Фирсов

«Я ужас, летящий на крыльях ночи...»

 

Еще одна интересная статья из жж Андрея Фирсова.

«Я ужас, летящий на крыльях ночи...»

... или не веришь? У многих сложилось впечатление, что полки "ночников" были пустой тратой ресурсов. А чё думали по этому "клиенты", которые, "как известно"(с), всегда правы :-)

"Под грозной броней ты не ведаешь ран..."

 

Поскольку вопрос о необходимости бронирование самолетов-штурмовиков возникает периодически, то лучше всего к ответу на него «обратиться к профессионалу» - в данном случае Олегу Растренину, ибо объем представленного им материала уже давно позволяет делать «окончательные выводы». В частности вопрос живучести Ил-2 рассматривался им в работе «Ил-2 за кадром боя» [1]. Поскольку там охватывается широкий круг вопросов, а сама работа объемом в 200К знаков, наиболее оптимально сделать выборку именно по статистике боевой живучести Ил-2, напрямую связанной с бронированием.

Самолет инженера Кулева

 

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы, поднятой в статье «Скоростной пассажирский самолет ЗИГ-1 (ПС-89). СССР».

Очереднадцатая неудачная попытка экранизации булгаковского «Мастера и Маргариты» – от Бортко запомнилась врезкой документальных кадров изящного пассажирского самолета, якобы везущего Лиходеева в Москву. Самолет был действительно настолько стилен, что сразу обратил на себя внимание, хотя в отечественной авиационной литературе назвать его популярным нельзя. Чего там «популярной», даже в справочнике самолетов «Гражданского флота» за 1938 г. его нет...

К вопросу о потерях люфтваффе. Часть -цатая

 

Проблема оценки потерь ВВС Германии (люфтваффе) всплывает практически всегда, когда кто-то пытается прибегнуть к «балансовому методу» – вычесть из числа произведенных самолетов потери и наличие техники в частях люфтваффе. Концы никак не сходятся. Пожалуй, серьезно к этой проблеме впервые отнеслись в послевоенном докладе ВВС США, когда по «горячим следам» специально созданные комиссии готовили «аналитику» по прошедшей войне (благо были свежезатрофеенные документы, да и свидетелей можно было привести «в браслетах» по первому требованию). Так что для начала большая цитата:

Как воспитать ведьму в своем коллективе

 

Тут на Клубе «У Егорыча» :-) Геннадий Серов продолжил рассказ о нашей авиационной фронтовой разведке во второй половине войны («заклёпочники» обычно к третьему часу ломались). Среди небольших отступлений «в сторону» был приведен пример реализации данных э-э-э-э, ну, можно сказать разведки.

Летом 1943 г. наше командование сильно озадачилось проблемой «Тигра». Особенно доставлял в степях Украины - дальность стрельбы большая, сам практически неуязвим, а в степи не очень-то незаметно к нему подкрадешься. В рамках борьбы с «тигриной болезнью» задачу на решение проблемы получили в том числе и ... истребительные полки (!). Пресловутая схватка кита со слоном! Но задача командованием поставлено, и сели истребители думать...

Кстати, про стрелковку...

 

Кстати, про стрелковку (см., например, О мифотворчестве).

Копали как-то с родственником картошку – дело было после памятного премьерства Кризисенко...

– Знаешь, а меня где-то до сих пор медаль «Партизан Великой Отечественной» ищет. Командир местного партизанского отряда лично мне говорил, что представил. В округе после боев и нашего отступления оставалось много брошенного оружия. Мы, мальчишки, его собирали – чаще просто для баловства. Но несколько найденных пулеметов и автоматов сдали партизанам, вот за это меня и представили к медали.

"Пилите, Ганс, пилите..."

 

Сажали как-то с родственником картошку – дело было после памятного премьерства Кризисенко...

- Знаешь, у нас за деревней лежал сбитый наш бомбардировщик. Дюраль, обломки и все такое... Как-то приехала немецкая комиссия. Покопалась в обломках, потом сели пилить кусок лопасти винта. Пилили ножовкой. Винт пилиться не хотел: полотно постоянно ломалось, немцы потели, матерились. Где-то через час это зрелище надоело, ушел и чем закончилось уже не знаю...

Зачем фрицам понадобилась лопасть винта нашего самолета, похоже, стало понятно спустя несколько лет.

О пользе чтения научно-популярных изданий

 

«Как известно» (с), появление истребителей Ме-109 «модификации F» стало неприятным сюрпризом для нашей авиации летом 1941 г. Во всех справочниках же был классический Bf 109E с неплохими данными, но уже уступающими современным нашим истребителям – Як-1, ЛаГГ-3 и МиГ-3. И вот подарочек: 2/3 всех одномоторных истребителей оказались новой модификации с заметно лучшими летными характеристиками. При этом силуэт «F» так разительно отличался от «Е», что в результате материализовались легенды о широком использовании на советско-германском фронте истребителя Хейнкель Не 100. Правда, тем же одно время грешили и союзники – англичане. При этом в первый же день войны «Эфки» вполне исправно падали на нашу землю и летчики попадали в плен... Но, чтобы «правильно» допросить, нужно знать уже хотя бы 90% ответа на задаваемый вопрос. А с этим традиционная беда.

О мифотворчестве

 

Интересная статья из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Андрея Фирсова.

«Борьба с мифами» – отличительная особенность «перестроечного» мышления. Причем иногда мифы придумывались искусственно на ровном месте. Ну, кто не помнит «автострадные танки» и «самолеты-шакалы», высосанные из пальца? В принципе во второй половине 80-х – в 90-х годах не было в «предперестроечной эпохе» такого факта нашей истории, который бы не объявляли «мифом». Иногда отдельные «успехи в борьбе с советскими мифами» опровергались довольно легко, иногда же доводы «борцов за правду» были настолько «очевидны», что широкая публика принимает их на веру уже «в последней инстанции».

Невероятно-очевидная история развития танков БТ. Альттанк БТ-9.

Кроваво-красное солнце уже давно поднялось над бескрайней монгольской степью и теперь, несмотря на тонкий слой облачности на небе, обжигало своими лучами группу офицеров-танкистов, внимательно слушающих командира 11-ой ТБр комбрига Яковлева. Вдали, в утренних лучах, серо-стальным цветом поблёскивали воды спокойно текущей реки Халхин-Гол. Было десять утра 3-его дня июля 1939 года. Комбриг говорил коротко, показывая рубежи на карте. Основная задача первого батальона – прорвать оборону противника и, выйдя к переправе, уничтожить её огнём танковых орудий, таким образом отрезав переправившегося на западный берег реки противника от снабжения. На вопросы комбата о силах и рубежах обороны противника, о своей артиллерии и пехоте, Яковлев с некоторой злостью отвечал, что на разведку нет времени, ибо приказ о наступлении уже надо выполнять и что всё выяснится в бою – и рубежи, которые занимают японцы, и их силы, а о пехоте и артиллерии ничего не известно, должны уже быть на месте, но куда-то пропали, и зачем вашему батальону артиллерия, на танках же 3"-ые пушки, поэтому можно выделить с каждой роты по два танка для артиллерийского обеспечения атаки. И уверенно добавил, что два других батальона тоже атакуют японцев с других направлений.