авиация СССР

23-мм авиапушки СССР, НС-23; НР-23

 

Разработанная перед войной советская 23-мм авиапушка ВЯ была, пожалуй, лучшей в своем классе – мощная, скорострельная, безотказная, достаточно легкая и технологичная. Она стала основой вооружения самого массового самолета всех времен – штурмовика Ил-2. Однако, при всех своих качествах она имела слишком большое усилие отдачи. Дело в том, в предвоенные годы разработанный новый унитарный патрон 23х152В, используемый в пушке ВЯ, оказался черезчур мощным. В попытке создать унифицированную артсистему, одинаково пригодную как для наступательного оружия истребителей, так и для штурмовиков, никто из руководства НКАП и АУ не задумался об обратной стороне могущества боеприпаса – неизбежной отдаче, воздействующей на конструкцию планера самолета, куда должна была быть установлена пушка. А, между тем, усилие отдачи пушки ВЯ достигало по разным данным от 2.5 до 4 тонн. Очень и очень существенно для конструкций конца 30-х, начала 40-х годов.  В результате попытки установить пушку ВЯ в развале цилиндров двигателей истребителей не были успешны, нося лишь экспериментальный характер.

С места в карьер. Точечный старт для М-50 и М-52

 

Данный материал выкладывается на сайт из жж коллеги youroker-а.

Что делать если аэродромы уничтожены противником? Этот вопрос стал одной из главных проблем в военной авиации. Новые сверхзвуковые самолёты уже не могли взлетать с грунтовой полосы и требовали хорошей и длинной бетонной полосы, слишком уязвимой для атак противника и требующей долгого ремонта. Это привлекло внимание к разработке самолётов вертикального взлёта и посадки. Но проблема уничтожения взлётных полос коснулась не только авиации тактического звена - атомное оружие позволило с лёгкостью выводить "из игры" одним ударом даже самые большие аэродромы стратегической авиации, а развитие ракет сделало уязвимыми даже самые глубоко расположенные базы. Решалась это проблема двумя путями: разрабатывались проекты стратегических бомбардировщиков-амфибий, взлётные полосы которых уничтожить было нельзя, с другой стороны исследовалась возможность обеспечение взлёта бомбардировщиков без долгого разбега. Шли эти работы по обе стороны океана. Так в 1960 году в ОКБ Мясищева проводились исследования по обеспечению быстрого взлёта для сверхзвукового бомбардировка М-50. Одним из требований была возможность использования обычных машин без серьёзных доработок.

23-мм авиапушки СССР, пушка ВЯ

Печальная история 23-мм авиапушки МП-6 (ПТБ-23) конструкции Таубина и Бабурина хорошо описана в исследовании Руслана Чумака, статьи которого многократно транслировались с ресурса на ресурс, поэтому я лишь взял из его работ некоторые отрывки. Данная статья больше посвящена наиболее массовой отечественной артсистеме ВЯ и сопутствующим ее созданию событий.

"Пилите, Ганс, пилите..."

 

Сажали как-то с родственником картошку – дело было после памятного премьерства Кризисенко...

- Знаешь, у нас за деревней лежал сбитый наш бомбардировщик. Дюраль, обломки и все такое... Как-то приехала немецкая комиссия. Покопалась в обломках, потом сели пилить кусок лопасти винта. Пилили ножовкой. Винт пилиться не хотел: полотно постоянно ломалось, немцы потели, матерились. Где-то через час это зрелище надоело, ушел и чем закончилось уже не знаю...

Зачем фрицам понадобилась лопасть винта нашего самолета, похоже, стало понятно спустя несколько лет.

О пользе чтения научно-популярных изданий

 

«Как известно» (с), появление истребителей Ме-109 «модификации F» стало неприятным сюрпризом для нашей авиации летом 1941 г. Во всех справочниках же был классический Bf 109E с неплохими данными, но уже уступающими современным нашим истребителям – Як-1, ЛаГГ-3 и МиГ-3. И вот подарочек: 2/3 всех одномоторных истребителей оказались новой модификации с заметно лучшими летными характеристиками. При этом силуэт «F» так разительно отличался от «Е», что в результате материализовались легенды о широком использовании на советско-германском фронте истребителя Хейнкель Не 100. Правда, тем же одно время грешили и союзники – англичане. При этом в первый же день войны «Эфки» вполне исправно падали на нашу землю и летчики попадали в плен... Но, чтобы «правильно» допросить, нужно знать уже хотя бы 90% ответа на задаваемый вопрос. А с этим традиционная беда.

Первый отечественный проект авианосца с реактивными самолетами

 

Опыт Второй мировой войны на море наглядно продемонстрировал, что эпоха крупных броненосных кораблей и их артиллерийских дуэлей в пределах визуальной видимости завершается. Корабельная артиллерия утратила свою прежнюю роль главной ударной силы в войне на море, уступив ее морской авиации и подводным лодкам. Кроме того, война показала, что только одна зенитная артиллерия не в состоянии защитить корабли от ударов с воздуха, поэтому для обеспечения надежной противовоздушной обороны (ПВО) кораблей в море требуется привлечение истребительной авиации, причем наибольший эффект достигается при действиях ее не с наземных аэродромов, а с авианосцев, находящихся непосредственно в боевых порядках прикрываемых кораблей.

Как сделать конкурентоспособный ИБ из подручных материалов, пособие для начинающих.

 

Вернувшиеся из Испании советские пилоты принесли неутешительные вести. И основной истребитель, и основной фронтовой бомбардировщик оказались слишком уязвимыми. Было очевидно, что И-16/153 и СБ требуют замены. Что же было говорить о стремительно устаревающих ТБ-3? Всего-то пяток лет полетали эти краса и гордость ВВС РККА, и что же – списывать и на свалку? Проведенные в 39-м году учения ВВС показали полную бесперспективность тяжелых бомбёров. Три полка ТБ-3 с прикрытием из полка «Чаек» были атакованы всего шестью звеньями И-16, в кабинах которых сидели испанские «ветераны». Результат ужасал: И-153 не смогли сдержать атакующих, и половина И-16 смогли прорваться к строю бомбардировщиков. Дальнейшее напоминало волков в овчарне: неуклюжие и тихоходные, ТБ-3 стали добычей истребителей. Разумеется, что до реального боестолкновения дело не дошло, но результаты были очевидны даже слепому. Что же делать, неужели пришло время окончательно списывать ТБ-3 в транспортники?

20-мм авиационная пушка Березина Б-20

 

За несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны, в марте 1941 года, ведущий конструктор тульского ЦКБ-14 Михаил Евгеньевич Березин по собственной инициативе взялся за разработку увеличенной версии своего пулемета УБ. На тот момент 12.7-мм пулемет УБ в синхронном, крыльевом и турельном варианте был только запущен в производство и, все еще страдая детскими болезнями, находился на стадии доводки. Тем не менее, потенциал нового оружия был очевиден – легкое, компактное, скорострельное и мощное оружие в годы грядущей войны станет одним из столпов отечественного авиационного вооружения. В этой связи было соблазнительно «смасштабировать» пулемет до 20-мм калибра, чтоб, сохранив общую компоновку пулемета, реализовать его более мощный аналог, способный заменить в серии пушку ШВАК, в которой в жертву скорострельности были принесены технологичность, масса и компактность, а также мощность боеприпаса.

А вместо сердца - сталинский мотор

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

Читающие этот журнал знают, что я – далеко не фанат товарища Сталина, но, как говорится, из песни слова не выкинешь: индустриализация России произошла именно при нем и во многом – благодаря ему. Одной из высокотехнологичных отраслей промышленности, поднявшихся из зачаточного состояния в этот период, было авиационное двигателестроение, А вспомнил я о нем, потому что сегодня исполнилось ровно 85 лет со дня начала серийного производства двигателя М-34 – первого мощного авиамотора, спроектированного и внедренного в массовое производство в России.

Авиационная пушка Владимирова В-20/В-23

 

Начало Великой Отечественной войны советская авиация встретила, имея на вооружении, по сути, три типа авиационных стрелковых систем – 7.62-мм ШКАС, 12.7-мм УБ и 20-мм пушку ШВАК. Если в отношении пулеметов особых нареканий не возникало, за исключением низкой надежности только что принятого на вооружение пулемета УБ, работы по доводке которого продолжались уже на ходу, то по пушке ШВАК вопросов было много. В период освоения пушки Шпитального-Владимирова во второй половине 30-х годов, вокруг нее разгорались нешуточные страсти. Критике со стороны руководства ВВС подвергался слабый снаряд, излишняя сложность конструкции. Однако, на начало войны проявилась еще одна проблема, которую, как говорится, не ждали. И связана она была с хроническим недобором мощности отечественных авиадвигателей. Собственно, двигателестроение никогда не было сильной стороной советского авиапрома, но в ходе войны, в условиях нехватки квалифицированных рабочих, проблем с качественным металлом и ГСМ, недобор паспортной мощности авиамоторов превратился в серьезную проблему. Как следствие, чтобы сохранить конкурентоспособность советской авиации в воздухе, приходилось предельно облегчать наши истребители. Сделать это можно было двумя способами – капитальной переработкой конструкции с переходом на цельнометаллический силовой набор и отказом от части носимого оборудования. Реализовать первое не было никакой возможности – с производством алюминиевых сплавов в СССР военного времени были большие проблемы и вплоть до налаживания стабильных поставок лендлизовского алюминия со второй половины 1943 года, древесина была основным конструкционным материалом в отечественном авиапроме. Оставался второй вариант – отказ от части авиационного оснащения, среди которого немалый процент драгоценных килограммов съедало вооружение.