Танк T26 — американский средние танки с тяжёлым детством

16
6

Войну американская промышленность начала со средним танком Medium Tank M2, который по сравнению с европейскими машинами того же класса выглядел анахронизмом. Пришедший ему на замену Medium Tank M3 тоже был лишь временной мерой. Разработав Medium Tank M4, американские конструкторы не стали почивать на лаврах: уже весной 1942 года, когда производство «Шерманов» ещё только начиналось, они принялись за следующую машину для американской армии.

Содержание:

Происхождение видов

Концепция нового семейства танков сформировалась в мае 1942 года. Базовая машина имела 76-мм пушку и была ниже М4, что позволяло конструкторам улучшить бронирование, не превзойдя предшественника по массе. Также в танке использовалась автоматическая коробка передач. Комитет вооружения разрешил постройку двух прототипов танка, получившего обозначение Т20.

Вскоре новых опытных танков стало несколько. Так как пока было непонятно, что получится с автоматической КПП, военные решили подстраховаться и построить Т22 с агрегатами «Шермана» и Т23 с электротрансмиссией, которая хорошо показала себя на тяжёлом Heavy Tank T1E1. Для каждого танка предусматривалось по три типа вооружения: базовые варианты танков вооружались 76-мм пушкой М1, модификации Е1 получали 75-мм пушку с автоматом заряжания, а Е2 — 3-дюймовую пушку от истребителя танков М10. Был ещё и вариант Е3 — эти танки получили 76-мм пушки и торсионную подвеску.

Medium Tank T23 превосходил М4 по бронированию и вооружению, но к 1943 году аппетиты военных вновь выросли

Medium Tank T23 превосходил М4 по бронированию и вооружению, но к 1943 году аппетиты военных вновь выросли

Работа над прототипами шла до начала 1943 года, когда Т23, танк с 76-мм пушкой и электротрансмиссией, рекомендовали для производства. Речь шла о довольно крупной установочной партии в 250 машин, но аппетиты американских военных к тому времени успели вырасти. Союзникам стало известно о немецких «Тиграх». Даже новая 76-мм пушка брала немецкую новинку не с таких дистанций, с которых хотелось, а собственного тяжёлого танка, который мог бы сражаться с «Тигром» на равных, у американцев не было.

Идея вооружить танк следующего поколения 90-мм пушкой с баллистикой зенитки возникла ещё в октябре 1942 года, но тогда про «Тигр» никто не знал. Весной 1943 года наработки оказались как раз кстати, и к 24 апреля 1943 года концепция новых танков была сформирована. Помимо исходного Т23, создавались танки Т25 с 90-мм пушкой Т7 и Т26 с тем же орудием и «бронированием, равным немецкому танку Mk.VI или превосходящим его». По предварительным расчётам, серийный Т23 весил бы 30 тонн, Т25 — 33, а Т26 — 36. Из установочной партии Т23 выкроили 50 машин: 40 Т25 и 10 Т26.

 90-мм зенитка М1. Орудие с такой же баллистикой американские танкисты хотели иметь на среднем танке нового поколения

90-мм зенитка М1. Орудие с такой же баллистикой американские танкисты хотели иметь на среднем танке нового поколения

Планы пришлось корректировать практически сразу. Когда в процессе разработки Т23 потяжелел до 34 тонн, конструкторы начали искать способ сбросить вес у более тяжёлых вариантов машины. Так как электрическая трансмиссия существенно прибавила к весу танка, от неё решили избавиться. Новые варианты машин с установленным вместо неё гидротрансформатором назывались Т25Е1 и Т26Е1. Обе они имели схожую конструкцию. Корпус собирался из катаной брони, и только V-образная лобовая деталь была литой. Толщина верхних лобовых листов составляла 76 мм у Т25Е1 и 102 мм у Т26Е, причём в обоих случаях листы устанавливалась под ушлом 46° к вертикали. Борта и корма башни Т26Е1 имели толщину 76 мм, маска пушки шириной во весь лоб башни была 114 мм толщиной.

За улучшенное бронирование пришлось расплатиться: масса Т26Е1 всё равно оказалась внушительной: 81 300 фунтов (37,8 тонн). Для компенсации массы пришлось до 24 дюймов (61 см) расширить траки и увеличить передаточное число трансмиссии, чтобы 500-сильный Ford GAF мог справиться с массой машины. Катки у Т26Е1 тоже пришлось расширить.

вернуться к меню ↑

Первый блин комом

Производство опытных образцов началось в феврале 1944 года и закончилось в мае. Два из десяти опытных Т26Е1 попали на Абердинский полигон, один танк послали в Форт-Нокс. Испытания начались ещё до конца выпуска всей партии.

Один из десяти опытных T26E1 на Абердинском полигоне, 3 августа 1944 года

Один из десяти опытных T26E1 на Абердинском полигоне, 3 августа 1944 года

Первый Т26Е1 прибыл на Абердинский полигон 6 марта 1944 года. К 24 марта танк успел проехать 820 миль (1320 км). Несмотря на то, что конструкция танка основывалась на уже опробованных агрегатах, у машины хватало проблем. Болты, которые соединяли трансмиссию с маховиком двигателя, расшатывались при езде. Ведущее колесо изнашивалось в два раза быстрее, чем на «Шермане». Испытатели винили заднее расположение трансмиссии, из-за чего гусеница затаскивала в колесо много абразивных частиц.

Жизнь экипажа тоже была далеко не мёдом. Рабочее место наводчика было неудачно скомпоновано, заряжающему же было трудно доставать патроны из укладок — особенно из тех, что были расположены под поликом боевого отделения. Патронов было очень мало: в танке поместилось всего 42 штуки, в то время как экипажи требовали минимум 70. При стрельбе боевое отделение заполнялось угарным газом, вентилятор работал очень слабо. Орудие прозвали «одноразовым» — отчасти и из-за того, что при выстреле поднималось такое облако дыма, что дальнейшая стрельба не представлялась возможной. Также, несмотря на резиновую прокладку, через башенный погон проникала вода.

Танк с предыдущего снимка, вид сзади

Танк с предыдущего снимка, вид сзади

К 18 мая танк прошёл 1200 миль (1931 км). Испытания раскрыли множество дополнительных проблем. Например, из-за перегрева тормозов их приходилось регулировать каждые 25 миль (40 км) пробега. Более тяжёлые гусеницы буквально сносили поддерживающие катки при езде. Второй прототип, прибывший на полигон в конце марта, к тому времени прошёл специспытания в объёме 351 мили (565 км). Испытания показали, что танк не может пройти по понтонным мостам, имеющимся в наличии, кроме 25-тонного. Наблюдались проблемы с перегревом тормозов.

Тем временем, танк в Форт-Ноксе испытывали на стрельбище. Испытатели тоже отметили, что доставать патроны было сложно, а корректировать огонь невозможно из-за пыли и дыма. Башня при выстреле отворачивалась в сторону примерно на одну тысячную градуса. Действие торсионной подвески признали хорошим.

Вид сверху. Т26Е1 оказался куда шире «Шермана», что привело к проблемам

Вид сверху. Т26Е1 оказался куда шире «Шермана», что привело к проблемам

Расположение боеприпасов удостоилось отдельного исследования. Боеукладки из опытной машины испытатели вытащили полностью, полик боевого отделения тоже убрали. На пол боевого отделения установили ящики с боеприпасами, по 8 патронов в каждом. Укладки в ящиках складывались автоматически, когда из них доставали патрон. Также в башне находилось 11 снарядов в укладке первой очереди на стенке рядом с заряжающим. Таким образом, в танк поместилось 59 патронов. Испытатели отметили, что на пол боевого отделения можно поместить ещё 12 патронов, если убрать прослойки с водой. Чтобы установить укладку первой очереди, пришлось пожертвовать 50-мм миномётом для стрельбы дымовыми шашками.

И у этого танка были проблемы с трансмиссией. Гидротрансформатор сломался после 184 миль (296 км) пробега и 25 часов работы. Ширина гусеницы была признана недостаточной. Несмотря на то, что танк и без того был шире всех принятых габаритов, была поднята тема использования расширительных насадок. Проблемными оказались и резиновые бандажи катков. На одной машине пришлось заменить 8 бандажей со средним пробегом всего 8,64 мили (14 км). Балансиры подвески расшатывались после сравнительно коротких пробегов. Эта была проблема не лишнего веса: подвеска на Т25Е1 так же быстро выходила из строя. Часто ломались гусеничные траки.

 Улучшенное размещение боекомплекта в танке Т26Е1

Улучшенное размещение боекомплекта в танке Т26Е1

В течение лета-осени 1944 года новые танки дорабатывались. Вдобавок к опытам с агрегатами моторно-трансмиссионной группы велась работа над башней и орудийной установкой. На 90-мм орудие решили установить дульный тормоз, но так как его пока не было, требовалось изменить установку, чтобы она была уравновешена как с тормозом, так и без. Ради дульного тормоза усилили подъёмный механизм, люльку и стопор в положении по-походному.

Так как интерес в новой машине выразили британцы, кормовую нишу оборудовали для установки либо британской либо американской радиостанции. В башню добавили укладку первой очереди на 10 патронов, подбашенную корзину удалили. Укладка на полу боевого отделения тоже отличалась от той, что была разработана в Форт-Ноксе. Теперь патроны хранились в двух ящиках по 12 штук, плюс 6 по бортам, где раньше были расположены ёмкости с водой.

По ширине танк едва проходил по стандартному 25-тонному понтонному мосту, при этом без усиления мост не мог его выдержать. На подписи к фотографии танк тоже назывался средним

По ширине танк едва проходил по стандартному 25-тонному понтонному мосту, при этом без усиления мост не мог его выдержать. На подписи к фотографии танк тоже назывался средним

Решения проблемам с орудийной установкой и условиями стрельбы из 90-мм пушки постепенно отрабатывались, но вскоре нашлись проблемы со второй изюминкой танка: бронёй. Обстрел литой лобовой детали 3-дюймовыми и 90-мм снарядами показал её отвратительную стойкость и высокую хрупкость. Особенно уязвимыми были выступы пулемётной установки и вентилятора отделения управления, а также края детали в районе ходовой части.

Проблемы требовалось решить как можно быстрее. Новые агрегаты следовало посылать прямо на полигон для испытания на опытных танках. Бронетанковый совет вёл паническую переписку. К концу года на заводах «Фишер» и «Крайслер» ожидалось производство 800 таких танков ежемесячно, но машины были настолько сырыми, что пока даже было не очень ясно, какие именно агрегаты надо запускать в серию. Как часто случается, в порядке улучшения масса танка постепенно увеличивалась. К концу лета 1944 года она достигла 41,7 тонн, и ещё 29 июня машину перевели в класс тяжёлых.

К башне мог крепиться кран для извлечения мотора с трансмиссией

К башне мог крепиться кран для извлечения мотора с трансмиссией

Одновременно стало ясно, что без радикальных переделок T26E1 не боеспособен. Проблему с корректировкой огня так и не разрешили: ни наводчик, ни командир не могли наблюдать за снарядом после выстрела. Вентиляция в танке всё ещё была недостаточной, как и защита различных щелей от осколков и пуль. При удачном попадании стрелковым оружием можно было поразить любого члена экипажа, а также нарушить работу орудия.

Новая схема размещения боекомплекта была одобрена, хотя никем ещё не испытывалась. Практически все агрегаты машины страдали от конструктивных и производственных дефектов. Самым проблемным местом была ходовая часть: из 3706 человеко-часов, израсходованных на ремонт танка, ремонт именно подвески и гусениц занял 1112 часа, двигателя — 846 часов. Всего на 100 часов работы танка требовалось 530 часов работы механика.

 Окончательное размещение боеукладок на полу боевого отделения, вид сверху и в разрезе. От мокрой боеукладки пришлось отказаться, зато в танк влезло 70 патронов для 90-мм пушки

Окончательное размещение боеукладок на полу боевого отделения, вид сверху и в разрезе. От мокрой боеукладки пришлось отказаться, зато в танк влезло 70 патронов для 90-мм пушки

Авральное положение с программой Т26Е1 отнюдь не означало, что запуск в серию отменят. Разработанные в середине 1944 года требования на танки, которые хотелось бы иметь в производстве в 1945 году, описывали два типа танков: быстрого для развития успеха, и тяжёлого для поддержки пехоты во время прорыва. От Т25Е1 в этих требованиях отказывались напрямую: хоть танк имел 90-мм орудие, урезать выпуск лёгкого М24 или среднего М4А3 ради него не хотелось. В то же время, на место тяжёлого танка других претендентов не было, и эту роль должен был заполнить доработанный Т26Е1. Такая машина получила индекс Т26Е3, но это уже тема для другого рассказа.

вернуться к меню ↑

Электрификация в опытном порядке

Отменённый Т26 не канул в лету. Отдел вооружения разрешил постройку двух опытных танков, хотя уже 6 мая заказ урезали до одного. Танк с электротрансмиссией не делали заново. Ходовая часть и гусеницы были взяты от одного из Т26Е1, который послали в Абердин. Мотор и трансмиссия были идентичными тем, что использовали на танке Т23. Корпус же был новый: лобовая броня толщиной 102 мм, установленная под прежним углом, теперь была катаной. Башня была изготовлена по типу Т26Е1, но в конструкцию внедрили рекомендованные изменения: например, убрали подбашенную корзину. Танк весил чуть более 43 тонн.

Машина прибыла в Форт-Нокс 28 октября 1944 года, и 30 ноября испытания начались. Давление на грунт оказалось приемлемым — 0,84 кг на см². Машина могла разогнаться до 28 миль (45 км) в час, что для тяжёлого танка было приличной скоростью. Т26 в целом оказался довольно проворным. Водить машину было куда легче, чем танк с гидротрансформатором. На хорошей местности и склонах менее 11,6° машина разгонялась быстрее Т26Е1, на более крутых склонах наблюдалась противоположная ситуация.

Американцы пытались оснастить свои тяжёлые танки электротрансмиссией со времён Т1Е1, но ничего путного из этого не вышло

Американцы пытались оснастить свои тяжёлые танки электротрансмиссией со времён Т1Е1, но ничего путного из этого не вышло

Танк испытывали довольно вяло. Если к 3 февраля 1945 года он прошёл 993 мили за 172 часа, то после этого темп испытаний существенно упал. К 24 марта танк проработал 226 часов и проехал 1179 миль, к 5 мая — 280 часов и 1500 миль. После победы в Европе работу над танком практически забросили. К 9 июня 1945 года танк проработал 290 часов, пройдя 1558 миль (2500 км). К этому времени он прошёл 75% из запланированных испытаний, но простаивал из-за поломки главного генератора. К июлю 1945 года машина проработала 302 часа, после чего мотор сменили. С новым двигателем танк прошёл всего 11 часов, прежде чем проект был закрыт. Катать Т26 дальше не было никакого смысла, так как ни его, ни другие танки с электротрансмиссией принимать на вооружение не собирались. Причина была той же, что и у Т23: трансмиссия такого типа считалась слишком сложной для американских механиков.

30-тонный средний танк, придуманный в качестве замены «Шерману», в конце концов поправился больше чем на 10 тонн. Такие примеры в истории танкостроения встречаются постоянно. Обычно лишний вес имеет катастрофические последствия. Особенно сильно страдает надёжность машины, как это наблюдалось и с танком Т26Е1. Однако, американцы не сдались. Heavy Tank T26Е1 хоть и был далёким от совершенства, но общая концепция была верной. Постройка и испытание даже таких машин стало важным шагом на пути к самому мощному серийному американскому танку Второй мировой войны — М26 «Першинг».

Источник — https://warspot.ru/17511-srednie-tanki-s-tyazhyolym-detstvom

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
kord 127NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

kord 127

+++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить