Линкоры - властелины океанов

Итальянский след

Линейный корабль «Фрунзе»
 

Король Советского Союза (ч.2) - под британским стягом

В конце 1936 года непростая история проектирования последней серии британских линкоров типа «Кинг Джордж V» подошла к концу, но их строительство уже на самом первом этапе столкнулось с известными сложностями. Увы - 10 лет «линкорных каникул», которые устроила себе Англия, не прошли даром для ее промышленности. После «Нельсона» и «Роднея», оконченных постройкой в далеком 1927 году Великобритания не строила серии по настоящему крупных кораблей.

Король Советского Союза

Эта история началась  в конце 1914 года, когда в Российской Империи всерьез приступили к разработке проекта линейного корабля с 406-мм орудиями. Новый тип линкора предполагалось заложить после того, как сойдут на воду чудовищные корпуса линейных крейсеров «Измаил».  Предполагалось что новые, тридцатипятитысячные линкоры будут нести по 12 орудий калибра 406-мм в трех четырехорудийных башнях.

Линейные корабли типа «Истребитель». (Муравия).

1 января 1917 года японским крейсером был захвачен муравийский пароход «Пловец», среди документов капитана которого, среди прочей полезной информации, была обнаружена незаконно скопированная карта минных заграждений прикрывающих Лисскую бухту.

Это побудило Императорский флот провести операцию по обстрелу Лисского порта, для каковой цели были выделены броненосные крейсера «Курама», «Ибуки», «Айкома» и «Цукуба». Бухту, по имевшимся у японцев сведениям, прикрывала, помимо береговых батарей, бригада старых линкоров: «Князь Роман», «Исай Святой» и «Степан Великий». На самом же деле, уже после выхода «Пловца» в рейс, на Лису была перебазирована еще и 3-я бригада линкоров: «Князь Димитрий», «Патриарх Никодим» и «Истребитель», и таким образом и так слишком рискованный набег превращался в полную авантюру.

Линейный корабль «Князь Роман» (Муравия)

 

Проект линейного корабля «Князь Роман» стал дальнейшим развитием «Степана Великого», что было связано с ограничением размеров строящихся кораблей в старом деревянном эллинге Главного адмиралтейства. Первоначально предполагалось вооружить новый линкор 4 343-мм/30 и 8 203-мм/33 башенными, а также 4 127-мм/33 казематными орудиями. Для ликвидации возникающей перегрузки необходимо было уменьшить толщину брони и отказаться от бронирования оконечностей, компенсировав ослабление защиты карапасной броневой палубой. Смещение машинного отделения в нос, необходимого для размещения подбашенного отделения кормовой башни главного калибра удалось добиться уменьшением размеров котельных отделений, чему способствовало применение водотрубных котлов.

Броня крепка и пушки наши толсты, то только мозг бы нам спасти

Альтернативные сверх тяжелые крейсера, с использованием башен и брони Гангутов. Схемы и расчеты от колегии которого боялся сам Флинт.

Линейный корабль «Исай Святой». (Муравия)

 

                           Этой победой я не могу гордиться.

                       Великий князь Димитрий.

Vive la France! Битва за Дакар

Лучик бытия скользнул в уютную негу сна, обретая вид пузатенькой бутылки великолепного Martell. Но – как-то неправильно,  чистота линий и тепло оттенка  этого благородного напитка как-будто были чем-то неуловимо искажены. Однако сознание, растворяясь в блаженной дреме, не спешило подсказать причину столь вопиющего надругательства над тем, что сам Георг IV называл «Very Old Brandy».

Серые линкоры в северных морях

В продолжение дискуссии, возникшей в теме коллеги Ansar02 попытаемся все же ответить на вопросы – нужен ли был старый, двенадцатидюймовый линкор Северному  Флоту СССР во Второй Мировой войне и если да, то зачем?
 

Вайоминг - первый советский штат? Неа. Большой штатовец в СССР!

(Продолжение статьи «Рус-Омаха»)  В самом конце 1933 года, когда малость поулеглись круги на воде после признания Соединёнными Штатами Советского Союза, установления между ними дипломатических отношений и заключения чрезвычайно удачной и для американцев и для русских сделки по крейсерам типа «Омаха», президент США Рузвельт, напутствуя в дальнюю путь-дорогу своего ближайшего помощника Уильяма Буллита, которому выпала честь стать первым послом США в СССР, растолковывал ему свою идею, которую считал весьма удачной.