, вообще перестал реагировать на вопли молодого хозяина – тем более что уши послушного инструкции капитана теперь были наглухо запечатаны ватными тампонами, пропитанными стеарином. Оба матроса последовали его примеру, поэтому богатство ругательного запаса Колина могли оценить лишь кружащие над яхтой чайки.

Quarthadast. Карфаген и его боги

Доброго времени суток, коллеги. Сегодня я начинаю публиковать свою большую (как минимум по задумкам) альтернативу касательно античного Карфагенского государства. Начну я издалека, ибо понять те или иные моменты исторической части альтернативы будет сложно без описания кое-каких моментов, а именно – религии и культуры. Эта статья будет касаться именно религии, причем альтернативной – так как по некоторым причинам я решил не придерживаться реального канона, ибо его попросту не было.

Как оно было на самом деле. Вечное наказание

 

Огромный базальтовый шар нёсся вниз по углублению, выдолбленному в пологом склоне. За долгие века все неровности пообтесались, и теперь он двигался плавно, с мерным рокотом.

Добравшись до крутого подъёма в конце пути, шар на миг застыл в верхней точке, скатился обратно, побегал по жёлобу туда-сюда и остановился. В боковой части камня медленно открылся люк, из него выбрался маленький хвостатый даймон с блаженной улыбкой на лице. Пытаясь поймать равновесие, он сделал пару неверных шагов и шлёпнулся на мохнатую попку.

Как оно было на самом деле. Пробуждение

 

Ктулху потянулся всем телом, приоткрыл второй и девятый глаза и шумно выпустил воду через жабры. Он чувствовал себя препаршиво: покрытое известковыми наслоениями тело пришлось буквально выламывать из каменного желоба, служившего ему постелью. В результате он оказался весь усеян мелкими осколками, задубевшая кожа похрустывала и неприятно зудела.

Расправив головные антенны, Ктулху просканировал окружающее пространство до самого горизонта. Оказалось, что за то время, пока древний бог дрых на своём каменном ложе, изменилось очень многое. На месте прежних горных хребтов плескались солёные волны, а бывшее дно океана, наоборот, вспучилось, и теперь пришельца из прошлого отделял от поверхности лишь тонкий слой мутной пресной воды.

Как оно было на самом деле. Рыбак

 

Над тёмной, как патока, водой лениво плыла дымка. В тех местах, где из глубины вырывались пузыри, она начинала кружиться, образовывая небольшие смерчики. Легко, словно танцуя, серые полупрозрачные вихри скользили к берегу, но по мере приближения к черте, разделяющей воду и прибрежные камни, они замедляли движение и растворялись в породившей их пелене.

Тонкая нить с тускло поблёскивающей капелькой на конце рассекала поверхность реки. Остовы рыб, сонно снующие в толще воды, не обращали на неё никакого внимания. Один костяк, побольше и позубастее, повернул голову, неторопливым движением ухватил за спину небольшой скелетик и потащил его ко дну. Одетый в рубище человек на берегу успел заметить, как пойманный вяло дёрнул остатком хвоста, но высвободиться не смог, и через мгновение и хищник и жертва уже исчезли из виду.