Альтернативное танкостроение

Решаем (как бэ…) проблему логистики сверхтяжёлого танка. Часть 2. Супербутерброд.

 

   Безусловно, составной (из двух модулей) тяжёлый танк, расписанный в предыдущей части, крайне спорное решение проблемы и уж точно место ему не в практической реализации идеи, а сугубо в теории, рассматривающей в принципе любые варианты. Примерно из той же «колоды» и решение, которое я предлагаю обсудить сейчас.

   Если составной в длину танк, это громоздко, дорого и «вообще никто на это не пойдёт», с чем, увы, не поспоришь, то, как насчёт составного танка «вверх», когда боевой модуль, расположен НА модуле движения и для перевозки по той же железной дороге, боевой модуль (по сути, башня с вооружением) снимается с модуля движения и грузится и перевозится отдельно, на собственной платформе. Или на специальном колёсном транспортёре, если речь идёт о перевозке по обычным дорогам.

Решаем (как бэ…) проблему логистики сверхтяжёлого танка. Часть 1. Ну очень тяжёлый "тяни-толкай-чик"

 

Проблемы логистики пытались решать по-разному. Вот, скажем, для транспортировки тяжёлых (не просто тяжёлых по классификации, а очень тяжёлых в прямом смысле) танков, в 30-е годы пришлось конструировать и выпускать специальные железнодорожные платформы очень большой грузоподъёмности. Но в полной мере проблему перевозки тяжёлых танков они, увы, не решали. Ведь тот монструазный танчищще надо не просто доставить от станции А до станции Б, но ещё как-то погрузить его на собственно платформу, а потом выгрузить с неё.

Гаубичная альтернатива

 

Небольшая, но занятная статья из жж Юрия Пашолока.

Относительно неплохо реализованный КВ-1с с установкой 122-мм гаубицы С-41. Един­ст­вен­ное, что автор сделал гаубицу калибром не 122, а 152 мм. Нет, это не его взгляд на данный вопрос, тут проблема в том, что калибр 152 мм указывали для С-41 в целом ряде работ. "Но это не точно".

Царь-броневик

 

После выступления 2 декабря 1912 года в Рейхстаге рейхсканцлера Германской Империи фон Бетмана, многим офицерам и генералам в Генштабе русской императорской армии стало предельно ясно – приближается война. И ничего хорошего она России не сулила. Упредить чрезвычайно сильную Германскую армию в развёртывании было категорически невозможно. Но и платить за прикрытие мобилизации лучшей частью кадровой армии мирного времени столь же категорически не хотелось.

Нужно было изобрести какое-то средство для сковывания действий отмобилизованной кайзеровской армии на время, необходимое основным силам русской армии на мобилизацию и сосредоточение.

Вариантов предлагалось множество – от строительства современных и реконструкции старых крепостей на западе, до создания мощных группировок (прежде всего для заполнения пространства между теми крепостями и превентивных ударов по территории противника) из сочетания высокомобильных кадровых и быстро мобилизуемых территориальных частей.

Вишенка на цветущей сакуре нереально альтернативного японского танкостроя…

Небольшое предисловие. Эта статья сделана, можно сказать, по заказу нашего почтенного коллеги apokalipsx. Точнее, его интересовал сугубо дюже мощный японский альттанк. Что он под этим понимал – можно прикинуть исходя из года выдачи ТТЗ (1932 г.) и предложенных ТТХ.

Сведя вместе дату и ТТХ, можно в предвкушении тереть ладошки друг о друга, поскольку в то время масса «до 32 т», двигло мощностью более 600 л.с. и 75-мм пушка ОДНОЗНАЧНО указывают на ТЯЖЁЛЫЙ танк прорыва (британский пятибашенный монстр «Индепендент» весил столько же!). Вот противоснарядное бронирование и категорический отказ от заклёпок – вещи для того времени в принципе несовместимые. Поэтому, начинать в любом случае придётся с клёпки и на сварку переход состоится только к концу 30-х, не раньше. Да и понятие «противоснарядное бронирование» будем понимать именно так, как его понимали в том самом 1932 году.

В общем, поехали…

Хороший БА для Красной Армии. ФААИ

Представляю Вам набросок замены  легкого БА ФАИ - сам бронеавтомобильчик, разработанный на базе легковушки Форд–А  еще в 1931-32 гг., не особо нравился военным – слабая броня и вооружение, неважная проходимость и т.д. 

Альтернативный средний танк M36/43. Италия

В 1942 году стало ясно, что используемый в армии Италии танк P 26/40 не соответствует требованию времени. Машина имела устаревшую ходовую часть, ещё более устаревшую технологию сборки корпусов на заклёпках. Не смотря на вполне удачное орудие, его технологичность и удобство работы экипажа с ним так же было не самым удобным. Все эти недостатки было принято решение устранить в новой машине разработка которой началась в 1942 году.

Альтернативная 127 мм САУ на базе лёгкого танка L7/38. Италия

 

Когда Италия вступила во Вторую Мировую войну, стало ясно, что основа их бронетанковых войск – лёгкий танк L7/38 не соответствует требованиям времени. Слабая броня, такое же слабое вооружение – всё говорило о том, что машина требует усиления.

Альтернативный средний танк Carro Armato L7/38. Италия

 

Ещё до начала Второй Мировой войны, в 1937 году, прошли совместные манёвры итальянской и германской армии. На этих манёврах стало очевидно, что итальянская армия не только уступает Вермахту, но и вообще не соответствует требованиям времени.

Железная каракатица

 

Под впечатлением этого – «Воля».

Вялая была война. У германца не было сил решительно взять под контроль территорию. У нас пока не было силы её удержать. На мнение третьей стороны и на её аппетиты было наплевать и немцам и, уж тем более, нам. Но ресурсы были настолько ограничены, что в штабных документах даже слово «фронт» отсутствовало. Тонкая линия армейских частей и флотских отрядов именовалась в оперативных сводках Завесой. И она медленно, но верно отползала к Николаеву.

День 23 февраля 1918 года начался как обычно. Разведка доложила о подходе австро-германских частей в составе двух полных батальонов и гаубичной батареи. Поэтому всё утро полковник Слащев решал сложную оперативную задачу – сразу отойти на запасной рубеж или напомнить фрицам и прочим гансам о своем существовании. Прибытие по железной дороге из Николаева тяжелого бронеавтомобиля решило этот вопрос положительно – Яков Александрович решил «положить» на распоряжение прямого начальства, категорически запретившего ввязываться в бой с превосходящими силами противника.