Альтернативная История (художественная литература этого жанра)

Рассказ на конкурс СССР 2061 - Кому снятся сны?

 Полёт в окружении необозримых потоков света, движение и превращения форм отовсюду. Вихри огней и рассеяния светящихся туманностей. Рассылаю потоки вибраций во все стороны. Мир вокруг стабилизируется и застывает. Глаза открываются сами. Оказывается,  у меня есть тело, оно ощущается как легкое давление. В открытую форточку слышен шелест листьев.  По стеклу окна ползёт муха. Ступни. Не ощущаю их, но, при попытке пошевелить ими слышны звуки работающих приводов. Елки палки! Да у меня искусственные ноги. Стоп! Я же только что прыгал на вездеходе с обрыва на Марсе. Мне нужно было спасти ребят, у них воздуха оставалось на сутки. Как я попал сюда? И как моё имя?

- Бежать, бежать, бежать. Надо успеть. В сапогах кончается топливо. Ещё километр и всё - прибегу к выходу из долины. Бежать, бежать, бежать. Запас кислорода у ребят на сутки. Уже виден брошенный вездеход. Бежать. Пот едкий. Жжёт лоб и глаза. Бежать. Всё, стоп. Кончилось и топливо, и окислитель кончился в сапогах. Теперь отстегнуть шагоходы и своими ногами... Бежать.

На входе в женскую спальню стоит дневальная.

Основной Инстинкт.

Узкое казенное помещение без окон. Тусклые, засиженные мухами плафоны и вселенская тоска на лицах присутствующих. Еле слышно стучат по клавиатуре коготки судебного секретаря. Обвинитель неторопливо поглядывает на наручные часы, а на скамье обвиняемых темным облаком застыла огромная женская фигура в поношенном болотного цвета банном халате.

По образу и подобию Его..

Под сводчатыми воздушными арками Храма, над склоненными головами прихожан гремел голос Пастыря.

Бинарник

 

0001 SET TIME 07:01
 0002 Что то нудно зудит у самого уха.
 0003 Будильник? – Да.
 0004 Рабочий день? – Да.
 0005 Идти на работу ? – Да.
  0006 Пять минут на зубы, морду, продрать глаза и впрыгнуть в штаны.
 0007 Микроволновка успевает пискнуть и исторгнуть из себя стандартную OF-сянку и стакан белой воды именуемой в ценнике “Молоко”.
  0008 Завтрак в наушниках с прослушиванием какой то мути о мировом заговоре .
  0009 Лифт, подъезд, узкая ледяная тропинка между побуревшими сугробами. Еле различимая в утреннем полумраке человеческая фигура на том конце тропинки.
 0010 Угроза ? – Нет.
 0011 Мужчина? – Нет.
 0012 Знакомая ? – Нет.
 0013 Дать пройти и забыть? -Да.

 

Японская альтернатива, будь она неладна

Если взрослого мыша
Взять и, бережно держа,
Напихать в него иголок
Вы получите ежа.

Если этого ежа,
Нос заткнув, чтоб не дышал,
Где поглубже, бросить в речку
Вы получите ерша.

Если этого ерша,
Головой в тисках зажав,
Посильней тянуть за хвост
Вы получите ужа.

Если этого ужа,
Приготовив два ножа...
Впрочем, он наверно сдохнет,
Но идея хороша!

Мозолистый кулак замер в воздухе – и в следующий миг новоявленным молотом Тора обрушился на ни в чем неповинный столик. Полированное дерево зашлось  в пароксизме душераздирающего скрипа, а две полупустые чашки испуганными воробьями порскнули в стороны. На этом, однако, поэтические сравнения у Исиро Кадзуми закончились, ибо сакэ из разлетевшейся по углам посуды маленьким цунами невесомых капель обрушилось на его кимоно.

Эврика

-Счетовод Двора, Главный Инженер Бортового Зеркала и Координатор Вооружений к Его Императорскому Величеству!
Мажордом трижды стукнул звенящей колокольчиками дубинкой по переборке и с кряхтением откатил тяжелый противоштурмовой люк.

В парадный отсек скрипя сочленениями вступил андроид первого поколения. Он шел ссутулясь и скрипя, перекосившись на правую сторону, а его покрытая ржавчиной стальная фигура была обмотана по давно ушедшей в века моде, туникой из обветшалой ткани. Проходя мимо согнувшегося в угодливом поклоне мажордома, гость зыркнул на него правым объективом и просипел
 - Не Счетовод дуралей, а Расчетчик! Набрали болванов в приемную…
В конце еле освещенного тусклыми остатками люминесцентных панелей отсека, на груде списанных из употребления корпусов радиаторов охлаждения, царственно восседал Император всея Станции Внешней Обороны.

Как стать интернационалистом.

Уважаемые коллеги! Читал давно этот фельетон на бумаге, оригинал не нашел поэтому написал свою версию. На авторство не претендую.

Ехал как то русский националист на митинг. Русских националистов  митинг, кого же еще. А поскольку на митинг он опаздывал то ехал быстро. Ну и попал в аварию. А поскольку в аварии он сильно пострадал, то повезли его в больницу. В больнице увидели, что пострадавший потерял много крови и стали делать переливание. Вы когда ни будь сдавали кровь? Нет? Ну, так вот, когда сдаете кровь, то у вас спросят все. Чем болели в детстве, где живете, как зовут. А вот национальность не спросят. То есть совсем, им это не интересно. Представьте себе такую картину, лежит наш пострадавший националист в забытье и только в бреду прорывается: «Освободить Россию… жидовское племя…спасти родину». И тут начинают переливание. Тот замолкает ненадолго и выдает: «Никогда не отдадим Карабах, исконно азербайджанскую землю, священную войну джихад объявим мы всем неверным».  Бутылек заканчивается, и к системе подсоединяют другой. Опять забытье и новое: «Какой Карабах, какой Ош, какой Узгем нам якутам жрать не чего!» А из больницы вышел настоящим интернационалистом.

Тертлдав Гарри. Джо Стил

Просматривая произведения Гарри Тертлдава и наткнулся на интересный рассказ. Он небольшой поэтому приведу его полностью:

Америка. 1932 год. Безработные в очередях за хлебом. Суповые кухни. Братишка, у тебя не найдется лишних десяти центов? Банки мрут, как мухи. Брокеры вылетают из окон двадцать седьмых этажей подобно лебедям.

Герберт Гувер [Гувер Герберт - президент США от республиканской партии (1929-1932).]. Ходячий мертвец. Переизбрания на новый срок не добьется нипочем - даже если его выдвинут в паре со Святым Духом. Республиканцы все равно его выдвигают. Никого лучше у них не нашлось. Насколько смехотворны их шансы, они не знают и сами.

Їдуть їдуть по Гарлему наші козаки (Едут едут по Гарлему наши казаки).

Полуденый Нью-Йорк. 2030 г.

Мимо блок-поста на пересечении 505-й авеню и 718-й стрит шурша резинометаллическими траками и несчадно дымя паровыми имитаторами выхлопа, промчался Т-72. На корпусе советского танка разудало восседало три укро-американца. Фиолетовые лица наездников сверкали бриллиантовым напылением зубной наноэмали и модными в этом сезоне бирюзовыми контактлинзами. Троица истошно орала “Ще не вмерла Україна” и  старалась  порвать истрепанную гармошку.