боевые вертолеты

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 11

 

В гонке со временем в 1980-е гг. камовцы пошли на решения, еще тогда представлявшиеся паллиативными, в частности, на установку прицельного комплекса «Шквал-В» от самолета-штурмовика Су-25Т, обеспечивавшего наведение ракет «Вихрь». Прицельно-навигационный комплекс «Рубикон» включал в себя кроме «Шквала» также систему управления оружием и прибор отображения информации, обеспечивавший вывод пилотажных и прицельных марок на ИЛС (индикатор на лобовом стекле). На тот момент «Рубикон» казался чудом техники, действительно обеспечивая возможность боевого применения одноместного противотанкового вертолета, правда, только в дневное время.

Уроки операции «Буря в пустыне» не остались в Союзе незамеченными. Однако вопрос о замене БРЭО для решения новых задач в новых условиях был поднят не военными, как это следовало ожидать, а разработчиками. Осенью 1991 г. в Военно-Воздушную Инженерную Академию им. проф. Н. Е. Жуковского приехала Алла Александровна Макагон, в то время – заместитель главного конструктора. Туда ее направил Генеральный, поставивший задачу найти специалистов-энтузиастов для решения очередной уникальной проблемы – создания для Ка-50 нового прицельно-навигационно-пилотажного комплекса (ПрПНК) с высочайшим уровнем автоматизации управления как полетом, так и выполнения функций навигации и наведения при ведении ударных действий по заданным целям.

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 10

 

Сеул обновляет парк вертолетов

Если о турецком тендере АТАК знают многие, то еще один конкурс с участием «Акулы» и «Аллигатора» прошел практически незамеченным широкой общественностью, хотя драматизма было не меньше.

В то время, пока Анкара, объявив «Кинг Кобру» победителем в «чемпионате мира среди боевых вертолетов», пыталась достичь от фирмы «Белл» согласия на трансфер технологий, Сеул также решил не отставать от конкурента за звание «новой региональной державы». 19 апреля 2000 г. в Южной Корее были официально и вполне открыто объявлены требования в рамках запроса на предложение по закупке и лицензионному производству 36 вертолетов «огневой поддержки».

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 9

 

Конкурс АТАК

В 1997 г. правительство Турции приняло решение о необходимости оснащения национальной армейской авиации ударными вертолетами нового поколения. С учетом модной в то время тенденции в конце того же года Анкара объявила соответствующий международный конкурс. В соответствии с программой АТАК до 2010 г. предполагалось закупить 145 современных винтокрылых летательных аппаратов, большую часть из которых должна была собрать национальная авиапромышленность. В качестве промышленной базы для развития вертолетостроения турецкое правительство выбрало мощности фирмы TAI (Turkish Aerospace Industries). А вот головным подрядчиком должна была стать одна из американских или европейских компаний.

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 8

 

Нужен учебный

Несмотря на активное противодействие конкурентов и консерваторов концепция одноместного противотанкового вертолета получила право на жизнь. «Черная Акула» доказала правоту своих создателей и вполне могла бы заменить Ми-24. К середине 1980-х гг., когда судьба тендера казалась решенной, Минобороны озадачилось новой проблемой: а как учить будущих пилотов Ка-50? На тот момент легкого вертолета сосной схемы с газотурбинными двигателями просто не существовало, а Ка-226 был еще в разработке. Летный состав в Сызранском и Уфимском училищах первые шаги в небо делал на Ми-2, а то и на Ми-8Т. Только на выпускном курсе тем, кому судьбой было предначертано попасть на флот, осваивал Ка-27. Для будущих пилотов «Крокодилов» с 1971 г. выпускалась учебная модификация Ми-24У, а с 1980 г. – Ми-24ДУ, но управление «двадцать четверкой» нисколько не походило на «Черную Акулу».

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 7

 

«Рубеж-2004» или «Черная Акула в голубом небе Иссык-куля»

Описываемые события произошли в 2004 г. Следует вкратце напомнить о сложившейся на тот момент ситуации вокруг фирмы «Камов». Предприятие было уже не один год акционировано. 50% акций находилось в руках государства и было передано в распоряжение РСК «МиГ», являвшегося, можно сказать, столпом одной из двух формируемых тогда авиастроительных корпораций. Идея была интересная, за модель, по всей видимости, был взят Китай с его AVIC-1 и AVIC-2. Правда, в подробности управления китайской авиапромышленностью, похоже, ни тогда, ни сейчас никто не вдавался. Так или иначе, но в стране были сформированы две корпорации, конкуренция между которыми должна была стать предпосылкой для развития. Хотели, как лучше... Часть оставшихся акций была куплена АФК «Система», которая решила, как казалось, выступить в роли генерального инвестора и диверсифицировать направления своей активности, а другая находилась в руках миноритариев, в том числе работников КБ. По счастью, каких-либо турецкоподданных в числе владельцев акций не имелось.

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 6

 

Ночной эпизод

Как известно, зимой 2000-2001 гг. боевая экспериментальная группа, в которую входила пара ударных вертолетов Ка-50 и вертолет-целеуказатель Ка-29, приняла участие в  контртеррористической операции на Северном Кавказе. В целом результаты применения вертолетов в условиях реальной боевой обстановки были признаны положительными. И сразу же, после небольшого затишья, связанного с подведением итогов работы вертолетной группы на Кавказе, «Акуле» вновь пришлось «покрасоваться» перед руководством Вооруженных Сил. На август 2001 года Министерством обороны был назначен очередной «большой показ» авиатехники.

На полигон в Ахтубу были переброшены новейшие по тем временам летательные аппараты, в том числе первый Ми-24ПН, модернизированные Су-24, Су-25, Су-27, самолеты военно-транспортной авиации, а также беспилотники различных типов. Кстати, Ми-24ПН пилотировал тогда еще армейский испытатель В.В. Лебедев, который через год после описываемых событий придет на фирму «Камов» и станет уже гражданским летчиком-испытателем.

История «Черной акулы» глазами создателей. Часть 5

 

В конце 2000 г. российские газеты и журналы запестрели заголовками ««Черные Акулы» в Чечне». По центральным каналам телевидения промелькнули кадры, на которых пара Ка-50 отправлялась на боевое задание. Многим тогда показалось – в истории российской авиации наступило новое время, наконец-то в войска поступит техника нового поколения. Однако за этими сообщениями вновь наступила тишина. Отсутствием информации мгновенно воспользовались «специалисты», готовые свое личное мнение выдать за объективное. По страницам различных изданий пошла гулять легенда о том, что миссия Ка-50 в Чечне закончилась провалом.

Что же на самом деле все-таки произошло в декабре 2000 – феврале 2001 гг.? Как показали себя вертолеты Ка-50 в реальной боевой обстановке?

История «Черной акулы» глазами создателей. Часть 4

 

Предыдущие части цикла

Девяностые, как известно, были временем большого передела собственности. Именно такая беда приключилась в начале 1990-х гг. с Арсеньевским авиационным комплексом, получившим к тому времени имя одного из своих прославленных директоров – Сазыкина. В 1994 г. завод лихо приватизировали, распределив акции «по справедливости». На что рассчитывали новые собственники? Им, как и многим в нашей стране, казалось, что рынок является универсальным регулятором всего. Если у тебя есть продукт – то ты сразу же найдешь потребителя и станешь богатым.

История «Черной акулы» глазами создателей Часть 3

Предыдущие части цикла

Новые задачи

Тактико-техническое задание на вертолет нового поколения, подготовленное 30 ЦНИИ МО СССР (ныне ЦНИИ ВВС МО РФ) еще в 1980-е гг., предполагало, что перспективные машины будут действовать круглосуточно. Считалось, что наземная цель будет обнаружена и идентифицирована с помощью радиолокационной станции, тепловизора или низкоуровневой телевизионной камеры (НУТВ), представлявшей собой комбинацию электронно-оптического преобразователя (ЭОП) и обычной видеокамеры.

В постановлении о запуске серийного производства появилась ссылка на Поручение ВПК по вопросу обеспечения круглосуточного применения перспективного боевого вертолета. Военные в тот момент считали допустимым размещение средств обнаружения и наведения на внешней подвеске в контейнерном исполнении.

Опытные советские вертолеты глазами Запада. Ударный вертолет Mil Mi-28 Havoc (Ми-28). Новый вариант

 

Перед тем как выложить данную статью на сайт АИ, я хочу выразить большую благодарность уважаемым коллегам redstar72 за помощь в редак­тировании данной статьи и vasia23 за сделанный им цветной профиль.

Тип летательного аппарата: Mil Mi-28 (Ми-28)
Классификация НАТО: Havoc

В министерстве обороны США считают, что Mi-28 Havoc будет принят на вооружение в 1987 году, и в этом же году ряд полков начнет перевооружаться на вертолеты данного типа. Также в министерстве обороны США предполагают, что до начала службы в Группе советских войск в Германии в рамках программы опытно-конструкторских работ в 1985–86 годах Mi-28 был испытан в Афганистане. По-видимому, в основе концепции Mi-28 лежит перспективный ударный вертолет армии США. Так же как у его американского оппонента, основными задачами ударного вертолета Havoc будут:

  • • борьба с танками противника;
  • • непосредственная поддержка сухопутных войск;
  • • уничтожение противотанковых вертолетов противника;
  • • ведение боевой разведки;
  • • удары по командным пунктам противника и тому подобное.