Месопотамия

Катастрофа Бронзового века. Часть 7 Мы отменяем Апокалипсис

В прошлой, финальной части рассказа о Катастрофе Бронзового Века я постарался поставить последнюю, жирную точку в деле описания кризиса поздней бронзы. Однако, обратившись к иллюстративному материалу, который я давным-давно почерпнул в журнале уважаемого neznaika_nalune, я с ужасом увидел, что большинство ссылок в его записях уже нерабочие, а ряд иллюстраций давным-давно «протухли». Вот так и встречаешь демона Второго Начала стоящим за неплотно прикрытой дверью.

Поэтому – небольшая компилятивная зарисовка того, что бывает там, «за гранью» коллапса и распада. За моментом Апокалипсиса. Который всё-таки не жирная точка, а всего лишь слабое, но оптимистическое многоточие. Многоточие в длинном пути человека наверх, в этом постоянном споре и в сражении падшего ангела человеческого духа с поднимающейся с колен обезьяной.

Катастрофа Бронзового века. Часть 6 Батька Махно смотрит в окно – а Рамзес в гробу давно

Честно говоря: давно хотелось закончить цикл о катастрофе бронзового века. С одной стороны – вроде как и материал был весь в наличии, и канва рассказа была, в общем-то, очерчена, да и внимательные и любопытные читатели уже и сами поняли, откуда прилетели к цивилизациям бронзы «неправильные пчёлы», которые принесли в их уютный и устроенный мир горький мёд Тёмных Веков бронзового века. В общем, собрал я всё под один тег «Катастрофа бронзы», да и решил дать последний салют по поводу этого сюжета. Ну а чтобы мораль сей истории была для нас ясна и понятна – я дам ещё раз эскизно канву тех исторических событий. Ну и попутно я увяжу Катастрофу бронзы с новыми аккордами «Арабской весны», которая и дала мне вдохновение на написание этого цикла. Ведь Катастрофа бронзы – это и про нас с вами тоже. Люди не настолько сильно поменялись за 3000 лет.

Катастрофа Бронзового века. Часть 5 Последний довод королей

В предпоследней части рассказа о Катастрофе Бронзового века у нас будет оружие. Потому что именно оружие выходит на сцену мировой истории, когда все остальные аргументы уже исчерпаны. Ведь недаром оружие и шире того – войну, всегда называли "Последним доводом королей" (Ultima Ratio Regnum).

"Если состязание в гонке вооружений затянется, потребуются такие материальные издержки, которые либо заставят нас пойти на войну, либо ввести у нас диктаторское правление"
Дуайт Эйзенхауэр, 1953 год.

В Древнем Египте или Хеттской Державе правителям вводить диктаторское правление было бессмысленно – оно там и так уже существовало по жизни. Поэтому – война была для них единственным возможным и привычным выходом.

Катастрофа Бронзового века. Часть 4 Отлив опускает все лодки

Хорошо известна крылатая фраза экономической теории: "Прилив поднимает все лодки". В самом деле, говоря о повышательной волне экономического цикла, мы часто употребляем слова "бум", "ажиотаж", "лихорадка" и даже "взрыв".

Именно так люди, оказавшиеся современниками повышательной волны, называют явления экономического и социального роста – тучные и сытные года, когда положительная тенденция в климате, технологии, демографии, экономике и доступных ресурсах позволяет миру быть "сегодня богаче, чем вчера, а завтра – богаче, чем сегодня".

Однако метафора "взрыва" уже сама по себе задаёт пределы роста. Невозможно расти по экспоненте вечно – рано или поздно параметр, вроде бы являющийся в начале процесса несущественным, вдруг оказывается определяющим и ограничивающим рост.

Катастрофа Бронзового века. Часть 3 Картина Репина: Приплыли

На самом деле, если кому интересно, такая картина у  Ильи Репина в творчестве отсутствует. Близкая по смыслу картина, называющаяся "Не туда заехали", и изображающая трёх монахов в лодке, попавших в место купания деревенских женщин, есть другого русского художника – Льва Григорьевича Соловьёва. Тут уж точно "приплыли, так приплыли".

Впрочем, иногда в качестве картины "Приплыли" приводят всё же картину кисти Репина. Вот она:

Катастрофа Бронзового века. Часть 2 Убийца – садовник

Я знаю точно наперёд

Обсуждение прошлой статьи о кризисе конца Бронзового века (как здесь, так и на сайте "Афтершок") заставило меня ещё раз задуматься над тем, почему многие люди воспринимают науку в целом и историю человечества – в частности, в виде пёстрого собрания неупорядоченных и несвязанных между собою фактов.

То есть – в таком вульгарном представлении, история – не более, чем "грязная партитура" из миниатюры Жванецкого:

"Тут играем, тут – не играем, тут вообще пропустите, тут мы рыбу ею заворачивали".

На самом деле – это не так. Из науки или из истории невозможно произвольно выкинуть какие-либо чётко установленные факты, а по понравившимся лично вам фактикам выстроить свою уютненькую концепцию.

Катастрофа Бронзового века. Часть 1 Первая глобализация

Контуры грядущего...

Они всегда расплывчаты, неясны и парадоксальны с точки зрения тривиальности и неспешности текущего момента.

Да, абсолютно ясно, что существующая кривая роста народонаселения мира и роста мирового же энергопотребления, если просто механистически продлить её куда-то за горизонт событий, приведёт нас к ситуации, когда вся Земля будет покрыта плотно стоящими на ней людьми, а потребление энергии, которое так или иначе всё уходит в тепло окружающей нас среды, согласно закону Стефана-Больцмана, вполне сможет нагреть поверхность Земли до точки кипения воды.

Однако часто прообраз будущих изменений можно найти в прошлом развитии биологической жизни или человеческого общества. Да, аналогии всегда бывают неполны и приблизительны – но всё же это лучше, чем бесцельное гадание на кофейной гуще: "А как будет там, в этом неизбежном завтра?"

Вглядитесь вот в этих двух воинов: