СУ-85. Путь от среднего «штурмовика» к среднему «истребителю»

Янв 12 2018
+
18
-

 

Развитие бронетехники в разных странах нередко идёт параллельными курсами. Яркий пример — создание немецких и советских средних самоходных артиллерийских установок (САУ) военного периода. Первоначально советские средние САУ создавались как истребители танков. Затем под влиянием конструкции немецкой САУ StuG III Ausf.B в СССР запустили программу разработки средней штурмовой САУ. Так на свет появилась СУ-122. К этому моменту немцы модернизировали StuG III и перевели их в разряд машин, предназначенных в первую очередь для борьбы с танками. Эти САУ известны как StuG 40. В СССР аналогичный процесс затянулся, поскольку необходимости в средстве борьбы с немецкими тяжёлыми танками до весны 1943 года у Красной армии не было. Этот материал посвящён истории СУ-85 — самой массовой советской средней самоходной установки военного периода.

Средство против «Тигров»

Весной 1942 года работы по самоходным установкам с вооружением в виде 85-мм зенитной пушки 52-К остановились в связи с переориентацией усилий конструкторов на создание штурмовых САУ. А вот работы по 85-мм танковым пушкам не прекращались, хотя ни одно из подобных орудий, разработанных в 1941–42 годах, так и не вышло за рамки эскизных проектов.

​ Проект 107-мм системы 9С-1, разработанной на базе гаубицы М-30. Эту систему построили в металле и испытали

Где-то в начале 1943 года (информации о точной дате нет) началась работа над проектом КБ завода №9 во главе с Ф.Ф. Петровым. Этот проект стал продолжением работ над семейством буксируемых орудий на лафетах 122-мм гаубицы М-30 и 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, начатых осенью 1942 года, когда коллектив конструкторов ещё работал в КБ завода №8. На лафет М-30 предлагалось наложить с соответствующими переделками стволы следующих систем:

  • 107-мм пушки обр.1910/30 гг (ЗИК-30);
  • 107-мм пушки М-60 (9С-1);
  • 122-мм корпусной пушки А-19 (Д-2);
  • 152-мм гаубицы М-10 (Д-1).

Из этого списка 9С-1 и Д-2 были построены и испытаны, а Д-1 была принята на вооружение РККА и долгое время использовалась в разных точках земного шара. Похожую на Д-2 систему — М-5 — сделало КБ завода №172. Обе эти системы в серию не пошли, но итоги работы над Д-2 не прошли даром: идея установки орудия на лафет М-30 оказалась удачной, позже такая конструкция использовалась при создании знаменитой танковой пушки Д-25Т.

Что же касается систем калибра 107 мм, то их развитие зашло в тупик. Что, впрочем, не помешало разработать проект самоходной установки с таким орудием.

​ Проект установки в СУ-122 орудия калибра 107 мм

До наших дней не сохранилось ни документов, ни даже обозначения этой системы. Чаще всего её называют У-34, но такой индекс не соответствует действительности. Фактически это та же самая СУ-122, облик которой окончательно сформировался лишь в декабре 1942 года. Вероятнее всего, проект датирован началом 1943 года. Его появление напрямую связано с попыткой унификации различных систем на одном лафете. Какая именно система — ЗИК-30 или 9С-1 — использовалась для наложения неизвестно.

Правда, к тому моменту звезда пушек калибра 107 мм уже закатилась, да и над СУ-122 в её исходном виде сгустились тучи. Дело в том, что САУ оказалась чересчур тесной, поэтому с конца января 1943 года началось обсуждение проекта СУ-35М или СУ-122М. Вместо качающейся части М-30 на эту машину ставилась система Д-11, в которую вписать 107-мм ствол было уже сложнее. Неудивительно, что безымянный проект, являвшийся инициативной разработкой, быстро ушёл в небытие, практически не оставив за собой никаких следов.

​ Впечатляющие результаты стрельбы 52-К по «Тигру» стали серьёзным аргументом в пользу разработки танковой и самоходной пушки калибра 85 мм

Результаты испытаний обстрелом немецкого тяжелого танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E в конце апреля 1943 года оказали на советское танкостроение эффект разорвавшейся бомбы. 76-мм пушка Ф-34 не смогла пробить немецкий танк даже в борт, причём с минимальной дистанции. Что же касается гаубицы М-30, то ни один из 15 выстрелов из неё не привёл к зачётному поражению. Зато очень хорошо проявила себя 85-мм зенитная пушка 52-К. Она успешно пробивала «Тигр» в лобовой проекции на дистанции в 1000 метров.

Сразу после получения результатов испытаний обстрелом была начата работа по проектированию установки такого орудия в машину на базе СУ-122. Но если быть точнее — в это время уже начавшиеся работы лишь официально утвердили, ведь ещё 12 апреля Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления Красной армии (ГАУ КА) разработал предварительные тактико-технические требования на «85-мм самоходную пушку «истребитель танков». Начало работ напрямую увязывалось с появлением на вооружении вермахта «Тигра». Основными целями для перспективной машины указывались тяжёлые немецкие танки с толщиной брони 90–120 мм, которые 85-мм пушке предстояло уверенно поражать на дистанции 500–1000 метров. Согласно требованиям, орудие планировалось установить на шасси СУ-35М (СУ-122М), массу которого требовалось уменьшить на 1–1,5 тонны. Требуемый боекомплект к 85-мм пушке составлял 60 патронов, разрешалась как горизонтальная, так и вертикальная укладки. Интересно, что в качестве альтернативного шасси указывались трофейные немецкие танки Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV.

​ Первое упоминание работ по теме СУ-85 14 апреля 1943 года

Составленные требования Артиллерийский Комитет ГАУ КА утвердил 14 апреля. В тот же день они отправились в подмосковный Калининград, где находилось Центральное Артиллерийское КБ (ЦАКБ). В прилагаемом письме председатель Арткома ГАУ КА генерал-лейтенант В.И. Хохлов указал возглавлявшему ЦАКБ В.Г. Грабину на приоритетный вариант 85-мм системы. Она должна была стать результатом наложения ствола с баллистикой 52-К на люльку с противооткатными устройствами 76,2-мм танковой пушки ЗИС-5. Появление такой схемы неудивительно: тактико-технические требования на 85-мм самоходную пушку во многом базировались на конструкции ЗИС-25. Само это орудие было отвергнуто из-за ряда недостатков, но его общая концепция была признана правильной.

6 марта 1943 года в ГАУ КА были составлены тактико-технические требования на проектирование и изготовление опытного образца 85-мм танковой пушки, которая стала наследницей ЗИС-25. Именно эту систему и взяли за основу при проектировании 85-мм самоходной пушки. Помимо ЦАКБ 14 апреля 1943 года письмо с ТТТ на 85-мм самоходную пушку было отправлено в Свердловск директору завода №9 Л.Р. Гонору, а также директору Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) Б.Г. Мурзукову. КБ завода №9 занималось орудийной частью, а УЗТМ — шасси.

Сроком изготовления эскизных проектов и ЦАКБ, и КБ завода №9 было определено 5 мая. По состоянию на 29 апреля ЦАКБ уже заканчивало предварительный проект. К той же дате завод №9 официально даже не принял заказ. Тем не менее, из телефонного разговора стало известно, что завод №9 уже приступил к проектированию системы. Таким образом, к моменту подписания 5 мая 1943 года постановления Государственного комитета обороны (ГКО) №3289 «Об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок» у советских конструкторов уже имелся определённый багаж наработок по этой теме.

Три конкурента на одном шасси

Текст постановления ГКО №3289 получился довольно странным. В нём не упоминалось ЦАКБ, а ответственными за самоходные пушки калибра 85 мм определялись Народный комиссариат танковой промышленности (НКТП), завод №9 и Уралмашзавод. Постановление предписывало изготовить и сдать две самоходные артиллерийские установки к 1 июля 1943 года. Испытать машины, которые в тексте постановления назывались СУ-85, предполагалось к 10 июля. Одновременно завод №9 и Уралмашзавод обязывали готовиться к выпуску СУ-85, не дожидаясь окончания испытаний.

​ Система Д-5С-85

Представитель Арткома ГАУ КА инженер-майор П.Ф. Соломонов прибыл на завод №9 3 мая. Директор завода в этот день вести проектирование отказался, поскольку завод работал по системам Д-11 и Д-12. Ситуация изменилась только 5 числа, когда Сталин подписал постановление ГКО №3289. В тот же день на заводе №9 было созвано совещание, на котором было принято решение о начале разработки новых орудий. За основу была взята система Д-11. Приоритетом стали самоходные системы: 85-мм орудие получило индекс Д-5, а 122 мм — Д-6. Танковые варианты этих систем получили индексы Д-7 и Д-8. Интересно, что одновременно с этим 85-мм танковую систему проектировало КБ завода №8. Это выглядит по меньшей мере странно, поскольку после раздела завода №8 на собственно завод №8 и завод №9 танковые системы там проектировать и выпускать не предполагалось.

Судя по докладу Соломонова, реальность оказалась иной. Проект завода №8 не сохранился, но известно, что в нём использовалась люлька от Ф-34, а конструкция пушки позволила позже увеличить начальную скорость снаряда до 930–960 м/с. К 8 мая работы шли полным ходом, были даже подготовлены рабочие чертежи. Но 10 числа из НКВ пришёл запрет на дальнейшее проектирование. Таким образом в НКВ отреагировали на самодеятельность завода, который должен был заниматься буксируемыми системами.

​ На базе разработанной КБ завода №9 конструкции удалось создать целое семейство орудий калибра от 85 до 152 мм

На заводе №9 орудийные системы получили новые названия. Д-5 стала Д5-С-85, а Д-6 — Д5-С-122. Ни о каком использовании люльки ЗИС-5 не шло и речи, часть тактико-технических требований конструкторское бюро во главе с Ф.Ф. Петровым проигнорировало. Новая система стала дальнейшим развитием конструкции У-11, работы по которой начались ещё осенью 1941 года.

Стоит напомнить, что У-11 проектировалась как дуплекс: помимо ствола с баллистикой гаубицы М-30, позже появился проект танковой пушки У-12 с баллистикой 85-мм зенитки 52-К. В новой системе эта идея возродилась, тем более что с КБ завода №9 замену гаубицы М-30 на СУ-122 никто не снимал. Более того, спустя некоторое время систем на базе Д-5 стало ещё больше. В мае 1943 года начались работы по очень похожей системе с использованием ствола 122-мм пушки Д-2. Они увенчались появлением Д-25 — самой мощной советской танковой орудийной системы, массово выпускавшейся в годы Великой Отечественной войны. Кроме того, осенью 1943 года была спроектирована система Д-15 со стволом 152-мм гаубицы Д-1. В отличие от Д-25 эту систему строить не стали. Тем не менее, само её появление наглядно демонстрирует универсальность конструкции КБ завода №8.

​ Продольный разрез СУ-85 с системой Д-5С-85

Д5-С-85 являлась прямым развитием конструкции 122-мм системы Д-11. Как и в случае с предыдущей системой, руководили разработкой заместитель главного конструктора А.Н. Булашев и заместитель начальника КБ завода №9 Н.В. Каструлин. При разработке «самоходного дуплекса» КБ завода №9 учло ошибки, допущенные при проектировании предыдущей системы. Она стала более компактной, а её подвижная бронировка оказалась менее громоздкой. Удалось избавиться от массивного кожуха в передней части бронировки, что стало возможным благодаря перепроектированию системы.

С целью унификации подъёмный механизм был позаимствован у системы Ф-34. Все четыре системы имели унифицированные тормоз отката, накатник и люльку. Кроме того, Д5-С-85 и Д5-С-122 оказались унифицированы по прицелу, рамке, поворотному механизму и подсветке прицела. У Д-5С-85 и Д-5Т-85 были унифицированы ограждение и гильзоулавливатель. Их ограждение получилось несколько большим, чем у Д-5С-122, поскольку гильза 52-К оказалась длиннее. Расчёты показали, что требуемой длины отката 350–370 мм обеспечить невозможно, поэтому её увеличили до 430 мм.

​ Первый вариант СУ-85 с 85-мм пушкой С-18

Проектная документация по орудиям семейства Д-5 была закончена к 26 мая 1943 года. Тем временем, конкуренты из ЦАКБ работали с опережением. Проект самоходной пушки С-18 был закончен к 16 мая 1943 года. При его разработке выяснилось, что боекомплект из 60 патронов в машине разместить не получится, его ограничили 50 патронами. В отличие от КБ завода №9 в случае с С-18 о дуплексе речь не шла. Проект, который вёл начальник 3-го отдела ЦАКБ Е.В. Синильщиков, разрабатывался исключительно для установки в САУ и имел всего один тип ствола — калибра 85 мм. Как и в случае с Д-5, от тумбы в ЦАКБ отказались, заменив её на рамку. Высота линии огня повышалась с 1400 до 1600 мм, а вот боевая масса, наоборот, снижалась с 30 до 29,5 тонн. Как и было прописано в требованиях, ЦАКБ провело максимальную унификацию орудия с 76-мм пушкой ЗИС-5, уровень взаимозаменяемости превысил 70%. Одной из главных проблем С-18 оказалась чрезмерная длина отката. Она составила 470–570 мм, более чем в полтора раза больше требуемой.

Когда первый не всегда победитель

История противоборства самоходных систем ЦАКБ и завода №9 развивалась по сценарию, который позже повторился с танковыми системами. На стороне возглавляемого Грабиным коллектива было время, а преимущество свердловских оружейников заключалось в более проработанной системе и географической близости к предприятиям, производившим самоходные установки.

​ Доработанный УЗТМ проект С-18, получивший обозначение СУ-85-IV

Неспешность разработки семейства Д-5 привела к тому, что к концу мая 1943 года ЦАКБ вырвалось вперёд. Это касалось как танковых, так и самоходных пушек. Гораздо быстрее удалось подготовить эскизный проект сначала танкового орудия С-31, а затем и самоходного С-18. К 20 мая заводу №9 для изготовления были переданы чертежи С-31. К этому же сроку передали почти всю документацию по С-18, за исключением чертежей поворотного механизма, переходных деталей прицела и ЗИП. Окончательно документацию по обеим системам ЦАКБ передало 31 мая, в срок, указанный в приказе Народного комиссариата вооружений (НКВ) и НКТП №283сс/260сс от 8 мая 1943 года.

​ СУ-85-IV на Гороховецком АНИОП, август 1943 года. Орудие на максимальном угле возвышения

Ещё на этапе разработки к самоходному орудию ЦАКБ появился ряд вопросов. Комиссия отметила несогласованность работ ЦАКБ и УЗТМ, что привело к недостаточной проработке проекта. Согласно заключению от 8 июня 1943 года, проект СУ-85 с орудием С-18 отличался ухудшением обзорности с места механика-водителя и командира. Недостатком была названа и ликвидация места замкового, которого в ЦАКБ посчитали лишним, поскольку 52-К имела унитарное заряжание. Наконец, смещение центра тяжести установки на 14 см вперёд увеличивало нагрузку на передние опорные катки. КБ УЗТМ предложило проект ЦАКБ переделать, изменив укладку и сместив орудие назад. Одновременно с этим сужалась качающаяся часть системы. Данный вариант был утверждён к постройке, но ЦАКБ настояло на изготовлении исходного проекта С-18.

С этого ракурса хорошо виден купол над местом командира. Аналогичное решение конструкторы УЗТМ реализовали и на других вариантах СУ-85

24 июня 1943 года была утверждена программа испытаний. В документе указывались 3 системы: С-18, Д-5С-85, а также С-18 с изменениями, внесёнными УЗТМ. Но ни в июне, ни в первой половине июля шасси для орудий так и не были построены. Это не помешало провести стендовые испытания С-18, которые проходили 18 июня. Из системы под номером 5 было произведено 23 выстрела, из которых 1 с уменьшенным, 11 с нормальным и 11 с усиленным зарядами. Стрельба велась на различных углах возвышения. Испытания прошли успешно, экстракция гильзы после выстрела происходила без проблем.

Эта же машина сзади

Исходный вариант установки ЦАКБ получил обозначение СУ-85-IV. Он, впрочем, всё равно подвергся доработке. Установка системы была немного переделана, а сверху над ней появилась крышка, которая прикрывала рамку от попадания воды и грязи. Переделке подверглась и сама система. Механик-водитель получил чуть более комфортные условия работы. Более существенными оказались переделки в боевом отделении. Идею конструкторов ЦАКБ организовать в правом заднем углу большую укладку патронов в конце концов забраковали, поскольку работать с такой укладкой было бы неудобно. Вместо этого патроны распределили по периметру боевого отделения, а также организовали укладку под орудием, ещё одна укладка разместилась на левой надгусеничной полке. Боекомплект уменьшился до 48 патронов, но работать с ним стало куда удобнее. Численность экипажа увеличилась до 5 человек, при этом командир имел более комфортные условия работы. Он получил колпак в крыше башни, представлявший собой аналог командирской башенки. В колпаке находились перископические приборы наблюдения. В таком виде машину приняли в работу.

Продольный разрез СУ-85-I. Этот проект появился как запасной вариант

Главной претензией к С-31 в тот момент у комиссии было отсутствие возможности для её модернизации. Дело в том, что в ГАУ КА хотели увеличить начальную скорость снаряда. Ещё 4 мая Артком ГАУ КА инициировал работы по проектированию 85-мм пушек, у которых длина ствола увеличивалась на 12 калибров, а начальная скорость снаряда возрастала до 950 м/с. В случае с С-31 добиться таких результатов было невозможно, что стало расплатой за унификацию. Это было справедливо и в отношении С-18.

СУ-85-I в ходе испытаний на Гороховецком АНИОП

К работам по переделке системы С-18 на УЗТМ приступили в начале июля 1943 года. При проектировании системы, получившей обозначение С-18-1, максимально учитывался опыт разработки орудий семейства Д-5. В результате орудийная установка оказалась частично унифицированной с Д-5С-85, в том числе по элементам рамки и неподвижной бронировки. Наиболее существенным внешним отличием систем стала подвижная бронировка. Из-за особенностей конструкции системы форма бронировки изменилась, также в ней появился лючок для обслуживания гидравлики откатной системы. Кроме того, высота линии огня немного увеличилась, достигнув 1635 мм.

Эта же машина во дворе УЗТМ. Хорошо виден технологический лючок в бронировке орудия, предназначенный для обслуживания накатников

Боевое отделение СУ-85-I было идентичным боевому отделению СУ-85-IV. Тем не менее, более рациональная конструкция системы С-18-1 благотворно повлияла на целый ряд характеристик. Для начала, боевая масса машины снизилась с 30 до 29,66 тонн. Благодаря более компактной орудийной установке общая длина машины уменьшилась с 8320 до 8130 мм. Кроме того, толщина неподвижной бронировки системы увеличилась с 30–45 до 52 мм, при этом её масса снизилась с 860 до 500 килограмм. Масса С-18-1 без бронировки составила 1160 килограмм. Для сравнения: масса С-18 составляла 1310, а Д-5С-85 — 1215 килограмм.

Орудие на максимальном угле склонения

В ходе обсуждения проекта системы Д-5С-85 комиссия не нашла каких-то серьёзных недостатков. Благодаря меньшим габаритным размерам и массе появлялась возможность более рационально разместить орудие в СУ-85. Самоходная установка с системой разработки КБ завода №9 получила обозначение СУ-85-II. Она оказалась максимально унифицированной с СУ-85-I и СУ-85-IV. Экипаж машины также состоял из 5 человек. Боевая масса СУ-85-II составила 29,15 тонн, то есть она оказалась самой лёгкой.

​ СУ-85-II во дворе УЗТМ, июль 1943 года

Выполнить в срок требования постановления ГКО №3289 не удалось. Окончательная доработка проектов СУ-85 велась вплоть до 10-х чисел июля. Опытные образцы самоходных установок удалось построить к 20 июля, на Гороховецкий АНИОП машины прибыли к 25 июля, тогда же начались и их испытания. Сначала САУ прошли технический осмотр и были доукомплектованы для получения полной боевой массы. С 29 июля по 1 августа каждая из машин прошла по 485 километров, из которых 373 по шоссе и 112 по просёлку. Самоходные установки преодолели маршрут из Свердловска в Челябинск и обратно.

Средние скорости движения по шоссе составили 22–24 км/ч, а по просёлку 16–18 км/ч. Это почти не отличалось от данных Т-34. При продолжительном движении на скорости выше 25 км/ч наблюдался выход из строя бандажей опорных катков. Это была проблема не только СУ-85, но и Т-34. Ходовые характеристики САУ практически не отличались от характеристик базового танка Т-34. Переделанный люк механика-водителя, который почти ничем не отличался от люка на Т-34, обеспечивал хорошую обзорность. Исключение составила СУ-85-IV, у которой массивная бронировка системы С-18 конструкции ЦАКБ сильно ограничивала обзор вправо. Общим недостатком всех СУ-85 и СУ-122-III было смещение сиденья механика-водителя вправо по отношению к центру люка, что несколько ухудшало обзор.

​ Орудие на максимальном угле возвышения

После ходовых испытаний были осмотрены орудия. Выяснилось, что вертикальная качка у всех систем калибра 85 мм увеличилась, особенно это касалось С-18-1.

3-4 августа проводились испытания стрельбой. Д-5С-85 практически сразу вырвалась вперёд, прежде всего благодаря удобству работы расчёта. Благодаря меньшей длине отката, наибольшей площади для работы заряжающего и наиболее удобной высоте линии заряжания система оказалась самой скорострельной. Скорострельность С-18 и С-18-1 составила 6–7 выстрелов в минуту, а Д-5С-85 — 8. Впрочем, все представленные системы испытаний стрельбой не выдержали. У лидировавшей Д-5С-85 имели место отказы механизма спуска, 30% выстрелов происходили с проблемами при экстракции гильзы. Наблюдалась течь жидкости из тормоза отката, причём началась она уже после 10 выстрелов. За 266 выстрелов вытек примерно литр стеола. На 267-м выстреле произошёл недокат системы, тормоз отката вышел из строя. Имелись у системы и конструктивные недостатки: расположение спускового механизма оказалось неудобным, а сам он оказался тугим.

Из всех опытных образцов СУ-85-II оказалась самой лёгкой

Впрочем, проблемы с работой Д-5С-85 оказались сущей мелочью по сравнению с теми, которые проявились у пушек разработки ЦАКБ. Неприятности с С-18 начались уже после 5-го выстрела и продолжались в ходе последующих испытаний. За 80 выстрелов случаи отказа полуавтоматики произошли 15 раз. Неоднократно наблюдались случаи самозакрывания клина. За 40 выстрелов давление в накатнике снизилось с 28 до 23 атмосфер, кроме того, наблюдался быстрый разогрев жидкости. Отмечалось большое количество недокатов, после 70-го выстрела начались резкие накаты со стуком. После 200 выстрелов спусковой механизм полностью вышел из строя. Имелись у этого орудия и очень серьёзные конструктивные недостатки. Например, для долива жидкости в откатный механизм требовалось снять подвижную бронировку системы.

Немного лучше дела обстояли с С-18-1, но и там многие проблемы С-18 повторились. Постепенно увеличивалась длина отката, наблюдалась течь жидкости после 173-х выстрелов. С 31-го выстрела начались резкие накаты со стуком. Из 110 последних выстрелов 47 происходило с самозакрыванием клина.

Несмотря на ряд дефектов, детище УЗТМ и завода №9 оказалось вполне удачной машиной. Серийная СУ-85 отличалась от него минимально

По итогам сравнительных испытаний дальнейшая работа по системам С-18 и С-18-1 была прекращена, победителем в них вышла Д-5С-85. При этом заключительный вердикт предписывал доработать орудие, устранив выявленные дефекты. Не до конца соответствующим требованиям было признано и шасси СУ-85. Машину предлагалось пускать в серию с расширенным боевым отделением, по типу СУ-122М. Но на практике переделка боевого отделения оказалась совсем незначительной. СУ-85-II была принята на вооружение Красной армии в почти неизменном виде. Случилось это 8 августа 1943 года, когда Сталин подписал постановление ГКО №3892сс «Об организации производства 85 мм самоходных артустановок на базе танка Т-34 на Уралмашзаводе». Уже в августе в Свердловске выпустили первые серийные СУ-85.

СУ-85 стала первой из серийных советских САУ, шасси и вооружение которой полностью было спроектировано в Свердловске. За разработку этой машины коллектив УЗТМ был представлен к правительственным наградам, самой высокой из которых стала Сталинская премия. Высокие награды получил и коллектив завода №9.


Источник – http://warspot.ru/10662-put-ot-srednego-shturmovika-k-srednemu-istrebitelyu

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
chuk011's picture
Submitted by chuk011 on Sat, 13/01/2018 - 08:50.

Текст постановления ГКО №3289 получился довольно странным. В нём не упоминалось ЦАКБ, а ответственными за самоходные пушки калибра 85 мм определялись Народный комиссариат танковой промышленности (НКТП), завод №9 и Уралмашзавод. 

Странным является не текст постановления, а нежелание автора его внимательно прочитать, а возможно он просто прочитал документ в изложении очередного "популизатора". В п.2 этого постановления сказано: "Обязать НКВ (тт. Устинова, Грабина) и НКТП (тт. Зальцмана, Горлицкого), завод № 9 (т. Гонора) и Уралмашзавод (т. Музрукова) разработать чертежи, изготовить и смонтировать в двух самоходных артиллерийских установках "СУ-122" - 85-мм пушки с баллистикой существующей зенитной пушки...". Командующий БТиМВ и начальник ГАУ были обязаны провести испытания и доложить ГОКО.

Таким образом понятно, что ответственность за разработку СУ в целом была возложена на НКВ и НКТП (Устинов и Зальцман), а артиллерийской части - на ЦАКБ (Грабин) и завод № 9 (Гонор). Нечего тень на плетень наводить...

А чтобы было понятно неспециалистам, согласно правилам делопризводства лицо, упомянутое в распоряжении первым, является головным (главным, наделенным определенными правами в отношении "соучастников") исполнителем, если иное не указано специально. Доклады о выполнении поручения должны представляться исполнителями в инстанцию, давшую поручение, через головного, либо совместно, либо с визой, либо с приложением материалов исполнителей. А вот командующий БТиМВ и начальник ГАУ были упомянуты отдельно и должны были доложить в ГОКО напрямую за двумя подписями либо за подписью командующего БТиМВ с визой или приложением доклада ГАУ (обычно последнее делается при наличии разногласий между исполнителями, о каковых упоминается в тексте доклада или припиской соисполнителя при визировании).

Я на этом так подробно останавливаюсь потому, что ГОКО не имел СОБСТВЕННОГО аппарата для разработки проектов постановлений и даже какого-либо профессионального анализа этих проектов - это делали наркоматы-исполнители, иначе говоря проекты постановлений порождали такие граждане, как Устинов, Зальцман и пр. (совместно или лично) и если их "искривления" не пресекал лично Сталин, то так все и катилось. Вождь был вынужден доверять руководителям ведомств, имевшим собственные интересы...

а преимущество свердловских оружейников заключалось в более проработанной системе и географической близости к предприятиям, производившим самоходные установки.

А вот это совершенно точно. Своя рубаха она ближе... И в дальнейшем "географическая близость" не раз давала о себе знать.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Fri, 12/01/2018 - 11:28.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

NF's picture
Submitted by NF on Fri, 12/01/2018 - 08:36.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.