14
7

Уважаемые коллеги. 1 декабря началась Советско-Финская война. За время независимости Финляндии уже третья. Для разнообразия СССР начал первым боевые действия. Я не считаю всякие провокации войной, поэтому пусть будет как написано ранее. Но в ход истории вмешались историки из будущего и … . Про историков писать не буду, но знайте, они незримо здесь.

…- Командир. Второй приказывает укрыться, сейчас будет налет.

— Группа. Рассредоточиться. Приготовиться к авианалету.

Этот выход с самого начала был каким-то странным. Десантироваться в заданном квадрате, причем в глубоком тылу у «бородатых». Оставить в условленном месте небольшой, но очень увесистый тюк. Выйти в другой квадрат, дождаться темноты, установить связь и ждать «эвакуатора». За неделю до выхода троим из группы выдали новенькие АК-12, калибра 7,62 мм. Почистили, пристреляли, подогнали под себя, благо мастерская была своя. Остальные вооружились АКМами. Ничего страшного, не в детском саду, привыкли к подобным вариантам. За три дня до выхода свалился с инфекций «Фартовый» (в миру, прапорщик Сенчуков Валерий Игнатович), снайпер группы. Думали недолго. Вместо СВД второй снайпер группы с позывным «Балалайка» взял РПК. Пошли  вдевятером. Продовольствие взяли халяльное. Вроде сделали все чисто, негде не засветились, не «безобразничали» и вот на тебе. «Бородатые» как с цепи сорвались. Засуетились, сбежались в квадрат эвакуации как осы на мед, или чем там «духов» приманивают. Одна такая группа, человек сорок, аккурат засела прямо в точке. Пришлось отбегать, сообщать о затруднениях. Центр велел ждать. А теперь вот авианалет.

Но вроде нормально. Авиаторы положили бомбы точнехонько. Ни один из «бармалеев» не ушел, да еще и подорвали что-то неслабое, судя по звуку. Пылищи, правда, подняли, страсть. Ничего, по азимуту всякий в группе ходить умеет. И почитай уже прошли, как бабахнуло позади снова. Да несколько раз. Пыль на мгновение припечатало к земле, и все увидели, как не особенно высоко в небе пролетел черный силуэт.

— Командир это «Лансер» (Б-1Б штатовский аналог Ту-160). Американцы.

— Вот же мать их….. Бегом, вон в ту балку.

Выкладываясь как Лерой Баррел (9,85 сек, 100 метров, 1994 год), спецназовцы понеслись в сторону спасительной балки, но сзади беззвучно возник огненный шар, а потом бешеный напор грохочущей ударной волны впечатал всех бегущих в поднятую пыль, которая стала необычно вязкой. Бойцы полетели кувырком, падая на неожиданно холодную землю и зарываясь с головой в снег. Помолчали с минуту, словно привыкая к неслабому холоду, который уже заползал под одежду, и хотели уже по-военному кратко выразить отношение к изменчивому военному счастью, но командир упредил:

— Осмотреться. Доложить о потерях.

Восемь щелчков были ответом.

— Командир. Это где ж мы очутились?

Однако разговора не получилось. Где-то простучала короткая очередь, еще одна, хлестко ударили винтовки.

— Группа слушай мою команду. Свитера надеть. Потом к месту стрельбы. Головной дозор «Бяка» и «Че».

Хоть и тоненьким был казенный свитер, под пустыню взяли, но в данной ситуации сулил хоть и недолгую теплоту. Сначала шли по глубокому снегу, но скоро попали на проторенную дорогу. Хоть и лыжня, но ноги уже не так проваливаются. Стрельба стихла. Чудясь и оглядываясь на заснеженный лес, незаметно для себя вышли на оставленную огневую позицию. При подходе головной дозор дал двойной щелчок и оставшиеся несколько десятков метров крались, настороженно поводя стволами. Увиденное заставило усиленно биться сердце и бессильно сжать рукоять оружия. На дороге стояли шесть машин. Таких странно-знакомых по кадрам военной хроники полуторок или зисов. Некоторые осели на пробитых колесах, некоторые стояли прямо. Кабины и борта были испещрены отверстиями от пуль, из кузова одной капала какая-то жидкость. Около грузовиков тесной группкой расположились фигуры в белых просторных куртках и таких же штанах. Не много, около десятка. Непринужденно держа в руках винтовки, курили, громко переговаривались на незнакомом языке. Чуть поодаль стоял еще один, лениво пиная скорчившегося и лежащего на земле человека. Тот был одет в неопределенного цвета, майор Громыко даже не подобрал сразу названия,  фуфайку чтоли, теплые штаны и валенки. Стоявший что-то спросил, затем повторил, повысив голос, потом с уже плохо скрываемой злобой сильно пнул лежащего, брезгливо поморщился, а потом выстрелил в него.

Стоящий рядом с майором спецназовец дернулся, но Громыко успел удержать его.

— Стоять «Бах».

— Командир…

— Молчи и замри.

Затем коротко бросил в микрофон: «Че», «Балалайка», «папа Карло»  — зеленые магазины. ПБСы навернуть.

В наушнике еле слышно щелкнуло, а затем последовали доклады:

— «Бяка» «Грому». Их около двух сотен. Все с лыжами. Идут по обочинам к Востоку. Видел два автомата, у большинства винтовки.

Группка у машин повернулась в сторону стрелявшего, он громко что-то сказал, и уже все вместе, вскинув винтовки и прислоненные к грузовикам лыжи на плечо, они бодро двинулись вслед основному отряду.

— «Нестор» «Грому». В кузовах раненные, все двухсотые, некоторые добиты в упор. Они это… наши.

— «Нестор» повтори.

— Я говорю наши. В этих, как их там … буденовках. Со звездами.

Не смотря на усиливающуюся непонятность ситуации, мороз все больше донимал, надо было что-то делать, и майор Громыко отдал приказ:

— Всем. Подобрать зимние вещи по размеру. И это … если есть поясные ремни, то тоже.

Суомоссалми №3

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
8 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
vasia23OgreСЕЖAlex KNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Alex K

Отличное начало, коллега!
Мне уже нравится. )))
Может, кто из группы окажется из Питера, вроде сейчас многие петербуржцы хоть немного, но финский понимают.

Ogre

Проду что ли потребовать? Ибо маловато будет… :-))

СЕЖ

++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить