Курилка. Всё и обо всём что душе угодно

Посмертные приключения Хуана Лавалье

Посмертные приключения Хуана Лавалье

Дело было в октябре 1841-го года, под конец аргентинской гражданской войны. Хуан Лавалье, известный оппозиционный политик, бравый генерал, без единой царапины прошедший и гражданскую, и освободительную, к великой скорби немногих оставшихся в живых соратников, — убит наповал случайным выстрелом. Но это только начало истории, а не её конец.

Каким могло быть будущее. Космореализм Роберта МакКолла

 

Земля – это колыбель человечества. Но человек не может провести всю жизнь в колыбели. Эти строки могут быть отличным эпиграфом к выставке работ художника и иллюстратора Роберта МакКолла. 

50 лет и более 500 работ – это результат деятельности Роберта МакКолла в должности официального художника-иллюстратора NASA и иллюстратора журнала LIFE. Роберт начал свою карьеру в ранних 50-х и продолжает заниматься любимым делом до сих пор, параллельно с работой в NASA и LIFE оформив серию из 25 марок для американской почтовой службы. 

Мирмекология с Алексом Вайлдом. Часть II: муравьи и растения

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Первая часть ЗДЕСЬ

Пара рабочих Crematogaster (в англоязычных источниках их еще называют валентинов муравей – за брюшко в форме сердечка, и муравей-акробат – за характерную "скорпионью" позу в случае атаки) собирают нектар в цветке лилии. Предки муравьев – древние пилильщики, потом наездники, потом осы – издавна были связаны с цветками, вся эволюция перепончатокрылых протекала совместно с эволюцией растений. Муравьи, отказавшись от полета, стали неважными опылителями, но связь с растениями осталась у них "в крови", а их содружество с миром флоры принимает зачастую весьма интересные формы.

Мирмекология с Алексом Вайлдом. Myrmelachista и сады дьявола

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Сады дьявола – это участки в амазонской сельве, заросшие только одним видом растений, таких как Cordia nodosa, Tococa guianensis, Duroia hirsuta или Clidemia heterophylla. Ничего другого там не растет, ни былинки. Индейцы считают, что в таких местах живет местный леший – не то Чулячаки, не то Чуйатаки. Леший как леший – с копытом на одной ноге, меняющий облик и водящий путников в лесной чаще по кругу – только очень деятельный: в ХХ веке он открыл филиалы своих садов на Гавайях, в Южной Азии и Восточной Африке, куда в качестве инвазивного вида распространилась клидемия. Попытавшись провезти это растение в Австралию, вы рискуете нарваться на $60 000 штрафа.

Мирмекология с Алексом Вайлдом. Часть I. Муравьиные войны

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Из поста про войны муравьев и термитов могло сложиться впечатление, что муравьи как-то по особенному ненавидят термитов и стремятся их уничтожить. На самом деле эти воинственные существа не менее яростно сражаются и друг с другом – за корм и территорию, за рабов и свободу, а некоторые муравьи так и вовсе заточены исключительно под питание другими муравьями...

Цивилизация v. 1.0

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

(Изрядная часть материала потырена у уважаемого antimantikora)

Первые попытки освоения земледелия (на Ближнем Востоке, в X–XI тысячелетиях до н. э.) происходили в условиях последствий катаклизма глобального масштаба, сопровождав­ше­гося массовым вымиранием представителей животного мира.

Естественно было бы предположить, что агротехнические эксперименты начнутся с растениями, имеющими крупные плоды и дающими большие урожаи уже в диких своих формах. Даже в «неокультуренном» состоянии клубни и корнеплоды в десять и более раз превосходят злаки и зернобобовые по урожайности, однако древний человек по каким-то причинам игнорировал этот факт, находящийся в буквальном смысле у него под носом. 

Цивилизация № 0. Часть IV

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Культура неандертальцев просуществовала в Европе добрую сотню тысяч лет, практически не меняясь – пищи в изобильной ледниковой Европе было полно, видов-конкурентов, наоборот, не было, а из естественных врагов – один Дедушка Мороз, к которому они быстро и успешно приспособились.

Иное дело – хомо сапиенс, всю историю своего становления оттачивавшие на просторах жаркой Африки мастерство борьбы с себе подобными и охоты на пуганую африканскую дичь, разных гоминидов навидавшуюся во всех видах и в руки просто так не дававшуюся. Победив в нелегкой борьбе за существование на Черном континенте, люди со всем своим набором убийственных приемов и избыточным интеллектом приперлись в холодный европейский Эдем.

Цивилизация № 0. Часть III: хранители (18+)

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги Харитонова.

Пожалуй, самая известная разновидность верхнепалеолитического искусства – статуэтки так называемых «венер». В своем большинстве (но не все) они передают один и тот же тип много рожавшей женщины – матери, основательницы семьи. Лицо часто не обозначено, зато обнаженное женское тело почти всегда передается правдиво и точно. На основной массе фигурок над грудью есть пояски с орнаментом. Именно в таком виде кроманьонцы находились внутри домов – голыми, но практически всегда с пояском.

Плавучая пивоварня

При поисках странных видов техники времён второй мировой войны, нашёл довольно интересную информацию. 

Правительство США и Великобритании столкнулись c проблемой поднятия духа своих храбрых воинов, в первую очередь служивших в Тихоокеанском регионе. Эту сложную миссию решили возложить на пиво. Но возникали две проблемы: британские и американские сорта, привычные воинам, портились по дороге, а местное пиво солдатам не нравилось. Какие-то другие напитки было тоже достать проблематично: коварные японцы, вместо того, чтобы поить американцев своим саке, переоборудовали все заводы в военные. Оставшуюся продукцию японцы тратили на пилотов-камикадзе.

После гибели Анны Карениной...

После гибели Анны Карениной под колесами поезда ее дочь Анну на воспитание берет Каренин. Вронский в глазах общества превращается в чудовище, и все, кто раньше злословил по поводу Карениной, теперь выбирают своей мишенью Вронского. Он вынужден уехать из Москвы, но и высшее общество Петербурга его не принимает. Следы Вронского теряются где-то в глубине России. 
Каренин воспитывает детей Сергея и Анну одинаково строго. Но подрастающей Анне кажется, что с ней он обходится особенно сурово. Сережа иногда, обвиняя Анну в гибели матери, грозит ей, что папа оставит ее без наследства, что не видать ей приличного общества и что, как только она подрастет, ее вышвырнут на улицу.