Выбор редакции

Спаситель Отечества — небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

19
8

Всем доброго времени суток. Уже довольно долгое время пытаюсь вымучить из себя продолжение истории, начатой текстом под названием «Спаситель Отечества (Другая Цусима)»:

Андрей Матвеенко. Спаситель Отечества (Другая Цусима). Скачать

Пока дозрел только до небольшой корабельной части, которую и выкладываю на суд здешней общественности для возможных критических замечаний. Данный текст позже еще стопроцентно будет правиться и подгоняться под формат чего-то, хотя бы минимально похожего на художественное произведение. При этом, врать не буду, в отличие от мало-мальски изученной русско-японской, Первая мировая пока еще остается для меня неизведанным полем. Так что при выявлении огрехов в залпах дежурных табуреток прошу не стесняться.

 

Повелители Амура

 

Спаситель Отечества - небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

Проект речных башенных канонерских лодок типа «Шквал» (впоследствии также называемых мониторами) разрабатывался на основе опыта русско-японской войны и требований Главного Морского Штаба. Эти корабли проектировались специально для защиты мелководного побережья Татарского пролива и действий на водных путях Амурского бассейна, где отсутствовала сеть угольных станций, а единственная база находилась в Хабаровске. Это обстоятельство впервые в мировой практике предопределило использование дизельной силовой установки.

Самый первый вариант проекта подобной лодки был разработан инженерами Министерства путей сообщения еще в 1904 году. Однако в ходе последовавшего конкурса победу одержал проект Путиловского завода, одобренный комиссией под председательском адмирала И.М.Дикова 7 марта 1906 года.

Но и этот весьма тщательно проработанный проект не стал окончательным. Выкупленный Морским министерство за 300 тысяч рублей, он впоследствии был значительно усовершенствован конструкторами Балтийского завода. Собственно, именно это предприятие и вышло победителем в острой конкурентной борьбе с целым рядом иных отечественных заводов за получение заказа на восемь речных башенных канонерских лодок. Подписание соответствующего контракта состоялось 12 мая 1907 года.

Осуществлять постройку предстояло в совершенно необычных условиях: полностью собрать и испытать в Финском заливе головной корабль «Шквал», после чего разобрать и вновь собрать его на Дальнем Востоке. Там же намечалось организовать окончательную сборку, испытания и сдачу остальных семи канонерских лодок.

Временную верфь для сборки корпусов канонерских лодок Балтийский завод построил в поселке Кокуй на реке Шилке, впадающей в Амур, недалеко от города Сретенска, к которому вела железнодорожная ветка. Небольшая глубина Шилки не позволяла провести полностью достроенные броненосные канонерки в Хабаровск, поэтому в Кокуе решили производить только сборку корпусов и установку некоторых механизмов, а окончательную достройку осуществлять в Хабаровске.

Предварительная сборка корпусов началась на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге в 1907 году. Осуществлялась она в каменном эллинге на специальных стапелях, которые позволяли строить одновременно несколько корпусов. Однако из-за пожара в эллинге работы вскоре прекратились. Сгорели стапели, часть деталей для канонерских лодок оказалась поврежденной. Пожар непоправимо повредил также пневматические инструменты и компрессор. Значительно пострадал и сам эллинг. Стапели для сборки корпусов пришлось заново строить вне эллинга.

Корпуса канонерских лодок собирались на временных болтах, все детали тщательно подгонялись, чтобы на месте облегчить их сборку. Затем они разбирались, все детали маркировались и перевозились на подводах зимой через Неву на станцию «Новый Порт», а летом через весь город на товарную станцию Николаевской железной дороги. С каждым эшелоном отправлялись по два мастеровых, хорошо знавших порядок сборки деталей.

Все работы в Кокуе осуществляло специально созданное для этих целей Амурское отделение Балтийского завода. Рабочие трудились в трех деревянных мастерских: судостроительной, слесарно-медницкой с кузницей и столярно-малярной, имевших паровое отопление и электрическое освещение. Для обеспечения достроечных работ балтийцы соорудили и плавучую мастерскую.

Первая партия мастеровых выехала в Кокуй в конце сентября 1907 года и уже 22 октября приступила к работе на месте. Корпуса канонерских лодок собирались на стапелях, расположенных параллельно берегу реки Шилка в два ряда, и спускались боком.

Спуск башенной лодки «Шквал» состоялся 28 июня 1908 года Достройка «Вихря», «Вьюги», «Грозы», «Смерча», «Тайфуна», «Урагана» и «Шторма» происходила в Хабаровске весной и осенью 1909 года, так как летом река мелела. Здесь Балтийский завод также специально построил и оборудовал мастерские. Сдача кораблей несколько задержалась из-за несвоевременной поставки дизелей и вооружения. Но, тем не менее, к концу 1910 года все канонерские лодки вступили в строй, показав на испытаниях прекрасную мореходность и поворотливость.

В том, что касалось конструктива будущих лодок, перед их проектантами стояли очень жесткие условия. Осадка не должна была превышать 4,5 фута, а длина – 220 футов (впрочем, эти параметры в итоге все же пришлось несколько откорректировать). При этом требовалось установить дальнобойные морские орудия крупного калибра, надежную броню и обеспечить скорость хода не менее 10 узлов.

Первые проработки предполагали смешанный состав вооружения из 152-мм и 120-мм орудий в четырех башнях. Но в окончательном варианте проекта (кстати, практически не менявшемся в ходе постройки, что понемногу начинало становиться нормой для послевоенного кораблестроения), лодки получили вооружение из шести новых 50-калиберных 152-мм пушек, размещенных в трех двухорудийных башнях. Некоторым сокращением силы огня в направлении оконечностей в данном случае решено было пренебречь, тем более что углы обстрела средней башни в нос и корму благодаря свободной от всего лишнего верхней палубе были весьма значительны. Главный калибр лодок дополняла шестерка пулеметов. В 1916 году к ним добавилось по паре 57-мм зенитных пушек, массово переделывавшихся к тому времени из орудий Гочкиса, ранее установленных на минных крейсерах-«добровольцах».

Резерв массы, образовавшейся от «уплотнения» размещения артиллерии и некоторого укорочения в этой связи толстой части пояса, пошел на усиление местной защиты корабля.* В частности, броней прикрыли ранее свободные от нее оконечности корпуса, до полутора дюймов увеличили толщину траверзов толстой части пояса, крыш башен и боевой рубки, а стенок последней и барбетов башен – до трех дюймов.

 

*Справочно:

Относительная длина толстой части пояса реального «Шквала» составляла примерно 75 процентов длины корпуса. В предложенном варианте это значение несколько меньше – около 70 процентов.

 

Корпус разделялся водонепроницаемыми переборками на 11 отсеков и имел в средней части двойное дно. На лодках установили по четыре нереверсивных дизеля мощностью 250 л.с. производства Санкт-Петербургского завода «Людвиг Нобель» и Коломенского завода, работающие каждый на свой винт. Двигатели соединялись с гребными валами через электропередачу, которая явилась одним из наиболее значительных новшеств, осуществленных конструкторами лодок.

Силовая установка новых кораблей вышла весьма совершенной и экономичной. Контрактную скорость хода в 11 узлов все они превысили на 0,3-0,9 узла. А дальность плавания с полным запасом соляра достигала 4000 миль на экономических 8 узлах.

 

Характеристики башенных канонерских лодок «Шквал», «Вихрь», «Вьюга», «Гроза», «Смерч», «Тайфун», «Ураган» и «Шторм»:

 

водоизмещение (нормальное/полное) – 975/1000 т (по проекту – 975/1000 т);

размеры – 69,90 (длина по ВЛ)/70,87 (длина наибольшая)/12,80 (ширина на миделе)/1,45 (осадка при полном водоизмещении) м;

мощность дизелей – 4х250 л.с.;

скорость на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 11,5 узла (по проекту – 11,0 узла);

запас топлива (соляр) – 100 (нормальный)/125 (полный) т;

дальность плавания фактическая при полном запасе топлива – 4000 миль на 8 узлах (по проекту – 3500 миль на 8 узлах);

бронирование (броня Круппа):

полный пояс по ватерлинии (1,12 м ширины в центральной части, к носу и корме ширина увеличивается соответственно до 1,52 и 1,37 м):

— центральная часть (49,61 м (70 %) длины) – 76,2 мм;

— оконечности (21,26 м (30 %) длины) – 38,1 мм;

траверзы центральной части пояса (прямые) – 38,1 мм;

верхняя палуба – 19,05 мм;

барбеты башен 152-мм орудий – 76,2 мм:

башни 152-мм орудий:

— 76,2 (лоб, бока, тыл), 38,1 мм (крыша (однослойная)) мм, 19,05 мм (пол);

боевая рубка – 76,2 (вертикальная броня), 38,1 (крыша) и 19,05 (пол) мм;

вооружение – 3х2-152х50, 6 пулеметов (2 на крышах башен, 4 на носовом мостике) (с 1916 года — 3х2-152х50, 2-57х58 зенитных, 6 пулеметов).

 

Около 11 миллионов рублей, затраченных Морским министерством на создание мониторов, окупились практически с ходу. После их появления у устья Сунгари ежегодный сбор с китайский купцов, до того всячески уклонявшихся от уплаты пошлин за плавание по реке, возрос до 15 миллионов рублей.* Да и в целом «корабли плохой погоды», как их порой именовали на флоте, весьма существенно усилили влияние Петербурга в этих краях.

 

*Справочно:

Описанная ситуация полностью соответствует тому, что имело место в реальной истории.

 

 

По горячим следам Цусимы

 

Спаситель Отечества - небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

Проект строящихся черноморских броненосцев типа «Иоанн Златоуст» по итогам войны был скорректирован минимально – лишь в части замены противоминных 75-мм пушек на дополнительную пару восьмидюймовок и наделения броней оконечностей по ватерлинии. Основной причиной было то, что после достройки они должны были войти в одно тактическое соединение с близкими им по характеристикам «Тремя Святителями» и «Потемкиным» – и это накладывало определенные ограничения на возможные переделки.

А вот изменения в конструкции двух заложенных на Балтике кораблей типа «Андрей Первозванный» оказались куда более существенными. После временной остановки строительства и пересмотра планируемых характеристик с учетом военного опыта эти два линкора (так после войны переклассифицировали броненосцы) уже изрядно отличались от первоначально утвержденного проекта.

Во-первых, чуть подросли их водоизмещение (до 17750 т) и длина, увеличившаяся за счет вставки в носовой части и изменения формы последней с учетом дополнительных прогонов модели в Опытовом бассейне. Новые очертания форштевня, чем-то похожие на примененные на «Аскольде», позволяли ощутимо сократить заливание палубы на больших ходах, что позже и подтвердили практические плавания.

А вот увеличение длины корабля понадобилось для более мощных машин, рассчитанных на обеспечение 19-узловой скорости, и новой артиллерии среднего калибра. Башенное размещение последней было сохранено, но теперь это были конструктивно аналогичные примененным на новых «Рюрике» и «Варяге» четыре двухорудийные установки с 50-калиберными десятидюймовками. Противоминный калибр тоже изменился – вместо 120-мм пушек Канэ на линкорах появились новейшие 110-мм 55-калиберные орудия, разработанные Обуховским заводом в сотрудничестве с Виккерсом. Несмотря на меньший калибр, их 22-килограммовый снаряд был даже тяжелее, чем довоенные снаряды «стодвадцаток» – и это еще не говоря об увеличившейся до 80 кабельтовых при 25-градусном угле возвышения дальности стрельбы. Выросло и их число – с 12 до 16.

Спуск прежде высоко расположенной центральной батареи ПМК на уровень ниже позволил рациональнее распределить броню и увеличить ее максимальную толщину. Но куда более важным оказалось то, что два линкора данного типа в итоге превратились в четыре.

Много ранее, еще 10 ноября 1904 года управляющий Морским министерством принял решение о постройке в Санкт-Петербурге двух крейсеров «улучшенного типа «Баян». Соответствующий наряд уже даже был выдан был выдан Адмиралтейскому заводу 30 ноября, но к строительству в свете всех забот с подготовкой эскадры Небогатова и сопутствовавших им трат до июля 1905 года так и не приступили.

А вот после Цусимского сражения приоритеты у Морского министерства поменялись – на первый план выходило восполнение потерь в основных кораблях линии. И, «принимая во внимание крайнюю необходимость не оставлять Санкт-Петербургский порт без работ по новому судостроению», Морской министр вице-адмирал А.А.Бирилев сообразно с повелением императора приказал «теперь же приступить к постройке еще двух броненосцев типа «Андрей Первозванный». Работы над этими кораблями, унаследовавшими имена погибших при Цусиме «Орла» и «Ростислава», начались в Новом Адмиралтействе в августе 1905 года. Данные броненосцы поместились на стапелях указанного предприятия буквально впритык, так как в силу стесненного расположения зданий верфи длина строящихся здесь судов ограничивалась максимум 470 футами, а ширина в арке большого каменного эллинга – 85 футами.*

 

*Справочно:

Именно такие данные о возможностях стапелей Нового Адмиралтейства приведены в работе В.В.Колпычева  «Судостроительные заводы и судостроение в России и за границей» (1909 год, страницы 934, 947).

 

«Андрей Первозванный», «Сисой Великий» (еще одна память о жертвах войны), «Орел» и «Ростислав» оказались достаточно удачными кораблями, пожалуй, почти что сопоставимыми с первыми германскими «дредноутными» линкорами типа «Нассау». И именно с ними свела судьба последние русские додредноуты в генеральном сражении с силами «Хох зее флоте», пытавшимися прорваться в Рижский залив.

В том бою четверкой данных кораблей командовал вице-адмирал Великий князь А.М.Романов, привычно державший свой флаг на «Ростиславе». В отличие от Цусимского сражения, ему не пришлось покидать тонущий корабль – «Ростислав», равно как и родоначальник серии, остался в строю. Увы, но линкорам, носившим имена «Сисой Великий» и «Орел» снова была уготована участь погибнуть под отлично организованным огнем врага.

Русские ответили всего одним потопленным кораблем из четверки «нассау» – но зато им оказался флагманский линкор германского отряда. И еще минимум одна немецкая калоша явно уползала с поля боя крепко побитой, кренясь и чадя дымом большого пожара по левому борту. Впрочем, почти так же выглядел к тому моменту и русский флагман. Зато свою задачу по выманиванию болтавшихся в прикрытии основных сил немцев под стволы новейших «севастополей» корабли Великого князя выполнили.

Совокупные усилия восьмерки дредноутов и до-дредноутов Балтийского флота, поддержанных двумя броненосными и тремя бронепалубными крейсерами, а также миноносцами и канонерками, в тот раз хорошенько отбили у немцев охоту лезть в русские воды. Несмотря на сохранявшееся даже после гибели «Позена», «Фон дер Танна» и «Гельголанда» номинальное превосходство в силах, уплаченная за фактическое отсутствие запланированного результата цена показалась противнику явно завышенной. Последующие его действия на данном направлении ограничивались в основном набегами легких сил, действиями подлодок и минными постановками.

 

Характеристики линейных кораблей «Андрей Первозванный», «Сисой Великий», «Орел», «Ростислав»:

 

водоизмещение (нормальное/полное) – 18250/19750 т (по проекту – 17750/19250 т);

размеры – 142,04 (длина по ВЛ)/142,95 (длина наибольшая)/24,38 (ширина на миделе)/8,61 (фактическая осадка при нормальном водоизмещении)/9,3 (фактическая осадка при нормальном водоизмещении) м;

мощность машин на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 19500 л.с. (по проекту – 18500 л.с.);

скорость на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 19,0 узла (по проекту – 19,0 узла);

запас угля – 1000 (нормальный)/1750 (полный) т;

дальность плавания фактическая при полном запасе топлива – 3000 миль на 10 узлах;

бронирование (броня Круппа):

полный главный пояс (ширина от 3,35 м в центральной части до 5,18 м в оконечностях):

— центральная часть (92,35 м (65 %) длины) – 229 мм (с 1,37 м от нижней кромки начинает утоньшаться к нижней кромке до 114 мм);

— оконечности (49,69 м (35 %) длины) – 114 мм (с 1,37 м от нижней кромки начинает утоньшаться к нижней кромке до 76,2 мм);

траверзы центральной части главного пояса (прямые) – 114 мм (от уровня средней (батарейной) палубы до уровня нижней палубы и ее скосов);

полный верхний пояс (ширина от 2,51 м в центральной части до 3,2 м в оконечностях):

— центральная часть (92,35 м (65 %) длины) – 114 мм;

— оконечности (казематы 110-мм орудий) (49,69 м (35 %) длины) – 76,2 мм (борт)/25,4 мм (разделительные переборки между орудиями);

траверзы центральной части верхнего пояса (прямые, продолжают собой траверзы центральной части главного пояса) – 38,1 мм;

противоторпедная переборка (92,35 м длины (в пределах цитадели), в верхней части примыкает к нижней палубе в месте ее перехода в скос, отстоит от борта (на миделе) на 2,59 м) – 38,1 мм;

продольная броневая переборка в пределах цитадели между нижней и средней (батарейной) палубами (92,35 м, 2,13 м ширины) – 25,4 мм;

палубы в пределах цитадели:

— нижняя (карапасная со скосами) – 38,1 мм (на всем протяжении);

— средняя (батарейная) – 38,1 (в пределах цитадели)/25,4 (в оконечностях) мм;

— верхняя – 25,4 (в пределах очертаний центрального каземата 110-мм орудий и его траверзов)/38,1 (между траверзами центрального каземата 110-мм орудий и траверзами центральной части верхнего пояса)/25,4 (в оконечностях) мм;

— крыша центрального каземата 110-мм орудий – 25,4 мм;

башни 305-мм орудий – 229 (лоб, бок и тыл)/ 76,2 (крыша и пол) мм;

барбеты башен 305-мм орудий – 229 (над верхней палубой)/114 (от верхней до средней (батарейной) палубы)/38,1 мм (от средней (батарейной) до нижней палубы) мм;

башни 254-мм орудий – 178 (лоб, бок и тыл)/ 63,5 (крыша и пол) мм;

барбеты башен 254-мм орудий – 178 (над верхней палубой)/89 (от верхней до средней (батарейной) палубы)/25,4 мм (от средней (батарейной) до нижней палубы) мм;

центральный каземат 110-мм орудий – 76,2 (бок и траверзы)/25,4 (тыл и разделительные переборки между орудиями) мм;

элеваторы боезапаса 110-мм орудий (в оконечностях – от нижней до средней (батарейной) палубы; в центральном каземате – от нижней до верхней палубы) – 25,4 мм;

боевая рубка – 229 (бок)/114 (крыша)/57,15 (пол) мм;

коммуникационная труба боевой рубки – 114 мм (до нижней палубы);

носовая дальномерная рубка – 76,2 (бок)/38,1 (крыша) мм;

кормовая дальномерная рубка – 76,2 (бок)/38,1 (крыша и пол) мм;

коммуникационная труба кормовой дальномерной рубки – 38,1 мм;

дымоходы – 25,4 (от нижней палубы до крыши центрального каземата 110-мм орудий)/38,1 (от крыши центрального каземата 110-мм орудий до крыши легкой настройки) мм;

вооружение – 2х2-305х40, 4х2-254х50, 16-110х55, 4-47, 4 пулемета, 2-450 мм т.а. (подводные, 4 торпеды) («Андрей Первозванный» и «Ростислав» с 1916 года – 2х2-305х40, 4х2-254х50, 16-110х55, 4-57х58 зенитных, 4-47, 4 пулемета).

Стоимость каждого (средняя для кораблей серии) – около 16,25 млн. руб.

 

 

«Севастополи» и «светланы»

 

Очередное поколение линейных кораблей и легких крейсеров Российского императорского флота рождалось в довольно специфичных условиях.

Что касается будущей  основной силы флота, то на нее в наибольшей степени повлиял опыт предпринятого во время русско-японской войны маневра главными силами между тремя основными морскими театрами империи. И одним из ключевых требований с учетом того, что кораблям, созданным для Черного и Балтийского моря, пришлось идти через полмира, а после воевать в водах моря Японского, стала непременная и безоговорочная унификация проектов линкоров для всех трех флотов. Слишком памятны еще были трудности военных лет, вызванные необходимостью сводить в отряды разнородные по своим характеристикам боевые единицы.

Вторым важным обстоятельством появления на свет новых российских «капитальных» кораблей стал отказ по итогам сражений минувшего конфликта от мелочной экономии на тоннаже и прочих важных элементах. В результате нормальное водоизмещение во многих представленных на конкурс проектах составило максимально допустимые по условиям технического задания 25000 тонн.* Собственно, один из подобных проектов, подготовленный специалистами Балтийского завода во главе с И.Г.Бубновым, и был в итоге избран для окончательной реализации.

 

*Справочно:

Конечно, в реальности русские изначально ориентировались на чуть меньшие значения – около 23000 т в случае с «севастополями». Но вот для Черного моря некоторые из ранних проектов доходили и до 30000 т (в частности, у завода «Наваль»). Посему здесь было решено, что 25000 т – наиболее вероятный оптимум для страны, которая все же не проиграла с треском в войне с японцами на море и которой не нужно так отчаянно выкраивать деньги на лишний тоннаж, как в нашей истории.

 

В процессе проектирования этих линкоров в русских военно-морских умах боролись за жизнь две основных схемы размещения орудий главного калибра. Офицеры-артиллеристы особенно ратовали за линейное размещение башен, при котором, по их мнению, достигался наиболее широкий общий для всех орудий сектор ведения огня. Однако принимавшие участие в выработке базовых требований непосредственные участники боев русско-японской войны в лице А.М.Романова, Н.И.Скрыдлова, П.А.Безобразова и прочих русских адмиралов и командиров броненосцев и броненосных крейсеров настаивали на линейно-возвышенном расположении. Оно, пусть и ценой небольшого сокращения секторов стрельбы в затраверзном направлении у нижележащих башен, существенно усиливало погонный и ретирадный огонь. Поводов для споров добавил и Н.И.Небогатов с его специфическим военным опытом, заявивший на одном из совместных заседаний Адмиралтейств-совета и МТК:

— Право же, господа, встреться мне при Цусиме подбитым не «Ики», а вот этакий новомодный броненосец с башнями «горкой» – кунштюк с «кроссинг Т» и его пленением в исполнении Вашего покорного слуги мог бы и не состояться! Не рискнул бы, признаюсь честно и открыто!

В конце концов, после моделирования в Морской академии различных тактических ситуаций, «горка», пусть и минимальным перевесом, но все-таки «задавила» «линию». И корабли, ставшие главной ударной силой русского флота в Первой мировой войне, получили четыре трехорудийных башни под новые 52-калиберные 12-дюймовки, расположенные в оконечностях линейно-возвышенно. Кстати, и сами эти орудия, и их башни, и принятые к пушкам в 1910 году новые снаряды повышенного могущества стали явным успехом русских оружейников. Не менее удачным был и противоминный калибр, представленный двумя десятками созданных в сотрудничестве с Виккерсом новейших 130-мм 55-калиберных орудий.

Много времени было потрачено также на отработку оптимальной формы корпуса кораблей и параметров их силовой установки. Как итог прогона целого ряда моделей в Опытовом бассейне наконец-то был упразднен таран как явный анахронизм. А гладкопалубный корпус, подобно линейным кораблям типа «Андрей Первозванный», получил плавный подъем палубы к форштевню на метр, изрядный развал шпангоутов в носу в надводной части и мощный волнорез перед первой башней ГК. Все это должно было способствовать уменьшению заливаемости.

Рост проектного водоизмещения корабля до 25000 тонн заставил крепко подумать и над тем, как придать такой махине требуемую по техзаданию (тут уже редкое единодушие проявили практически все причастные) скорость в 22 с половиной узла. Поэтому не меньше, чем надводную часть, проектанты «вылизывали» обводы подводной, а запланированная мощность четырех турбин корабля даже без форсажа определялась в 37 с половиной тысяч лошадиных сил. Паром их обеспечивали 22 котла Ярроу, установленные в пяти отделениях. Из них в трех кормовых и одном носовом размещалось по четыре котла в ряд, а в еще одном, расположенном под боевой рубкой, где корпус начинал сужаться – два ряда по три котла в каждом.

Забегая чуть вперед, скажем, что проектная скорость была кораблями достигнута, хотя и не сразу – понадобилась замена винтов, причем у «Петропавловска» с «Севастополем» даже дважды, пока не подобрали наиболее оптимальные параметры движителей. Более того, на форсаже линкоры выдавали около 50 тысяч сил и до 24 с половиной узлов – и это несмотря на строительную перегрузку в 550-700 тонн. Подобной скорости (как и сосредоточенной в носу половины главных орудий) в свое время хватило «Императрице Марии» и «Императору Александру I» чтобы догнать и прикончить формально более быстроходный, но в конкретной боевой ситуации таковым не оказавшийся «немецко-турецкий» линейный крейсер «Гебен».

Но самые большие вопросы возникли с бронированием данных кораблей. Отработка их защиты шла с оглядкой и на русско-японскую войну, где враг активно использовал весьма эффективные фугасы, и на рост возможностей артиллерии и толщин брони потенциальных оппонентов-дредноутов, которыми теперь норовили обзавестись все, кому не лень.

Однако главным подспорьем здесь стал организованный в мае 1911 года расстрел на Черном море «исключенного судна № 3» (бывший броненосец «Чесма») с вмонтированным в корпус отсеком, полностью копирующим проектный вариант бронирования будущих дредноутов. Его результаты вышли двойственными. С одной стороны, идея максимально широкого (5,25 м) главного пояса, перекрытого по верхней кромке 50-мм главной броневой палубой, вполне себя оправдала. С другой стороны, толщина этого пояса (250 мм) оказалась все же маловата для уверенного противостояния современным русским снарядам. Впрочем, подправить здесь в рамках отведенного лимита нагрузки на броню уже было возможно не так много. Пришлось упразднить кормовую боевую рубку и уменьшить со 125 до 75 мм толщину верхнего пояса (он же каземат 130-мм орудий). Это позволило довести толщину главного пояса и барбетов башен ГК выше верхней палубы до 262,5 мм, стен оставшейся в одиночестве носовой боевой рубки и лобовых частей башен – до 300 мм, а их крыш – до 150 мм. Также плиты главного пояса для повышения стойкости решено было соединять между собой шпонками, как это уже было предусмотрено для боевой рубки и башен. К счастью, уровень готовности строящихся кораблей к тому времени еще позволял подобные переделки.

Правда, некоторые горячие головы еще предлагали отказаться от противоминной броневой переборки и нарастить за ее счет броню корпуса. Но у МТК данная идея не нашла одобрения, особенно с учетом памятного попадания японской мины в «Князь Суворов», когда только такая переборка и спасла корабль от гибели.* Поэтому соответствующая конструкция толщиной 37,5 мм была сохранена.

 

*Справочно:

Для простоты расчетов того, что мог бы дать отказ от подобной переборки, можно сказать, что применительно к описываемым кораблям уменьшение ее толщины на 10 мм позволило бы примерно на 20 мм увеличить толщину центральной части главного пояса либо на 5 мм – толщину броневых палуб в пределах цитадели.

 

Первые два корабля, «Севастополь» и «Петропавловск», были фактически начаты постройкой в июне и июле 1909 года соответственно в новом каменном эллинге Адмиралтейского завода на Галерном острове (длина 146 м, ширина 29,9 м) и на оборудованном в 1908-1909 годах на месте большого деревянного эллинга Балтийского завода открытом стапеле длиной 203,9 м и шириной 33 м. Из-за значительной проектной ширины будущих линкоров (28,5 м) еще два имевшихся на этих предприятиях эллинга не подходили для их постройки.

Ситуация поменялась к началу 1911 года, когда на Балтийском заводе был разобран каменный эллинг, прежде уже поврежденный от пожара при строительстве мониторов типа «Шквал», а на его месте был оборудован открытый стапель размерами 207,8х33 м. На Галерном острове, в свою очередь, после спуска на воду «Петропавловска» в сентябре 1911 года (задержка, как и у спущенного месяцем раньше «Севастополя», возникла из-за переделок корабля по итогам черноморских опытов) еще около года затратили на комплексную реконструкцию предприятия. По ее завершении на нем имелось два открытых стапеля, сравнимых по размерам с таковыми у Балтийского завода. Причем сами стапельные плиты были готовы к приему очередных кораблей через шесть месяцев после начала их переделки – то есть к марту 1912 года.

Тем не менее, на тот момент заказ на еще два корабля типа «Севастополь», необходимых для формирования полной 4-корабельной дивизии, уже получил Балтийский завод. Этой паре присвоили имена «Полтава» и «Гангут». Но и Адмиралтейский завод не остался без дела – на его долю в 1912 году досталась пара новых турбинных крейсеров типа «Светлана», получивших названия «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин». К их постройке приступили с ноября 1912 года. Еще над двумя такими крейсерами («Адмирал Спиридов» и «Адмирал Грейг») на Балтике с мая 1913 года трудился Путиловский завод. Соответствующие работы велись на построенной им в Петербурге с расчетом на крупные военные заказы (в свете принятия новой программы о флоте) современной судоверфи с большим эллингом шатрового типа размерами 252х76х37 м.

Во Владивостоке свою пару линкоров типа «Севастополь», получивших имена в честь славных дел минувшей войны с японцами, а именно «Цусима» и «Порт-Артур», с мая 1912 года начала строить недавно запущенная судоверфь «Дальзавода». Еще ранее, в ноябре 1911 года, на двух его малых стапелях стали сооружать два дальневосточных крейсера типа «Светлана» – собственно родоначальника серии и «Адмирал Бутаков». Случилось это после того, как месяцем ранее был окончательно утвержден прорабатывавшийся еще с 1907 года проект такого крейсера, представлявший собой совместную разработку Путиловского и Дальневосточного заводов.

На облике новых легких крейсеров во многом сказались идеи крупного русского корабельного инженера И.А.Гаврилова,  с марта 1911 года исполнявшего должность технического директора на «Дальзаводе». Во Владивосток он был переведен для укрепления кадрового состава инженерно-технических работников данного предприятия с петербургского Адмиралтейского завода, где в 1907-1911 годах возглавлял отдел проектирования судов.*

 

*Справочно:

В действительности И.А.Гаврилов был переведен в Ревель на завод «Русско-Балтийского судостроительного и механического общества», строивший крейсера типа «Светлана». Но в описываемом мире «Дальзавод» заменил собой указанное предприятие, а в Ревеле на соответствующих площадях имелся только судоремонтный завод, хотя и достаточно богатый по своему оснащению.

Что касается описанной реконструкции Балтийского и Адмиралтейского завода, то в этой версии истории она соответствует реальной, плоть до приведенных размеров сооружаемых стапелей. Разве что она чуть сдвинута по срокам в увязке с предложенным вариантом освобождения эллингов для проведения на их месте строительных работ.

 

Корабли, проектировавшиеся И.А.Гавриловым, включая в том числе и легкие крейсера, отличались, как правило, башенным расположением артиллерии, причем в большинстве вариантов – с линейно-возвышенным расположением башен. Удалось отстоять таковое одному из главных авторов проекта и на новой «Светлане» с ее систершипами.

В качестве главного калибра И.А.Гаврилов применил удачно адаптированные им к местным условиям крейсера башни, ранее разработанные для мониторов типа «Шквал». Четыре таких установки с восьмеркой 50-калиберных шестидюймовок в них, сгруппированные попарно в носу и корме, позволяли кораблю иметь и хороший залп по направлению оконечностей, и сильный траверзный огонь – не хуже, чем у ветеранов-«богатырей» с их дюжиной пушек.

За башенное размещение орудий пришлось заплатить некоторым увеличением ширины корпуса для обеспечения необходимой остойчивости и снижением на полузла проектной скорости – до 29 узлов ровно. Но плюсы такого решения, пожалуй, с лихвой перевешивали все отрицательные моменты. Так, к примеру, благодаря компактно расположенным башням в корме и по миделю удалось освободить место для приема на палубу полутора сотен мин заграждения. Кроме того, большее пространство в трюмах позволило применить чуть более крупные котлы, сократив их число до 12 и тем самым обеспечить наиболее оптимальную планировку котельных отделений при сохранении необходимой паропроизводительности.

Что же до Черного моря, то там создание новых кораблей было тесно увязано с воинственными планами Турции. Первые сообщения о планируемом усилении турецкого флота поступили в начале 1909 года. В 1910 году Османской империей были приобретены у Германии и Франции два линкора-додредноута и восемь самых современных эсминцев, а русская разведка рапортовала о планах турок заказать в Англии в следующем году три сверхдредноута новейшего типа.

Однако России было чем ответить на подобные милитаристские поползновения неспокойного южного соседа. Организационно задел в этом направлении начал формироваться еще в 1908 году, когда русское Морское министерство принципиально определилось с характеристиками будущих линкоров и плановой потребностью в их числе на разных театрах. Именно тогда пришедшее в изрядный упадок Николаевское адмиралтейство было сдано в бесплатную аренду на 25 лет «Русскому судостроительному обществу», более известному как завод «Руссуд».

После спешного утверждения в конце 1909 года программы развития Черноморского флота, отправившего на Дальний Восток три из восьми своих броненосцев и в этой связи до ввода в строй двух додредноутов типа «Евстафий» считавшего ГМШ серьезно ослабленным, «Руссуд» взялся за дело со всем пылом. За зиму 1909-1910 годов на арендуемых площадях им был спешно возведен огромный эллинг, перекрывающий два смежных стапеля для постройки линейных кораблей. И даже не дожидаясь полной готовности, наступившей к концу октября 1910 года, к работам на них приступили уже в середине июля, заложив первые два черноморских «севастополя» – «Императрицу Марию» и «Императора Павла I».

Заказ  на еще один линкор с названием «Император Александр I» был отдан Обществу Николаевских заводов и верфей – а именно его заводу «Наваль» в Николаеве, весьма современному и хорошо оснащенному предприятию. Но и ему также потребовалась реконструкция. Крытый эллинг завода размерами 135х60х32 м был уже тесноват для строительства изрядно подросших в размерах современных линейных кораблей. Поэтому пришлось расширить и удлинить до 171 м примыкавший к эллингу открытый стапель. Основная часть соответствующих работ была проделана в 1910 году, позволив заложить корабль уже в октябре, но фактически «доведение до кондиции» новых судостроительных мощностей продолжалось до лета 1911 года.*

 

*Справочно:

Описанная здесь реконструкция мощностей «Руссуда» и «Наваля» соответствует реальной, разве что сдвинута на два года раньше и «Навалю» приписано оборудование стапеля длиной на пять метров больше, чем в действительности.

 

После спуска на воду «Императора Александра I» в апреле 1913 года это же предприятие на том же стапеле спустя месяц заложило четвертый и последний черноморский линкор данного типа, унаследовавший имя потопленной к тому времени в ходе опытных стрельб «Чесмы».

Стапели же «Руссуда» после освобождения от корпусов двух линейных кораблей ждала другая задача. На них в октябре 1913 года были начаты постройкой все четыре запланированных черноморских крейсера типа «Светлана» – «Адмирал Нахимов», «Адмирал Лазарев», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов».

Судьба оказалась сравнительно благосклонна к первому поколению русских линкоров – все они, несмотря на трудности, вызванные начавшейся Первой мировой войной, были введены в строй. Впрочем,  «Чесма» сделала это только к июню 1917 года, а оба дальневосточных корабля – лишь весной-летом 1918.

 

Спаситель Отечества - небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

Характеристики линейных кораблей «Севастополь», «Петропавловск», «Полтава», «Гангут», «Императрица Мария», «Император Павел I», «Император Александр I», «Чесма», «Цусима», «Порт-Артур»:

 

водоизмещение (нормальное/полное) – 25625/28125 т (по проекту – 25000/27500 т);

размеры – 185,0 (длина по ВЛ)/186,25 (длина наибольшая)/28,50 (ширина на миделе)/8,75 (фактическая осадка при нормальном водоизмещении)/8,50 (проектная осадка при нормальном водоизмещении) м;

мощность машин (средняя для кораблей серии) – 37500 л.с. (фактическая без форсирования)/50000 л.с. (фактическая с форсированием);

скорость на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 22,5 (без форсирования)/24,5 (с форсированием) узла (по проекту – 22,5/24,0 узла);

запас топлива – 750 т угля+250 т нефти (нормальный)/2000 т угля+1000 т нефти (полный);

дальность плавания фактическая при полном запасе топлива – 4000 миль на 13 узлах или 2000 миль на 22,5 узла;

бронирование (броня Круппа (4) и Круппа-Гантке (6)):

полный главный пояс (5,25 м ширины):

— центральная часть (120 м (65 %) длины) – 262,5 мм (с одной четверти высоты от нижней кромки начинает утоньшаться к нижней кромке до 112,5 мм);

— оконечности (65,0 м (35 %) длины) – 75 мм;

траверзы центральной части главного пояса (прямые) – 187,5 (от уровня средней (батарейной) палубы до уровня нижней палубы и ее скосов)/75 (под нижней палубой и ее скосами до уровня нижней кромки главного пояса) мм;

верхний пояс (каземат 130-мм орудий) (120,0 м длины, 2,75 м высоты) – 75 мм (борт)/25 мм (разделительные переборки между орудиями);

траверзы верхнего пояса (прямые, продолжают собой траверзы центральной части главного пояса) – 75 мм;

противоторпедная переборка (120,0 м длины (в пределах цитадели), в верхней части примыкает к нижней палубе в месте ее перехода в скос, отстоит от борта (на миделе) на 4,0 м) – 37,5 мм;

продольная броневая переборка в пределах цитадели между нижней и средней (батарейной) палубами (120,0 м, 2,75 м ширины) – 37,5 мм;

продольная броневая переборка в пределах цитадели между средней (батарейной) и верхней палубами (тыл каземата 130-мм орудий, 120,0 м, 2,75 м ширины) – 25 мм;

палубы в пределах цитадели:

— нижняя (со скосами) – 37,5 (скосы)/12,5 (плоская часть) мм;

— средняя (батарейная) – 50 (по верхней кромке главного пояса в пределах очертаний верхнего пояса и его траверзов)/75 (срезы казематов вне пределов очертаний верхнего пояса и его траверзов) мм;

— верхняя (крыша каземата 130-мм орудий) – 25 мм;

палубы в носу:

— средняя (батарейная) – 25 мм (плоская по верхней кромке главного пояса в носу);

— нижняя (карапасная со скосами) – 37,5 мм;

палубы в корме:

— средняя (батарейная) – 25 мм (плоская по верхней кромке главного пояса в корме);

— нижняя (карапасная со скосами) – 50 мм;

башни главного калибра – 300 (лоб)/225 (бок и тыл)/150 (крыша)/75 (пол) мм;

барбеты башен главного калибра – 262,5 (над верхней палубой)/187,5 (от верхней до средней (батарейной) палубы) мм;

боевая рубка (5 ярусов, 5,5 условных межпалубных пространств (далее – МПП) по высоте):

— бок — 300 (4 яруса, 4,5 МПП, над верхней палубой)/150 (1 ярус, 1 МПП, от верхней до средней (батарейной) палубы) мм;

— крыша – 150 мм;

— пол ярусов – 75+75+75+25+50 мм (сверху вниз);

коммуникационная труба (5,5 МПП, от пола верхнего яруса боевой рубки до нижней палубы) – 75 мм;

дымоходы – 25 (от средней (батарейной) палубы до верхней палубы)/75 (на высоту 2,75 м над верхней палубой) мм;

вооружение – 4х3-305х52, 20-130х55, 4-47, 4 пулемета, 2-450-мм т.а. (подводные, 4 торпеды) (с 1915-1918 годов — 3х4-305х52, 20-130х55, 8-75х50 зенитных, 4 пулемета).

Стоимость каждого (средняя для кораблей серии) – около 31,25 млн. руб.

 

Но не обошлось в самой многочисленной серии «капитальных кораблей» отечественного флота и без потерь. «Императрица Мария» по неустановленным до сих пор причинам взорвалась на рейде Стамбула уже после успешной операции по взятию русскими под свой контроль черноморских проливов, а «Севастополь» погиб в генеральном сражении с германским флотом на Балтике.

В случае с последним, видимо, сказалась чуть худшая по качеству броневая сталь, примененная на самом родоначальнике серии, «Петропавловске», «Императрице Марии» и «Императоре Александре I». Оставшейся шестерке линкоров дополнительную прибавку к стойкости бронеконструкций обеспечило внедрение русскими заводами способа обработки брони по методу инженера Гантке, несколько превосходившему изначальный вариант Круппа.*

 

*Справочно:

Фактически этот способ начал массово применяться Ижорским заводом в 1914-1915 годах. Первоначально хорошие результаты были получены с плитами толщиной до 150 мм, также еще в 1914 году планировалось испытать плиты толщиной 262,5 мм. При нем упразднялась цементация – один из наиболее длительных этапов техпроцесса, что серьезно ускорило время изготовления плит. Трудно судить со всей определенностью, но, вероятно, на построенном в реальности в 1911-1912 годах броневом заводе Никополь-Мариупольского горного и металлургического общества также могло быть освоено производство брони по указанному способу.

 

А вот легким крейсерам повезло куда как меньше. До конца боевых действий в строй смогли ввести лишь два из них – причем оба на невоюющем Дальнем Востоке. Достройка балтийских и черноморских крейсеров осуществлялась уже после подписания мирных договоренностей – в первую очередь из-за недопоставки в срок ряда компонентов силовых установок и орудийных башен. На реализацию разработанного во время войны проекта переделки кораблей под установку 14-ти 130-мм пушек в палубных установках с 25-мм щитами, позволившего бы закончить минимум пару кораблей в конце 1916 – начале 1917 года, Морское министерство все же не пошло. Помимо ухудшения защиты артиллерии и снижения ее калибра такой проект в полтора раза сокращал количество принимаемых крейсерами мин заграждения. А с учетом той важной роли, которую русские всегда отводили минному оружию в своих военных планах, подобное снижение боевых возможностей оказалось для моряков неприемлемым – равно как и объем переделок в конструкции крейсеров, требуемых для установки новой артиллерии.

Впрочем, послевоенные работы по первоначальному проекту коснулись не всех кораблей. Два из них – имевшие наименьшую степень готовности бывшие «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» – в свете переориентации промышленности на выпуск мирной продукции были переделаны в танкеры, получив названия «Азнефть» и «Грознефть» и дизели Коломенского завода вместо турбин. Причем их бронированные корпуса оказались весьма кстати для плавания в ледовых условиях, обусловив передислокацию этих кораблей с теплого Черного моря на куда более суровое Балтийское.

Оставшаяся восьмерка крейсеров уже при вводе в строй получила штатные 90-мм зенитные пушки, над которыми еще с 1913 года работал Обуховский завод. Кроме того, «светланы» в целом отличало практически полное отсутствие перегрузки. Видимо, этому способствовал тот факт, что один из наиболее проблемных в данном смысле элементов – башенные установки – к моменту окончания проектирования кораблей был вполне изучен на мониторах типа «Шквал», в том числе и с точки зрения возможного перевеса конструкций. Помимо того, принятые изначально по проекту как почти полностью аналогичные мониторным, в действительности башни крейсеров несли несколько облегченную в отдельных частях броню.

 

Спаситель Отечества - небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

Характеристики легких крейсеров «Светлана», «Адмирал Бутаков», «Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин», «Адмирал Спиридов», «Адмирал Грейг», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Лазарев»:

 

водоизмещение (нормальное/полное) – 6750/7500 т (по проекту – 6750/7500 т);

размеры – 152,50 (длина по ВЛ)/155,0 (длина наибольшая)/15,50 (ширина на миделе)/5,5 (фактическая осадка при нормальном водоизмещении) м;

мощность машин (средняя для кораблей серии) – 50000 л.с. (фактическая без форсирования);

скорость на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 29,0 узла (без форсирования) (по проекту – 29,0 узла);

запас топлива – 375 т угля+125 т нефти (нормальный)/875 т угля+375 т нефти (полный);

дальность плавания фактическая при полном запасе топлива – 4000 миль на 13 узлах или 1000 миль на 29 узлах;

бронирование (броня Круппа-Гантке):

полный главный пояс (2,0 м ширины):

— центральная часть (99,6 м (65 %) длины) – 75 мм;

— оконечности (53,1 м (35 %) длины) – 37,5 мм;

траверзы центральной части главного пояса (прямые) – 56 мм;

полный верхний пояс (2,25 м высоты) – 19 мм;

нижняя палуба – 25 (плоская по верхней кромке главного пояса в пределах цитадели и карапасная со скосами в носу)/37,5 (карапасная со скосами в корме) мм;

верхняя палуба (плоская по верхней кромке верхнего пояса на всем его протяжении) – 12,5 мм;

башни главного калибра – 75 (лоб)/37,5 (бок и крыша)/ 56 (тыл)/19 (пол) мм;

барбеты башен главного калибра:

от нижней до верхней палубы – 56 мм;

выше верхней палубы – 75 мм;

боевая рубка (4 яруса, 4 условных межпалубных пространства (далее – МПП) по высоте):

— бок — 75 (2 яруса, 2 МПП, над носовой надстройкой)/19 (2 яруса, 2 МПП, в носовой надстройке и от верхней до нижней палубы) мм;

— крыша – 37,5 мм;

— пол ярусов – 37,5+37,5+12,5+25 мм (сверху вниз);

коммуникационная труба (3 МПП, от пола верхнего яруса боевой рубки до нижней палубы) – 75 мм;

дымоходы – 19 мм (от верхней до нижней палубы);

вооружение – 4х2-152х50, 4-90х45 зенитных, 4 пулемета, 2х3-450-мм т.а. (надводные, 6 торпед), 150 мин.

Проект военной переделки (не реализован): вооружение – 14-130х55 (в палубных установках с 25-мм щитами), 4-90х45 зенитных, 4 пулемета, 2х3-450-мм т.а. (6 торпед), 100 мин.

«Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» – не достроены, после завершения Первой мировой войны переоборудованы в танкеры.

 

Достройка двух легких крейсеров в «небоевом» варианте также была в некоторой мере обусловлена трофеями, полученными Россией по итогам Первой мировой войны. От своей доли в линейных кораблях германского флота русские отказались в пользу строительства собственной серии из четырех весьма мощных «16-дюймовых» линкоров типа «Измаил». И в том числе благодаря этому отказу, использованному как один из главных аргументов российской стороны в переговорном процессе по Вашингтонскому соглашению об ограничении морских вооружений, они смогли полностью ее закончить.

Зато отечественные дипломаты на пару с моряками сумели «выцыганить» три немецких легких крейсера – «Бреслау», «Страсбург» и «Штральзунд», однотипные с поднятым после затопления противником и восстанавливавшимся на Балтийском заводе до самого конца войны «Магдебургом».* Перевооруженные каждый на десять русских 130-мм орудий в палубных установках с коробчатыми щитами и получившие имена «Адмирал Макаров» (в честь погибшего в начале войны броненосного крейсера), «Адмирал Невельской», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» – два ранее запланированных названия не пропали даром, – эти корабли вошли в итоге в состав Балтийского флота. А две полные бригады крейсеров российской постройки пополнили собой состав Тихоокеанского и Черноморского флотов.

 

*Справочно:

Предполагается, что в этой версии истории, в отличие от нашей, «Бреслау», лишенный стараниями русских компании «Гебена», не столь сильно активничал под занавес боевых действий и сумел пережить войну.

 

 

Впереди планеты всей

 

Спаситель Отечества - небольшое продолжение истории (корабельное и обсуждаемое)

Последние русские дредноуты, заложенные в ходе Первой мировой войны, стали, пожалуй, квинтэссенцией отечественной конструкторской мысли и долгое время заслуженно признавались лучшими в своем классе даже самыми пристрастными заграничными экспертами.

Их проект родился не вдруг – у Морского министерства в довоенные годы, в отличие от времен, предшествовавших конфликту с Японией на Дальнем Востоке, уже была предельно четкая и логичная программа развития морских сил. Увы, столкновение с военной реальностью ей было выдержать не суждено – слишком большую часть государственных ресурсов пришлось пусть на иные, далекие от флота нужды. Но наиболее перспективные наработки отнюдь не пропали даром.

К примеру, несмотря на отказ от планировавшегося строительства линейных крейсеров для Балтийского флота, многие их конструктивные черты перекочевали в проект новых линейных кораблей, постройкой которых особенно озаботились после боя в Ирбенском проливе в свете понесенных в нем потерь. Кое-что почерпнули и от проекта линкора, разрабатывавшегося талантливым инженером В.П.Костенко на черноморском заводе «Наваль».

Наиболее знаковым в плане выбора характеристик стало принципиальное решение, перешагнув через промежуточные 14 дюймов, сразу перейти к 16-дюймовому главному калибру. Благо, таковое орудие еще в конце 1913 года было спроектировано в Артиллерийском отделе ГУК, а к началу Первой мировой войны на Обуховском заводе успели произвести один его опытный образец. Помимо того, еще одно опытное 16-дюймовое 45-калиберное орудие, но уже с лейнированием канала ствола, в начале 1914 году заказали Виккерсу. Изготовить, отстрелять и доставить его в Россию английская компания смогла только спустя три года. Причиной тому было первоочередное исполнение собственных английских военных заказов.

Впрочем, русские не стали выставлять англичанам штрафные санкции за такую задержку. Ведь заложенные в конце ноября 1915 года на Балтийском и Адмиралтейском заводах корпуса четырех кораблей на тот момент все еще продолжали оставаться на стапелях, будучи весьма далеки от завершения – у России, как и у Англии, приоритеты в изготовлении разных видов вооружений также менялись с ходом войны. Поэтому орудие собственной выделки отечественные артиллеристы смогли начать испытывать тоже лишь в 1917 году. Параллельно шел отстрел и 14-дюймовых 52-калиберных пушек, которые теперь вместо размещения на линейных крейсерах предполагалось применять в береговой артиллерии.

Новой пушке были под стать и новые башни для нее – четырехорудийные, созданные с оглядкой и на собственные разработки 1901 и 1907 годов, и на опыт французов с их линкорами типа «Нормандия». Да и вообще в проекте очередных русских линкоров было много новинок… Это и возврат к 152-мм орудиям в качестве ПМК для с учетом непрерывного роста в размерах современных эсминцев, и максимально удобные для подачи снарядов кольцевые погреба главного калибра, и размещение машинного отделения между двумя котельными для исключения больших потерь пара в паропроводах, и исключительно нефтяное отопление котлов, и проектная 25-узловая скорость, по сути делавшая данные корабли чем-то средним между «классическими» дредноутами и линейными крейсерами и приближавшая их к более позднему типу «быстроходного» линкора. Причем эта скорость была ими даже превышена – на испытаниях корабли при расчетной мощности машин смогли разогнаться до 25,5 узла, а форсаж позволял им вплотную приблизиться к 27-узловому рубежу. А вот дальность плавания оказалась меньше планируемых значений, хотя и всего лишь на 500 миль.

«Измаил», «Кинбурн» и получившие свои имена в честь погибших в ходе войны броненосца и дредноута «Наварин» и «Севастополь» были полностью завершены лишь в 1922-1923 годах, наведя самим фактом своего существования изрядный шорох в военно-морских кругах. Их главные характеристики в виде чрезвычайно мощного вооружения из дюжины 16-дюймовок, высокой скорости и достаточно неплохой защиты для слишком уж многих были как бельмо на глазу.

Тем не менее, на начавшейся в конце 1921 года Вашингтонской конференции по ограничению морских вооружений русские смогли отстоять свои новейшие корабли. Как уже упоминалось, одной из причин тому был прежде озвученный отказ России от получения в качестве трофеев какого-либо из германских линкоров. Сработал и тот факт, что по своим проектным габаритам они укладывались в выработанный на конференции лимит водоизмещения для линейных кораблей – 35000 тонн. Это, кстати, потребовало соблюдения при их достройке жесточайшей весовой дисциплины, дабы уложиться в отведенный тоннаж. Но конечный результат в виде отсутствия перегрузки стоил всех затраченных усилий.

Помимо того, русские нашли неожиданную поддержку со стороны американцев. Те готовы были вполне примириться с наличием у Российской империи столь сильных боевых единиц, но при условии, что они будут дислоцированы на Дальнем Востоке – против Японии, в которой Америка видела теперь одного из основных своих геополитических соперников.

Русскую сторону такой расклад вполне устроил, и, невзирая на брюзжание дипломатов иных стран-участниц конференции, эти четыре линкора продолжили свое существование, на долгие годы став становым хребтом российского Тихоокеанского флота. Более того, после перевода «Цусимы» и «Порт-Артура» на Балтику по завершении боевых действий они были еще и единственными представителями современных линейных сил в дальневосточных водах. Впрочем, их боевые возможности вызывали опасливое уважение даже у японцев, имевших против них четыре линейных крейсера и шесть дредноутов с 356-мм и 410-мм орудиями.

 

Характеристики линейных кораблей «Измаил», «Кинбурн», «Наварин», «Севастополь»:

 

водоизмещение (нормальное/полное) – 35000/37500 т (по проекту – 35000/37500 т);

размеры – 213,75 (длина по ВЛ)/216,25 (длина наибольшая)/32,0 (ширина на миделе)/9,25 (фактическая осадка при нормальном водоизмещении) м;

мощность машин (средняя для кораблей серии) – 62500 л.с. (фактическая без форсирования);

скорость на испытаниях (средняя для кораблей серии) – 25,5 узла (без форсирования) (по проекту – 25,0 узла);

запас топлива (нефть) – 1250 т (нормальный)/3750 т (полный);

дальность плавания фактическая при полном запасе топлива – 4500 миль на 15 узлах (по проекту – 5000 миль на 15 узлах);

бронирование (броня Круппа-Гантке):

полный главный пояс (5,25 м ширины):

— центральная часть (128,4 м (60 %) длины) – 300 мм (с одной четверти высоты от нижней кромки начинает утоньшаться к нижней кромке до 150 мм);

— оконечности (85,35 м (40 %) длины) – 75 мм;

траверзы центральной части главного пояса (прямые) – 300 (от уровня средней (батарейной) палубы до уровня нижней палубы и ее скосов)/150 (под нижней палубой и ее скосами до уровня нижней кромки главного пояса) мм;

верхний пояс (каземат 152-мм орудий) (128,4 м длины, 2,75 м высоты) – 75 мм (борт)/25 мм (разделительные переборки между орудиями);

траверзы верхнего пояса (прямые, продолжают собой траверзы центральной части главного пояса) – 75 мм;

противоторпедная переборка (128,4 м длины (в пределах цитадели), в верхней части примыкает к нижней палубе в месте ее перехода в скос, отстоит от борта (на миделе) на 4,5 м) – 50 мм;

продольная броневая переборка в пределах цитадели между нижней и средней (батарейной) палубами (128,4 м, 2,75 м ширины) – 50 мм;

продольная броневая переборка в пределах цитадели между средней (батарейной) и верхней палубами (тыл каземата 152-мм орудий, 128,4 м, 2,75 м ширины) – 25 мм;

палубы в пределах цитадели:

— нижняя (со скосами) – 50 (скосы)/25 (плоская часть) мм;

— средняя (батарейная) – 100 (по верхней кромке главного пояса в пределах очертаний верхнего пояса и его траверзов)/100 (срезы казематов вне пределов очертаний верхнего пояса и его траверзов) мм;

— верхняя (крыша каземата 152-мм орудий) – 37,5 мм;

палубы в носу:

— средняя (батарейная) – 37,5 мм (плоская по верхней кромке главного пояса в носу);

— нижняя (карапасная со скосами) – 50 мм;

палубы в корме:

— средняя (батарейная) – 37,5 мм (плоская по верхней кромке главного пояса в корме);

— нижняя (карапасная со скосами) – 75 мм;

башни главного калибра – 400 (лоб)/300 (бок и тыл)/200 (крыша)/100(пол) мм;

барбеты башен главного калибра – 400 (над верхней палубой)/300 (от верхней до средней (батарейной) палубы) мм;

боевая рубка (5 ярусов, 5,5 условных межпалубных пространств (далее – МПП) по высоте):

— бок — 400 (4 яруса, 4,5 МПП, над верхней палубой)/300 (1 ярус, 1 МПП, от верхней до средней (батарейной) палубы) мм;

— крыша – 200 мм;

— пол ярусов – 50+50+12,5+37,5+100 мм (сверху вниз);

коммуникационная труба – 12,5 (4,5 МПП внутри боевой рубки)/100 (2 МПП, от пола нижнего яруса боевой рубки до центрального боевого поста под боевой рубкой) мм;

центральный боевой пост под боевой рубкой – 100 (бок)/50 (крыша) мм;

дымоходы – 25 (от средней (батарейной) палубы до верхней палубы)/50 (на высоту 2,75 м над верхней палубой) мм;

вооружение – 3х4-406х45, 16-152х50, 8-90х45 зенитных, 4 пулемета.

 

Пока — все. Но, как говорят англоязычные товарищи, to be continued…

С уважением. Стволяр.

11
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
7 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
СтволярBullanzarmaximkmnbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

++++++++++++++++++++++++++++++
спасибо большое, уважаемый коллега, за статью

maximkmn
maximkmn

Характеристики линейных кораблей «Измаил», «Кинбурн», «Наварин», «Севастополь»:

Расположение (осей) орудий 2-й башни выглядит на рисунке чрезмерно высоким (имхо).
По отношению к осадке и ширине корпуса — больше чем у «Ямато».
Близко к «Ришелье», но у того только 2 башни ГК и не так близко к оконечности.

anzar

+++ коллега Стволяр, кажется корабельные каникулы на сайте подходят к концу. Но… неволи СТРУКТУРы САЙТА продолжаются! Етот пост правильно указан в (единственном(( разделе «Алт. кораблестроение-флоты которых не было». НО почему то там его нет! Дополн. теги типа «Альтернативный флот Российской империи»; «Альтернативы Первой мировой войны»; и т.п. использовать нельзя- их нигде нет в меню сайта. В них войти можно только через пост, где они содержатся. Остается ждать «выбор редакции» чтоб он всплыл на главной в потоке старых постов(( Теперь собствено пост. Очень обстоятельствено сделаный!- «фирменая» марка коллеги Стволяра. Особую ценность придают «справочные» дополнения. А вот и мои тапочки)) 1. Не понял, на рисунке у Шквалов верхная (единственая)) палуба- карапасная? Даже гласисы просматриваются (меж 2 и 3башне)) Лееры поставлены у борта, у нижней кромке скоса… возможно ест какой то горизонт. участок? 2. Зачем дизельному монитору електротрансмиссия? И если так надо, зачем на 4шт. ДГ тоже 4 гр. вала? 3. Не нравиться мне Андреи чисто естетически, как их ни крути! Сочетание подьема палубы к носу с выпирающим далеко вперед тараном у ВЛ придает им вид калоши. Увы, вы от етого не далеко ушли. 4. не указан тип заряжения у 110мм пушек. Между тем етот калибр имеет смысл только как максимальный для унитарного… Подробнее »

Bull

Линейно-возвышенная схема вооружения на «Севастополях» — это жирный плюс++++++++, да и «Светки» оптимизированы нормально. По бронированию с вами тягаться вообще сложно — вы опять провели «препарирование» по полной программе. С линейными крейсерами как то у меня заминка — ну не хватает им еще одной башни и все тут. В то время как весь мир строит корабли с максимальным количеством башен ГК — у вас минимизирован этот калибр. Я понимаю, что параметры корабля сильно «поплывут», но что то вызывает заминку у меня в душе.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить