Шведская «Игра Престолов». Часть 4 Безумец и его братья

16
8
Шведская «Игра Престолов». Часть 4 Безумец и его братья

Шведская «Игра Престолов». Часть 4 Безумец и его братья

Содержание:

В 1523 году королём Швеции стал Густав Ваза, самостоятельно добывший трон благодаря своим амбициям и целеустремлённости. Новый правитель положил конец Кальмарской унии и запомнился потомкам введением Реформации, конфликтом с Данией и вмешательством в ливонские распри, которые вылились в долгую войну. Разбираться с Русским царством — и не только с ним — пришлось уже сыновьям Густава.

Единовластие короля

У Густава Вазы было три сына: Эрик от брака с Катариной Саксен-Лауэнбургской, Юхан и Карл — от Маргареты Лейонхувуд. В точном соответствии со средневековой традицией Густав назначил своим наследником старшего, Эрика, дав ему на кормление город Кальмар с окрестностями. Юхан стал герцогом Финляндским, а Карл — герцогом Зюдерманландским (Сёдерманландским). Юхан поселился в Або, тогдашней столице провинции, окружил себя финскими дворянами, выучил финский язык и вёл самостоятельную политику. Карл же жил в Стокгольме, в Королевском замке.

Прощальная речь Густава Вазы перед сыновьями и соратниками. Фреска в Упсальском соборе

Прощальная речь Густава Вазы перед сыновьями и соратниками. Фреска в Упсальском соборе

После смерти Густава Вазы в 1560 году королём стал Эрик XIV, желавший быть абсолютным правителем. Опять начались гонения на шведское дворянство. А прежде всего новоиспечённый монарх решил наказать своего брата Юхана, который самолично вёл войну в Ливонии и Карелии против русских. Кроме того, двор герцога Финляндского стал убежищем для всех оппозиционеров.

Поводом послужила свадьба брата в 1562 году. На тот момент Швеция вела войну с Польшей. И что же сделал Юхан? 4 октября 1562 года он прибыл в Вильно, где взял в жёны сестру польского короля Сигизмунда II Августа Катерину Ягеллонку. В качестве приданого Юхан должен был получить 120 тысяч талеров и земли в Ливонии, причём уже не как вассал и подданный шведского короля, а как ленник короля польского. Под влиянием жены он проникся католическим вероучением и был сторонником восстановления власти папы на территории Швеции. Тем самым Юхан нарушал сразу несколько пунктов Арбогских статей, написанных ещё Густавом Вазой, но опубликованных и вступивших в силу 14 апреля 1561 года. В них Густав подробно описывал, где заканчиваются полномочия высшей знати и начинается королевская власть.

Эрик потребовал, чтобы Юхан отказался от ливонского приданого. Юхан не ответил ничего. Тогда Эрик предложил брату отказаться от герцогства Финляндского и шведского подданства, перейдя под руку к польскому королю Сигизмунду II Августу. Одновременно шведский правитель инициировал суд против Юхана. Тот прибыл в Стокгольм в апреле 1563 года, чтобы ответить на обвинения в измене и предательстве. Непонятно, на что рассчитывал герцог Финляндский, но он был единогласно осуждён трибуналом и посажен в крепость Гриппсхольм вместе с женой. 30 верных ему дворян лишились голов во дворе Абовского замка.

Король Швеции Эрик XIV. Художник Стевен ван дер Мейлен

Король Швеции Эрик XIV. Художник Стевен ван дер Мейлен

При этом Эрик использовал договор Юхана и Сигизмунда к своей пользе: он от ливонского наследства не отказался. Только теперь земли наследовал не герцог Финляндский, а сам король.

вернуться к меню ↑

Инициатива Москвы

Одновременно в 1563 году началась очередная война Швеции и Дании. К последней присоединились Польша и Литва. Ещё раньше шведы высадились на эстонском побережье и приняли в подданство Ревель, опередив поляков, устремившихся сюда после разгрома русскими Ливонского ордена. Магистрат Ревеля сразу после смерти Густава Вазы обратился к Эрику XIV с просьбой дать денег взаймы. В обмен шведский король предложил присягнуть горожанам ему на верность, что и было сделано 21 апреля 1561 года.

В 1563 году Эрик подписал договор с русскими — «пакт Грозного и Вазы», согласно которому Эстляндия делилась на сферы влияния: Ревель и Пернов (Пярну) отдавались на откуп шведам, Нарва и Дерпт — русским. Вскоре, чтобы уж окончательно запутать ситуацию, в шведскую «игру престолов» вмешался русский царь Иоанн Васильевич Грозный. Вот что пишет А.Г. Шкваров в книге «Россия — Швеция. История военных конфликтов: 1142–1809 годы»:

«Он посылает личного посланника Третьяка Андреевича Пушечникова в Стокгольм с одной целью — выдать опальную королевну в качестве невесты русскому царю. Эрик уклончиво отвечал на просьбу Иоанна Грозного. Король находился в щекотливом положении: с одной стороны, Швеция и Польша находились в состоянии войны, брат с невесткой обвинялись в измене, и не хотелось ссориться с Грозным. С другой, вроде б как и неудобно выдавать в качестве невесты жену собственного, ещё живого, брата, да и сам-то Иоанн Васильевич был связан семейными узами. Ну, для русского государя наличие жены никогда не было препятствием в осуществлении того, что ему было надо. Если б потребовалось, он бы избавился от неё мгновенно. С большой долей вероятности можно утверждать, что никаких чувств к Катерине Ягеллонке государь русский не испытывал. Только политический расчёт — выменять Катерину на польские владения в Ливонии».

Получалось, что Грозный подбивал Эрика избавиться от брата и стать полновластным королём, и всё это — ценой отказа от претензий на польскую часть Ливонии.

Переговоры о женитьбе на Катерине Ягеллонке продолжились в 1566 году, когда в Россию было приглашено шведское посольство. По сути, это было приглашение на раздел польской части Ливонии — на двоих, без Польши. Однако на Эрика начали накатывать приступы безумия.

вернуться к меню ↑

Первые жертвы монаршей мнительности

Неудачи шведов у норвежской крепости Бохус в 1560-х годах имели своё продолжение. Разъярённый Эрик XIV решил свести счёты с Нильсом Свантессоном Стуре, которого давно побаивался. Дело в том, что у Эрика было полно бастардов, а вот законного наследника не было. Особое значение этот вопрос приобрёл после того, как Юхан, брат короля, был обвинён в государственной измене — его дети теперь не могли наследовать шведский престол. Эрик всерьёз опасался, что семейство Стуре может претендовать на трон.

В 1567 году Стуре был схвачен и обвинён в неудачной осаде Бохуса. Король требовал смерти своего соперника, обвиняя его в небрежении обязанностями, но в суде эти бездоказательные обвинения были сняты. Тем не менее за неудачу ему было присуждено оскорбительное наказание — Стуре должен был проехать по улицам Стокгольма на полудохлом ишаке, облачившись в рубище и соломенную корону. Горожанам было позволено кидать в него объедки и камни. Напомним, что Нильс пострадал от взрыва, раны его ещё кровоточили. И всё же гражданская казнь состоялась 15 июня 1567 года.

После этого Стуре отослали в Лотарингию, где он должен был устроить свадьбу Эрика XIV и принцессы Ренаты Лотарингской. Вечный жених, почти как Иван Грозный, Эрик до официального брака с Каарин Монсдоттер успел посвататься последовательно к Марии Стюарт, Елизавете Тюдор, Ренате Лотарингской, Кристине Датской и ещё множеству принцесс и королев. Планам женитьбы на Ренате не суждено было сбыться: против этого брака всей душой восставали император Священной Римской империи Фердинанд и король Испании Филипп II.

Эрик XIV, Каарин Монсдоттер и Йоран Перссон. Художник Георг фон Розен

Эрик XIV, Каарин Монсдоттер и Йоран Перссон. Художник Георг фон Розен

В июле 1567 года Стуре, отъезжая из Стокгольма, провёл встречу представителей знатных семейств — своего рода светский раут, посвящённый его отъезду. Естественно, Эрик заподозрил, что против него составляется заговор. Ждать реакции пришлось недолго.

В январе 1568 года пойманный дезертир, некто Густав Риббинг, под пыткой сообщил, что Сванте Стуре, Пер Браге, Густав Стенбок и Стен Эрикссон тайно договорились о саботаже матримониальных планов Эрика. Откуда такие данные взял Риббинг, каким образом его вообще могли допустить до подобных обсуждений — совершенно непонятно. Но королю особых доказательств и не требовалось. Он созвал риксдаг.

Представителей некоторых знатных семейств он попросил встретиться с ним до начала сессии парламента в замке Сваршё. В результате были арестованы брат Нильса Эрик Свантессон Стуре, Абрахам Стенбок, Ингвар Ингварссон, Стен Эрикссон и Сванте Стуре. Ещё части дворян, в том числе Перу Брагге, Густаву Стенбоку и некоторым другим, король велел под страхом смертной казни не покидать своих поместий и ждать решения своей судьбы. Одновременно было объявлено, что заседание риксдага откладывается до 18 мая, поскольку король обнаружил заговор против себя.

Арестованные были перевезены в Упсалу. Здесь началось следствие, которое обрастало дикими и совершенно невероятными подробностями вроде сговора об убийстве Эрика в присутствии матросов на торговом корабле, который вёз Нильса Стуре на материк. Естественно, нашлось множество «свидетелей». В деле о «покушении» на короля всплывали всё новые детали. Единственным, наверное, правдивым документом было письмо королю от его двоюродного брата, герцога Магнуса Саксен-Лауэнбургского. Там говорилось, что герцог слышал разговор Сванте Стуре и Ганса Эллерса, в котором оба упомянутых господина сильно возмущались унижением Нильса Стуре, совершенно незаслуженным, по их мнению.

вернуться к меню ↑

Роковое обострение

16 мая король прибыл в Упсалу на сессию риксдага и увидел, что явилось всего 20 дворян. Отсутствующих король посчитал заговорщиками. 19 мая он ожидал, что парламентарии утвердят смертные приговоры. Что произошло далее, не совсем понятно. Судя по всему, Эрик потерял наброски своей речи, которой должен был открыть сессию. Два дня спустя был арестован вернувшийся из Лотарингии Нильс Стуре. 22 мая король, находясь уже в состоянии буйного помешательства, отправил Сванте Стуре письмо, в котором отвергал обвинения в измене против семьи Стуре и объявлял общее примирение. 24 мая Эрик посетил Сванте в заключении, где, упав на колени, плакал и просил у него прощения. Выйдя из темницы, король продиктовал Йорану Перссону условия полного прощения и примирения с баронами.

И в этот момент Эрику сообщили, что его брат начал восстание. Это было ложью — Юхан в то время сидел в заключении в замке Гриппсхольм. Эрик вернулся в замок, выхватил кинжал и несколько раз ударил им Нильса Стуре. Истекающего кровью заключённого добил племянник Перссона Педер Вельямссон. Потом Эрик вошёл в комнату Сванте Стуре, поставил того на колени и убил. Затем монарх покинул замок, перед этим приказав стражникам убить всех, «кроме Стена». Стражники в точности исполнили приказ короля, пощадив только Стена Баннера и Стена Эриксона, поскольку не знали, которого из Стенов король имел ввиду. Так были убиты Нильс, Эрик и Сванте Стуре, Абрахам Стенбок и Ингвар Ингварссон.

Убийство Сванте Стуре

Убийство Сванте Стуре

Чуть позже неподалёку от замка бывший воспитатель короля Дионисиус Берреус нашёл Эрика в состоянии исступления. Берреус попытался упокоить своего бывшего подопечного, и в результате король приказал стражникам убить и его.

Потом король пропал на три дня. Всё это время он, сбежав от стражи, просто бродил по лесам около Упсалы. Его нашли только 27 мая, одетого как крестьянин, в полном психическом расстройстве, и доставили в Стокгольм. Перссон тем временем смог получить у депутатов риксдага постановление от 26 мая, одобряющее все действия короля в отношении пленников, готовивших государственный переворот. Депутаты не знали, что заключённые уже мертвы.

По приезду в Стокгольм некоторое время Эрик провёл запертым в своих апартаментах. Только в начале июня он дал первую аудиенцию вдове убитого Абрахама Кэтрин Стенбок. Эрик упал перед ней на колени, расплакался, попросил прощения за все убийства и дал ей своё монаршее разрешение, причём в письменном виде, уладить дела между королём и семьями убитых. Семьи потребовали у монарха письменного обязательства, что тот откажется от дальнейшего их преследования, а также официального заявления о невиновности убитых и денежной компенсации за них. Король принял все эти условия.

Эрик пребывал в безумии в течение полугода. Всё это время в Швеции правил Тайный Совет, который приговорил к смерти Перссона, с которого и началась вражда знати и короля. Однако Совет ждал восстановления здоровья правителя, чтобы тот утвердил приговор. Король же, выздоровев, отклонил этот приговор. Когда же Мартин Хельсинг, секретарь короля, пренебрежительно отозвался о Перссоне, Эрик схватил раскалённую кочергу и просто ударил ей в лоб секретарю. Хельсинг получил травмы, несовместимые с жизнью, и скончался 7 апреля 1568 года.

В знак раскаяния Эрик решил отпустить Юхана и Катерину, жениться на своей любовнице Каарин Монсдоттер, а их общего бастарда признать законным наследником престола. Несмотря на протесты родни и знати, венчание состоялось в 1568 году в кафедральном соборе Стокгольма. Эрик нёс на руках своего ребёнка. В честь новой королевы были возведены две триумфальные арки.

Увы, спокойствие было недолгим. Королевой Каарин пробыла только 87 дней. Освобождённый Юхан объединился со своим младшим братом Карлом, герцогом Зюдерманландским, против короля. 29 сентября 1568 года Эрик XIV был низложен и отправился в заточение. Риксдаг, проведённый в 1569 году, утвердил отстранение Эрика от власти. Королём стал Юхан III.

Король Швеции Юхан III. Художник Юхан Батист ван Утер

Король Швеции Юхан III. Художник Юхан Батист ван Утер

Боясь, как бы народ не поднялся на защиту короля — а Эрик был популярен, хотя бы из-за своей женитьбы на простолюдинке — Юхан приказал постоянно перевозить низложенного брата из одного замка в другой: из Стокгольма в Або, затем в Кастельгольм, Гриппсгольм, Вестерос и другие тюрьмы. Находясь в заключении, Эрик усердно занимался литературой и историей. Он очень скучал по детям и жене, часто рисовал её — всегда в короне. 26 февраля 1577 года Эрик XIV умер. Естественной была его смерть или же безумный монарх скончался от яда, точно не известно. Многие историки склоняются всё-таки в пользу версии о насильственной смерти.

Что касается Каарин Монсдоттер, то бывшую королеву отправили в Финляндию, а её сына Густава — в Польшу, на воспитание иезуитам. У этого ребёнка была необычная судьба: вскоре он оказался вовлечённым в политические интриги, чуть не стал мужем Ксении Годуновой, был пожалован «князем Угличским» и умер в 1607 году в Кашине, под Тверью.

вернуться к меню ↑

Русско-шведский конфликт

Понятно, что с воцарением Юхана о разделе Ливонии между Россией и Швецией пришлось забыть. Более того, король приказал арестовать русских посланников боярина Ивана Воронцова, дворецкого Василия Наумова и дьяка Ивана Лапина, а тайного посланника Ивана Грозного, Третьяка Пушечникова, просто умертвили.

В ответ шведская делегация, прибывшая из Выборга, переехала в полном составе в тюрьму в Муроме, «дабы неповадно было». В предлагаемом к подписанию договоре царя Ивана IV с королём Юханом III об установлении перемирия указывалось, что за бесчестье русских послов думного советника Ивана Михайловича Воронцова и дворянина Наумова король Швеции должен заплатить штраф в 10 тысяч ефимков (талеров) и передать России 200 вооружённых конников «со всем нарядом по немецкому чину», то есть полностью экипированных и вооружённых рейтаров‑ландскнехтов. Вдобавок к ним царь желал получить несколько мастеров‑рудознатцев — геологов, умеющих отыскивать серебряные руды.

Все эти дипломатические пертурбации сопровождались военными действиями. Уже летом 1570 года русское войско совместно с датчанами и немцами осадило Ревель. Одновременно с этим Иван Грозный (неизвестно, по собственному разумению или чьему-либо наущению) выпустил в море корсара, подписав каперскую грамоту датчанину Картену Роде. Однако каперская кампания длилось недолго: после заключения мира между Швецией и Данией Роде был схвачен и посажен в тюрьму «как пират».

Иван Грозный и Малюта Скуратов. Художник Григорий Седов

Иван Грозный и Малюта Скуратов. Художник Григорий Седов

Шведы провели рейд в устье Невы, где опустошили окрестности. Русские же вторглись в Финляндию. Их татарская конница доходила до Гельсингфорса (Хельсинки), сожгла церкви в Борго и Веккелаксе. Под Ревелем царская рать простояла до 16 марта 1571 года и, ничего не сумев сделать, отступила прочь.

В 1572 году многочисленная русская армия осадила замок Вейсенштейн (город Пайде в Эстонии), который обороняли 50 шведских солдат под командованием Ханса Бойе аф Геннэса. 27 декабря началась бомбардировка замка, а 1 января 1573 года русские пошли на приступ. Первым на стены, подавая пример, забрался Малюта Скуратов — и был сражён пулей одного из шведских наёмников. В отместку за его смерть все попавшие в плен шведы и наёмники были привязаны к кольям и живьём зажарены на костре.

Вот как описывается взятие Вейсенштейна в «Хронике провинции Ливония» Бальтазара Руссова:

«Когда же русские ворвались в замок, тогда началось избиение: все должны были поплатиться жизнию и женщины и девушки, дворяне и не дворяне, исключая нескольких бедных крестьян, которые из хитрости спустились в тюремные башни и сказали, что они пленные и подданные герцога Магнуса из Оберпалена, им дарована была жизнь и они были освобождены из вымышленной темницы. А наместника Ганса Боя (Бойе) со многими другими шведами, немцами и ненемцами, привели к великому князю, который живьём велел привязать их к кольям и зажарить до смерти. Такое жаренье длилось перед Виттенштейном несколько дней. В то время повсюду в Иервене было так много мёртвых тел, что собакам, диким зверям и птицам на долгое время хватило корму: там не было никого, кто похоронил бы трупы».

источник: https://warspot.ru/11470-shvedskaya-igra-prestolov-bezumets-i-ego-bratya

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить