Книги по истории танков

Юрий Пашолок. Сталин, танки, три ствола

Тяжёлые самоходные артиллерийские установки в СССР начали проектировать ещё с начала 30-х годов. К концу десятилетия работы по тяжёлым САУ затихли, но в начале 1940 года начались снова. РККА потребовались машины, предназначенные для уничтожения вражеских ДОТов. Итогом работы конструкторов стала САУ «212», которую, однако, по ряду причин даже не достроили. В апреле 1942 года программа по «212» была закрыта окончательно, уступив мест другому, не менее интересному проекту – штурмовому танку КВ-7.

«Рено» R35 с башней Т-26. Фотошоп и реальная машина?

После капитуляции Франции 22 июня 1940 года, Германии досталось значительные число (от 800 до 840) легких танков сопровождения R35. Хотя по германским стандартам эти машины были малопригодны для линейных частей, общая нехватка бронетехники вынудила Германию все же использовать французские трофеи на второстепенных ролях (в основном для противопартизанских операций и задач охранения). По сквозной системе обозначений германской бронетехники, R 35 получил индекс Panzerkampfwagen 35R (f) или Panzerkampfwagen 731 (f). Кроме того часть машин использовали в качестве шасси для 47-мм противотанковой САУ (всего переделали 174 танка в САУ).

Юрий Пашолок. КВ-1С. Меньше брони, больше подвижности

Постепенное увеличение боевой массы новых танков — абсолютно нормальное и логичное явление. Масса растет, прежде всего, за счет усиления брони, толщина которой, например, за время Второй мировой войны выросла в несколько раз. Тем не менее, был во время этой войны случай, когда конструкторы сознательно пожертвовали бронёй. Это случилось с советским танком КВ-1с, создание которого стало во многом вынужденной мерой, предпринятой для решения серьёзных проблем с надёжностью КВ-1. Машина эта оставила весьма заметный след в истории советского танкостроения. КВ-1с появился в результате определенного изменения взглядов советских военачальников на применение тяжёлых танков. Подвижность стала играть всё более важную роль. Новый танк создавался не только путем облегчения конструкции КВ-1: хватало в нем и новых технических решений. Какова же история создания танка КВ-1с и почему его путь в крупную серию был таким тяжёлым?

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

В продолжение статьи Юрия ПашолокаЧешская опора для шведского нейтралитета, рассказывающая о чешских танках шведской армии. Выкладываю данную статью, которая продолжает повествование о дальнейшем развитии этих шведских машин.

Юрий Пашолок. Чешская опора для шведского нейтралитета

История шведского танкостроения довоенного периода неразрывно связана с немецкими танками и инженерами. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить первый шведский танк Strv m/21, он же немецкий LK-II, и предвоенные танки фирмы Landsverk, спроектированные под руководством немецкого инженера Отто Меркера. Благодаря работе немецкого конструктора шведы получили концепцию танка, которую развивали не один десяток лет.

Юрий Пашолок. Невезучая САУ из Мытищ.

2 декабря 1942 года было подписано постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2559сс «Об организации производства самоходных артиллерийских установок (САУ) на Уралмашзаводе и заводе № 38». Оно стало финальной точкой в долгой истории разработки советских средних САУ, которые изначально создавались как истребители танков, но весной 1942 года превратились в штурмовые самоходы. По решению ГКО, в серию запускалась САУ У-35 разработки конструкторского бюро Уральского завода тяжелого машиностроения (КБ УЗТМ), которая к тому моменту еще не вышла на испытания. Подобное форсирование событий объяснялось острой потребностью Красной Армии в таких машинах. Интересно, что центром разработки средних САУ вполне мог бы стать не Свердловск, а подмосковные Мытищи. Причем средние самоходные установки, разрабатывавшихся КБ завода №592, оказались как минимум не хуже свердловских.

Взлёт и падение 7 ТР

В конце 1930-х годов на вооружении Войска Польского был принят танк, который по своим тактико-техническим характеристика ни чем не уступал, а по некоторым показателям превосходил аналогичные машины потенциальных противников Польши. Польский «Виккерс».

Юрий Пашолок. Тернистый путь к СУ-122

К весне 1942 года стало ясно, что работы над средней самоходной артиллерийской установкой (САУ) с 85-мм пушкой во вращающейся башне на базе танка Т-34 зашли в тупик. Результатом разработок, начатых еще летом 1940 года, стала самоходка У-20, которая военных не устроила. Проект даже не покинул чертежных досок. Далее развитие советских самоходных установок пошло совсем по другому пути. В значительной степени на дальнейшие работы повлияло изучение трофейной немецкой самоходной установки StuG III Ausf.B. Позже на её базе КБ завода №592 спроектировало советскую версию, известную как СГ-122. Впрочем, было очевидно, что переделками трофейных самоходных установок дело не ограничится.

Юрий Пашолок. Трудный выбор шведской армии

Период между двумя мировыми войнами был временем стремительного технического прогресса. Даже танки, появившиеся совсем недавно, стремительно устаревали. Хотя в 20-е годы закупить для своих армий крупные партии танков новых образцов могли позволить себе лишь отдельные богатые страны, опытные машины и небольшие серии появлялись во многих странах. В их числе оказалась и сохранявшая нейтралитет в годы Великой войны Швеция, армия которой в этот период занималась продолжительными и сложными поисками подходящего танка. Увенчались они созданием и принятием на вооружении небольшой серии удачных танков Strv m/31, или L-10, ставших прародителями целого семейства бронетанковой техники.

Юрий Пашолок. Танки для нейтралов

В мае 1935 года иранская закупочная комиссия подписала соглашение с чехословацкой компанией ČKD о приобретении легких танков Praga TNH. На тот момент этих танков еще даже не было в металле, но иранцы увидели в предложенном им проекте большой потенциал. В сентябре того же года состоялась демонстрация первого опытного образца. Иранская комиссия была настолько впечатлена, что 10 сентября заказ расширили до 50 танков. Для того времени это были весьма впечатляющие объемы экспортных поставок бронетехники. Не стоит удивляться, что в Чехословакию зачастили военные из других стран, мечтавшие о покупке недорогих и качественных лёгких танков. Инженеры ČKD смогли удовлетворить и новых заказчиков, создав для Литвы и Швейцарии новые машины, известные как Praga LTL и Pzw 39.