Суета вокруг «Ли» и «Гранта»

13
7

Начав боевые действия в североафриканской пустыне в 1940 году, англичане вскоре попали в незавидную ситуацию. Если пехотные танки «Матильды» и «Валентайны» были довольно современными машинами и зачастую поражались только 88-мм зенитками, то крейсерские танки выглядели гораздо хуже. Даже «Крусейдеры», новейшие машины этого класса, оснащались всё той же 2-фунтовкой, что и их предшественники. Броня, хотя и была немного толще, чем у машин довоенного выпуска, держала попадание даже «колотушек» 3,7 cm Pak только с дальних дистанций. Когда в 1941 году пришлось сражаться с немецкими танками, оказалось, что Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV во многом превосходят британские аналоги, а современные «тяжёлые крейсеры» ещё находились на ранней стадии разработки. Спасли положение американцы, поставив Medium Tank M3, они же «Ли» и «Грант».

Содержание:

Капризные гости

Просить американцев прислать танки пришлось уже летом 1940 года, после того как большинство британских машин было потеряно в Европе. Первоначально предлагалось производить британские танки в США, но американцы ответили отказом. Англичанам собирались поставлять те же танки, что и американской армии. Так как современных средних танков у США ещё не было, британцы имели некоторое влияние на процесс их создания. Во-первых, это был объём производства.

Сборка танков Medium Tank M3

Сборка танков Medium Tank M3

Первоначально предлагалось производить Medium Tank M3 ограниченной серией в несколько сотен машин и перевести производство на более совершенную машину с 75-мм пушкой в башне, но Великобритания требовала как можно больше танков как можно быстрее. Были заключены контракты на 685 танков с заводом Baldwin Locomotive Works, по 500 с Pullman Standard Manufacturing Company и Pressed Steel Car Company, и на 100 танков с Lima Locomotive Company. Заказы британской армии были почти на уровне заказов американцев: к концу 1940 года планировалось собирать 8 танков в день для нужд американской армии и 6,5 для британцев.

Получилось и повлиять на конструкцию. Л. Карр, британский конструктор, который имел довольно большое влияние на американскую танковую промышленность, сконструировал для танка Medium Tank M3 новую литую башню. Башня была больше по размерам и имела развитую нишу, в которую можно было установить радиостанцию. Вместо пулемётной башенки на крыше башни был установлен двухстворчатый люк с перископом в одной створке. Такое решение было довольно распространено в британском танкопроме. Танки такого типа получили название «Генерал Грант», в честь генерала Уиллиса Гранта, прославившегося в армии северян во время гражданской войны в США. Танки с башней американской конструкции получили название «Генерал Ли», в честь противника Гранта, генерала армии южан Роберта Ли.

«Грант» (слева) и «Ли» (справа) в основном отличались только башней

«Грант» (слева) и «Ли» (справа) в основном отличались только башней

Первые Medium Tank M3 прибыли на испытательный полигон танкового конструкторского отдела в Фарнборо в конце октября 1941 года. Машину определили в отдел крейсерских танков. Особого названия для машины ещё не придумали: в переписке танк назывался «американский средний танк М3». Хотя индексы Lee I и Grant I появились в документах уже к началу ноября, во многих докладах танк называется на американский манер.

Говоря о надёжности американских машин в британской армии, историки обычно упоминают, что американские танки были намного надёжнее британских, но не приводят какие-либо детали. На самом деле всё было гораздо сложнее, в чём убедились британские специалисты на полигоне в Фарнборо. «Генерал Ли» терпел поломки уже к 1 ноября: начал барахлить мотор, а также сломалась пружина подвески. Наблюдались течи различных жидкостей, включая масло и жидкость гидроусилителя управления, которую было не так просто заменить. Отмечалось также, что воздухофильтры танка было сложно обслуживать. Так как радиостанция на танк ещё не была установлена, никаких испытаний больше проводить было нельзя. Танк стоял на месте и ждал запчастей.

В отличие от американской машины, у «Гранта» радиостанция была установлена в кормовой нише башни

В отличие от американской машины, у «Гранта» радиостанция была установлена в кормовой нише башни

Новую пружину установили 9 ноября. Испытатели отмечали, что передние пружины подвески танков были перегружены. Неравномерное распределение веса имело отрицательное влияние не только на надёжность машины, а также на погрузку танка на транспортёры. Поломки продолжали преследовать машину: регулятор напряжения сгорел, а несколько маслопроводов лопнули, вновь обездвижив танк.

На следующей неделе похожие проблемы начали проявляться на ещё одном «Ли». Пришлось разбирать мотор и чистить свечи зажигания от нагара. Также были обнаружены дефекты клапана в масляной системе. Танки выходили из строя через несколько миль пробега, проявляя различные дефекты. На одном «Гранте» полностью вытекла жидкость из гидроусилителя управления, после чего насос пришёл в негодность. Со сломавшегося «Ли» сняли насос и попытались использовать его на «Гранте» с заменителем для гидравлической жидкости, но после 4 миль сломался и этот насос.

«Ли» на транспортёре «Даймонд». Погрузка этого танка была делом не из лёгких из-за смещённого центра тяжести

«Ли» на транспортёре «Даймонд». Погрузка этого танка была делом не из лёгких из-за смещённого центра тяжести

К 15 ноября мастерская при полигоне худо-бедно, но вернула один танк в строй, заменив американские маслопроводы британскими. Танк успешно прошёл короткие испытания, преодолев скат в 22 градуса 33 минут крутизной (больше не получилось бы из-за недостаточного сцепления гусениц) на первой передаче. Попытка заехать вверх по скату в 18 градусов 55 минут на второй передаче оказалась неудачной. На пробегах по пересечённой местности длиной в 3-5 км машина показала среднюю скорость в 15,6 миль (25 км) в час.

Испытатели отметили, что левая передняя тележка подвески была перегружена. В танке всё ещё выявлялись механические неполадки: из двигателя доносилось визжание, причину которого найти не удалось, двигатель имел тенденцию глохнуть при езде под высокой нагрузкой. Расход масла был чрезмерно высоким.

К 22 ноября проблемы с двигателем стали гораздо более серьёзными. Мотор работал неравномерно и часто давал обратные вспышки. Разобрав двигатель, испытатели отметили, что на свечах зажигания образовался сильный нагар, а на некоторых свечах — слой масла. Свечи снова пришлось вынимать и чистить. Для этого требовалось снимать плиты над и под мотором, что было трудоёмким занятием. Пришлось также проводить ремонт скоб катушки зажигания и стартёра, так как они сломались из-за некачественной сварки. Дело дошло до того, что сотрудники полигона связались напрямую с компанией «Райт» ,чтобы разобраться с проблемным двигателем.

Рабочие устанавливают двигатель R975 в Medium Tank M3. Ресурс двигателя был довольно малым, а процесс установки трудоёмким

Рабочие устанавливают двигатель R975 в Medium Tank M3. Ресурс двигателя был довольно малым, а процесс установки трудоёмким

Испытания «Генерала Ли» продолжились до 5 декабря, когда мотор начал барахлить и терять мощность. Испытателям пришлось прекратить испытания и заказать новый мотор. К этому времени машина прошла 936 миль (1506 км), мотор проработал 109 часов. Разборка мотора показала, что он был сильно изношен. Также сломались некоторые внешние агрегаты. Поршневые кольца были отосланы в США для анализа. Ответ от «Райта» был неутешительным: износ был ожидаемым и не произошёл по вине неправильной сборки.

вернуться к меню ↑

Второе дыхание

Новый мотор прибыл к 13 декабря. Сотрудники полигона отмечали, что замена была довольно трудоёмкой: на извлечение старого двигателя ушло 3 человеко-дня, ещё 3 заняла установка внешних агрегатов на новый двигатель (запасные американцы не прислали), и ещё 4 на установку мотора обратно в танк. Для установки мотора с помощью крана требовался клиренс в 312 см.

За период с 13 декабря по 3 января новый мотор проработал вхолостую 5 часов, и танк с ним прошёл 300 миль (482 км). Испытатели отметили, что новый мотор оказался мощнее, но повтор испытаний езды по склонам показал, что результат был практически тем же, и остальные испытания повторять не стали. С новым мотором англичане замерили расход топлива. Он составил 60 галлонов на 40 миль езды по бездорожью, или 428 литров на 100 км. Проблемы с подачей топлива никуда не делись, танк всё ещё глох при езде по сложным участкам.

С новым двигателем танк провёл испытания по преодолению вертикального препятствия. 24-дюймовую (61-см) стену танк не преодолел, не прошёл «Ли» и 19-дюймовое (48 см) препятствие. Ведущее колесо проходило над препятствием, но передний каток упирался в него и гусеницы начали буксовать. Специалисты полигона винили в этом переднее расположение ведущего колеса.

Танк принял участие в испытаниях по пересечении водной преграды. Пребывание в воде глубиной в 3 фута (91 см) привело к скоплению в моторном отделении 3-4 дюймов (7,5-10 см) воды. Испытатели отметили, что преодоление водной преграды глубиной в 42 дюйма (107 см), указанное в руководстве, было бы невозможно, так как створки кормового люка были очень плохо пригнаны и пропускали воду. Также оказалось, что и в дождь танк набирает воду.

Результаты испытаний по преодолению препятствий. Танк упирался тележкой в стену, и гусеница начинала буксовать. Даже сравнительно невысокая стена могла остановить «Генерала Ли»

Результаты испытаний по преодолению препятствий. Танк упирался тележкой в стену, и гусеница начинала буксовать. Даже сравнительно невысокая стена могла остановить «Генерала Ли»

Во время езды по бездорожью произошла авария. Танк сполз одной гусеницей в глубокий кювет и опрокинулся. Попытки перевернуть машину с помощью транспортёра «Скаммел» оказались тщетными, и было принято решение завести двигатель машины, чтобы помочь. Это сработало, но с оговоркой: после того как танк вновь встал вертикально, двигатель дал обратный удар пламенем, из-за чего пролившийся бензин в моторном отделении загорелся.

Пожар удалось потушить с помощью внешнего огнетушителя. Водитель танка в докладе отметил, что внутренняя система пожаротушения была бесполезной, так как с его места нельзя было добраться до выключателя, находившегося в подбашенной корзине, а в настоящем бою выключатель, вероятно, был бы завален имуществом танкистов. Пожар не повредил мотор или танк, но специалисты полигона решили установить более надёжную систему подачи топлива. Дефекты с регулятором напряжения также повысили пожароопасность, и второй огнетушитель пришлось израсходовать, когда проводка в моторном отделении нагрелась до красного каления.

«Грант» на прицепе танкового транспортёра

«Грант» на прицепе танкового транспортёра

К 17 января была совершена ещё одна ошибка. Испытатели уехали на выходные и оставили танк в неотапливаемом помещении. По возвращении в танке нашли множество дефектов. Максимальное давление масла упало, счётчик моточасов вышел из строя, ограничитель оборотов двигателя тоже сломался. В системе гидроусилителя управления снова образовалась течь. К 19 января танк вернули в строй, но испытатели отметили значительный износ гусениц. Гусеницы были заменены к концу месяца, но на это ушло несколько дней. Испытатели сетовали на то, что для обслуживания танка не хватало инструментов. Всего танк с начала испытаний прошёл к 19 января 1848 миль (2974 км), половину по дороге, половину по бездорожью. За это время танк проявил 12 серьёзных дефектов и провёл 253 часа в ремонте. Осмотр машины после испытаний показал, что сломались ещё шесть пружин подвески.

Так как машина прошла ходовые испытания, пришло время разобраться с вооружением. Однако и тут не всё пошло гладко. Усилия для поворота башни танка были неравномерными, её пришлось снять и обследовать. Оказалось, что после 2000 миль езды башенный погон был сильно изношен. Отчасти износ был вызван низким качеством сборки. Англичане рекомендовали установить поддерживающий механизм под подбашенную корзину, как на танке TOG 2. Также рекомендовалось установить вспомогательную систему подачи топлива, чтобы бороться с проблемой глушения двигателя на трудных участках местности.

Тележка подвески танка. Пружины стали ахиллесовой пятой машины, и впоследствии были усилены, но полностью от дефектов подвески избавиться не удалось

Тележка подвески танка. Пружины стали ахиллесовой пятой машины, и впоследствии были усилены, но полностью от дефектов подвески избавиться не удалось

К концу февраля был проведён осмотр танков «Ли» и «Грант» в частях. Дефекты, наблюдаемые на танках полигона, проявлялись и на других машинах этого типа. На двух танках пришлось заменить мотор, у ещё одного треснули кронштейны передних тележек, часто ломались траки, из-за постоянных течей пришлось разработать заменитель для гидравлической жидкости американского производства. Случаи выхода из строя пружин подвески были просто массовым явлением.

В конце марта на полигон прибыл новый танк на шасси «Ли» — «Рэм» I. Машина хоть и имела множество недостатков, свойственных её предку, но всё-таки была более интересной для испытателей. Начиная с апреля 1942 года «Генерал Ли» стал появляться в сводках полигона довольно редко. В основном испытатели пробовали тот или иной способ справиться со свойственными танку дефектами. Была предпринята попытка поставить британские свечи зажигания вместо американских, но результат был незначительный. Танк сняли с испытаний после 113 часов пробега.

вернуться к меню ↑

Универсальное орудие

Если к надёжности и ходовым качествам машины ещё были претензии, то по вооружению танк был настоящим скачком вперёд для англичан. Если в 1942 году англичане ещё возились с установкой 57-мм 6-фунтовки для основных танков и 3-дюймовой гаубицы для танков непосредственной поддержки, то 75-мм пушка М2 на «Ли» и «Грантах» могла эффективно бороться как с танками, так и с укреплениями и живой силой противника.

Французская 75-мм пушка образца 1897 года, прародитель орудия М2. Музей Дома инвалидов

Французская 75-мм пушка образца 1897 года, прародитель орудия М2. Музей Дома инвалидов

К началу 1942 года англичане раздобыли информацию о родословной орудия. Баллистика 75-мм пушки М2 была идентичной американским орудиям М1916 и М1917, которые были разработаны на базе французской пушки М1897 и имели возможность вести огонь снарядами для этого орудия. Это англичан обрадовало, так как старых снарядов французского и британского производства для пушек этого калибра на складах хватало.

Баллистику орудия сравнивали с немецкой 75-мм пушкой, установленной на танках Pz.Kpfw.IV и самоходках StuG III. Однако англичане отмечали в докладах, что оно не было орудием поддержки издалека. Бронебойный снаряд орудия мог эффективно бороться с танками противника. Устойчивый миф о том, что 75-мм орудие является противопехотным и 37-мм пушка в башне была главным орудием танка, документами не подтверждается. Британцы указывают что главным орудием была именно 75-мм пушка, а 37-мм пушку в башне следовало использовать против быстро движущихся целей вроде лёгких танков и бронеавтомобилей. Указание было не только теоретическим: экипажи танков предпочитали возить с собой как можно больше выстрелов для 75-мм пушки в ущерб боеприпасов для 37-мм орудия.

«Грант» с 75-мм пушкой М2 раннего типа. Танк оснащён траками WE210, которые в основном использовались только на танках типа «Ли», «Грант», «Рэм». Бронетанковый музей в Бовингтоне

«Грант» с 75-мм пушкой М2 раннего типа. Танк оснащён траками WE210, которые в основном использовались только на танках типа «Ли», «Грант», «Рэм». Бронетанковый музей в Бовингтоне

Так как история семейства орудий была довольно длинной, номенклатура боеприпасов тоже была большой. Американская бронебойная болванка М61 (APCBC-T) с начальной скоростью в 1850 футов (564 м) в секунду пробивала до 89 мм брони по нормали, что позволяло ей разобраться с любым немецким танком. Были в наличии и «полубронебойные» снаряды М72, которые на испытаниях пробили борт «Валентайна» толщиной в 50 мм с 1400 ярдов (1280 м).

Расчётная бронепробиваемость орудия М2 с 75-мм снарядом М61 по британской методике (ПТП, вероятность успеха 50%) была следующей:

Суета вокруг «Ли» и «Гранта»

Также имелись различные британские выстрелы со снарядами устаревших образцов. Бронебойный снаряд Mk.IT, пробивающий до 60 мм брони под углом в 30 градусов на дистанции в 600 ярдов, полубронебойные снаряды, пробивающие до 51 мм брони под углом в 30 градусов с 100 ярдов, и другие, о которых у полигона в Лулворте не было сведений, но испытатели выразили мнение, что они, вероятно, уже устарели. Несколько снарядов этого типа были отстреляны на полигоне, испытатели жаловались на техническое несовершенство конструкции патронов и быстро выгорающие трассеры. Использовать бронебойные выстрелы старого образца рекомендовалось только в учебных целях, полубронебойные на полигоне советовали выбросить, так как от них не было совсем никакой пользы. Из-за большого количества дыма, образующегося при стрельбе, использовать их в танке было небезопасно.

«Грант» с более поздней пушкой М2. Присутствие противовеса означает, что у пушки есть стабилизатор. Имперский военный музей в Даксфорде. На танке стоят гусеницы позднего типа с траками Т54Е1

«Грант» с более поздней пушкой М2. Присутствие противовеса означает, что у пушки есть стабилизатор. Имперский военный музей в Даксфорде. На танке стоят гусеницы позднего типа с траками Т54Е1

Номенклатура осколочно-фугасных снарядов была гораздо длиннее. Как и со старыми полубронебойными снарядами, множество из них было обозначено как небезопасные для использования в танковых пушках. Рекомендовалось использовать выстрелы с американскими снарядами М46 и М47. Со снарядом М46 можно было вести огонь на дистанции до 4200 ярдов, при стрельбе по целям, находящимся дальше 1800 ярдов, орудие поднималось так высоко, что наводчик больше не видел цель через прицел. Британцам было известно и о новом снаряде М48, но точной информации о нём ещё не было.

Имелись в наличии также дымовые снаряды Mk.I и Mk.II, основанные на конструкции снарядов для 3-дюймовой гаубицы. Эти снаряды были не такими эффективными, как немецкие. Максимальная дальность стрельбы с орудием М2 на танке «Ли» была всего 1500 ярдов (1371 м) из-за ограниченного сектора подъёма орудия.

Патроны, разработанные для поршневого затвора французской пушки, не очень надёжно работали с полуавтоматическим клиновым затвором. Музей Дома инвалидов

Патроны, разработанные для поршневого затвора французской пушки, не очень надёжно работали с полуавтоматическим клиновым затвором. Музей Дома инвалидов

У отличной пушки, однако, были и недостатки. Расположение орудия в спонсоне не только ограничивало сектор обстрела 28 градусами (14 в каждую сторону), но и делало командование орудием затруднительным. Командир не видел, чем занимался расчёт орудия, а при работающем двигателе докричаться до наводчика было трудно даже через ТПУ. Стрелять с заглушённым двигателем было нельзя: электроспуску орудия нужен был генератор, а даже вспомогательный мотор был чрезвычайно громким. Также требовалось заводить мотор для эффективной вентиляции боевого отделения. Даже на холостом ходу со скоростью в 1000 оборотов в минуту концентрация угарного газа на месте заряжающего была выше нормы.

Стрелять на ходу из танка не рекомендовалось. Механизм наведения не был достаточно надёжным, чтобы быстро наводить пушку на цель, а в танке штатно возилось слишком мало 75-мм выстрелов, чтобы тратить их впустую. Также вне дорог, особенно в грязи или на неровной местности, танк сильно водило из стороны в сторону в движении. Траки с грунтозацепами помогали мало, так как быстро забивались грязью.

Ещё одним ограничивающим фактором были прицелы. Ни перископический, ни телескопический прицел англичанам не понравился. Перископ М1 был конструктивно неудачным. Его корпус пропускал влагу и пыль, прицел легко было сломать во время чистки, также перископы лопались во время стрельбы. Выверить прицел было сложно, а также бесполезно, так как настройки ничем не фиксировались. Цели на полигоне были видны через прицел на расстоянии до 1000 ярдов (914 м), в то время как с фронта приходили показания, что стрельба часто производится с вдвое больших дистанций.

Осколочно-фугасный снаряд от французской 75-мм пушки. Стрелять такими снарядами из пушки «Ли» было возможно, но небезопасно. Музей Дома инвалидов

Осколочно-фугасный снаряд от французской 75-мм пушки. Стрелять такими снарядами из пушки «Ли» было возможно, но небезопасно. Музей Дома инвалидов

Телескопический прицел М21 тоже был далёк от совершенства. Отсутствие увеличения означало, что стрелять на дальние дистанции было нельзя. Прибор также передавал мало света, а разметка была такой жирной, что зачастую заслоняла цель. Прицел также имел разметку для очень ограниченного количества снарядов: бронебойные М61 и М72, а также М48 с усиленным зарядом (которых на полигоне не было). Остальными типами снарядов приходилось вести огонь на глазок. Телескопический прицел показал отвратительные результаты на испытаниях. С 950-1000 ярдов (868-914 м) через него было не видно движущихся людей или 4-футовый (122 см) белый квадрат на тёмном поле. Смотровые приборы водителя и командира были оценены как удовлетворительные. Обзор был хорошим, кроме мёртвого пространства за танком, но призмы искажали изображение, если в них смотрели под углом.

Общее мнение об орудии М2 было положительным. Пушка считалась удовлетворительной временной мерой, пока 6-фунтовки и 17-фунтовки не пойдут в бой, но испытатели отмечали, что отсутствие подходящих снарядов и ужасные прицельные приспособления значительно снижали эффективность стрельбы.

37-мм орудие тоже подвергли испытаниям. Оказалось, что орудие сильно перевешивает назад, что скорректировали с помощью противовеса. Мешок для стреляных гильз пришлось заменить, так как мешок американской конструкции был слишком хлипким. Конструкция механизма вертикальной наводки понравилась англичанам, так как она давала возможность наводить орудие на цель как с помощью маховика, так и с помощью приклада. Однако такая установка давала очень плохое склонение: всего 4 градуса 50 минут по сравнению с 7 градусами, которые были обещаны в инструкции.

Курсовые пулемёты в лобовой плите танка британцы посчитали бесполезными

Курсовые пулемёты в лобовой плите танка британцы посчитали бесполезными

Спаренный пулемёт британцам понравился, но с оговоркой, что длина лент и вместительность мешка для гильз были недостаточными. Курсовые пулемёты, по мнению британцев, были совсем бесполезными, и их требовалось убрать. К слову, с этим были согласны и американцы, так как на танках Medium Tank M4 эти пулемёты исчезли довольно быстро. Пулемёт в командирской башенке тоже не понравился. Англичане предпочитали использовать командирский смотровой прибор британского образца и зенитный пулемёт на станке Пэриш-Лэйкманн.

30 мая 1942 года был испытан танк «Генерал Ли» с новинкой: гироскопическим стабилизатором. Стрельба производилась с дистанции в 500 ярдов. Стрельба производилась с помощью ручной наводки из-за непредсказуемой работы механизма поворота башни «Логанспорт». При езде вперёд эффективность со стабилизатором была примерно 7% попаданий для неопытного наводчика на скоростях 8 и 12 миль (13 и 19 км) в час, а для опытных наводчиков разница составила 11 и 21% соответственно.

Результаты стрельбы со стабилизатором (справа) и без (слева). Помимо более высокого процента попаданий (72,5 против 59) выросла и скорострельность (с 7 до 9,2 выстрелов в минуту)

Результаты стрельбы со стабилизатором (справа) и без (слева). Помимо более высокого процента попаданий (72,5 против 59) выросла и скорострельность (с 7 до 9,2 выстрелов в минуту)

Если танк не ехал строго по линии огня, то польза от стабилизатора была не столь заметной, всего пара процентов, а один опытный наводчик даже получил более низкий результат со стабилизатором, нежели без. При стрельбе по бортам эффективность стабилизатора была более низкой. Испытатели отметили, что при стрельбе по курсу со стабилизатором также возрастала скорострельность. Эффективность стабилизатора также сильно зависела от характера местности. Для оптимальной работы требовалось ехать по прямой линии с равномерной скоростью, предпочтительно в горку.

Так как к этому времени уже было известно о танке «Генерал Шерман» с 75-мм орудием в башне, то проводить стрельбу 75-мм орудием со стабилизатором не стали.

Танки «Генерал Ли» в Великобритании, 1942 год

Танки «Генерал Ли» в Великобритании, 1942 год

В результате испытания машины на артиллерийском полигоне в Лулворте британские специалисты составили список 77 конструктивных дефектов, которые надлежало устранить. Некоторые из них исправлялись на заводах после получения машин, некоторые исправлялись американцами на этапе производства. Тем не менее танк был признан боеспособным.

Как можно видеть по результатам испытаний, американский танк оказался весьма далёким от совершенства. Некоторое превосходство над британскими машинами танк имел, но для того чтобы поставить войскам антигитлеровской коалиции действительно качественный танк, американским конструкторам пришлось пройти трудный путь.

Источник — https://warspot.ru/4500-sueta-vokrug-li-i-granta

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
СтволярNFyassakbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

++++++++++++++++++++++++++++++++

yassak

Как обычно, что танки, что самолёты американские приходилось напильником допиливать

Немного не в тему. Прошло 75 лет с окончания войны. А у нас до сих пор на точно таких транспортерах возят технику. Справедливости ради их осталось не много, но еще есть. Особенно в провинции.

NF

++++++++++

Стволяр

«Погрузка этого танка была делом не из лёгких из-за смещённого центра тяжести» — Пули со смещенным центром тяжести?! Фи, как это мелко! А целый танк со смещенным центром тяжести не хотите ли?! smile

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить