БТ

На танкоопасных направлениях

 

В начале 1930-х гг. в связи с прогрессирующим ростом количества танков в ведущих странах мира проблема борьбы с ними приобретала особую актуальность. По мнению советских военных специалистов, одним из эффективных средств противотанковой обороны являлась установка специальных минных заграждений.

Прицепка конструкции Гутмана 

Исследования в этом направлении развернулись в НИИИТ РККА под руководством Г.О. Гутмана. В феврале 1934 г были сформулированы тактико-технические требования к специальному бронированному 

«минному заградителю-прицепке МЗП», 

который мог буксироваться различными машинами.

Тапки к бою!

Почтенные коллеги! Предвижу, что для многих уважаемых коллег «машино­филов» данная АИ – полная авантюра. Но, поскольку проблему я пытаюсь решить вопиюще требующую хоть какого-то решения, пусть на мою седую голову обрушатся все тапки свирепых «технозубров»…

Итак.

В 1931 году в СССР начался серийный выпуск колёсно-гусеничного танка БТ-2, и поначалу он ну совершенно не отличался надёжностью. Поскольку масса этого танка равнялась 11,3 тоннам, буксировать неисправные БТ-2 приходилось либо таким же танком БТ-2 – с риском убить чрезмерной нагрузкой ещё один танк, либо гусеничным трактором «Коммунар» – что вариант ничуть не лучше, ведь для «Коммунара» нагрузка за 11 т – также критическая.

Альтернативная механизированная дивизия обр.39 г.

 

Этой статьи в принципе быть не должно было. В планах и задумках она у меня не значилась. Но, по просьбе одного из наших почтенных коллег, я сделал её как продолжение и развитие темы: «Про пехоту, её артиллерию и мобильность». Посвящается эта статья механизированным частям РККА в той же АИ.

Сделано в СССР. Новогодний подарок.

Где-то на советско-германском фронте. Конец декабря.

Вы очень хорошо вели себя весь прошедший год, поэтому при попадании 50-мм болванки в башню вашего БТ-7А лишь обделались легким испугом и даже смогли благополучно добраться до рембата, где многострадальный и неоднократно чиненый движок М-17 с чувством исполненного долга рассыпался на неремонтопригодные составляющие. Всё. Приехали.

Маневренный гибрид

 

Все, конечно, знают, как в СССР появились основные танки РККА 30-х Т-26 и БТ. Т-26 – это купленный у «Виккерса» «шеститонник» «Виккерс-Армстронг» Mk.E, а прототип БТ – опытный танк «Кристи М.1931», разработанный американцем Уолтером Кристи. Однако у них в СССР были конкуренты собственной разработки. Это лёгкий танк Т-19 и манёвренный танк Т-24, от которых руководство РККА отказалось в пользу иностранных моделей. При этом разработчики Т-19 и Т-24 были категорически против такого решения, считая, что их танки вполне можно не просто довести до уровня импортных машин, а сделать даже лучше.

Ход конём

 

Вот многие альтернативщики (и не только) зачастую сетуют: СССР встретил ВОВ, имея чудовищно устаревший танковый парк. Даже выпущенные незадолго до войны БТ и Т-26, по сути – танки разработки рубежа 20-30-х годов, и категорически не годились в соперники немецким основным танкам Т-3 и Т-4. И вооружение слабое, и бронезащиты никакой… На весь списочный, за 20-тысячный танковый парк РККА, танков новых типов с противоснарядной бронёй и сильным вооружением имелось всего-то 1836 штук. Т. е. меньше одной десятой! Да и те – едва ездящая сырятина, хромая на все лапы от «детских болезней», к тому же не освоенная экипажами. Всё прочее в подавляющем большинстве – жестянки, выбиваемые первым же попаданием практически любого снаряда.

После этого стоит ли удивляться столь громкому успеху панцерваффе на востоке летом 41-го?

Альтернативные Бронетанковые войска РККА. Часть 2. Механизированные корпуса и моторизованные дивизии

   Итак, в предлагаемой АИ на заседании ГВС 21 мая 1940 года принимается решение об увеличении числа моторизованных дивизий, передаче их из Стрелковых войск в Автобронетанковые и воссоздании корпусного звена управления в АБТВ.

 

Невероятно-очевидная история развития танков БТ. Альттанк БТ-9.

Кроваво-красное солнце уже давно поднялось над бескрайней монгольской степью и теперь, несмотря на тонкий слой облачности на небе, обжигало своими лучами группу офицеров-танкистов, внимательно слушающих командира 11-ой ТБр комбрига Яковлева. Вдали, в утренних лучах, серо-стальным цветом поблёскивали воды спокойно текущей реки Халхин-Гол. Было десять утра 3-его дня июля 1939 года. Комбриг говорил коротко, показывая рубежи на карте. Основная задача первого батальона – прорвать оборону противника и, выйдя к переправе, уничтожить её огнём танковых орудий, таким образом отрезав переправившегося на западный берег реки противника от снабжения. На вопросы комбата о силах и рубежах обороны противника, о своей артиллерии и пехоте, Яковлев с некоторой злостью отвечал, что на разведку нет времени, ибо приказ о наступлении уже надо выполнять и что всё выяснится в бою – и рубежи, которые занимают японцы, и их силы, а о пехоте и артиллерии ничего не известно, должны уже быть на месте, но куда-то пропали, и зачем вашему батальону артиллерия, на танках же 3"-ые пушки, поэтому можно выделить с каждой роты по два танка для артиллерийского обеспечения атаки. И уверенно добавил, что два других батальона тоже атакуют японцев с других направлений.

«Скорая помощь» для БТ

В середине 1930-х гг. перед руководством РККА остро стоял вопрос транспортировки неисправных танков до сборных пунктов аварийных машин (СПАМ). При отсутствии необходимых средств эвакуации к рассмотрению принимались любые варианты решения проблемы. Один из них был проверен на практике в 1937 г. применительно к танкам типа БТ.

Да пребудет с нами… БТ! (Часть 2)

Гром среди ясного неба грянул осенью 1936-го года, когда в обстановке строжайшей секретности на закрытом заседании ЦК ВКП(б) в присутствии высшего комначсостава РККА был проведён реальный разбор прошедших в 35-36 г.г. учений войск Киевского и Белорусского военных округов. В отличие от официальных победных реляций, постановщикам этих позорных спектаклей, командующим округами Якиру и Уборевичу были предъявлены самые серьёзные обвинения. От банального очковтирательства до полного неумения готовить войска к реальным боевым действиям. С разгромными докладами выступили главный инспектор по боевой подготовке РККА комкор Седякин и командующие войсками ЛВО маршал Шапошников и МВО маршал Будённый – возглавлявшие группы наблюдателей на этих манёврах. Выводы их были прямо противоположны официально опубликованной и растиражированной в СМИ версии «для общего потребления».