Как оно было на самом деле

Как оно было на самом деле. Гордиев узел

 

Александр схватил меч обеими руками и размахнулся изо всех сил.

– Не надо!!! – завопил главный жрец, позабыв о страхе перед грозным завоевателем, и заслонил Гордиев узел своим дебелым телом. – Ваше величество, ну скажите ему! – он повернулся к понурому Гордию и умоляюще сложил ладони перед собой. – Вы же столько старались для родной страны: и руками работали, и головой придумывали – вон какое совершенство получилось! Неужели вам собственного труда не жаль?!

Гордий, плотный мужичок совершенно деревенского вида, смущённо почесал затылок, отчего прилизанные дворцовым цирюльником волосы превратились в воронье гнездо.

Как это было на самом деле. Как Слонёнок искал дядю

 

Первым, кто попался Слонёнку на глаза, был Полосатый Питон, обвившийся вокруг скалистой глыбы.

– Простите, – вежливо обратился к нему Слонёнок, – не видали ли вы в этих краях Самого Сильного Крокодила?
– Не видал ли я Крокодила? – гневно воскликнул Питон. – Что за вопрос?
– Простите, если чем-то обидел вас, – повторил Слонёнок, – но мне сказали, что мой дядя стал обедом Самого Сильного Крокодила.

Питон мгновенно развернулся и начал лупить Слонёнка своим тяжёлым-претяжёлым хвостом (видите, мои маленькие друзья, какими вспыльчивыми бывают те, кому мешают отдыхать на солнышке!).

Как оно было на самом деле. Строители пирамид

 

Уставший за последние дни Менкатеп повёл плечами, разминая затёкшие мышцы, и отхлебнул из кувшина немного тёплого пива. Посмаковав приятно кисловатый вкус, он медленно повернул голову и спросил помощника, застывшего перед входом в шатёр:

– Готово?

– Готово, господин, сам проверял! – поспешно ответил помощник, не поднимая головы.

– Хорошо пропитали? – продолжал допытываться мастер, которому совсем не хотелось покидать прохладный шатёр и выходить под безжалостное солнце.

– Хорошо пропитали, господин, дважды, а дно даже трижды, господин, – затараторил помощник, – и просеяли перед этим тоже очень тщательно, больше никаких костей не попадётся, господин, головой отвечаю!

– Это правильно, что головой отвечаешь, – лениво заметил Менкатеп, с усилием вздымая себя на ноги. – В случае чего и думать о наказании не придётся.

Как оно было на самом деле. Кольцо всевластия

 

– Ну же! Ну давайте, ползите уже, улитки тупые! Склона не видите, что ли?!

И без того багровые глаза налились кровью ещё сильнее, когти глубоко впились в плотную кожу ладоней.

На выпуклом стекле палантира маленький, карикатурно искажённый Сэм тащил на спине такого же маленького Фродо между глыб Ородруина.

– Эй, придурки! – вдруг взвыл Саурон. – Наверх, наверх посмотрите!

Однако обломок скалы уже падал на хоббитов. Саурон сдавленно застонал и закрыл рукой глаза.

Через минуту корявые пальцы чуть раздвинулись и между ними показался вертикальный зрачок.

Как оно было на самом деле. Теория относительности

 

– Я больше никогда не подойду к берегу! – всхлипывая, говорил маме Крошка Енот. – Я ненавижу Того, Кто Приходит К Пруду. Когда мы увиделись в первый раз, я ему по-дружески улыбнулся. Правда, в этот момент нос сильно зачесался... А он мне в ответ скорчил ужасную рожу! Но я всё равно его простил и в следующий раз даже предложил сыграть партию в городки – жестами. А он подскочил к воде и начал мне своей битой угрожа-а-ать!

Крошка Енот уткнулся маме в живот и разревелся.

Пикник на холме

 

Предисловие коллеги 17ur: Рассуждение на древний сюжет, с той или иной долей успеха облачённое в художественную форму.

Было лето, и был вечер, и были холмы. На трёх холмах из пары дюжин стояли короны - круги высоких камней, кое-где отёсанных. Ещё на четырёх холмах, которые с некоторой натяжкой можно было записать в вершины квадрата, охватывающего коронованный треугольник, расположились небольшие военные лагеря. Там стояла охрана. 

В некотором отдалении от воображаемого квадрата суетилась и гомонила стоянка много крупнее, схожая разом с полевым лагерем небольшого экспедиционного корпуса и с ярмаркой в честь весеннего равноденствия. Самой заметной частью стоянки, видной задолго до всего остального, был заякоренный воздушный шар, с которого все эти настоящие круги, предполагаемые треугольники и воображаемые квадраты легко было зарисовать в минуту.

Как оно было на самом деле. Пора!

 

– Да вы, оказывается, настоящий мастер! – изогнул бровь Калиостро, вертя в руках маленькую деревянную шкатулку с искусной резьбой. – Даже не верится, что в столь юном возрасте можно быть способным на такую филигранную работу.

– Скажете тоже, господин Калиостро... – смутился Алёша. – Так, иногда балуюсь на досуге. А этот узор вообще случайно получился – нож соскользнул, пришлось исправлять, додумывать...

Итальянец вернул поделку хозяину, встал, подошёл к окну и отодвинул штору.

Как оно было на самом деле. Сладкая песнь сирен

 

Колин Пирс, сын американского судовладельца, стоял на палубе яхты и дрожал. Злой ветер, перемешанный с брызгами, скользил по коже, тёрся о тело ледяной чешуёй. Однако укрыться от его порывов у юноши не было ни малейшей возможности: когда судно пересекло границу области, обозначенной на карте красным цветом, капитан Грегсон, повинуясь приказу старого Пирса, прикрутил Колина к мачте тонким линем. Как только был завязан последний узел, Грегсон, и без того законченный флегматик, вообще перестал реагировать на вопли молодого хозяина – тем более что уши послушного инструкции капитана теперь были наглухо запечатаны ватными тампонами, пропитанными стеарином. Оба матроса последовали его примеру, поэтому богатство ругательного запаса Колина могли оценить лишь кружащие над яхтой чайки.

Как оно было на самом деле. Вечное наказание

 

Огромный базальтовый шар нёсся вниз по углублению, выдолбленному в пологом склоне. За долгие века все неровности пообтесались, и теперь он двигался плавно, с мерным рокотом.

Добравшись до крутого подъёма в конце пути, шар на миг застыл в верхней точке, скатился обратно, побегал по жёлобу туда-сюда и остановился. В боковой части камня медленно открылся люк, из него выбрался маленький хвостатый даймон с блаженной улыбкой на лице. Пытаясь поймать равновесие, он сделал пару неверных шагов и шлёпнулся на мохнатую попку.

Как оно было на самом деле. Мастера

 

Ловким движением локтя Гефест столкнул со стола глиняный килик с остатками вина (Эпей вздрогнул и горестно воззрился на мучителя), а затем осторожно водрузил на столешницу кипу тонких пергаментных листов.

– Смотри сюда. Ты должен будешь вот по этим чертежам сделать секретное оружие. И тогда ваши наконец победят.

– Я?.. Оружие?.. – простонал Эпей и судорожно глотнул пересохшим ртом. – Великий Гефест, да я в жизни ничего сложнее крыши не делал!