Альтернативная История (художественная литература этого жанра)

О выборах в прошлом (и сейчас)

Нашол разказ нашего известного писателя Алеко Константинов Бай Ганю проводит вьборь.

В связи с то что в Болгария сейчас прошли вьборь, а в Россий скоро будут решил ознакомлю всех с то что ожидает наших двух народов. Разумеетя с конца 19 века технически мно что поменялось, но суть осталась одна и таже.

 

— Не болтайте чепухи. Говорю вам: надо выбрать тех, кто за правительство,— воскликнул бай Ганю, крепко ударив кулаком по столу.

— Да как же мы выберем тех, кто за правительство? Откуда мы добудем избирателей? Да ведь и ты, бай Ганю, как будто либерал?— осмелился возразить Бочоолу.

— Кто тебе сказал, что я либерал?— строго спросил бай Ганю.

— Как кто сказал? Да разве ты не помнишь, как колотил консерваторов, как поносил их? Как же не либерал? Ведь, по твоим словам, ты даже Иречеку хвалился, что ты либерал!— возражал Бочоолу.

Жаркое лето 53-го.

 

 -Заваливай! Заваливай направо! Мать Вашу через коромысло, бога трижды деникинской гварди..- вопли ефрейтора Чижикова на секунду прервались, раздался сиплый глубокий вздох и обладатель истошного фальцета обрушил очередную серию матерщины на согнутые спины измотанных каторжной работой солдатиков.

Сказка "Гость из будущего" Часть 1 Таинственный индекс "А"

Внешнее кольцо, Сектор Арканис, Татуин.
Окрестности Мос-Айсли. 6-й год до Явинской Битвы.

Патрульный AT-ST двигавшийся вдоль каменистой гряды к северо-западу от порта Мос-Айсли выглядел необычно. По левому борту рядом с эмблемой Шестой механизированной колониальной дивизии красными буквами было намалевано «НЕ ЗАБУДУ ТАТУИН!», рядом красовались два дембельских шеврона и чуть ниже еще одна надпись, поменьше: «Пасть порву за Императора!».

Хроноагент - истинная история И.В. Сталина

Хроноагент

Хроноагент 1 класса Светлов, в теле Иосифа Виссарионовича Сталина, уже третий час попеременно смотрел то в вороненое дуло пистолета, то на календарь. 3 июля 1941 года.

 

Две недели не прекращающегося стресса, сокрушавшего его организм физической болью такой интенсивностью, что он даже не смог сесть в машину и приехать с Ближней дачи в Москву.

Почти все завоевания последних лет пошли прахом. За жалкие две недели сданы врагу невероятные территории, включая красавец-Минск. Потеряно, а иногда и захвачено врагом ценнейшее военное  имущество. Но самое худшее – катастрофические потери в живой силе и военной технике. Столько трудов пошло зря!

О Господи! Ведь он был в одном шаге от инсульта, когда в своем прежнем теле запомнил наизусть сорок тысяч фамилий виновников катастрофы 1941 года в его реальности - наиболее бездарных командиров Красной армии от маршала до комроты, во время подготовки к хронопереносу. Он тогда злоупотребил мнемо-таблетками ради перенапряжения мозга, не рассчитанного природой на такие объемы информации, и в результате безвозвратно разрушил печень. Вернуться в свое прежнее тело в реальной истории он уже не сможет, но тогда жертва казалась благородной.

Универсальный штемпель

...К двенадцати часам следующего дня по "Reichssicherheitshauptamt" пополз слух о том, что обергруппенфюрер заперся с каким-то посетителем в своем пальмовом зале и вот уже три часа не отзывается ни на стук Лины фон Остен, ни на вызовы по внутреннему телефону. Сотрудники RSHA терялись в догадках. Они привыкли к тому, что Гейдриха весь день водят под ручку в коридорах, усаживают на подоконники или затаскивают под лестницу, где и решаются все дела. Возникло даже предположение, что шеф Имперской Безопасности отбился от категории работников, которые "только что вышли", и примкнул к влиятельной группе "затворников", которые обычно проникают в свои кабинеты рано утром, запираются там, выключают телефон и, отгородившись таким образом от всего мира, сочиняют разнообразнейшие доклады.

Аргус против Марса.

 

— Нет, Гюбнер. Уберите свои грязные лапы. «Аргус» никогда не был спутником Марса, бога войны. Эта штука не для тех, кто собирается обрядить атом в солдатский мундир. «Аргус» может и должен стать неусыпным стражем мира, действенным орудием контроля над тайными вооружениями.

Отрывок из книги Аргус против Марса

 

Звезда Сварога

За окном стояло лето и собор Василия Блаженного.