Гражданская война в Китае

Адриан Де Виарт. Одной правой

 

Мало кто из военных мог похвастать таким послужным списком: англо-бурская и две мировые войны, восемь ранений, пустой рукав и черная пиратская повязка на пустой глазнице, пять побегов из лагеря военнопленных, ордена Британской империи, Бани, Михаила и Св. Георгия, польский «Виртути Милитари», бельгийский Военный крест и высшая британская военная награда - Крест Виктории. Больше всего на свете генерал де Виарт любил войну. Война тоже любила его, но очень странною любовью.

Бельгийский король Леопольд II был безжалостным колонизатором и большим бабником. Молва приписывает ему, например, бурный роман с танцовщицей Клео де Мерод, одной из прекраснейших куртизанок «Прекрасной эпохи». На смертном одре король умудрился сочетаться браком с франко-румынской шлюшкой Каролин Лакруа, любовницей, которая родила ему двух сыновей.

Может, и зря треплют языками сплетники, зря клевещут на честную судейскую жену, зря выдумывают. Судить их сложно: ведь сэр Адриан Картон де Виарт и сам кажется выдумкой. Причем выдумкой если не жестоких шутников из «Монти Пайтон», то уж всяко Квентина Тарантино.

В Китае всё по-крупному

 

4 октября 1363 года, если верить китайским историкам и летописцам, завершилось крупнейшее по количеству участников и самое протяженное по времени морское сражение в мировой истории. Точнее, не морское, а озерное, так как оно происходило на самом крупном в Китае озере Поянху площадью свыше трех тысяч квадратных километров и продолжалось более двух месяцев.

В сражении участвовали флоты двух претендентов на китайский престол – бывшего рыбака Чень Юляна и бывшего крестьянина Чжу Юаньчжана. Интересно, что произошло оно в разгар национально-освободительной борьбы против монгольских завоевателей, а Чень Юлян и Чжу Юаньчжан были лидерами этой борьбы.

Минное оружие в Бэйянском флоте

В начале

Становление Бэйянского (Северного) флота – наиболее передовой составляющей военно-морских сил Цинской империи – совпало по времени с бурным прогрессом морского минного оружия. Пигмеи поколебали казавшееся незыблемым господство гигантов: даже маленький катер был способен доставить к борту броненосца мощный заряд взрывчатки, заключенный в корпус шестовой или буксируемой мины. Появление «самодвижущегося торпедо» еще более облегчало эту задачу. Понятно, что новинка, сочетавшая грозную силу с практичностью и относительной дешевизной, не могла не привлечь внимания создателей молодого китайского флота.

Учебные корабли Бэйянского флота

«Навигацкие школы» в Цинской империи

Основная идея политики «самоусиления», провозглашенной правительством Поднебесной в начале 1860-х гг., состояла в усвоении передовой военной науки Запада и ее укоренении на китайской почве. Подразумевалось, что китайцы не ограничатся покупкой оружия «варваров», а будут сами производить его в казенных арсеналах, строившихся по всей стране. Инициаторы нового стратегического курса хорошо понимали, что даже самое современное оружие – и прежде всего сложная военно-морская техника, – мертво без людей, способных применять его в бою. Нехватку кадров должны были восполнить специальные учебные заведения – тоже своего рода «заводы», превращающие стандартный человеческий материал в образцовых офицеров. Военные школы учреждались одновременно с арсеналами и зачастую располагались под одной крышей с ними. Первый центр подготовки флотских специалистов возник на базе Фучжоуского арсенала, основанного в августе 1866 г. при участии французских специалистов. Одним из пунктов контракта, подписанного наместником Цзо Цзунтаном и отставным лейтенантом французского флота Проспером Жикелем, была организация подготовки морских офицеров и судостроителей. Место для занятий будущих моряков было выбрано на территории адмиралтейства в Мавэе (Мамой) на реке Миньцзян, неподалеку от города Фучжоу. С 1866 по 1907 г. школа выпустила 628 специалистов, многие из которых оставили заметный след в истории китайских ВМС. После Синьхайской революции 1913 г. школа подверглась реорганизации и в новом виде просуществовала еще 33 года. В этот период ее успели окончить 458 офицеров. Во время Японо-китайской войны 1937-1945 гг. школа несколько раз меняла место дислокации, а в 1946 г. была объединена с Шанхайским военно-морским училищем и прекратила свое существование.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Нынешнее процветание южно-китайской провинции Гуандун уходит корнями в эпоху Цин, когда дельта реки Чжуцзян служила единственными воротами иностранной торговли на территории Китая. Несмотря на многочисленные ограничения, деятельность западных коммерсантов в Гуанчжоу (Кантон) приносила такие барыши, что попытка цинских властей ввести более жесткие ограничения спровоцировала Первую опиумную войну 1839-1842 гг. Поражение китайской армии и флота в боях с британскими экспедиционными силами привела к появлению на территории страны так называемых «договорных портов», открытых для свободного проживания и торговли иностранцев. В непосредственной близости от Гуанчжоу возникла британская колония Гонконг. Даже эти обстоятельства не поколебали позиций кантонского купечества, продолжавшего играть значительную роль в экономике империи. Несмотря на это, в середине XIX в. морские перевозки в районе Гуанчжоу были крайне уязвимы перед иностранным вмешательством и местным пиратством. С 1664 г. в распоряжении наместника Лянгуана (т.е. провинций Гуандун и Гуанси) имелось значительное число военных судов, однако все они представляли собой устаревшие парусные джонки и были почти полностью уничтожены британцами в ходе Первой опиумной войны.

Бои на КВЖД. Боевое крещение советской бронетехники

1929 год. Уже восемнадцать лет в Китае шла гражданская война. Страна представляла собой лоскутное одеяло из территорий, над которыми абсолютно и безраздельно властвовали полевые командиры. Маньчжурией, например, много лет правил Чжан Цзолин. Но в июне 1928 года он погиб при взрыве поезда, и власть перешла к его сыну — Чжан Сюэляну, прозванному «молодым маршалом». Ему требовалось как можно быстрее завоевать авторитет и укрепить власть. Проще всего было сделать это за счёт слабых соседей.