Танковая мощь СССР Легкий танк сопровождения пехоты Т-26 Часть 1

11
5

     Отечественных разработок легких пехотных танков было достаточно. Это и Т-18, и Т-18М, и А-19, и А-20.

     Танк А-20 представлял собой танк Т-18М выполненный по компоновке танка Виккерс 6 тонный. То есть с передним расположением трансмиссии, центральным расположением боевого отделения и моторным отделением в корме танка. Что потребовало развернуть двигатель вдоль корпуса и соответственно удлинить моторное отделение. Отличительной особенностью танка А-20 было то, что он комплектовался из автоагрегатов. Из-за чего танк А-20 можно назвать попыткой создания первого мобилизационного танка. Двигатель МТ-20 с автомобильной 4-ступенчатой коробкой передач ГАЗ-АА (пристыкованной непосредственно к двигателю), со сцеплением ГАЗ-ААА в качестве главного фрикциона, был дополнен демультипликатором от трёхосного автомобиля ГАЗ-ААА, что удваивало число ступеней в трансмиссии и позволяло иметь 2 диапазона: тяговый и транспортный. Поэтому А-20 имел возможность двигаться с минимальной («ползучей») скоростью в 2-2,5 км/ч, при тяговом усилии на крюке до 3000 кГс.  Танк был построен в металле и проходил испытания вместе с танками А-19 и В-26.

Конкуренцию не выдержал и был снят с испытаний, что собственно и не удивительно. Ведь А-20 оставался все тем же МС-1 только в новой комплектации. Однако члены государственной комиссии отметили отменные тяговые качества машины и предложили переделать его в артиллерийский тягач «переднего края». Танк А-20 был передан на московский завод №37 имени  Орджоникидзе. Там танк переработали с учетом специфики выпускаемой продукции – к тому моменту завод был занят доработкой плавающего танка-разведчика А-27, создававшегося на основе британского плавающего танка фирмы «Виккерс» и опытных плавающих танков советской разработки. На А-20 силовой агрегат был оставлен прежним, остальные агрегаты трансмиссии: главная передача, бортовые фрикционы с тормозами, бортовые передачи с ведущими звездочками, а также мелкозвенчатая гусеница, опорные и поддерживающие обрезиненные катки были использованы от А-27. Тележки с блокированными попарно опорными катками в отличие от А-27 имели более компактную рессорную подвеску, что было вызвано необходимостью понизить высоту гусеничного обвода для удобного размещения расчета на сиденьях вдоль борта машины. Первоначально задний опорный каток выполнял роль и направляющего колеса, но ввиду частых случаев опрокидывания тележки, которые не удалось предотвратить установкой ограничителя, было введено отдельное направляющее колесо. Так был создан полноценный быстроходный бронированный гусеничный тягач «Комсомолец» Т-20 (заводской индекс 020) для обслуживания, в первую очередь, противотанковой и полковой артиллерии.

Легкий опытный танк сопровождения пехоты А-20

     Итак – отечественных разработок легких пехотных танков было достаточно. Однако восьмого января 1931 г., на небольшом подмосковном полигоне возле Поклонной горы, было отмечено небывалое скопление представителей высшего командования РККА и МВО. По личному приглашению наркома К. Ворошилова, они прибыли сюда для ознакомления с привезенными из-за рубежа в конце 1930 г. образцами перспективной боевой техники, доставленной усилиями «закупочной комиссии». Вниманию прибывших предлагались: «Шестиколесные автомобили разных производителей – 8 шт.; нормальные автомобили – 2 шт.; специальный автомобиль «Ситроен» – 1 шт.; мотоциклы – 3 шт.; 6-тонный танки – 2 шт.; 12-тонный танк – 1 шт.; тракторы – 3 шт.; забронированная легковая автомашина «Форд» – 1 шт. Всего – 21 машина».

     Несмотря на то, что планировалось начать мероприятие в 10 часов утра, из-за сильного мороза показ заграничной техники был задержан. Только после полудня, переговариваясь о чем-то своем, военные выбрались из теплого помещения и проследовали вдоль строя боевых машин, вполуха слушая С. Гинзбурга, кратко рассказывавшего об особенностях того или иного образца. Из вежливости они осмотрели все экспонаты, но ни один из представленных образцов не вызвал их особого интереса. Ничем не привлекли их сначала и небольшие двухбашенные танки, купленные у фирмы «Виккерс».

     После экскурсии военные заняли свои места на смотровой площадке, водители сели за рычаги и по команде Ворошилова запустили двигатели. Первыми выступали многоосные грузовики и забронированный «Форд». Они неуклюже покрутились на заснеженной целине и один за другим скрылись за ограждением. Но вот на трассу, вздымая столбы снежной пыли, выскочил небольшой танк. Он прытко пронесся мимо смотровой площадки, затем развернулся, перемахнул через окоп; немного замешкавшись, свалил довольно толстую сосну, порвал забор из колючей проволоки и, вновь развернувшись почти на месте, рванул к финишу напрямик через кустарник, густо обсыпанный снегом. Что тут началось! Восторгам военных, казалось, не будет конца. Этот маленький, но чрезвычайно прыткий танк покорил их сердца. Тут же отставили дальнейший показ, потребовали повторить заезд и выпустить на трассу второй танк.

     Это случилось восьмого января и стало как бы последним итогом полигонных испытаний танков В-26 (такой индекс получили британские «шеститонники» в СССР). Испытания проводились по приказу К. Ворошилова с 24.12.1930 г. по 5.1.1931 г. в балке у деревни Павшино и на склонах Поклонной горы. В испытаниях приняли участие три танка В-26 – №№ 215/1, 214/2 и 216/3. Всесторонним их обследованием занималась «спецкомиссия по новым танкам для РККА», подчиненная лично наркомвоенмору. Руководил работой комиссии С. Гинзбург. Выводы специалистов, входивших в состав комиссии по испытаниям, были довольно сдержанными.

     Но после демонстрации двух танков В-26 8-11 января (причем 9-11 уже велся показ только танков) они привели многих высших чинов РККА в такой восторг, что законно возник вопрос об оснащении Красной армии именно этими танками. В заграницу верили сильнее, чем в собственные силы, а поскольку создателем Mk. Е. была ведущая танкостроительная фирма мира, этот довод перевешивал все остальные в спорах о перспективах развития. Справедливости ради стоит уточнить, что в испытаниях 10 и 11 января приняли участие танки А-19 и А-20 – отечественной разработки. Но интереса военных эти танки не вызвали.

     Уже 9 января 1931 г. последовало распоряжение К. Ворошилова «…решить наконец вопрос об целесообразности организации производства В-26 в СССР…» Но о принятии танка на вооружение еще не говорилось. Тогда же С. Гинзбург получил приказ в срок не позднее трех дней предоставить Наркомвоенмору перечень отмеченных в ходе испытаний достоинств и недостатков В-26 по сравнению с А-19. Кстати, разработчиком А-19 (танк к тому времени был доставлен с завода «Большевик» на подмосковный полигон) был именно Гинсбург. Качество отчета говорит о том, что С. Гинсбург отнесся к исполнению приказа добросовестно, без предвзятости.

    11 января 1931 г. С. Гинзбург докладывал в НКВМД: «… испытанный английский танк В-26 имеет следующие положительные черты: По мотору: Хорошая приемистость, хорошая смазка, хорошая система питания, наличие воздушного охлаждения, малая высота мотора… По коробке скоростей: простая схема передач, достаточное количество скоростей, удобная схема переключения; Компактные и надежные бортовые фрикционы…, хорошо работает движитель вследствие цевочного ведения траков… Простота и надежность конструкции ведущего колеса, ленивца, тележек подвески и механизма натяжения гусеницы… По корпусу: простая и довольно выгодная в производстве форма… По вооружению: хороший оптический прицел, превосходящий имеющийся для вооружения танков Т-18 и А-19…

    Отрицательные особенности: Возможность чрезмерного развития оборотов двигателя вследствие отсутствия регулятора оборотов и его контроля… Невозможность проведения форсирования мотора принятыми методами, без внесения значительных изменений в его конструкцию… Отсутствие резерва мотора на модернизацию танка… Доступность к обслуживанию механизмов мотора только снаружи, что не позволяет проводить текущий ремонт в бою без риска жизнью членов экипажа. Большое время разбронировки для доступа к механизмам двигателя и трансмиссии… Имевшиеся случаи обрыва клапанов как следствие чрезмерного развития оборотов двигателя… Отказ в работе однодискового сцепления после пробега 350-400 км. Отказ в пуске мотора при температуре ниже – 7°С. Пускался только буксировкой… Необходимо усовершенствовать карбюратор и магнето… Периодическое чихание двигателя при резком изменении оборотов двигателя… При глушении мотора имеет место продолжение его работы от самовоспламенения смеси от накалившегося корпуса мотора, или окалины… Сбрасывает третью скорость: недостаточна ширина шестерен этой передачи и недоработка стопора… Забрызгивает маслом тормозные ленты. Масло пробивается через уплотнения коробки ведущего колеса… Подвеска не имеет резерва на дальнейшую модернизацию танка… Сминаются и крошатся концы реборд катков… Слабое сцепление гусеницы по снежному покрову – нужны шпоры… Недоработана система обзора из башни – нет кругового обзора. Невозможно установить наблюдательную башенку командира танка… Отсутствует нормальная видимость у водителя при езде с закрытыми передними щитами… Малая толщина вертикального бронирования танка – 8-12,7 мм…

    ОБЩИЙ ВЫВОД: Движитель и трансмиссия танка В-26 при условии их доработки представляют собой надежные и простые агрегаты вполне соответствующие требованиям к легким скоростным танкам РККА… Очень компактный мотор вследствие затрудненного его обслуживания и доступности при осмотрах и ремонте является недостаточно подходящим для установки на танк… Конструкция мотора не позволяет осуществить увеличение его мощности путем форсирования без изменения его конструкции… Однако танк В-26, несмотря на рассмотренные недостатки, способен развить высокую скорость и маневренность и является без сомнения лучшим образцом из всех известных в настоящее время образцов заграничных танков…»

     Вывод о целесообразности производства танка В-26 по результатам испытаний был сделан следующий: «В настоящее время в СССР имеются два типа конструкций перспективных малых танков (танк А-20 к тому моменту уже не рассматривался как перспективная машина):

– А-19 завода «Большевик», не прошедший весь цикл испытаний;

– танк В-26, прошедший первый цикл зимних испытаний.

При примерно равном весе, большей скорости и тяговых возможностях, А-19 имеет:

а. Преимущества: мотор 4МТ-21 – вертикального типа с регулятором в 122 л.с. и весьма удобным расположением, имеющим доступ для обслуживания как снаружи, так и изнутри; более надежные для танка система двойного зажигания и двойная серия свечей; более мощное вооружение и бронирование при той же массе; более быстрая возможность освоения производства, особенно с точки зрения мотора; Простая, надежная и перспективная по дальнейшей модернизации подвеска (по типу танка Т-18М – в дальнейшем получившая название «подвеска ленинградского типа»).

б. Недостатки: худшая, по сравнению с В-26, компактность, недостаточная простота конструкции трансмиссии и подвески, худшие катки и гусеничные цепи… Также больший вес элементов трансмиссии.

в. Представляется наиболее совершенной конструкция малого танка с подвеской и мотором А-19, а корпусом, трансмиссией и движителем от В-26.

г. Освоение производства В-26 в СССР потребует: изготовление нового комплекта чертежей в миллиметровом масштабе… проектирование и изготовление новой технологической оснастки под отечественные возможности… привлечение иностранного опыта для освоения производства танка и особенно мотора…

д. Освоение производства А-19 потребует: проектирования технологического процесса и частично приспособлений, рабочие чертежи и дополнительный опыт производства будут получены в результате доводки опытной машины…

е. Организация производства нового типа танка по типу двух рассмотренных потребует: составление проекта танка; изготовление рабочих чертежей на подвеску танка А-19 и  трансмиссию танка В-26; проектирование и изготовление оснастки на производство.

     Сравнивая объемы работ следует признать, что по срокам выполнения и стоимости наиболее приемлемо для производства освоение А-19, затем – комбинированный танк и самый сложный – танк В-26. Однако более перспективным следует признать производство комбинированного танка.

ОБЩИЙ ВЫВОД:

а. Немедленно начать проектирование нового малого танка на основании конструкций танков А-19 и В-26… В основе мотор, подвеска и вооружение от А-19, корпус, движитель и трансмиссия от В-26;

б. Провести совместные испытания А-19 и В-26 для более полного выявления их положительных и отрицательных качеств…»

    К похожему выводу пришла и группа слушателей Академии ВАММ, которая была ознакомлена с документацией на танки. Однако они обратили внимание в первую очередь на некоторые особенности танка В-26 (правое расположение водителя, специальный двигатель воздушного охлаждения – горизонтального типа, который будет плохо работать жарким летом, и дюймовые размеры), «обычные для буржуазной Англии, но нетерпимые для Советской страны…». Академия ВАММ предлагала приступить к «…немедленному проектированию нового типа танка с использованием конструкции корпуса В-26,… с усиленной броней, и с более приемлемым для условий производства в СССР двигателем 4МТ-6, «Геркулес», «Франклин» или другой мощностью в 100-140 л.с…»

     Среди отзывов об английском танке очень интересным выглядит мнение М. Тухачевского, который, в частности, писал: «… касаемо осмотренного мною недавно английского танка Викерса, нашел его как нельзя лучше подходящим задаче сопровождения при атаке вражеских окоп… Расположение башен танка бок-о-бок очень выгодно позволяет танку развить сильный побортный огонь при пересечении окоп и траншей…, от которого никак не укрывает бруствер… В этот ответственный момент танку недостает, как видится, еще одной огневой точки в виде пулемета или легкой пушки, направленной вперед по ходу для подавления целей (как то: пулемет, пушка) из второй линии обороны… Нетрудно понять, что двухбашенная и трехбашенная схемы потому и приняты англичанами, что очень перспективны и наиболее выгодны для преодоления вражеской обороны среди своей пехоты…»

Перспективные пехотные танки А-19 (слева) и В-26 (справа)

Таблица ТТХ танков А-19 и В-26:

Тип танка

А-19

В-26

Боевой вес, т

8,05

7,2

Длина танка, мм

4715

4560

Ширина, мм

2300

2284

Высота, мм

2300

2057

Клиренс

365

381

Вооружение

37-мм пушка Б-3 и 2 пулемета ДТ

2 пулемета калибра 7,7 мм

Бронрование:
Лоб, мм

16

5-12,7

Борт, мм

16

12,7

Корма, мм

16

8

Крыша, мм

8

5

Днище, мм

8

5

Башня, мм

16

12,7

Двигатель

4МТ-21А

Armstrong Siddeley Puma

Мощность двигателя, л.с.

122

91,5

Рабочий объем, л

9,235

6,667

Качество бензина

Автомобильный, низкосортный

Высококачественный

Габариты двигателя: длина×ширина×высота, мм

1320×715×973

1160×1128×648

Максимальная скорость

38

35

Запас хода

192

179

Экипаж, человек

2

3

    16 января состоялось рабочее заседание комиссии под председательством начальника технического управления УММ Г. Бокиса, на котором были рассмотрены все мнения и предложения. И если корпус нового танка, трансмиссия, главный и бортовые фрикционы, а так-же общая компоновка танка были одобрены по типу В-26 чуть ли не единогласно, то с типом подвески спорили до хрипоты. В конце концов, все сошлись во мнении, что подвеска по типу А-19 является более перспективной, при этом простой по конструкции и выполнена на основе агрегатов освоенных советской промышленность. Однако Бокис настоял на замену катков по типу В-26. Рассмотрение вооружения не заняло много времени – стоило Гинсбургу высказать свое мнение, что при встрече пулеметного танка даже с Рено-ФТ, окажется для чисто пулеметной машины фатальной. Было решено строить танк однобашенным, с комбинированным – пушечно-пулеметным вооружением. Но башню выполнить по типу В-26 – цилиндрической, с наклонными бортами. Но обязательно с командирской башенкой по типу Т-18М, обеспечивающей круговой обзор башнеру. Мотор, для установки в новый танк, был принят отечественного производства – Микулинский 4МТ-21А. Расположение механика-водителя справа, для боевой машины, сочли несущественным недостатком. Поэтому переделку машины под левостороннее расположение рабочего места водителя сочли нецелесообразным. На следующий день, 17 января 1931 г., комиссия (заседание которой проходило уже под председательством Лебедева) выдала техническое задание на проведение работ по новому танку сопровождения РККА с использованием удачных технических решений танков А-19 и В-26 и протокола от 16 января 1931 года. Протокол заседания был выслан в секретариат Главвоенмора.  И уже 20 января протокол вернулся в УММ РККА с личной подписью Ворошилова: «одобрено – немедленно приступить к разработке гибрида… работы производить форсированными темпами, с условием запуска серийного производства машины в 1931 году…».

     Так, конструкторская группа С. Гинзбурга принялась реализовывать в проекте танк-гибрид, получивший название «А-26». Эскизный проект этого танка был выполнен на основании чертежей А-19 и В-26 в рекордно короткое время и уже 26 января был в целом принят. В заключении комиссии говорилось, что изготовление такого танка сделает его не только более мощным, чем В-26, но и «…более дешевым, а также простым в производстве, чем простое копирование уже не новой английской машины…»

     Гибрид получился похожим на В-26, однако имел более спрямленную верхнюю ветвь гусеничной ленты и подвеску по типу А-19. Корпус танка постарались сохранить идентичный танку В-26. Однако броневых плит толщиной 12,7 мм советская промышленность не делала. Поэтому было предложено изготовлять броню толщиной 13 мм. Ввиду неготовности Ижорского завода к выпуску броневых листов требуемою качества первый заказ на 2 танка предписываюсь выполнить с корпусами из простой или броневой незакаленной стали. Два опытных образца танка А-26 были изготовлены из простой конструкционной стали. Из-за возросшей, почти на 35%, мощности двигателя, конструкторской группе пришлось провести работы по усилению всех элементов трансмиссии: был полностью заменен главный фрикцион – он стал многодисковым, усилен карданный вал, переработана и усилена КПП и бортовые редукторы. Проверка бортовых фрикционов показала, что они сконструированы с большим запасом прочности, поэтому их переделка не потребовалась. Пришлось поработать и над мотором – скомпонованный для танка А-19 с поперечной схемой установки двигателя, мотор имел узел крепления вентилятора охлаждения с противоположной стороны от носка. Компоновка танка А-26 – по типу танка В-26, потребовала перенести вентилятор к носку коленвала. Для чего вал привода вентилятора удлинили и провели его справа от цилиндров, закрепив его в подшипнике скольжения рядом с последним опорным коренным подшипником коленвала. Для чего на крышке коренного подшипника появился специальный прилив. На этот прилив и удлиненный вал монтировался одноступенчатый повышающий редуктор, с центробежным вентилятором охлаждения двигателя. Вентилятор располагался справа от двигателя и посредством металлических рукавов подавал охлаждающий воздух на левую, боковую сторону цилиндров – со стороны карбюратора. Воздух проходил сквозь оребрение цилиндров, охлаждая двигатель и выводился из МО через кормовой бронелист – сквозь специальное окно. Окно закрывали жалюзи, для регулирования температуры мотора. Двигатель располагался в корме машины, посередине в продольной плоскости. По бортам от мотора, отгороженные противопожарными переборками толщиной 2 мм, располагались топливные баки. Моторное отделение разделялось с боевым, противопожарной перегородкой, в которых имелись люки для доступа к главному фрикциону и двигателю. КПП, бортовые фрикционы и бортовые редукторы были размещены аналогично В-26. Башня цилиндрической формы, одноместная, упрощенной формы – с вертикальными бортами, располагалась по центру подбашенной коробки. Вращение башни осуществлялось посредством ручного привода с зубчатой передачей. 37-мм пушка Б-3 наводилась на цель с помощью телескопического прицела. Наводка в вертикальной плоскости осуществлялась зубчатой передачей. Пулемет был закреплен в шаровой установке справа от орудия. Круговой обзор из башни осуществлялся с помощью стандартной командирской башенки КБ-18. Смотровые щели прикрывались бронестеклом типа триплекс. Боекомплект был размещен в спецальных пеналах на полу в подбашенном пространстве. Так, что ящики доходили до вершней стенки кожуха кардана. Отчего пол под башней был ровным и башнеру не приходилось переступать через карданный вал.

Компоновка силового агрегата танка А-26 (карбюратор, выпускная система и система охлаждения мотора условно не показана)

     Сразу после принятия программы танка А-26, родилась проблема выделения для него производственных мощностей. Поскольку СТЗ в 1931 г. не был еще достроен, вопрос организации сборки танка А-26 на его площадях отпал. Единственным более или менее подготовленным к серийному производству танков оставайся ленинградский «Большевик», который и получил столь ощутимый довесок, несмотря на загрузку другими заказами.

     С февраля 1931 г. На заводе «Большевик» велась подготовка к производству новых танков. По временному техпроцессу, началось также изготовление первых двух опытных танков. Завод «Большевик» имел сравнительно мощное КБ и над А-26 первоначально работало всего 15 человек, которые занимались только переводом чертежей танка из дюймовых единиц в метрические. К 1 марта все рабочие чертежи танка А-26 в основном были закончены, а 16 июня одобрен техпроцесс и завод начал изготовление приспособлений и инструментов для массового производства.

     Первая опытная машина была готова 1 мая 1931 года, вторая ровно через месяц. Первые пробеги, не выявили каких либо существенных недостатков. Вернее был выявлен один недостаток – мотор не прогревался до рабочей температуры. Микулин, опасаясь перегрева двигателя воздушного охлаждения в летнюю жару, установил мощный центробежный вентилятор обдува. А вот жалюзи, которые были призваны регулировать температуру двигателя, установить еще не успели (сказалась спешка обусловленная желанием «выдать машину к знаменательной дате»). Испытатели вышли из сложившегося положения, установив фанерную заслонку на кормовом листе машины, которая перекрывала часть окна выхода охлаждающего воздуха. Но уже в июне фанерку пришлось снять – летний зной давал о себе знать в полной мере. И хотя перегрева двигателей, на опытных машинах, не случалось – система охлаждения работала на полную мощность.

    В августе обе опытные машины, были предъявлены на госиспытания и в целом выдержали их успешно. Правда испытания обстрелом не проводились, зато отдельно бронелисты, предназначенные для производства новых танков, обстреливались основательно. По результатам испытаний были выданы замечания: «…рабочее место механика-водителя имеет неудачную конструкцию посадочного люка. Люк не обеспечивает быстрое покидание машины при боевом повреждении. Рекомендуется оборудовать, в крыше подбашенной коробки люк для мехвода. Башня имеет чрезмерную высоту – башнеру приходится привставать, для осуществления кругового обзора. Снизить высоту башни на 50-70 мм для оптимальной работы командира танка. В связи с неудовлетворительной прочностью ижорской брони, лобовую броню танка (две вертикальные детали) и башню, выполнить из брони толщиной 16 мм, уже отработанную на советских танках. Все замечания устранить на танках предсерийной партии из 10 машин. Танк принять на вооружение под индексом Т-26…».

     Переделка конструкции танка не заняла много времени. Башню сместили немного влево и назад. Удлинили боевое отделение на 52 мм назад и 74 мм вперед. При этом длина танка увеличилась всего на 52 мм. Так как новая подвеска позволила отказаться от поперечных трубчатых лонжеронов, появилась возможность переместить рабочее место мехвода на 74 мм вперед. Все эти меры позволили оборудовать в крыше подбашенной коробки люк оптимальных размеров. Появление люка в крыше корпуса, позволило отказаться от рубки мехвода и упростить конструкцию корпуса. Верхний лобовой бронелист подбашенной коробки, сделали сплошным от борта до борта, выполнили его с небольшим наклоном и пристыковали к верхней броневой детали корпуса. В верхнем лобовом листе подбашенной коробки, теперь имелся только смотровой люк механика-водителя. Люк использовался при вождении машины на марше, в боевой обстановке он закрывался и вождение танка осуществлялось посредством наблюдения в смотровой прибор, установленный в смотровом люке. Башню танка уменьшили по высоте. Кроме того в башне установили  новое сиденье для командира танка,  который, одновременно выполнял роль наводчика и заряжающего.

     Первая машина предсерийной партии была готова 1 ноября. Её бережно обкатали, с целью выставить на парад, посвященный дню революции. Однако заминка случилась с вооружением. Согласно планам производства танков Т-26 и Т-23 (заводской индекс БТ-2), они должны были быть вооружен 37-мм полуавтоматической пушкой большой мощности. Однако ни в 1931 и в 1932 году такой пушки на вооружении РККА и в серийном производстве еще не было.

     Правда, в 1929 г. уже была опробована 37-мм полуавтоматическая пушка большой мощности ПС-2, но с ее выпуском имелись определенные трудности. Трудности были связаны с там, что в конце 1929-го СССР приобрел у фирмы «Рейнметалл» 37-мм противотанковую пушку с полуавтоматическим затвором, которая вскоре была принята на вооружение. Производство орудия осваивалось на заводе № 8 им. Калинина в Подлипках под индексом 1К. По решению Арткомитета, артиллерийское КБ завода «Большевик» в короткий срок наложило ствол и казенник пушки 1K в ложе с противооткатными приспособлениями орудия ПС-2, получив, таким образом, 37-мм полуавтоматическую танковую пушку большой мощности обр. 1930-1931 гг., которой был присвоен индекс Б-3.

     Еще до государственных испытаний пушка была передана на завод № 8 для спешной организации серийного производства. Там орудие получило свой внутризаводской индекс 5К и первые образцы орудия поступили заказчику уже в конце 1931 г., однако предусмотренная проектом спаренная установка указанной пушки с пулеметом ДТ разработана в срок не была. Кроме того, не удалось отладить работу полуавтоматического затвора указанного орудия. И орудие вернули на завод для устранения дефекта.

    В I квартале 1932 г. чертежи башни, разработанной для танков Т-26 и Т-23, подверглись ревизии, и первые 240 башен, поданных Ижорским заводом для вооружения орудием, были спешно приспособлены под раздельную установку пушки и пулемета. Лишь на 240 башнях, выпушенных позднее, оказалось возможным установить спаренную установку пушки с пулеметом. Всего было запланировано вооружить 37-мм пушкой Б-3 (5К) 300 танков, а начиная с 301-го заменить её 45-мм полуавтоматической пушкой обр. 1932 г. 20К. Но ввиду того, что завод № 8 не освоил выпуск 20К в срок, да и с установкой орудия в существующей башне танков Т-26 и Т-23 имелись трудности, нарком тяжелой промышленности скорректировал план, и следующие 310 танков (№№ 301-610) также должны были получить 37-мм танковую пушку обр. 1931 г. Б-3 (5К).

     Однако это было уже в 1932 году, когда танк Т-23 начал сходить с конвейера ХПЗ. А в ноябре 1931 года танки Т-26 стояли на заводском дворе совершенно без вооружения. Заседание КО (Комитета Обороны) от 11 ноября 1931 года решило этот вопрос – было принято решение об установке 37-мм пушки Гочкиса (или ПС-1) на танки Т-26 образца 1931 года, до массового освоения производства пушки Б-3 (5К) на заводе №8. С этого дня на заводе «Большевик» начато серийное производство танков Т-26 образца 1931 года с 37-мм пушкой Гочкиса и пулеметом ДТ. Производство пушки Гочкиса, остановленное было после прекращения выпуска танка Т-18М, было возобновлено. Проанализировав возможности завода «Большевик» и убедившись в неспособности СТЗ подключиться к производству новых танков, в феврале 1932 г. КО разрешил КБ завода «Большевик» вносить «любые изменения в конструкцию, и методику изготовления танков, не снижающие их боевых качеств и способствующие увеличению выпуска». Кроме того, для облегчения участи «Большевика» и Ижорского завода КО определил им соисполнителей по бронекорпусам дополнительно Кулебакский и Мариупольский заводы, по моторам предполагалось задействовать НАЗ (будущий ГАЗ) и АМО.

Легкий танк сопровождения пехоты Т-26 образца 1931 года.

     Производство танка далось нелегко. И если отработанная на Т-18М подвеска не вызывала нареканий, мотор удалось довести до требуемой кондиции сравнительно легко (хотя и он заставил потрудиться над качеством до 1933 года), то трансмиссия и бронекорпус давали о себе знать постоянно. Конструктивно бронекорпус танка Т-26 был во многом подобен английскому Мк.Е., отличаясь от него в некоторых деталях. Коробчатый корпус собирался клепкой бронелистов на каркасе. Толщина листов на машинах выпуска 1931-го – первой половины 1932 г. составляла 10 мм и 6 мм (листы толщиной 13 мм не подавались из-за большого процента брака). Танки выпуска зимы 1931-32 гг. целиком собирались на болтах и винтах. Это делалось для замены впоследствии некондиционных броневых листов полноценным броневым прокатом. Начиная с марта 1932 г. корпус склепывался целиком. Передний наклонный и задний листы корпуса (крыши) в танке выполнялись съемными. Это делалось для удобства доступа к двигателю и механизмам трансмиссии. Однако для этого требовалось отвернуть такое количество винтов, что только разбронировка первых Т-26 перед ремонтом занимала несколько часов. Весной 1932 г. для быстрого доступа к трансмиссии танка в верхнем наклонном переднем броневом листе был выполнен откидной люк. Первоначально он открывался в сторону левого борта, но впоследствии (с 1933 г.) его размеры были увеличены, и он выполнялся уже откидывающимся вперед по ходу танка. В тоже время появились откидные люки и над МО, что облегчило доступ к двигателю. В кормовом листе также сделали небольшой люк – для доступа к маслонасосу и маслофильтру. Всего за первую половину 1932 года в конструкцию танка Т-26 было внесено 22 изменения.

     С июля 1932 года бронекорпуса стали делать с бортовыми бронелистами толщиной 13 мм. Повысилось качество и брони толщиной 10 мм (верхняя наклонная и нижняя наклонная лобовые детали) – они уже не пробивались простой винтовочной пулей. Наконец в августе 1932 года Ижорский завод начал подавать башни со спаренной установкой пушки 5К и пулемета ДТ. Башен с раздельным вооружением пушки 5К и пулемета ДТ на завод «Большевик» не поступало – все они уходили в Харьков. На этих башнях, для уравновешивания более тяжелого орудия, устанавливалась дополнительная кормовая ниша. В нише разместили дополнительный боезапас. Танк с такой башней получил индекс Т-26А. Вес танка вырос на 200 кг и перевалил за 9 тонн. При этом подвеска танка работала отлично – ведь разработчики танка А-26 вложили расчетный вес машины для подвески равный 10,5 тонны. При этом клиренс должен был составить 380 мм.

Легкий танк сопровождения пехоты Т-26А

     Эта модификация «легкого пехотного танка» отличалась от танка Т-26 только вооружением и выпускалась до июня 1933 года, после чего была заменена новой моделью танка Т-26Б1.

Таблица ТТХ танков серии Т-26 первых выпусков:

Тип танка

В-26

А-26

Т-26

Т-26А

Боевой вес, т

7,2

8,6

8,8

9,1

Длина танка, мм

4560

4565

4630

4630

Ширина, мм

2284

2310

2310

2310

Высота, мм

2057

2475

2385

2381

Клиренс, мм

381

400

400

396

Вооружение пушечное

1 × 37 мм     Б-3

1 × 37 мм Гочкис

1 × 37 мм 5К

Вооружение пулеметное

2 × 7,7 мм

1 × 7,62

1 × 7,62

1 × 7,62

Бронрование лоб, мм

5÷12,7

10÷13

10÷16

10÷16

Бронрование борт, мм

12,7

13

10÷13

13

Бронрование корма, мм

8

13

10

13

Бронрование крыша, мм

5

8

10

10

Бронрование днище, мм

5

6

6

6

Бронрование башня, мм

12,7

13

16

16

Мощность двигателя, л.с.

91,5

122

122

122

Максимальная скорость, км/ч

35

41

39

39

Запас хода, км

179

240

240

240

Экипаж, человек

3

2

2

2

     Параллельно с конструкторским отделом завода «Большевик», разработкой танка на базе танка В-26 занималась Академия ВАММ (работы курировал М. Н. Тухачевский – с мая 1928 г. по июнь 1931 г. являлся командующим Ленинградского военного округа, а в 1931 г. назначен начальником вооружений РККА). Этот танк получил индекс «ММ». Несмотря на то, что работы по доводке «А-19 улучшенного» и «танка ММ» официально не замораживались, финансирование было выделено только на проект Академии ВАММ. Согласно уточненному ТЗ, академия занималась разработкой проектов сразу двух танков, отличавшихся трансмиссией, бронекорпусом и вооружением. Танки были двухбашенными, как и В-26. Но имели еще одну огневую точку в лобовом листе подбашенной коробки. «Танк ММ образец № 1» (ТММ-I) должен был отличаться от «Виккерса» Мк.Е. компоновкой с размещением водителя слева, усиленной до 15 мм броней, и третьей огневой точкой в корпусе. В качестве силовой установки предполагалось использовать мотор водяного охлаждения «Геркулес». Трансмиссия полностью заимствовалась от В-26. «Танк ММ образец № 2» (ТММ-2) предполагалось оснастить помимо двигателя «Геркулес» также улучшенной КПП и механизмом поворота без бортовых фрикционов. Корпус танка должен был также иметь улучшенную броневую защиту в виде штампованного переднего бронелиста толщиной 15 мм.

     Приказом по УММ проектные работы по ТММ -1 и ТММ-2 предлагаюсь закончить к июню 1931 г., а опытные образцы танков изготовить и испытать к началу 1932 г. Детальные испытания изготовленных танков показали, что никаких особых преимуществ перед серийно выпускаемым Т-26 новые танки не имели. Более того, улучшенная КПП и механизм поворота танка ТММ-2 оказались даже хуже, чем таковые у «Виккерса» и Т-26. Танк в ходе испытаний не мог развить скорость свыше 25 км/ч. Двигатель вследствие неудачного режима работы перегревался, а маневренность танка ухудшилась. Все попытки как-то улучшить характеристики ТММ оказались тщетными. Далее выяснилось, что при переходе к однобашенной схеме расположение водителя слева создает помехи в работе наводчика, особенно при ведении огня вправо от направления движения, и в сентябре 1932 г. работы над всеми вариантами ТММ были прекращены.

Танк ТММ-2 на испытаниях

 

По материалам: http://www.redov.ru/transport_i_aviacija/tankovaja_mosh_sssr_chast_i_uvertyura/p9.php

27
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
10 Цепочка комментария
17 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Bullblacktiger63anzarтоварищ Суховboroda Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
AlkisTer

Здраствуйте, Товарищи!

Здраствуйте, Товарищи!

Немного не по теме:

По фану сделал модельку башни шведского Кранвагн на шасси FV4202:

 но я не осилил создание записи, а точнее добавление файлов. Кто-нибудь может подсказать?

Ansar02

!!! Отличная работа,

yes!!! Отличная работа, почтенный коллега!

Гланый положительный момент АИ безусловно в том, что Гинзбургу удалось преодолеть сопротивление Тухачевского, Халепского и Бокиса и вместо «шеститонника» сделать ставку на «гибрид». В РИ это было абсолютно невозможно — кто такой Гинзбург в сравнении с высшими чинами АБТУ и самим Тухачом!

Кстати, ЕМНИП, 13 мм брони на Т-26 в общем-то не было. Если верить тому же Свирину, освоить её производство долго не удавалось, поэтому ставили 10 мм. А на однобашенную версию в 1933 году пошла 15 мм. А вообще, до 13 мм у нас принято округлять 12,7 мм (пол-дюйма) броню В-6. Но эта аглицкая броня была цементованной, хорошего качества. В СССР такую не производили и чтоб получить бронезащиту такого же уровня как и 12,7 мм цементованная броня В-6, пришлось ставить на Т-26 как раз 15 мм гомогенку.

Отсюда — 16 мм броня на Вашем АИ танке — избыточна. Достаточно всё той же 15 мм — она (как и 12,7 мм цементованная броня В-6) отлично держала бронебойную винтовочную пулю. А большего тогда и не требовалось.

С уважением, Ансар.

NF

++++++++++

++++++++++

boroda

Собралд обе части в один файл

Собралд обе части в один файл. Не знаю зачем их разделили?

товарищ Сухов

Коллега, не сочтите за

Коллега, не сочтите за придирку;)  Крыша МТО не соответствует внутренностям.

blacktiger63

    Больше танков хороших и разных!! Ура товарищи!! По виду — все в шоколаде, но если внюхаться…   Танк А-20 представлял собой танк Т-18М выполненный по компоновке танка Виккерс 6 тонный. То есть с передним расположением трансмиссии, центральным расположением боевого отделения и моторным отделением в корме танка. Уже стмешно. Ежели танк стал ширше, (а иначе кардан проходит попу мехвода наскрозь, а ноги ему придется ампутировать), то нафига ему надгусеничные бензобаки? Тама внутре должно быть места достаточно. Ну и высота танчика должна быть повыше, из-за кардана под башней. Для чего вал привода вентилятора удлинили и провели его справа от цилиндров, закрепив его в подшипнике скольжения рядом с последним опорным коренным подшипником коленвала. Для чего на крышке коренного подшипника появился специальный прилив. На этот прилив и удлиненный вал монтировался одноступенчатый повышающий редуктор, с центробежным вентилятором охлаждения двигателя. Честно полчаса тужился, но более нелепую схему привода придумать не смог. А мультипликатор-то нахрена? Вы нешто, пылесос задумали сконстролить? Для вентилятора, даже одной тышши оборотов — за глаза и за уши. Прикрутите привод к усиленной шестерне привода вторичных агрегатов, этого должно хватить. Вентилятор располагался справа от двигателя и посредством металлических рукавов подавал охлаждающий воздух на левую, боковую сторону цилиндров Поздравляю! Вы только что угробили… Подробнее »

anzar

+++ коллега Bull, очень

+++ коллега Bull, очень хорошо расписано и в больших подробностях. Текст даже дублируется (из за объединения)))

Не понял однако, танк достаточно большой (больше Викерса), башня тоже, а екипаж из двух… Ну чтожь, песня будет «два танкиста, два веселых друга…»))))

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить