Стратегия космической войны: Малкольм Джеймисон (1941)

15
9

Уважаемые коллеги, я предлагаю вашему вниманию вторую статью Малкольма Джеймисона за моим переводом. «Space-war strategy» была опубликована в журнале «Super Science Novels» в марте 1941 года — когда Европа уже полыхала в пламени войны, и статья приводит в пример ее отдельные эпизоды.

Стереолиторгафическая модель ракеты создана и любезно предоставлена коллегой Tungsten'ом, за что ему огромная благодарность и респект!

Стереолиторгафическая модель ракеты создана и любезно предоставлена коллегой Tungsten’ом, за что ему огромная благодарность и респект!

По-прежнему, хотя статья была написана более семидесяти лет назад, она удивительно точна во многих предсказаниях и оценках. Можно отметить, разумеется, что автор, будучи моряком, тяготел к «морским» аналогиям — однако, он тщательно следовал динамике именно космического столкновения флотов, в ГОРАЗДО большей степени, чем множество современных фантастов. Его гипотетическое сражение земного и марсианского флотов на пути к Земле построено вполне грамотно в представлениях о космических полетах 1940-ых, и даже сейчас большинство высказанных им предположений (например, что космические флоты будут более или менее жестко привязаны к наиболее энергетически выгодным траекториям перелетов) вполне актуальны.

1. Со дней греческих трирем, военные корабли имели тенденцию к специализации. В наши дни мы можем наблюдать столь разные классы как могучий линкор, способный сохранять боеспособность даже в самую суровую погоду и наносить и выдерживать сильнейшие удары; субмарину, чье кредо невидимость; быстроходные крейсера, предназначенные для разведки; авианосцы, транспорты и так далее. Будь это мореходный буксир или лидер эсминцев, каждый тип военных кораблей спроектирован для четко определенной задачи, и в этой роли он, зачастую, незаменим.

Флоты будущего, несомненно, сохранят эту специализацию, и представляется интересным поразмыслить — как условия войны в космическом пространстве отразятся на дизайне и применении кораблей в нем? Если мы допустим, что в будущем планеты нашей Солнечной Системы будут колонизированы человеком, на них сформируются собственные государства, и между этими государствами иногда будут вспыхивать войны, как будет вестись такая война? Какую форму обретут в ней нападение и защита?

Для простоты представим, что дипломатические отношения между Землей и Марсом на грани разрыва, что Марс агрессивен и собирается атаковать, и что обе планеты имеют сопоставимые, сбалансированные флоты. Как и когда будет нанесен удар, и чем он будет парирован?

Так как Марс в данном сценарии нападает, логично предположить, что он направит к Земле экспедиционный флот. Допустим, что Марс настроен больше чем просто на рейд; он готовится поставить Землю на колени — если получится. Он, стало быть, пошлет транспорты с войсками, снабжением и боеприпасами, а также госпитальные суда. Этот конвой будет хорошо охраняться военными кораблями, чьей задачей будет подавить всякое сопротивление. Земля не может просто пассивно ждать, пока марсианская армада покажется в ее небесах — планета слишком велика, и слишком много мест на ней нуждаются в защите. Земля должна перехватить неприятельский флот на пути, и либо уничтожить его, либо нанести такие потери, чтобы тот вынужден был повернуть обратно. Если же эта попытка будет неудачна, земной флот должен знать, куда именно нанесет Марс свой удар, чтобы сконцентрировать там силы для обороны.

2. Космос велик, и марсиане могут направить свой флот разными путями. Какими именно они решили воспользоваться, и как далеко они уже продвинулись? На эти вопросы корабли-разведчики должны дать ответы. Их задача — добывать информацию, и больше ничего. Они обладают высокой маневренностью, сравнительно небольшой массой и способны к поистине невероятному ускорению. Их вооружение незначительно или же вообще отсутствует, но экипажи их индивидуально подобраны из множества кандидатов по способности выдерживать значительное ускорение длительное время — дольше, чем рядовые военные космонавты. Основное оснащение кораблей-разведчиков, это чувствительные термоскопы, способные обнаруживать корабли по излучаемому ими теплу, и радиолокационные станции для измерения расстояний. И мощные радиостанции, разумеется, для ретрансляции информации.

Хотя между Марсом и Землей существует множество возможных маршрутов, все они, тем не менее, укладываются во вполне определенную область пространства, определяемую законами баллистики — подобно тому, как потенциальные маршруты между Нью-Йорком и Саутгемптоном укладываются в весьма узкую полосу. Подобно тому, как морские флоты не могут позволить себе слишком долгих обходных маршрутов (поскольку они ограничены топливом и запасами), так и ракетные флоты Космоса едва ли будут в состоянии сильно отклониться от наиболее выгодных энергетически траекторий. Знакомые с траекториями космических перелетов знают, несомненно, что самый выгодный путь между планетами, это «С»-образная спираль, лежащая в плоскости эклиптики (Гомановская траектория — примечание переводчика.). В определенных пределах, возможно следовать почти параллельными курсами вокруг теоретической оптимальной траектории, «справа», «слева», «сверху» или «снизу» от нее. Этот локус, или, скорее, общность всех возможных траекторий будет представляться графически как объемный полумесяц с круглым или эллиптическим сечением — нечто вроде изогнутого веретена. Центральная его секция может быть шириной в десятки миллионов миль, но концы его неминуемо сужаются до диаметров планет, являющихся отправной точкой и целью перелета (или их орбит — примечание переводчика.)

Разведчики знают, что неприятельский флот где-то в пределах этого веретена, но где именно, как и насколько сильно он смещен от центра (математической оптимальной траектории) к краям — это им неизвестно. Как только они установят несколько последовательных контактов с неприятелем, они смогут рассчитать его дальнейшую траекторию. Поэтому, Земля высылает множество разведчиков последовательными волнами.

Разведчики распределяются по траекториям так, чтобы перекрыть все возможные маршруты прохода противника. Они не должны расходиться друг от друга на дистанцию, большую чем детекционные возможности их бортовой аппаратуры — иначе есть риск, что флот неприятеля случайно или намеренно сумеет проскочить в этот промежуток. Если радиус обнаружения термоскопов составляет, допустим, пять миллионов миль, это значит что два соседних разведчика не должны расходиться больше чем на десять миллионов миль ни при каких обстоятельствах (тут автор допустил ошибку — т.к. зоны обнаружения термоскопов имеют сферическую форму, расстояния между разведчика обязательно должны быть меньше чем 10 миллионов миль, иначе в перекрытии образуются прорехи.). Рано или поздно один из них заметит неприятельский корабль. Удачливый разведчик бросается вперед на максимальном ускорении, которое только может выдержать его экипаж. К моменту непосредственного контакта с врагом, разведчик движется уже слишком быстро, чтобы перехват его был возможен. После краткого момента контакта, разведчик уносится в пустоту за неприятельским флотом, и ему потребуются месяцы, чтобы вернуться на базу — но это уже не имеет значения. Разведчик заметил неприятеля и доложил об этом.

3. Вторая волна разведчиков повторяет прочесывание траекторий спустя несколько часов после первой, и вскоре вторая точка на неприятельской траектории становится известна. Третья волна разведчиков дает третью точку, и теперь вычислительные машины на флагманском корабле вблизи Земли могут в точности восстановить и предсказать траекторию неприятеля. Неприятель не может значимо уклониться от нее — это будет стоить поистине невероятных затрат топлива и времени. Некоторые разведчики, вероятно, все-таки перехвачены и уничтожены неприятельскими крейсерами — не имеет значения, поскольку огневой контакт тоже суть контакт.

Перехват земным флотом марсианского на пути к Земле. Сплошная линия - путь марсианского конвоя. Пунктирные линии - траектории групп земных кораблей; минных заградителей (minelayers), эсминцев (destroyers), устаревших и современных земных линкоров (battleships). Крестик в центре - минное поле (рой шарикоподшипников, развернутый на траектории приближения марсианского флота)

Перехват земным флотом марсианского на пути к Земле. Сплошная линия — путь марсианского конвоя. Пунктирные линии — траектории групп земных кораблей; минных заградителей (minelayers), эсминцев (destroyers), устаревших и современных земных линкоров (battleships). Крестик в центре — минное поле (рой шарикоподшипников, развернутый на траектории приближения марсианского флота)

Без разведчиков и их информации, земной флот был бы слеп, вынужден пассивно ожидать приближения врага, не зная, когда именно и где он прибудет. Теперь же, зная наиболее вероятные курсы неприятеля, земной флот может действовать. Основное соединение — минные заградители, миноносцы и линкоры — стартует с Земли. Вырвавшись из гравитационного колодца планеты, они гасят свое движение относительно земной орбиты, и лежат в вакууме неподвижно, возле основной линии приближения неприятеля.

Более подробные доклады скаутов дают понять, что марсианский флот выстроился в форме гантели, или, скорее, очень толстого короткого копья. Древко — это толстый цилиндр, составленный из транспортов, кораблей снабжения и обеспечения, сгруппированных вокруг его центральной оси. Острия (переднее и заднее), это конические формации боевых кораблей. Впереди и позади построения растянулись завесы крейсеров, посланных удерживать скауты от сближения с построением.

Земной командующий хочет захватить неприятельский флот врасплох, поэтому, вместо того, чтобы встречать неприятеля на встречном курсе, он выжидает вне веретена его траекторий, давая неприятелю возможность пройти мимо. Затем, земной флот начинает ускоряться, быстро нагоняя неприятеля (который должен тормозить, чтобы не промахнуться мимо Земли). Чтобы ошеломить неприятеля и нарушить его построение (сформированное так, чтобы быстро отреагировать на атаку с любого направления), наш адмирал высылает флотилию минных заградителей, которые засыпают траекторию неприятеля огромным количеством маленьких железных шариков-мин. Установив эти минные поля, опустевшие заградители торопливо уходят к Земле; их роль в сражении на этом окончена.

4. Авангард неприятельского флота встречает мины, и, получив несколько чувствительных попаданий, радирует сигнал тревоги основной эскадре — с тем, чтобы на кораблях усилили экраны (автор имеет в виду электромагнитные экраны, предлагавшиеся в статье Вилли Лэя (1939) как потенциальный способ отклонения легких снарядов и осколков, угрожающих космическому кораблю — примечание переводчика.), задраили герметичные двери и приготовились к срочной смене курса. В этот момент, когда основные силы неприятеля лихорадочно перестраиваются для обхода минного поля, эскадры миноносцев Земли атакуют. Они появляются из-за границ локуса траекторий, догоняя и перегоняя неприятельский флот за счет набранной скорости, и, пересекая его траекторию — выпускают веера ракето-торпед.

Заметив торпедную атаку, неприятельские корабли поставлены перед нелегким выбором — куда развернуться носом? К приближающимся торпедам (тем самым подставив широкую проекцию борта под мины), или наоборот? Их экраны более эффективны с носовой части, когда приближающимся снарядам подставлена возможно меньшая проекция, но развернувшись таким образом они продолжат двигаться боком по своей прежней траектории и неминуемо придрейфуют прямо в минное поле.

Непосредственно момент атаки: земной флот атакует марсианский конвой в тот момент, когда авангард марсианского флота встречает минное поле. Земные корабли нагоняют и перегоняют марсиан, используя преимущество в набранной скорости (марсиане вынуждены тормозить, чтобы не промахнуться мимо их цели - Земли). Миноносцы наносят удар ракето-торпедами, смешивая построение неприятеля, вслед за чем земные линкоры нагоняют его и навязывают бой на догонном курсе. Современные земные линкоры связывают боем марсианский арьергард, в то время как более старые наносят удары по основному конвою. Затем земной флот перегоняет марсиан и уходит вперед.

Непосредственно момент атаки: земной флот атакует марсианский конвой в тот момент, когда авангард марсианского флота встречает минное поле. Земные корабли нагоняют и перегоняют марсиан, используя преимущество в набранной скорости (марсиане вынуждены тормозить, чтобы не промахнуться мимо их цели — Земли). Миноносцы наносят удар ракето-торпедами, смешивая построение неприятеля, вслед за чем земные линкоры нагоняют его и навязывают бой на догонном курсе. Современные земные линкоры связывают боем марсианский арьергард, в то время как более старые наносят удары по основному конвою. Затем земной флот перегоняет марсиан и уходит вперед.

В этот момент смятения, когда марсианский флот дезориентирован тщательно синхронизированными атаками, эскадры земных линкоров нагоняют и перегоняют их с кормы, пользуясь своей заранее набранной скоростью. Атака следует с противоположного фланга от минного поля. Марсианская эскадра, таким образом, поймана в тщательно поставленную ловушку трехстороннего огня.

4. Земная атака на марсианский флот, по сути дела, является рейдом, операцией «бей-и-беги». Чтобы обогнать приближающийся к Земле неприятельский флот, земные корабли должны набрать превосходство в скорости, и стало быть стремительно пронесутся мимо марсианской армады, выпустив свои торпеды в предварительно рассчитанный момент. Марсиане находятся в невыгодном положении, имея лишь ограниченную возможность стрелять в ответ, и, вероятно, понесут тяжелые потери. Обогнав марсианский флот, земные корабли развернутся и начнут гасить свою скорость, готовясь к повторению атаки.

Следует отметить, что в данной кампании земной флот имел важное преимущество — превосходство в разведке. Чтобы какая-либо военная операция была решительной, одна из сторон должна иметь преимущество, иначе результатом является затяжной тупик. Если мы желаем реверсировать ситуацию — так, чтобы марсиане могли победить — нам достаточно лишить Землю ее разведчиков. В этом случае земные силы не будут знать, где и когда подготовить ловушку. Другая возможность — марсиане могут выдвинуть передовой авангард из разведчиков и тяжелых кораблей, который заставит земную ловушку сработать преждевременно. Этот авангард, несомненно, понесет тяжелые потери, но выявит присутствие землян и заставит их промахнуться мимо основного флота. Основной же флот вторжения, в десяти миллионах миль позади авангарда, успеет незначительно изменить курс и успешно миновать как минные поля, так и земные атаки.

В современной войне, информационное обеспечение является одной из ключевых задач. В войнах будущего оно будет основополагающей задачей (абсолютно верное предсказание — примечание переводчика.). Превосходство в силах бесполезно, если обладающая им сторона не знает, где и когда его применить. В прошлом году, немецкий «карманный линкор» «Граф Шпее» прекрасно проиллюстрировал этот тезис. Союзные флоты имели абсолютное превосходство в силе и количестве, и тем не менее «Шпее» тревожил моря долгие недели. Его неуявзимость обеспечивалась тем, что противник не знал, где его искать. Потребовались недели поисков с задействованием огромного флота эсминцев и крейсеров, только чтобы установить, где его нет. После этого, методом исключения «Шпее» был обнаружен и его уничтожение стало неизбежно.

В огромных пространствах Космоса, где «верх» и «низ», равно как и любое другое направление бесконечны, где скорости так велики а дистанции так громадны, что визуальное обнаружение совершенно бесполезно, проблема разведки усложнится стократно. Военные флоты будущего, как я их представляю, будут состоять по большей части из разведчиков — вероятно, до сотни на каждый боевой корабль. Вооружение, как бы оно ни было совершенно, будет только бесполезным грузом, если вы не знаете где и когда встретить неприятеля.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Тактика космической войны: Малкольм Джеймисон (1939)

источник: https://fonzeppelin.livejournal.com/40794.html

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
Mr.SangenadКошкоNFTumninСтволяр Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Стволяр

Ишь ты, Гагариным в космосе еще и не пахло, а народ уже вовсю собирался там потенциальных оппонентов мутузить…

Tumnin


«Их профессура готова к бою!»

NF

++++++++++

Deviant Momo
Deviant Momo

В современной войне, информационное обеспечение является одной из ключевых задач.

ЦЕПУ лайк за годноту. Но не смотря на на АБСОЛЮТНУЮ верность данного утверждения(см.цитата) с космосом будут нюансы. Там на средства дальнего и раннего обнаружения влияет местная «погода» причём влияет ТАК что от абсолютной видимости вплоть до абсолютной слепоты.

Фактически придётся забрасывать условно обитаемое пространство тысячами автономных буёв-радаров. И это как ни странно не гарантирует абсолютного обнаружения. Многие ссылаются на современные радио-телескопы и прочую технику напрочь забывая что там НЕТ мгновенной картинки и фокус исследуемого объекта это недели, а порой и месяцы работы по «селекции цели». Когда говорят мол «такого-то числа там-то и там-то пролетит комета/метеор/НЛО» эта короткая строчка включает в себя порой годы вычислений, наблюдений и да… прогнозов.

Но это всё вода… а вот мины. МИНЫ космические, это действительно интересная тема, особенно сейчас в эпоху дронов это будет достаточно ужасное оружие. Хотя делятся они на всего ДВА отряда:

а) Позиционные Корректируемые Мины — рой.
б) Дрейфующие Самонаводящиеся Мины — охотники.

Не путать с торпедами… хотя в космосе это скорее будут «самоходные ракеты Уаитхэда»)

Mr.Sangenad

+!!!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить