Шведские танки Отто Меркера

Nov 9 2016
+
16
-

 

Достаточно бурное для небольшой страны развитие танкостроения в межвоенной Швеции привело к созданию интересных, а по некоторым направлениям – даже передовых образцов бронетанковой техники. Примером таких машин может служить небольшое и оригинальное семейство боевых машин, созданных под руководством немецкого конструктора Отто Меркера. В колесно-гусеничных танках фирмы Landsverk были своеобразно решены вопросы ограниченного ресурса гусениц и недостаточной оперативной подвижности.

«Стридсвагн» – родной брат «панцеркампфвагена»

Развитие бронетанковой техники в нейтральной Швеции в межвоенный период может показаться не совсем понятным. Да, со второй половины XIX века шведы изобрели много чего интересного, начиная от телефона Эриксона и разводного гаечного ключа Йохансона до доильного аппарата и сепаратора де Лаваля. Но большинство из этих изобретений носило мирный характер и послужило успешному экономическому развитию страны. Серьезным исключением тут выглядит разве что динамит Нобеля – но и тот успешно находил в том числе и мирное применение, например, в горнодобывающей промышленности.

И вот в не воевавшей уже более века стране внезапно начинают создаваться многочисленные образцы бронетехники. Причем шведские танки не плетутся в хвосте у образцов, созданных конструкторами передовых военных держав того времени. Наоборот, иногда идеи, впервые воплощенные в железе именно в шведских машинах, только потом реализуются в танках других стран.

Как шведским создателям танков удалось добиться такого быстрого и качественного прогресса? Да, в Швеции было много своих изобретателей и подготовленных инженеров. Но для того, чтобы быстро создать с нуля передовую танкостроительную отрасль, этого все же мало.

В межвоенной Европе была еще одна относительно небольшая (и вдобавок молодая) страна, которая также сходу вошла в клуб законодателей танковой моды – Чехословакия. У истории развития чехословацкой и шведской танковой промышленностей много общего. И главное, что их объединяет – это немецкие конструкторы, внесшие значительный вклад в развитие бронетанковой техники обеих стран. Версальский договор, запретивший Германии иметь свои танки, оставил без работы многих талантливых немецких конструкторов. Не найдя применения своим умениям и знаниям на родине, они приложили руки к созданию танков по всему миру, от СССР до Японии, но именно в шведском и чехословацком танкостроении они оставили самый глубокий след.

Создатель знаменитого A7V Йозеф Фольмер был, наверное, самым известным из «кочующих» немецких конструкторов. Созданный им в самом конце войны Lk II стал первым принятым на вооружение в Швеции танком Strv m/21. Десять произведенных под видом тракторов и тайно доставленных в Швецию в разобранном виде танков Фольмера до 30-х годов были единственными танками шведской армии (пять из них в конце 20-х были модернизированы и получили название Strv m/29).

Танк Strv m21–29 – он же Lk II (bjorns-story.se)

Сам Фольмер впоследствии перебрался в Чехословакию, где в 20-х годах присоединился к конструкторам «Шкоды» и работал над созданием своеобразных колесно-гусеничных танков КН-50, КН-60 и КН-70 на базе трактора Hanomag WD-50PS.

Примерно в это же время в Германии другой талантливый инженер Отто Меркер разрабатывал свой колесно-гусеничный «трактор». Как мы видим, обход условий Версальского договора для творческих людей был задачей непростой, но вполне преодолимой. К 1929 году прототип танка Räder-Raupen Kampfwagen M 28 (Räder M 28) вызвал определенный интерес у германских военных и должен был после производства небольшой партии из пяти машин отправиться на испытания. Этой необычной немецкой машине и было суждено стать родоначальником небольшого семейства не менее необычных шведских танков.

Танк L-5

Танк Räder-Raupen Kampfwagen M 28, он же Stridsvagn L-5 (www2.landskrona.se)

Танк Меркера был еще одной вариацией на модную в те годы идею колесно-гусеничного танка. Малый ресурс тогдашних гусениц вдохновлял на смелые эксперименты конструкторов во многих странах. Вместо использования в качестве колесного движителя катков гусеничного (после снятия гусениц, как у танков Кристи и БТ), Меркер дополнительно к обычной многокатковой гусеничной ходовой части с задним расположением ведущего колеса добавил четыре колеса автомобильного типа. Они монтировались на системе подъема-опускания, позволявшей менять тип движителя без выхода экипажа из танка, имели цепной привод на задний мост и не были ничем защищены.

Сам танк массой в 7 тонн приводился в движение бензиновым двигателем Daimler-Benz в 50 лошадиных сил. Он имел противопульное бронирование и не совсем традиционную компоновку с боевым отделением в средней части, двигателем в задней и двумя постами управления. Один из них находился спереди, а второй – в корме. По замыслу конструктора, второй водитель в случае необходимости должен был значительно улучшить маневренность танка при движении задним ходом. В небольшой башне с вооружением из 37-мм пушки и 7,92-мм пулемета должны были размещаться командир машины, стрелок и наводчик. Еще один пулемет устанавливался как курсовой. Боекомплект танка состоял из 200 снарядов и 2000 патронов.

Если сам процесс создания «трактора» еще можно было утаить от союзной комиссии, то с налаживанием даже мелкосерийного производства танков внутри страны имелись определенные сложности. Узлы и агрегаты танков Меркера выпускались в Германии, а сборку наладили на мощностях выкупленной немецким капиталом фирмы Landsverk в Швеции. Здесь же Räder M 28 был переименован в L-5. Всего было построено шесть танков, из них три последних оснастили более мощными 70-сильными двигателями Bussing-NAG D7. Что касается устройства системы смены хода, на первых четырех выпущенных танках она приводилась в движение электродвигателями, а на двух последних – гидравликой.

Шасси L-5

Конструкция новой машины была «сырой» – к примеру, как указывается в шведских источниках, система привода танка была настолько слабой и склонной к поломкам, что при движении по бездорожью с танка для облегчения массы приходилось снимать башню. Испытания, проходившие в Швеции и в СССР (одна машина была отправлена в немецкую танковую школу «Кама» под Казанью) показали, что M 28 сложен в эксплуатации, а его главное ноу-хау – система смены хода – ненадежна и часто выходит из строя. На этом интерес немецких военных к колесно-гусеничным танкам Отто Меркера иссяк.

Но вот шведы идеей загорелись. На то было несколько причин. В немецком справочнике Хейгеля «Танки» 1936 года по этому поводу сказано:

«Развитие колесно-гусеничных машин в Швеции происходит с большим рвением. При этом считаются с большими расстояниями в территориально-растянутой стране, а также со слабо развитой ж.-д. сетью в северной части Швеции. В противоположность другим странам, в Швеции машинами ограниченной проходимости по местности, в особенности в зимнее время, обойтись невозможно. Отсюда к боевым машинам предъявляется требование полной проходимости вне дорог».

Танк L-30

С 1930 года фирма Landsverk и ее главный конструктор Меркер начали работу над новой колесно-гусеничной машиной. Результатом этой работы стал танк L-30. Он был крупнее L-5 и лучше защищен (11,5 тонн, толщина брони от 6 до 14 мм), но в целом сохранил компоновку своего предшественника. От поста управления в корме на этот раз отказались: экипаж машины состоял теперь из трех человек – водителя в передней части и командира с наводчиком в башне. В качестве силовой установки на L-30 использовался карбюраторный двигатель Maybach с жидкостным охлаждением и мощностью в 150 л.с. Вооружение колесно-гусеничного шведского танка состояло из той же 37-мм пушки Bofors и спаренного с ней пулемета в башне.


Танк L-30 на гусеничном ходу (aviarmor.net)

Полностью были переработаны ненадежные у L-5 ходовая часть и механизм смены движителя. На испытаниях в 1931 году L-30 продемонстрировал очень хорошую подвижность: на гусеницах он разгонялся до 35 км/ч, а на колесном ходу – до 75 км/ч.

Переход с гусеничного движителя на колесный и обратно так же, как и в L-5, не требовал выхода экипажа из танка. Сам процесс замены длился порядка 30 секунд и мог осуществляться даже без полной остановки танка, что было значительным преимуществом по сравнению с советскими колесно-гусеничными танками семейства БТ – их экипажи справлялись с подобной задачей в течении примерно получаса. Тот же справочник Хейгля отмечает:

«Колесно-гусеничный танк Landsverk 30 является доказательством того, что в колесно-гусеничных машинах может быть решена проблема сочетания оперативной подвижности танков, если только удастся поддерживать малоуязвимость ходовой части на уровне движителей обычных танков и бронеавтомобилей».

Танк L-30 на колесном ходу (sphf.se)

L-30 для своего времени был технологически весьма совершенным танком. Кроме уникальной гибридной ходовой части, в нем, например, для соединения бронедеталей применялась сварка, что на фоне традиционных для того времени уголков и заклепок было большим шагом вперед. Но по ряду причин, о которых будет рассказано немного ниже, он так и не нашел поддержки среди шведских военных, и в итоге остался созданным в единственном экземпляре.

Последней колесно-гусеничной машиной, над которой работала фирма Landsverk, был танк L-80, проект которого был представлен в 1933 году. Новая машина должна была весить гораздо меньше – около 6,5 тонн, что, при той же мощности двигателя давало бы почти вдвое большую удельную мощность. Колеса при движении на гусеничном ходу должны были убираться в защитные кожухи. Защищенность и вооружение L-80, скорее всего, должны были остаться такими же, как у L-30 – только наклон лобовой детали корпуса планировалось увеличить. Возможно также, что вместо 37-мм пушки Bofors планировалась установка 20-мм автоматической пушки Madsen.


Схема танка L-80 (tbrus.ucoz.ru)

Встречаются утверждения о том, что прототип L-80 построили – но ни документов, ни фотографий, которые могли бы подтвердить это, не имеется. Скорее всего, он так и остался в виде схем, чертежей и макетов.

Танк L-10

Танк L-5, который привез из Германии Отто Меркер, понравился шведам не только возможностью быстрой трансформации из колесного в гусеничный и обратно. По своим более привычным основным танковым характеристикам (защищенность, вооруженность и подвижность на традиционном гусеничном ходу) он тоже был вполне неплох.

Поэтому когда в 1930 году фирма Landsverk начала работы над L-30, параллельно с этим проектировался и его вариант без колесного движителя L-10. Он имел гораздо меньшую максимальную скорость, но сэкономленный за счет отказа от громоздких навесных конструкций вес был «освоен» для усиления защищенности – толщина лобовой брони у L-10 достигала солидных для легкого танка тех лет 24 мм.

Легкий танк L-10 (aviarmor.net)

Кроме того, L-10 имел лучшую проходимость, более простую конструкцию и был гораздо дешевле. В итоге единственное очевидное достоинство L-30 в виде высокой скорости на колесном ходу было перевешено несколькими столь же очевидными преимуществами L-10. На вооружение шведской армии был принят L-10, получивший название Stridsvagn m/31. Так же, как и у L-30, его корпус и башня собирались при помощи сварки. Вооружение танка состояло из 37-мм орудия Bofors, спаренного с ней и курсового пулеметов. Максимальная скорость L-10 достигала 40 км/ч.

Но и этому легкому танку фирмы Landsverk вырыла яму сама же фирма Landsverk. В этот же период ею разрабатывался и был предложен военным проект танка L-60 с торсионной подвеской. Более совершенная машина в итоге очень заинтересовала шведских военных, и вполне неплохой для начала 30-х L-10 был закуплен всего в трех экземплярах.

Отто Меркер работал в Швеции до 1936 года, конструируя для Landsverk танки и артиллерийские тягачи. После возвращения в Германию он стал членом НСДАП и с 1942 года под руководством Альберта Шпеера работал в Имперском министерстве вооружений и военного производства, занимаясь организацией производства подводных лодок. После войны Меркер занимал пост генерального директора компании «Рейншталь Ханомаг» и был членом правления группы «Рейншталь». В годы его руководства «Ханомаг» разработал для бундесвера бронетранспортер HS 30 и БМП «Мардер».

Источники:


источник: http://warspot.ru/4365-shvedskie-tanki-otto-merkera

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on ср, 09/11/2016 - 09:42.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Tue, 08/11/2016 - 23:35.

yes!!!

Кстати, в СССР велось эскизное проектирования не плавающего КГ танка-разведчика по шведскому образцу. Но, армия предпочла гусеничную плавающую машину. ИМХО - и правильно. Разведчика можно было сделать и из БТ, переведя его на чисто колёсный ход на широкопрофильных пневмошинах и вооружив ДК или МАП вместо 20К.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Tue, 08/11/2016 - 14:50.

++++++++++++ yes

Хотя кое-что про них уже было: http://alternathistory.com/avtostradnye-agressory-nemetskii-sled

А поручить квалифицированному конструктору танков организацию производства подводных лодок – это, конечно, что-то...

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

ChokDok's picture
Submitted by ChokDok on ср, 09/11/2016 - 06:48.

Нетривиально, необычно... Зато какой эфффект получился. В принципе, только благодаря ему удалось начать строить подлодки поточным способом, сотнями единиц, чего не могли достичь моряки. Правда, есть мнение, что этот же способ лишил кригсмарине нескольких десятков вполне боеспособных "семерок". Хотя, думаю, моряки из антигитлеровской коалиции за это не в обиде.=)

Критиковать можно умных людей и их идеи, тогда может выйти что-то конструктивное в итоге. С дураками же спорить бесполезно, их легче отправить на тот свет - жить будет спокойнее, а дышать свободнее.