22
8

Через некоторое время диверсанты вновь собрались на бывшей огневой позиции.

— Командир, ремни раздобыли на всех, а вот с теплыми вещами швах. Все в крови. По мелочи конечно много можно взять, но чтоб целиком. Две более-менее чистых шинели, несколько ватников и все. Ну и валенки четыре пары.

— Хорошо. Головной дозор валенки, тыловой дозор тоже. Остальным делать бурки. Останется ткань, нарезать портянки и рукавицы с напалками.

— Командир, а ремни поясные зачем?

— Эх «Нестор», «Нестор» перегрелся ты на жарком Юге. Наша сбруя на четверть из пластика, а он на морозе того, хрупкий. Да и ткань не зимняя. Еще обшиваться придется. Так что с этих козлов, — майор Громыко махнул в сторону удалившихся, берем все, ни чем не брезгуем.

Еще минут через сорок маленький отряд выступил вслед порядочно удалившемуся противнику.

— Ну, чисто немцы под Сталинградом.

— Разговорчики…

Спустя два часа осторожного движения поступил доклад от головного дозора:

— «Бяка» «Грому». Часть ушла в сторону, похоже, у них там штаб. Человек десять копаются у завала на дороге перед мостом. У них тут позиции повсюду подготовлены командир.

— Принято. В сторону штаба не ходи. Сами посмотрим.

Собрав условным знаком группу, командир сообщил:

— Похоже, минируют завал на дороге, а сами сядут по сторонам. Читал я о подобном. Сколько будут сидеть, неизвестно. Так что померзнем еще часок, а потом думать будем как прибарахлиться. «Зёма» и «Ван Гог» делают ночёвку.

Сделать ночевку в пустыне не так что бы и сложно. Главное песок не допускать внутрь. Снег хоть и вода, но проникать как песок, во все щели не может. Двое спецназовцев отошли дальше в лес, выбрали подходящие места, нарубили лапника, нагребли снега, приготовили жерди, и к моменту присоединения рекогносцировщиков три снежных лежки были готовы. Остальные, используя приборы ночного видения, как могли доразведали оборонительную позицию еще пока неизвестного противника.

Район боевых действий

Район боевых действий

Итоги разведки были неутешительны. Крупный отряд противника наглухо блокировал дорогу. Речка, через которую был, перекинут мост упиралась, точнее, соединяла два водоема. Сам мост скорее всего подготовлен к взрыву. За мостом расположен завал. Позиции пехотного прикрытия оборудованы траншеями, перекрытыми кое-где настилом. Имеются пулеметные гнезда и несколько позиций для минометов, которые представлены в количестве двух. В трех километрах западнее на высотке находится штаб. Замечена проводная связь. При штабе есть несколько укрытий человек на 30 – 50. Общее количество солдат и офицеров не менее двухсот.

Пока ползали вокруг да около, замерзли до ледяного звона. Благо остались беспламенные подогреватели от ИРП, так что от обморожений вроде как спаслись. Поэтому втиснувшись в насыпные шалаши, даже употребили, немного согревательного. Не 100 грамм, а сколько хватило. Кое-как переночевав на новом месте, решили привести себя в порядок и искать пути решения множества проблем. Однако, как всегда решение пришло само собой.

— «Зёма» «Грому». Наблюдаю трех лыжников.

— «Гром» понял. Откуда?

— С Запада.

— «Зёма» вали их по-тихому. «Бяка», «Бах», «Ван Гог», «Нестор» идем к дороге.

Дрожа от слишком сильной свежести морозного дня, «Зёма» затаился около дороги, закутавшись в плащ-палатку. Задубевшая ткань создавала иллюзию какого-то тепла. Остановившись прямо у засады, все трое помочились в обледенелый кювет. И аккуратно упокоились чуть дальше. С убитых собрали все. Ну, почти, так как один умудрился уже мертвым поднести сюрприз. Снимая с трупа ватные штаны вслед за странными очень высокими сапогами, разведчики дружно отвернулись, зажимая носы.

— Обгадился скотина!

— Ладно, оставь его.

Быстро забросав снегом трупы спецназовцы вернулись в лагерь. Вот тут и прочувствовали они, как может быть непредсказуема природа. Земля вдруг задрожала, до побледневших людей донёсся какой-то тяжелый вздох. Вокруг заволокло все снежной пылью. На этом чудеса кончились. Ибо приведя в порядок территорию лагеря, спецназовцы собрались вокруг командира.

— Товарищи офицеры и прапорщики. Судя по этим эмблемам, наш противник финны. Похоже, что мы попали на территорию Финляндии как раз во время «Зимней войны». В любом случае надо выходить к нашим. Но выходить с умом. Теперь мы все принадлежим к НКВД. Наши звания на пару ступеней выше армейских. И на первое время мы выкрутимся. А вот дальше …

— «Балалайка» «Грому». Десяток по дороге в нашу сторону.

— Откуда?

— Опять с Запада. Оружие наизготовку.

Ближе к вечеру 12 декабря 6-й диверсионный отряд понес первые, незапланированные, потери. Десяток, отправленный на соединение с головным дозором, обнаружил гибель последнего и, отправив нарочного начал поиск. Весь шестой отряд состоял из 40-ка опытных пограничников, переведенных с началом войны в диверсионный отряд. Они уже имели несколько столкновений с советскими войсками, но неожиданно из охотников превратились в дичь. Буквально в километре от желанного отдыха  и обогрева прямо из леса почти бесшумно полетели пули. Много и метко. И самое страшное для быстро редевшего отряда, было видеть, как разлетаются головы их товарищей. Всего десять минут и избиение, закончившееся глухой пулеметной очередью прекратилось. Теперь уже спецназовцы работали как стахановцы, снимая амуницию, одежду, приводя в негодность оружие.

— Группа стоп. Боевые хомячки мля. Отставить потрошение. Или расторговаться хотите? «Бяка» у тебя вроде раненый под ногами. Добей, чтоб не мучился.

— Погодь «Бяка». Командир, мысля есть.

— «Ван Гог» делись.

— Как-то перечитывал «Терминатора-2». Там когда будущее менялось, тоже типа сотрясения и звуки было.

— Хм. Группа уходим. «Ван Гог» на тебе раненый. И заодно проверим твою теорию.

Когда в наступивших сумерках негромко хлопнул выстрел и голова уцелевшего финна разлетелась кровавым облаком ничего не произошло. Посмеиваясь над товарищем спецназовцы успели добраться до лагеря, дождались его возвращения и даже успели немного разобрать добычу, когда наконец жахнуло. Земля под ногами колебалась, не тряслась и подпрыгивала, а именно колебалась минут пять. Опавший снег надежно скрыл следы боя, совершенно завалил сам лагерь в лесу.

Нашли остатки пятого отряда только во второй половине следующего дня. Огромное мерзлое пятно крови, тела с разбитыми головами без теплой одежды и оружия. Если бы не повтор непонятного природного явления, скрывшего все следы, произведенный поиск, несомненно, дал бы, хоть какие-то результаты.

Затем финны собрались провести более масштабные поисковые мероприятия, но предпринять какие-либо действия капитан Контула уже не успел. К мосту через речушку Куманийоки вышел 3-й батальон 305 полка 44-й дивизии.

В начавшемся бою финны сумели повредить броневик и расстрелять две машины с пушками на прицепе, а затем сильным ружейно-пулеметным огнем заставили с потерями откатиться советскую пехоту.

Однако не забывали в отряде Контулы и странные происшествия в лесу. При штабе оставалось не менее взвода в качестве охраны, а посыльные передвигались с сильным охранением. Но более ничего в тылу отряда не происходило. А вскоре прибыло солидное подкрепление и одна пушка. Однако финны со страхом поглядывали на лес, несомненно скрывающий какую-то без сомнения жуткую тайну.

На три дня боевых действий спецназовцы превратились в дотошных зрителей-критиков. Если собрать все крепкие выражения, срывавшиеся с уст этих невольных критиканов, то женская аудитория, случись она поблизости наверняка рухнула бы в глубокий обморок или получила вывих ушных раковин, не считая обширных ожогов щек. Однако этот мини-театр был очень скоро прекращен майором:

— Так острословы хреновы. Прекратить разговоры. Там люди гибнут, а вы упражняетесь в словесности.

— Так командир, сам же видел что творят…

— Отставить. Системные ошибки исправляются долго. А нам пора выходить в люди.

Утром 19 декабря, собравшись возле хутора (Паловаара), где находился вражеский штаб, попаданцы (в самом что ни на есть прямом смысле) разработали план выхода к своим. Как выразился «Бах» — план трёх. Поскольку отдыхающий взвод, по совместительству несший охрану штаба, из-за боевых действий не явился, то первая часть прошла просто на ура. Попросту перестреляв всех ненужных, прихватили с собой двоих. Один, правда лишился правой кисти, схватившись за свой пистолет-пулемет, а второй и вовсе был целехонек. Привычно обобрав трупы, запихали в мешок какие-то бумаги, набрали вещмешок винтовочных патронов и преспокойно ушли. Пришлось, правда немного попинать раненного пленника, но сам виноват, идти не хочет, сопротивляется. А вот у полосы обороны пришлось остановиться. Шел бой. Было видно, как маневрируют танки под минометным огнем, небольшими группками медленно подтягивается пехота, встают кусты разрывов. Советская артиллерия тоже вела огонь, но снаряды ложились с большим разбросом.

— Командир, этак мы  сами под раздачу попадём. Надо обойти.

— Надо сперва минометчиков прижучить.

— «Че» «Грому». Наблюдаю выход пушки на боевую позицию.

— Группа внимание. Работаем минометчиков, «Че» на тебе расчет орудия.

Лишившись минометной поддержки, избиваемый точным огнем танковых орудий противник стал отходить. Однако разномастная пехота в буденовках и шлемах не спешила переправляться через речку и занимать оставленные позиции. Было видно, с каким трудом командиры поднимают пехотинцев. Танкисты тоже остановились и занялись своими боевыми машинами. Хотя как раз они-то были не причем. Уткнувшись во взорванный мост, дорогу преграждал какой-то бронеавтомобиль и две догорающие машины. А за взорванным мостом громоздился завал из деревьев.

Начало темнеть, когда бывшую оборонительную позицию все-таки заняли красноармейцы с легкими матерками преодолевая проволочные заграждения и с опаской глядя под ноги опасаясь мин.

… — Послушай браток.

— Что?

— Нам бы командира.

— Там комбат, — чумазый красноармеец устало махнул рукой куда-то назад.

— Будь добр позови. Пленные у нас.

Красноармеец оживился.

— Пленные это хорошо.

— Так я и говорю, покличь комбата сюда. И особиста.

Спустя некоторое время к группе подошли несколько человек.

— Командир 3-го батальона капитан Лапшов, начальник особого отдела ……….

— Майор НКВД Громыко, разведупр армии.

— Ваши документы!

— Документы, — Громыко громко и несколько нервно рассмеялся — не смеши меня военный. Ты где-нибудь видел, чтобы разведка ходила в тыл противника с документами? А впрочем, вот эти два кадра сойдут за документы?

По знаку майора спецназовцы подтащили прикрученных к лыжам пленных.

— Только это, вы их в штаб быстрее доставьте, а то помрут от холода. Ну и нас тоже. Можно под охраной.

— А кто это?

— Командир вооруженного формирования, которое недавно тут сидело. И кто-то из его помощников.

— Там танкисты возятся, — сказал комбат, махнув рукой в сторону техники — если согласятся, то подбросят.

— Ну и я с вами поеду, — сказал особист.

40
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
9 Цепочка комментария
31 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
vasia23OgrefrogAlex Kpodgorka76 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

ну вот, началось действие, в отличие от первой части , которая осталась непонятной

СЕЖ

+++++
А вот шумовых и звуковых эффектов раньше не было. Если исходить из сюжета, то это последствия от гибели тех кто не умер / умер значительно позднее, и естественно не убил кого-то. Получается, группа вернется (если вернется!) в измененную историю

NF

++++++++++

Стволяр

Весьма интересно, уважаемый коллега, и очень хорошо читается. Буквально на одном дыхании. wink
С уважением. Стволяр.

Barkun

Прелесть. Ждём-с.

Alex K

Кстати, по поводу мороза… Как-то малореально выглядит, чтобы бойцы без верхней одежды смогли действовать и ночевать в финские морозы. Половина слегла бы с пневмониями или обморожениями. Подумайте, мое мнение -надо подправить чуток.
А так — читается очень хорошо, жду продолжения!

podgorka76

Ну не знаю как тогдашние чухонские морозы, а у нас на Донбассе ребята в поле нормально жили-ночевали при минус двадцати градусах — при наличии современного качественного термобелья! Очень оно выручает. Единственное — нужно избегать НАМОКАНИЯ (тогда жопа за два часа!) и беречь открытые части тела (лицо, кисти); да — и беречь ноги. в берцах ноги всё же потеют и тогда тоже швах; нужно иметь возможность держать ноги обязательно сухими. Впрочем Вы, коллега, яко медик с таким тоже наверняка сталкивались..

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить