Как оно было на самом деле

Как оно было на самом деле. Теория относительности

 

– Я больше никогда не подойду к берегу! – всхлипывая, говорил маме Крошка Енот. – Я ненавижу Того, Кто Приходит К Пруду. Когда мы увиделись в первый раз, я ему по-дружески улыбнулся. Правда, в этот момент нос сильно зачесался... А он мне в ответ скорчил ужасную рожу! Но я всё равно его простил и в следующий раз даже предложил сыграть партию в городки – жестами. А он подскочил к воде и начал мне своей битой угрожа-а-ать!

Крошка Енот уткнулся маме в живот и разревелся.

Пикник на холме

 

Предисловие коллеги 17ur: Рассуждение на древний сюжет, с той или иной долей успеха облачённое в художественную форму.

Было лето, и был вечер, и были холмы. На трёх холмах из пары дюжин стояли короны - круги высоких камней, кое-где отёсанных. Ещё на четырёх холмах, которые с некоторой натяжкой можно было записать в вершины квадрата, охватывающего коронованный треугольник, расположились небольшие военные лагеря. Там стояла охрана. 

В некотором отдалении от воображаемого квадрата суетилась и гомонила стоянка много крупнее, схожая разом с полевым лагерем небольшого экспедиционного корпуса и с ярмаркой в честь весеннего равноденствия. Самой заметной частью стоянки, видной задолго до всего остального, был заякоренный воздушный шар, с которого все эти настоящие круги, предполагаемые треугольники и воображаемые квадраты легко было зарисовать в минуту.

Как оно было на самом деле. Пора!

 

– Да вы, оказывается, настоящий мастер! – изогнул бровь Калиостро, вертя в руках маленькую деревянную шкатулку с искусной резьбой. – Даже не верится, что в столь юном возрасте можно быть способным на такую филигранную работу.

– Скажете тоже, господин Калиостро... – смутился Алёша. – Так, иногда балуюсь на досуге. А этот узор вообще случайно получился – нож соскользнул, пришлось исправлять, додумывать...

Итальянец вернул поделку хозяину, встал, подошёл к окну и отодвинул штору.

Как оно было на самом деле. Сладкая песнь сирен

 

Колин Пирс, сын американского судовладельца, стоял на палубе яхты и дрожал. Злой ветер, перемешанный с брызгами, скользил по коже, тёрся о тело ледяной чешуёй. Однако укрыться от его порывов у юноши не было ни малейшей возможности: когда судно пересекло границу области, обозначенной на карте красным цветом, капитан Грегсон, повинуясь приказу старого Пирса, прикрутил Колина к мачте тонким линем. Как только был завязан последний узел, Грегсон, и без того законченный флегматик, вообще перестал реагировать на вопли молодого хозяина – тем более что уши послушного инструкции капитана теперь были наглухо запечатаны ватными тампонами, пропитанными стеарином. Оба матроса последовали его примеру, поэтому богатство ругательного запаса Колина могли оценить лишь кружащие над яхтой чайки.

Как оно было на самом деле. Вечное наказание

 

Огромный базальтовый шар нёсся вниз по углублению, выдолбленному в пологом склоне. За долгие века все неровности пообтесались, и теперь он двигался плавно, с мерным рокотом.

Добравшись до крутого подъёма в конце пути, шар на миг застыл в верхней точке, скатился обратно, побегал по жёлобу туда-сюда и остановился. В боковой части камня медленно открылся люк, из него выбрался маленький хвостатый даймон с блаженной улыбкой на лице. Пытаясь поймать равновесие, он сделал пару неверных шагов и шлёпнулся на мохнатую попку.

Как оно было на самом деле. Мастера

 

Ловким движением локтя Гефест столкнул со стола глиняный килик с остатками вина (Эпей вздрогнул и горестно воззрился на мучителя), а затем осторожно водрузил на столешницу кипу тонких пергаментных листов.

– Смотри сюда. Ты должен будешь вот по этим чертежам сделать секретное оружие. И тогда ваши наконец победят.

– Я?.. Оружие?.. – простонал Эпей и судорожно глотнул пересохшим ртом. – Великий Гефест, да я в жизни ничего сложнее крыши не делал!

Как оно было на самом деле. Аттракцион

 

Горбоносый троянец важно откашлялся и жестом приказал кучке финикийцев проследовать к очередной достопримечательности.

– А это предмет нашей особой гордости. – Он подошёл к деревянному исполину и, каким-то чудом глядя на него свысока, похлопал по шершавому дереву. – Неудачники, которые вчера ещё стояли лагерем у стен города, посчитали нас полнейшими болванами и решили, что могут провести воинов великой Трои с помощью такой вот примитивной уловки. Разумеется, мы сразу же заперли потайную дверцу на замок и установили коня на главной площади – как символ нашей победы. Хотя художественной ценности он, как видите, не представляет, но для истории и так сойдёт. Почтенные, вот ваши оплаченные снаряды, только побыстрее, пожалуйста: у нас сегодня ещё несколько групп.

Как оно было на самом деле. Тараканы

 

– Стоять!

Таракан был маленьким и мерзким, но голос его звучал так пронзительно, что хромая собака от неожиданности заскулила и попятилась. Раки с негодованием защёлкали клешнями.

– Что это ещё за шествие? – пропищало насекомое, сложив лапки на груди. – Почему мне не доложили?

Из автомобиля вышел лев, раздвинул в стороны зверей, столпившихся перед неожиданным препятствием, и наклонился над тараканом:

Как оно было на самом деле. Пробуждение

 

Ктулху потянулся всем телом, приоткрыл второй и девятый глаза и шумно выпустил воду через жабры. Он чувствовал себя препаршиво: покрытое известковыми наслоениями тело пришлось буквально выламывать из каменного желоба, служившего ему постелью. В результате он оказался весь усеян мелкими осколками, задубевшая кожа похрустывала и неприятно зудела.

Расправив головные антенны, Ктулху просканировал окружающее пространство до самого горизонта. Оказалось, что за то время, пока древний бог дрых на своём каменном ложе, изменилось очень многое. На месте прежних горных хребтов плескались солёные волны, а бывшее дно океана, наоборот, вспучилось, и теперь пришельца из прошлого отделял от поверхности лишь тонкий слой мутной пресной воды.

Как оно было на самом деле. Рыбак

 

Над тёмной, как патока, водой лениво плыла дымка. В тех местах, где из глубины вырывались пузыри, она начинала кружиться, образовывая небольшие смерчики. Легко, словно танцуя, серые полупрозрачные вихри скользили к берегу, но по мере приближения к черте, разделяющей воду и прибрежные камни, они замедляли движение и растворялись в породившей их пелене.

Тонкая нить с тускло поблёскивающей капелькой на конце рассекала поверхность реки. Остовы рыб, сонно снующие в толще воды, не обращали на неё никакого внимания. Один костяк, побольше и позубастее, повернул голову, неторопливым движением ухватил за спину небольшой скелетик и потащил его ко дну. Одетый в рубище человек на берегу успел заметить, как пойманный вяло дёрнул остатком хвоста, но высвободиться не смог, и через мгновение и хищник и жертва уже исчезли из виду.