Штурмовая альтернатива

Мар 13 2016
+
15
-

Статья Юрия Пашолока на сайте warspot.ru, посвященная проекту штурмового орудия ЗИК-20 на шасси КВ-1.

15 апреля 1942 года состоялось заседание пленума Артиллерийского Комитета ГАУ КА, посвящённое дальнейшему развитию самоходной артиллерии. Выработанные по его итогам решения стали ключевыми при разработке основных советских самоходных артиллерийских установок (САУ) военного периода. Среди прочих на заседании были утверждены требования на тяжёлую самоходную установку, которая должна была стать заменой «истребителю ДОТов» 212. САУ на базе КВ-7 начал проектировать коллектив КБ УЗТМ во главе с Л. И. Горлицким. К осени 1942 года проект У-18 был готов, но к тому моменту у машины появился конкурент, также разработанный в Свердловске.

Конкурент с нижнего этажа

В феврале 1942 года артиллерийское производство на Уральском заводе тяжёлого машиностроения (УЗТМ) было передано эвакуированному осенью 1941 года из подмосковного Калининграда (ныне г. Королёв) в Свердловск заводу №8 Народного комиссариата вооружения (НКВ). Директором завода, как и до эвакуации, был Б. А. Фрадкин. Главным конструктором конструкторского бюро на новом месте назначили Ф. Ф. Петрова.

Новые разработки КБ завода №8 получали индекс «ЗИК», то есть «завод им. Калинина». Первенцем новоиспечённого КБ стал проект 85-мм танковой пушки ЗИК-1 для установки на танки Т-34 и КВ-1. Под индексом ЗИК проектировались танковые и противотанковые пушки, гаубичная артиллерия и артиллерия РГК, а также самоходные артиллерийские установки. Так получилось, что ни один проект ЗИК так и не был принят на вооружение. Но говорить, что Петров и возглавляемый им коллектив работали в стол, нельзя. Наработки КБ завода №8, включая гаубицу Д-1, позже были реализованы образованным осенью 1942 года КБ завода №9.

ЗИК-1, первая орудийная система, разработанная КБ завода №8 на новом месте

Ближе к лету 1942 года конструкторские бюро обоих заводов начали прямую конкуренцию друг с другом. Особую пикантность происходящему добавлял тот факт, что КБ УЗТМ, возглавляемое Горлицким, и КБ завода №8, возглавляемое Петровым, располагалось, соответственно, на пятом и четвёртом этажах одного и того же здания заводоуправления УЗТМ. Наиболее плотной оказалась конкуренция между КБ по самоходным установкам. И УЗТМ, и завод №8 работали по широкому спектру самоходной артиллерии. В их разработке находились лёгкие, средние и тяжёлые САУ, а также зенитные самоходные установки. Если КБ УЗТМ работало по заданию сверху, то коллектив Петрова часть работ проводил в инициативном порядке.

Оказался среди работ КБ завода №8 и проект установки 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 в корпусе штурмового танка КВ-7. Согласно документам, задание №5400072 на проектирование «установки качающейся части 152,4 мм гаубицы образца 1937 г. (МЛ-20) в танке КВ-7» было выдано Артиллерийским комитетом ГАУ КА 4 июня 1942 года.

Эта дата несколько не согласуется с письмом начальника Артиллерийского Комитета ГАУ КА генерал-полковника В. И. Хохлова в адрес председателя Технического Совета НКВ профессора Э. А. Сателя. Письмо это также датировано 4 июня 1942 года. Согласно этому письму, самоходная установка по состоянию на начало июня уже была в работе. Вместе с ней КБ завода №8 проектировало установки со 122-мм гаубицей М-30 и 122-мм гаубицей У-11 на базе танка Т-34, известные как ЗИК-11 и ЗИК-10. Сроки завершения упомянутых проектов на тот момент установлены не были, и работа шла, что называется, самотёком. Ввиду важности этих работ в письме было предложено установить сроком для завершения эскизных проектов 15 июня, а к 20 числу планировалось доставить их в Москву на утверждение. Однако сроки эти соблюдены не были — реально документация на ЗИК-10 и ЗИК-11 была закончена в августе.

Что же касается тяжёлой САУ, получившей заводское обозначение ЗИК-20, то работы по ней затянулись на ещё больший срок. В значительной степени виной этому стала попытка Главного артиллерийского управления (ГАУ) и Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) переложить на КБ завода №8 разработку столь желаемого ими истребителя ДОТов с орудием БР-2. 23 июня 1942 года заместитель Народного Комиссара Танковой Промышленности А. А. Горегляда написал письмо в адрес начальника ГАУ КА генерал-полковника Н. Д. Яковлева. В нём предлагалось возложить на НКВ изготовление двух образцов 152-мм пушки образца 1937 года с увеличением начальной скорости снаряда до 750–780 м/с за счёт удлинения ствола и применения дульного тормоза. Впрочем, и Петров к срывам работ имеет самое прямое отношение, поскольку упомянутую систему разработали в его КБ.

Инициатива, поддержанная сверху, сыграла с проектом злую шутку. Как уже упоминалось, КБ завода №8 работало по целому ряду направлений, и в результате оно оказалось перегружено проектами. Неудивительно, что при такой загруженности разработка ЗИК-20 значительно затянулась. Более того, тема 152-мм истребителей ДОТов в июле 1942 года вообще исчезла из планов опытных работ ГАУ и ГАБТУ, вернувшись в них только к середине августа.

По следам КВ-7

В отличие от САУ У-18, переписка по которой практически отсутствует, тема ЗИК-20 активно обсуждалась как в ГАУ, так и в ГАБТУ. Работы по тяжёлой самоходной установке возглавлял Т. А. Сандлер, главный конструктор завода №8 (до эвакуации работал на заводе №8 начальником ОТК). Поскольку индекс ЗИК-20 в этой переписке не упоминался, в последующем возникла путаница. По документам Арткома ГАУ КА, датированным второй половиной 1943 года, проекты УЗТМ и завода №8 стали восприниматься как единое целое, и эта позиция пошла в последующую переписку и в сводный отчёт УЗТМ. В результате ЗИК-20 многие исследователи восприняли как У-18. Поскольку графические материалы по обеим САУ практически отсутствовали, возникла ещё большая путаница.

Продольный разрез ЗИК-20, сентябрь 1942 года

Отличием ЗИК-20 от конкурента, разрабатывавшегося КБ УЗТМ, стало крайне условное использование базы, указанной в тактико-технических требованиях. В Свердловске проектировали непосредственно артиллерийскую установку, шасси же разрабатывало ЧКЗ. В качестве технического задания как база указывалась КВ-7, готовые корпуса которой и предполагалось использовать. Так поступили в случае с У-18, но у проектировщиков ЗИК-20 оказалось иное мнение по этому вопросу.

Пояснительная записка к проекту ЗИК-20, а также чертежи самоходной установки прибыли на рассмотрение в Артиллерийский комитет ГАУ КА 11 сентября 1942 года. В этой самой пояснительной записке крайне интересными являются следующие строки:

«Толщина стенок башни принималась в 75 мм. Таким образом, в нашем понимании, мы взяли за основу танк типа КВ-7, то есть имея в виду не какой-то опытный образец его, а считая, что всякий танк КВ с неподвижной башней есть танк типа КВ-7».

Безусловно, «неподвижная башня» новой машины чем-то напоминала КВ-7, но не более того. Спроектированная рубка самоходной установки была заметно длиннее, полностью охватывая подбашенный погон, а также на 17 сантиметров выше таковой у КВ-7. Боевое отделение и отделение управления в ЗИК-20 становились единым целым. По сути, вместо установки МЛ-20 в корпусе КВ-7 КБ завода №8 предлагало новую самоходную установку на базе КВ-1. Ввиду наличия у проекта совершенно новой рубки, лежащие на складе завода №200 корпуса КВ-7 оказывались не у дел. Кроме того, боевая масса ЗИК-20 превысила массу КВ-2, достигнув 53 тонн. При этом в пояснительной записке оптимистично указывалось, что это всего на 4 тонны больше боевой массы КВ-1. Складывается впечатление, что коллектив КБ завода №8 был не в курсе, что из-за чрезмерной боевой массы КВ-1 уже в конце августа 1942 года сняли с производства, заменив на КВ-1с.

Вид сверху. Несмотря на то, что по сравнению с КВ-7 объём боевого отделения увеличился, для 6 человек машина тесновата

Полностью новая рубка была не единственной особенностью ЗИК-20. Пушка-гаубица, которая и дала название всей установке, хоть и позиционировалась как минимально изменяемая по сравнению с МЛ-20, но имела определённые нюансы в конструкции. Прежде всего, с неё снимался дульный тормоз, что с точки зрения самоходной системы являлось правильным решением. Новой машине предстояло вести бой в условиях непосредственного соприкосновения с противником, и дульный тормоз, поднимающий при стрельбе облако пыли, здесь явно был лишним. Его снятие влекло за собой и другие изменения системы. Переделке также должны были подвергнуться подъёмный и поворотный механизмы, требовалось и изъятие механизма переменного отката. Идея установки на САУ орудия МЛ-20 с минимальными переделками в результате также отправилась в корзину.

Поперечный разрез ЗИК-20. Боеукладка, расположенная на полу, заметно снизила высоту боевого отделения

15 сентября проект ЗИК-20 был рассмотрен на совещании Технического Совета НКВ Союза ССР. О проекте докладывал начальник КБ завода №8 Ф. Ф. Петров. К его докладу прилагались объяснительная записка, чертежи и расчёты. Идея с отказом от дульного тормоза, сильно демаскирующего САУ при стрельбе, была одобрена. Несмотря на то, что Петров ставил вопрос о введении телескопического прицела, по проекту, в отличие от У-18, он не был предусмотрен. Сама установка МЛ-20 на ЗИК-20, по сравнению с У-18, была смещена вперёд, что грозило увеличением нагрузки на передние опорные катки.

Много вопросов у участников совещания вызвала компоновка боевого отделения. По сравнению с КВ-7, углы наклона бортов рубки была уменьшены, что, в свою очередь, снизило вероятность рикошета при попадании снарядов. Несмотря на то, что высота боевого отделения от пола до крыши составляла 1895 мм, расчёту предстояло работать в весьма стеснённых условиях. 395 мм «съедала» двухрядная укладка снарядов на полу, которой, к тому же, было неудобно пользоваться. Кроме того, крепление укладок к бортам рубки увеличивало риск детонации боекомплекта при попадании по рубке вражеских снарядов. Сомнения вызвало и решение разместить бензобаки вдоль бортов установки. Возник и ряд вопросов относительно эффективности вентиляции боевого отделения и защиты установки с кормы, где не было даже пистолетного порта (в отличие от У-18, где предусматривалась кормовая установка пулемёта ДТ).

Несмотря на все перечисленные недостатки, а также тот факт, что ЗИК-20 к КВ-7 не имела никакого отношения, проект завода №8 одобрили. В данном случае время явилось определяющим фактором. Хотя САУ У-18 была более простой для изготовления, чем детище конкурентов, этот проект хоть и на несколько дней, но опоздал.

Грёзы о больших пушках

В 20-х числах сентября 1942 года сопровождением работ по теме ЗИК-20 занялся помощник начальника 2-го отдела Арткома ГАУ КА инженер-майор П. Ф. Соломонов. Работа у него оказалась непростой, поскольку ЗИК-20 проектировалась под КВ-1, а с сентября ЧКЗ перешёл на производство КВ-1с. Первым делом Соломонов направился в Челябинск, где состоялись совещания с участием Котина и конструкторов опытного завода №100 Народного комиссариата тяжёлой промышленности (НКТП). По итогам совещаний было решено от идеи использования корпусов КВ-7 отказаться окончательно. По заказу Арткомитета Завод №100 и ЧКЗ обязались изготовить шасси самохода, а также произвести монтаж системы и оборудования боевого отделения. Для увязки работ по проектированию ЧКЗ отправлял на завод №8 двух конструкторов.

Так ЗИК-20 должна была выглядеть по проекту

Прибыв в Свердловск, Соломонов рассмотрел чертежи проекта и дал конструкторам необходимые указания по переделкам. 25 сентября были оформлены тактико-технические требования. Согласно им, боевая масса ЗИК-20 на шасси КВ-1с определялась в 45,5 тонн. В основном, характеристики машины оставались на уровне эскизного проекта, но при этом были учтены замечания, высказанные в ходе утверждения ЗИК на совещании Технического Совета НКВ 15 сентября.

К 25 октября заводу поручалось доработать чертежи и изготовить деревянный макет установки. Для изготовления деревянного макета по личному распоряжению директора завода №8 Б. А. Фрадкина была выделена бригада модельщиков и плотников. Руководить работами по изготовлению макета назначили конструктора А. Г. Усенко. Для того чтобы по проекту имелся необходимый объём конструкторов и чертёжниц, были приняты меры по возвращению работников завода №8, занятых на уборке урожая и лесозаготовках.

Казалось, что затормозившаяся на полгода и исчезнувшая из плана опытных работ тема 152-мм САУ на базе КВ, наконец, сдвинулась с мёртвой точки. Несмотря на то, что теперь базой являлся уже не КВ-1, а КВ-1с, общая концепция самоходной установки не менялась, и в сроки можно было вполне уложиться. Представители ЧКЗ действительно выезжали на завод №8 и ознакомились с проектной документацией ЗИК-20, а работы по заданной теме вплотную подошли к практической стадии. Но изготовление макета затянулось, а в самом конце октября произошло событие, серьёзно повлиявшее на весь ход работ.

Согласно постановлению Государственного комитета обороны (ГКО) №2457сс от 30 октября 1942 года, завод №8 НКВ был разделён на два предприятия. Первое из них, завод №8, обязали заниматься зенитным производством. Вторым предприятием стал завод №9, ответственный за гаубичную артиллерию и танковые пушки. Директором нового завода стал Л. Р. Гонор, заводским парторгом назначили П. И. Малолетова, а начальником КБ завода №9 – Ф. Ф. Петрова.

Деревянный макет ЗИК-20, декабрь 1942 года

Разделение завода на два отрицательно сказалось на сроках изготовления полноразмерного макета рубки ЗИК-20, но отнюдь не на деятельности новообразованного КБ завода №9. Ещё в октябре, до разделения, под руководством Петрова была проделана большая работа по проектированию целого ряда артиллерийских систем. Всего КБ завода №8 предложило 7 проектов, 6 из которых представляли собой буксируемые системы. Основной идеей этих проектов было использование стволов более мощных систем на лафетах МЛ-20 и М-30. Как минимум 2 системы реализовали в металле, причём одна из них пошла в серию как Д-1. В контексте этой статьи наиболее интересен седьмой проект. В числе буксируемых систем присутствовала и установка на лафет МЛ-20 стволов от 152-мм пушки особой мощности БР-2, а также 203-мм гаубицы У-3. Обе системы при установке на новый лафет получили массивные дульные тормозы.

Вполне логичным решением выглядел перенос переделанного подобным образом ствола БР-2 в ЗИК-20, благо там использовалась качающаяся часть МЛ-20. Согласно проекту, в стволе при этом требовалось переделать только литой казённик, а в тормозе отката, по сравнению с «танковой» МЛ-20, менялся только профиль веретена. Согласно расчётам, переделка ЗИК-20 под установку БР-2 увеличивала боевую массу до 48 тонн. Впрочем, у конструкторского бюро были другие мысли насчёт того, что можно установить в ЗИК-20:

«Поскольку 152 мм пушка БР-2 имеет с 203-мм гаубицей общий лафет, люльку, затвор, противооткатные устройства, то наложение БР-2 на танковую люльку МЛ-20 открывает возможность, при необходимости, постановки на эту люльку с подобными переделками и ствола-моноблока 203-мм гаубицы Б-4 и, конечно, еще легче поставить в танк 203-мм гаубицу У-3».

Главным препятствием к осуществлению подобных проектов являлось то, что приоритетным направлением работ был всё же основной вариант ЗИК-20. Но даже с его изготовлением у завода возникла масса проблем. В связи с реорганизацией завода проектирование ещё больше затянулось. Положение усугублялось тем, что на новом предприятии модельный цех отсутствовал совсем. В итоге деревянный макет ЗИК-20 в масштабе 1:1 был готов только к 15 декабря.

Такой могла быть САУ ЗИК-20 с орудием БР-2. Машина проектировалась уже с расчётом на КВ-1с в качестве базы и с установкой командирской башенки.

Решением начальника ГАУ КА генерал-полковника артиллерии Яковлева, наркома танковой промышленности Зальцмана и наркома вооружения Устинова рассмотрение проектной документации и макета назначили на 3 января 1943 года. Происходило оно на территории ЧКЗ, и это было уже не просто заключение по макету, а соревнование с проектами, которые представило КБ Кировского завода. По итогам сравнения челябинская машина, получившая заводское обозначение КВ-14, оказалась лучше и проще свердловской. Её история заслуживает отдельного повествования.

Автор благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • Архив автора
  • Архив Сергея Агеева

Источник - http://warspot.ru/5418-shturmovaya-alternativa

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
W_Scharapow's picture
Submitted by W_Scharapow on Thu, 22/12/2016 - 20:54.

Умели предки зажечь!

NF's picture
Submitted by NF on Sat, 12/03/2016 - 16:46.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Sat, 12/03/2016 - 09:35.

+++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Sat, 12/03/2016 - 07:32.

yes!!!

keks88's picture
Submitted by keks88 on Sat, 12/03/2016 - 02:51.

Очередная статья Юрия Пашолока по родственникам КВ. Подробно все эти проекты освещены в его книге по самоходам. ИМХО - неудивительно, что ЗИК-20 проиграла КВ-14. Уж больно монстроузно и аляповато она смотрится на фоне "конфетки" СУ-152. Мне еще У-18 нравится, надеюсь в ближайшее время по ней тоже будет статья.