16
6

Шведская армия была малочисленнее, а раненый Карл XII не мог руководить своими войсками. Но был ли у Швеции шанс победить русских под Полтавой? Да, пишет шведский историк в «Свенска дагбладет». Он рассуждает о трех моментах знаменитой битвы, которые могли бы иначе решить судьбу и Швеции, и России.

Svenska Dagbladet (Швеция): три ключа к победе Швеции под Полтавой

Реконструкция Полтавского сражения во время военно-исторического фестиваля «Полтава-2009», посвященного 300-летию Полтавской битвы

Дик Харрисон (Dick Harrison)

Шведская армия была малочисленнее, а раненый Карл XII не мог руководить своими войсками. Но могла ли Швеция победить Россию под Полтавой? Да. И вот каковы были три ключа к победе.За последние годы мне задавали множество запутанных вопросов, многие из которых так и остались без ответа, в основном потому, что, разбираясь в них, невольно тонешь в догадках и предположениях. Однако некоторые вопросы задают чаще других, а значит, они вызывают наибольший интерес. На них все-таки стоит попытаться ответить.

Один из самых сложных вопросов, которые я когда-либо получал, касается битвы под Полтавой. Это было в 1709 году, когда на солнце шведского великодержавия набежали тучи. Взглянем на вещи трезво: могла ли Швеция победить в этом столкновении? В таком случае, возможно, русские остановились бы, царь Петр заключил бы мир, а Прибалтика осталась бы шведской. На этот вопрос столько же ответов, сколько в мире есть военных историков, и лично я не претендую на звание эксперта по военным действиям этого периода. Однако тем читателям, которые не очень хорошо помнят, что произошло под Полтавой, стоит напомнить об этих событиях, прежде чем я выскажу свое мнение.

Битва под Полтавой состоялась 28 июня 1709 года по тогдашнему шведскому календарю. По нынешнему календарю это было бы 8 июля. Король Швеции Карл XII был не в состоянии возглавлять войска, потому что получил ранение в ногу несколькими днями ранее, и поэтому роль верховного главнокомандующего исполнял учитель короля Карл Густаф Реншёльд (Carl Gustaf Rehnskiöld). Реншёльд плохо ладил со своим ближайшим подчиненным Левенгауптом (Lewenhaupt), командующим пехотой. Но не это было главной трудностью. Хуже всего с точки зрения шведов было соотношение сил.

У шведов было 17 тысяч человек, у русских — более 40 тысяч, из которых 30,5 тысяч пехотинцев и 10 тысяч кавалеристов. Кроме того, шведы страдали от нехватки боеприпасов. Поэтому главные силы русских следовало застать врасплох, иначе риск потерпеть в этой битве сокрушительное поражение для шведов был слишком велик. Много тактических проблем шведам принесли редуты — эти небольшие укрепления русские возвели в качестве защиты перед открытыми пространствами, которые надо было пройти, чтобы добраться до их лагеря. Редуты обороняли 4 тысячи солдат, и, если бы битва против них затянулась, это ослабило бы наступление и не позволило бы застать врасплох остальных русских солдат. А значит, необходимо было как можно тише прокрасться к редутам и захватить их.

На всякий случай действовать предполагалось под покровом темноты. Затем, на рассвете, прежде чем царь Петр и его генералы поймут, что происходит, войска должны были пойти в лобовую атаку на главные силы русских. План подразумевал хорошую координацию, решимость и то, что все шведские командиры хорошо осознают, что действовать надо быстро. Войска, назначенные атаковать редуты, ни при каких обстоятельствах не должны были увязнуть в затянувшемся бою, что помешало бы им добраться до места решающего сражения. Но с самого начала все пошло не так. Ночное развертывание войск запоздало, в том числе потому, что было очень темно и солдаты ничего не видели. В итоге приказ наступать был отдан, когда уже светало. Не менее ужасным оказалось то, что некоторые командующие, похоже, не поняли тактики. Карл Густаф Роос, по-видимому, полагал, что его дело — остаться у редутов и защищать их, а не отправиться как можно скорее дальше, чтобы атаковать основные силы российской армии. Последствия были серьезными.

Однако каролинская пехота была настолько хорошо вымуштрована, что начало атаки все-таки прошло по плану. Около четырех утра шведы напали на редуты, и во многом все прошло, как и задумывалось. Первый и второй редуты заняли очень быстро, но во время боя за третий хорошо обороняемый редут шведов с их чересчур большими потерями отбросили назад. Роос, который не понимал, что пора уже оставить редут в покое и отправляться дальше, увяз в битве, не имея особых шансов ее выиграть.

Тут уже среагировала российская кавалерия, которая находилась за редутами. Под руководством генерала Александра Меньшикова кавалеристы атаковали линии шведов, но их тут же остановила шведская кавалерия, которая без особых усилий заставила врага отступить. В этот момент шведы шли в уверенную атаку и побеждали, а положение русских было затруднительно. Сам Меньшиков считал, что царю следовало укрепить линию редутов пехотой, но этого не произошло. Вместо этого царь отдал коннице Меньшикова приказ отступать, поскольку — вероятно, совершенно справедливо — предположил, что может потерять кавалерию, если продолжит биться на условиях шведов.

Благодаря отступлению русских шведы смогли приступить к следующему этапу плана. Пока кавалерия гнала русских перед собой по равнине, большая часть шведской пехоты, то есть те, кто не застрял в боях у редутов под командованием Рооса, смогла пройти на поле боя и занять позиции перед решающей битвой. В этот момент Реншёльд принял решение, за которое его потом резко критиковали. Каролинская кавалерия внезапно получила приказ прекратить преследовать русских до полной победы. Благодаря этому у тех появилась возможность восстановиться и пойти в новую атаку позже в тот же день. Возможно, Реншёльд боялся, что его собственная кавалерия окажется слишком далеко от поля боя и не сможет участвовать в битвах, которые последуют далее. Кроме того, он, вероятно, недооценивал русских. В предыдущих столкновениях они дрались значительно хуже, чем под Полтавой.

Итак, примерно в шесть утра линия редутов была прорвана, и две трети каролинеров добрались до поля перед главным лагерем русских, а русская кавалерия бежала — по крайней мере пока. Чего Реншёльд и Левенгаупт, готовые атаковать главные силы русских, не знали, так это того, что царь Петр отдал приказ напасть на Рооса и его оставшиеся позади батальоны, чтобы те не успели осознать свою ошибку и воссоединиться с остальной шведской армией. Примерно в семь часов Рооса оттеснили назад через лес к старым редутам, где его войска пытались укрыться от превосходящих сил противника. Около девяти часов утра Роосу пришлось капитулировать.

Реншёльд обо всем этом не знал. Пару часов он безрезультатно прождал, когда же подоспеют Роос и его люди. В конце концов ждать ему надоело, особенно когда он понял, что русские готовятся к бою. План шведов напасть неожиданно полностью провалился, и российская артиллерия обрушила на врага град пушечных ядер. Шведы ретировались на запад, а Реншёльд запросил подкрепление в виде дополнительных войск и артиллерии. Из-за больших расстояний пауза между боями еще больше затянулась, что было на руку царю Петру.

Реншёльд по-прежнему был настроен оптимистично. Он растянул свою пехоту в длинную тонкую линию напротив расположения русских и решил пойти в как можно более мощную атаку, чтобы пробить ряды противника, после чего динамика битвы уже не позволила бы царю остановить дальнейшее продвижение шведов. Это была обычная тактика каролинеров, и царь Петр ее прекрасно знал. Возможно, он как раз такой атаки и ожидал и не имел ничего против этого. Русские солдаты, надеялся царь, выстоят перед натиском каролинеров, а затем пойдут в контрнаступление и раздавят численно уступающих и предположительно деморализованных шведов.

Пока русские пушки обстреливали поле битвы, Реншёльд дал приказ об атаке. Шведы стали быстро продвигаться по полю и напали на русских — поначалу успешно. В особенности активно теснило врага правое крыло шведской армии, а то время как левое крыло, которое столкнулось с лучшими войсками царя, испытывало трудности. Множество каролинеров левого крыла погибли еще до того, как добрались до самой линии фронта, в связи с чем в рядах шведах образовался опасный прорыв. Вдобавок ко всему в шведской кавалерии царил хаос, и она не могла оказать пехоте необходимую поддержку.

В этот-то миг и решился исход битвы. Шведы и русские воевали друг с другом в ближнем бою, используя шпаги и штыки. Если бы в распоряжении Реншёльда было еще несколько тысяч каролинеров, вполне возможно, или даже весьма вероятно, что его тактика оказалась бы выигрышной. Ничто не указывает на то, что шведские солдаты плохо дрались, и в ходе битвы они точно приближались к русскому лагерю. В нескольких местах они прорвали линии обороны царя. Но русских было гораздо больше, и их численное превосходство определило исход схватки.

В открытом противостоянии хорошо обученных войск, какое развернулось под Полтавой, невозможно было не учитывать размеры российской армии, и через некоторое время у каролинеров начались проблемы — особенно когда русские обнаружили прорыв между правым и левым флангами шведов и воспользовались им. Левое крыло оттеснили назад, и шведская кавалерия не могла удержать позиции. Русской же кавалерии удалось поддержать свою пехоту в борьбе со шведами, которые все быстрее бежали прочь.

Шведскому правому флангу, который некоторое время был явно на пути к победе, теперь тоже пришлось отступать, но это происходило упорядоченно. Каролинеры по-прежнему представляли собой боеспособную силу. Им отдавали приказы командиры с редутов. Их поддерживала кавалерия, а руководили ими командующий армией Левенгаупт и сам Карл XII, который из-за ранения в ногу лежал на носилках неподалеку. Реншёльд и часть войск левого крыла попытались бежать с поля боя через лес, но русские догнали их и взяли в плен.

Могло ли все закончиться по-другому? Да. Редко когда удается предсказать исход битвы, особенно в давние времена, когда не было техники и было сложно держать под контролем все поле боя. Приходилось считаться со случайностями, да и договориться между собой командующим было нелегко — посмотрите, например, как недопонял приказ Роос.

Однако шанс на победу у шведов явно был. Если бы только:
а) они быстро пробрались мимо редутов под покровом темноты и провели свою неожиданную атаку;
б) Роос не увяз в ненужном бою против оборонявших неприступный редут русских;
в) каролинская кавалерия разгромила русскую.
Вполне возможно, что шведы, даже если бы они все-таки опоздали и упустили момент неожиданности, могли победить, если бы войска Рооса (ведь речь все-таки шла о тысячах солдат) участвовали во лобовой атаке на основные силы русской армии.

Так что да, Швеция могла победить. Но позволило бы это ей остаться великой державой? Возможно, еще на некоторое время — на год или десятилетие. Но ненадолго. Если бы Россия продолжила развиваться — а модернизация в любом случае произошла бы рано или поздно — Швеции в конечном итоге нечего было бы ей противопоставить. Как однажды сказал мне финский коллега-историк: на одного финского солдата всегда было десять русских, но вот что делать с одиннадцатым русским, уже непонятно…

Текст публикацииhttps://inosmi.ru/history/20190930/245912938.html
Оригинал публикацииhttps://www.svd.se/tre-nycklar—sa-kunde-sverige-segrat-vid-poltava

28
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
8 Цепочка комментария
20 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
12 Авторы комментариев
Из майкудука.arturpraetordoktorkurganser .yassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о

Сдается мне, джeнтельмены, что шведы не сами накосячили, их косячить русские заставили.
Евгений Савойский русский опыт Полтавской битвы впоследствии ведь не просто так использовал.

Herwig
Herwig

Туман войны….

byakin

о каких шансах можно говорить, если шведов под полтавой:

1) в одну калитку вынесла первая линия русских войск из трех развернутых для боя,

2) на поле боя была выведена только четверть войск, приведенных петром под полтаву

ЗЫ и это мы еще не говорим про подавляющее превосходство русской армии в артиллерии: против нашего полноценного артиллерийского парка шведы выставили только 32 пушки, из которых пороха было только на стрельбу (и то недолгую) четырех пушек!

AlexandrK

Там собрались историк «не претендующий на звание эксперта по военным действиям этого периода» при поддержке коллеги из Финляндии-специалиста по количеству русских на одного финна. Что вы хотите?

byakin

в самом деле что это я. конечно будут шансы — хайкли-лайкли smile

AlexandrK

финский коллега-историк: на одного финского солдата всегда было десять русских

тысяча сто десять. чё мелочиться-то
всегда! во всех полутора войнах

arturpraetor

Начали за здравие, закончили за упокой… При некоторых вполне адекватных озвучиваемых идеях автор все равно скатывается в бестолковщину, поверхностные суждения и размышления «по большому счету». Действительно, до Полтавы шведская армия побеждала русских, находясь в меньшинстве, за чет двух своих сильных сторон: 1) Планы атаки, составляемые Карлом XII, всегда были достаточно неплохими, и основывались на молниеносном разгроме противника еще до того, как тот сможет толком организовать сопротивление, при ударах прямо по слабым местам вражеской армии. И шведская армия была способна совершать такие мощные удары. Короче говоря — шведов того времени можно вполне описать суворовскими «глазомер, быстрота, натиск». В предыдущие годы войны Россия уже успела получить тяжелый и печальный опыт борьбы с таким противником, но большого прогресса в борьбе с ним до Полтавы, в общем-то, не наблюдалось, успехи давались очень большой ценой. 2) Четкое понимание шведскими офицерами, от генералов до лейтенантов, что конкретно и в какую очередь надо делать на поле боя, что специально доносилось королем до них. Т.е. планы сражений были не только талантливо составлены, но и реализовывались как по нотам, ибо каждый понимал свое место и роль в развернувшемся спектакле. Перед Полтавской битвой Карл XII составил план боя, такой же, как и все предыдущие, что давало надежду на какой-то успех,… Подробнее »

byakin

хороший коммент, который тянет на отдельный пост

arturpraetor

Может, как-то шире разверну и выложу отдельным постом. Так-то у меня пока текстовые каникулы (в смысле, переработал я с текстовками, перерыв взял, ничего почти не пишу кроме комментариев и личной переписки).

MIG1965
MIG1965

Помимо личностных оценок офицеров армии Карла XII есть более явная причина. Недооценка возможностей артиллерии. На что рассчитывал Карл, имея в бою 4 (!) пушки. Тут король явно остался где-то далеко в прошлом веке. Если ружейный огонь с его медлительностью мог еще быть нивелирован стремительностью атаки, с полевой артиллерией такие трюки не проходили.
С подобной тактикой шведам рассчитывать было не на что.

byakin

и это при том, что отцом массовой полевой артиллерии был густав-адольф, которого карл глубоко почитал и уважал

arturpraetor

Во времена Густава Адольфа линии баталии пехоты были маломаневренными, и потому пушки можно было заранее подготовить для наступления, и нужды в маневре во время боя особо не было. Но в начале XVIII века за хорошо дисциплинированной и быстрой шведской пехотой артиллерия уже не успевала. И не только за шведской — в случае быстрых форсированных маршей пушки отставать начинали одними из первых. Т.е., в случае активного наступления и маневрирования артиллерия могла зарешать только на начальном этапе боя, а дальше с ее использованием возникали проблемы. Все великолепие Полтавы состояло в том, что начальный этап боя при ней не являлся решающим, и потому шведские пушки что так, что эдак не могли оказать значительного влияния на бой — или дали бы русским дополнительное время на подготовку, пока шведы подтягивали бы их на новые позиции за редутами.

arturpraetor

Шведы перед этим одержали немало побед, далеко не всегда активно используя артиллерию. Более того, с тем, как использовал своих солдат Карл XII, артиллерия часто превращалась в обузу, и мешала развивать интенсивное наступление, так что это была особенность шведской тактики того времени, которая в целом окупалась. Беда заключалась в том, что при Полтаве сами по себе условия сражения и план боя, выработанный русскими, делал артиллерию весьма значимым фактором в сражении, что сыграло против шведов. Даже если бы у них были пушки (или, точнее, достаточные боеприпасы к артиллерии), то они могли сыграть роль при штурме редутов, но при сохранении традиционных темпов наступления шведской пехоты, артиллерия неизбежно отстала бы, и все повторилось бы с незначительными отличиями от реала. Ну или шведы стали бы ждать подтягивания пушек на передовую, что задержало бы решительную атаку, и все равно сыграло бы на руку русским, которые успели бы выстроиться и приготовиться к бою, да еще и подготовиться встретить шведов очень плотным огнем. Сколько там вообще у шведов пушек в обозе было? 28, преимущественно малокалиберных? А у Петра — 86 непосредственно на поле боя, плюс еще резерв имелся. Ставить недооценку артиллерии в качестве главной причины поражения шведов, или вовсе объявлять ее единственной значимой — это уже перебор,. Я… Подробнее »

MIG1965
MIG1965

С Полтавой как раз и непонятно. Карл XII вообще-то не игнорировал артиллерию. Всего 2 раза «забыл» про нее. Клишев 1702 год и Полтава 1709 год. Артиллерия это инструмент в ходе ведения боя. Его отсутствие резко ограничивает возможности. В обороне без артиллерии сложно. Темп огня полевых орудий превосходил мушкетеров. В наступлении — это уже от исполнителей зависит. Вопрос видимо не в самом короле, а в его фельдмаршалах. Шлиппенбах применял артиллерию стационарно. Не особо удачно. Левенхауп максимально применял артиллерию в маневренных полевых сражениях. при Лесной неудачно, ослабив расчеты артиилерийских расчетов. Фельдмаршал Маргус Снебок активно применял артиллерию Он опирался на выдающегося артиллериста инженера-майора Карла Кронстедта. — и в битве при Хельсинборге против датчан силами 12 тысяч новобранцев (!) — именно атака шведской пехоты поддержанная артиллерией обеспечила успех. Артиллерия была выдвинута вперед. Проблемы были и потери, но именно эта поддержка обеспечила успех. С дистанции 100-130м расстреляли датчан. В 1712 году при Гадебуше уже полковник Кронстедт вновь выдвинул 20 орудий и накрыл огнем датско-саксонские войска. Что мешало сделать то же при Полтаве? Время подготовки к бою вполне позволяло. Вот представим себе, а если бы Кронстедт присутстовал и имел бы артиллерию? Полтава это был приговор ортодоксальным взглядам ряда шведских фельдмаршалов на тактику.

arturpraetor

С Полтавой как раз и непонятно. Карл XII вообще-то не игнорировал артиллерию. Не то чтобы игнорировал, но у шведской армии вообще пушек как правило было относительно немного, и в основном — малых калибров, чтобы облегчить ее маневр. А под Полтавой у Карла банально не было возможности задействовать больше 4 пушек в бою, он ведь не от хорошей жизни так решил. В обороне без артиллерии сложно. В том то и дело, что армия Карла предпочитала наступать. А другие полководцы куда активнее использовали артиллерию, играя и от наступления, и от обороны… Но при этом не совершали таких марш-бросков, и не маневрировали так активно, как армия под началом короля. Разве что Левенгаупт отметился в искусном маневрировании, но в его распоряжении точно так же пушек было относительно немного. Что мешало сделать то же при Полтаве? Во-первых, Полтавская битва была далеко не классическим сражением «стенка на стенку». Как я уже сказал, сначала требовалось взять редуты, и ТОЛЬКО ПОТОМ уже следовало атаковать русский лагерь, как можно быстрее, не теряя времени. Подтягивание артиллерии после взятия редутов замедлило бы наступление, а план Карла основывался как раз на молниеносной атаке. Подтягивать пушки было некогда, ставить их впереди линий пехоты, не преодолев редуты, не было смысла. Во-вторых, в распоряжении у… Подробнее »

MIG1965
MIG1965

Артиллерия у Карла была. 31 орудие осталось в обозе, 4 взято. Ничего не мешало взять все. Если сражение с армией русского царя рассматривалось как генеральное, то опять вопросы к Карлу. Почему так тратил боеприпасы ранее? Подход к генеральному сражению требует стратегического мышления. Понимали бы толк в артиллерии — она была бы на поле боя. Потому остается единственное реальное объяснение: это недооценка роли артиллерии и ставка на удар сомкнутым строем элитной пехоты.
Я примеры привел, когда шведы позже уже вовсе не элитными частями с артиллерией одерживали верх.

Суворов так же исповедовал блицкриг. Но как-то игнорировать артиллерию не собирался. Рымник берем. Что-то напоминает. Ту же Полтаву! Перевес турок, стремительный марш Суворова. Атаки на отдельные турецкие позиции. И полный успех. Да атаки пехоты и кавалерии. Но при поддержке артиллерии. Лагерь Тыргу-Кукули — турецкую артиллерию подавили. Чем? Русской артиллерией! Так что Ваши доводы меня не убедили. Давайте проще назовем. Тактическое убожество шведской военной мысли и авантюризм при Полтаве.

arturpraetor

Ничего не мешало взять все. Ну да, мортиру или 16-фунтовки, к примеру, можно было легко использовать в полевом сражении, и быстро передвигать вслед за наступающей пехотой. Особенно если БК хватало только на 4 легкие пушки. Ах да, еще с учетом того, что пушки с лафетами начала века более тяжелые, чем в конце, и потому менее мобильны. Почему так тратил боеприпасы ранее? А куда от этого деться? Тем более что Карл активно искал способы пополнения припасов, включая артиллерийские боекомплекты. Но беда Карла в том, что его так плотно обложили, что все варианты с серьезными пополнениями быстро отпали. Левенгаупт прибыл почти без обоза. В Батурине склады шведам не достались. Попытки осаждать мелкие гарнизоны не всегда заканчивались успешно, большие склады сторожили крепко. А от тылов армия оторвалась еще в начале русского похода. По факту, к моменту Полтавы шведская армия находилась уже длительное время в положении, которое уместно будет сравнить с осадой, когда войско отрезано от внешнего мира, и располагает только тем, что можно собрать лишь в непосредственной близости. Я, честно говоря, удивлен, что БК до осады Полтавы вообще хватало — порох еще ладно, но ядра и бомбы к пушкам вы просто так из воздуха не материализуете. Сами подумайте — как Карл с начала… Подробнее »

doktorkurgan

>Ну и в-третьих — судя по всему, во время осады Полтавы, которая стала итогом долгого и отнюдь не легкого похода, с обилием мелких и крупных сражений и осад, шведская армия банально расстреляла весь свой артиллерийский боекомплект. 4 пушки — это все, к чему еще имелись припасы.

А при разгроме корпуса Левенгаупта при Лесной в шведском обозе боеприпасы были? Или только провиант и фураж?
Это я к чему: если еще к потерям в живой силе (почти половина от вышедших из Прибалтики 12900 пехоты и конницы) добавить потерю боеприпасов — то воевать при Полтаве было особо и нечем…

arturpraetor

А при разгроме корпуса Левенгаупта при Лесной в шведском обозе боеприпасы были? Или только провиант и фураж? Трехмесячный запас продовольствия, артиллерия, ручное оружие и боеприпасы. И практически ничего из этого к Карлу XII не попало, как до этого не попали к нему в руки склады в Батурине, которые готовил для него Мазепа. Это я к чему: если еще к потерям в живой силе (почти половина от вышедших из Прибалтики 12900 пехоты и конницы) добавить потерю боеприпасов — то воевать при Полтаве было особо и нечем… Раздобыть пороха или нарубить пуль из свинца, особенно при том, что шведская пехота — это не про стрельбу, а про штыки, особой проблемы не было, но вот боеприпасы к артиллерии действительно на деревьях не растут. И я вот что-то не припомню, чтобы Карлу XII удавалось разжиться сколь-либо значительными запасами оных в кампанию 1708-09 годов. А вот расход был немалым — тут и полевые сражения, где артиллерию применяли, и осады малых городков и Полтавы, которые велись не осадной артиллерией (которой в распоряжении Карла по сути не было), а полевой, что по любому предопределяло повышенный расход боеприпасов… Так что да, боеприпасы к пушкам к моменту Полтавы могли запросто подойти к концу. Собственно, мне этот вариант представляется крайне… Подробнее »

Из майкудука.

На быстроту и натиск. Он понимал, что в затяжной схватке, шведская артиллерия будет сметена русской, а затем ещё и сметёт шведскую пехоту. Да и пороха не хватало на реальную артиллерийскую дуэль. Поэтому он и не взял её с собой.

С той же самой шведской армией русские вполне успешно сражались в 1656-1658гг.
Отсюда вопрос — что поменялось — то у шведов и у русских за сорок лет перед нарвским разгромом? Почему армия Алексея Михайловича шведов в Ливонии била, а армию Петра шведы под Нарвой так расколошматили? Шведы стали другими или русские?

arturpraetor

С той же самой шведской армией русские вполне успешно сражались в 1656-1658гг. С той, да не той. Шведские людские ресурсы к тому моменту были катастрофически истощены (ЕМНИП к 1648 году в шведской армии собственно шведов было не более 3%, при почти полном выгребании моб ресурса страны, после окончания войны германских наемников пришлось распустить из-за недостатка средств), и еще не успели достаточно восстановиться. Да и сама армия была еще другой — в Тридцатилетнюю войну она еще только оттачивала свои качества, и переходила от обороны к наступлению, в 1650-е недалеко ушла от того. А армия Карла XII — это уже отточенная в конфликтах с датчанами наступательная армия, чья основная задача — быстрые и молниеносные марши и атаки на поле боя, способные в краткие сроки решить судьбу войны, или хотя бы кампании. В плане организации, тактики, дисциплины и прочего шведская армия 1700 года намного более совершенна, чем армия 1656 года. Русская же армия с середины XVII века и до начала Северной войны изменилась незначительно, а местами еще и регресс наметился (в плане комплектования солдатских полков, насколько я в курсе, еще в 1680-е годы было серьезное проседание, гораздо больший удельный вес новобранцев, мало профессионалов, значительную часть полков распускали в мирное время частично или полностью,… Подробнее »

MIG1965
MIG1965

При Головчине артиллерия как раз и выручила шведов. 3 группы артилерии: 4 гаубицы накрывали дорогу, 22 орудия действовали у мостов, батарею 6-ти 3-х фунтовых пушек прямо к мосту подтянули. Артиллерия и позволила опрокинуть дивизию Репнина и обстреливать подход резервов.
Интересно, что Карл вскрыл дефекты русской позиции и ее пассивный характер. И артиллерия как-то не помешала организовать ночную атаку.

arturpraetor

А я где-то говорил в этом комментарии, что при Головчине Карл совершенно не использовал артиллерию, или она не сыграла в сражении никакой роли?

NF

++++++++++

yassak

Наступать на подготовленную оборону без артиллерии? О каком успехе может идти речь?

ser .

Какие н..ер шведы? Это столкновение лодки с титаником… Лодка — типичная команда индивидуумов а титаник — единый муравейник где все равны(по крайней мере в основе именно это) Эти придурки воевали всё время с такими же как они а муравейник расширялся за счёт понимания что вместе лучше(хотя делёж по справедливости не предусматривает особого богатства)Северная война акция чести(демонстрация чести) а так по простому там башкиры или калмыки сами бы справились и никакой швеции не было бы вообще! просто попадались бы среди калмыков белые и рослые иногда…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить