«Шерманы» в «Августовской грозе»

14
8
«Шерманы» в «Августовской грозе»

«Шерманы» в «Августовской грозе»

Статья Петра Самсонова с сайта WARSPOT.

СОДЕРЖАНИЕ:

Советско-японская война 1945 года по сравнению с боями под Берлином и Веной в советской историографии представлена не очень широко. На Западе же действия СССР против Японии рассматриваются весьма пристально, и дебаты о том, кто на самом вынудил Японию капитулировать, атомная бомба или Красная армия, не утихают по сей день. Известный исследователь Дэвид Гланц даже придумал советско-японской войне громкое название «Августовская гроза». В молниеносных действиях Красной армии участвовали и иностранные машины, в том числе M4A2(76)W HVSS – самые совершенные танки из числа полученных по ленд-лизу.

Собираются тучи

На встрече лидеров «большой тройки» в Ялте в феврале 1945 года И.В. Сталин обещал вступить в войну с Японией спустя три месяца после окончания боевых действий против Германии. 7 мая 1945 года генерал-полковник вермахта Альфред Йодль подписал документ о безоговорочной капитуляции всех немецких войск. Капитуляция вступила в силу в 23:01 8 мая, и обратный отсчёт начался. У Красной Армии было три месяца, чтобы перебросить через всю огромную страну достаточные для разгрома Квантунской армии силы.

Карта сосредоточения частей 6-й гвардейской танковой армии в районе Тамцак-Булака. В состав армии входил в числе прочих соединений 9-й гвардейский механизированный корпус на «Шерманах»

Карта сосредоточения частей 6-й гвардейской танковой армии в районе Тамцак-Булака. В состав армии входил в числе прочих соединений 9-й гвардейский механизированный корпус на «Шерманах»

Одним из войсковых объединений, которым предстояло перебазирование, стала 6-я гвардейская танковая армия: 26 июня 1945 года она, находясь в Чехословакии, была введена в состав Забайкальского фронта. Армии было приказано преодолеть 9000 километров до монгольского города Чойбалсан, при этом для переброски потребовалось 88 эшелонов по 60 вагонов каждый. Долгий путь был полностью проделан за 30 дней, но собираться на подготовительных позициях части стали уже 17 июля. Там их ждали новые танки: 100 M4A2 с 76-мм пушками, включая новейшие M4A2(76)W HVSS, именуемые в документах «M4A2 с широкой гусеницей». Такими машинами полностью укомплектовали 46-ю гвардейскую танковую бригаду (гв.тбр), а также по одной роте каждого из трёх танковых полков 18-й, 30-й и 31-й гвардейских механизированных бригад (гв.мбр) 9-го гвардейского механизированного корпуса (гв.мк).

Из Чойбалсана танкистам предстоял 300-километровый марш в окрестности Тамцак-Булака, где армия начала готовиться к боевым действиям.

Марш проходил в экстремальных условиях. В полдень температура воздуха доходила до 45°C, а потому во избежание перегрева моторов и ходовой части марши совершали исключительно ночью. Это также помогало со скрытием танков от воздушной разведки, ведь спрятать движущиеся машины в пустыне было негде. В документах армии отмечалось, что M4A2 оказались менее чувствительными к жаре, и за день проходили больше, чем Т-34-85. Однако повышенная температура сказалась на расходе топлива: при норме 40 кг горючего на час работы «Шерманы» потребляли 60 кг, проходя на одной заправке 90-100 км вместо 150. В то же время Т-34-85 потреблял всего 26 кг.

M4A2(76)W HVSS – новейшие танки 9-го гвардейского мехкорпуса

M4A2(76)W HVSS – новейшие танки 9-го гвардейского мехкорпуса

И советские, и американские танки ломались на марше. У Т-34-85 и СУ-100 характерной поломкой был выход из строя аккумулятора (180 случаев) из-за плавления кислотноупорной массы. У Т-34-85 также быстро изнашивались гусеницы (по прогнозу их пришлось бы менять после 500-600 км пробега). У M4A2(76)W VVSS и HVSS самой частой проблемой стал выход из строя катков: у танков с подвеской VVSS самыми проблемными оказались 4-й и 5-й катки, у HVSS – только 5-й. Такое явление было массовым: только в 46-й гв.тбр и 84-м гв.тп вышло из строя 69 катков. Для «Шерманов» требовалось больше воды: её рекомендовалось возить два бака – один технический, один для экипажа. Из-за высокой запылённости у всех танков после 2–3 часов работы двигателя приходилось очищать воздухофильтры.

За танками была пущена группа техзамыкания в составе 3-4 летучек, электросварочной мастерской и машин с запчастями и ГСМ. Группе полагалось восстанавливать вышедшие из строя на марше машины, проводить профилактические осмотры танков на привалах и консультировать личный состав. На привалах танки рассредотачивали, разводя на расстояние не менее 30 метров друг от друга.
В усиление 6-я гвардейская танковая армия получила 36-ю и 57-ю мотострелковые дивизии, зенитную артиллерийскую дивизию, 208-ю самоходную артиллерийскую бригаду, две лёгкие артиллерийские бригады, два артиллерийских полка РГК и моторизованную инженерную бригаду. К началу боевых действий в армии было 185 M4A2, 416 Т-34-85, 193 СУ-100, 26 СУ-76, 177 БТ-5 и БТ-7, 22 Т-26, а также до 359 артиллерийских орудий всех калибров, 129 зениток, 201 миномёт и 46 «Катюш».

Норма расхода боеприпасов и ГСМ для проведения наступления была установлена в 3 боекомплекта и 3 заправки топлива непосредственно в войсках. К началу операции в танковых и механизированных частях находилось от 2,1 до 2,7 заправок дизельного топлива и 2–3 боекомплекта.

Старый Т-26 среди Т-34-85. Танки довоенного выпуска оказались фактически бесполезными в операции

Старый Т-26 среди Т-34-85. Танки довоенного выпуска оказались фактически бесполезными в операции

К началу боевых действий у 6-й гвардейской танковой армии было в наличии 57 800 американских 76-мм выстрелов (4,4 боекомплекта), а также 1800 75-мм выстрелов, при этом «Шерманов» с 75-мм пушками в наличии не осталось. Имелось 493 610 патронов калибра 12,7 мм (5,6 боекомплекта) и 19 635 патронов калибра 7,62 мм (0,6 боекомплекта) для американских пулемётов. К 18:00 8 августа непосредственно у 9-го гв.мк, в котором были собраны почти все M4A2, имелось 2,7 боекомплекта 76-мм снарядов.

вернуться к меню ↑

Удар молнии

8 августа 1945 года в 23:00 по местному времени, ровно через три месяца после капитуляции Германии, СССР объявил войну Японии. В полночь советские войска начали наступление. 6-й гвардейской танковой армии в составе Забайкальского фронта предстояло как можно быстрее преодолеть горный хребет Большой Хинган и выйти на оперативный простор на Центрально-Маньчжурской равнине. Задачу требовалось решить не позднее пятого дня операции за пять ночных переходов, чтобы не дать противнику подтянуть резервы.

Наступление частей 6-й гвардейской танковой армии было стремительным; оно ограничивалось, в основном, техническими причинами и нехваткой топлива

Наступление частей 6-й гвардейской танковой армии было стремительным; оно ограничивалось, в основном, техническими причинами и нехваткой топлива

9-й гв.мк следовал в первом эшелоне правой колонны. В строю было 183 M4A2: по 35 в танковых полках 18-й, 30-й и 31-й гв.мбр, 65 у 46-й гв.тбр, 10 у 14-го отдельного гвардейского мотоциклетного батальона (огв.мцб), а ещё три машины числились в управлении корпуса. В 389-м гвардейском самоходном артиллерийском полку насчитывалось 23 СУ-100.

Корпус усилили 57-й мотострелковой дивизией, 208-й самоходной артиллерийской бригадой и 1141-м пушечным артиллерийским полком. Из бронетехники добавилось 26 СУ-76, 65 СУ-100, 11 Т-26 и 100 БТ-5 и БТ-7. Всего в правой колонне было 296 танков.

В первый день операции 9-й гв.мк должен был пройти 120 км, во второй и третий – по 100 км, в четвёртый и пятый – по 80 км. Наступление корпус начал в 04:30, после 65-километрового марша для выхода на исходные позиции. Для развития нужного темпа всё-таки пришлось наступать днём. К 16:50 части корпуса овладели городом Баин-Хошун-Сумэ и к исходу дня вышли в район Норохарола.

Колонны советских танков идут по маньчжурским горам

Колонны советских танков идут по маньчжурским горам

В 06:00 10 августа 9-й гв.мк возобновил наступление. В этот день корпус достиг предгорий Большого Хингана, но высланная вперёд разведка доложила, что избранный маршрут по перевалу Корохон непроходим для танков – проливные дожди размыли дорогу. Танкисты были вынуждены повернуть по долине реки Хорен-Гол и к исходу дня вышли в район перевала Тунчакан. Двигаться приходилось по довольно трудным заболоченным районам, что приводило к повышенному расходу топлива. Отмечалось, что в этом месте дорогу пересекало множество горных ручьев, которые затрудняли проход. Склоны крутизной до 20-25° тоже не способствовали скорому продвижению. Некоторые машины в таких условиях переворачивались.

Части армии продолжали наступление, хотя пришлось сливать горючее и оставлять большую часть машин позади. Например, из 46-й гв.тбр вперёд пошло всего 18 танков, а у 30-й гв.мбр – всего семь. Вновь начались дожди. Скорость танков по размытым дорогам упала до 4–5 км/час. Темп наступления значительно упал – не только потому, что танки вязли в грязи, но и потому, что доставлять горючее по воздуху в такую погоду было затруднительно. На преодоление 130-километрового участка по размытым дорогам потребовалось три дня.

После перехода через Большой Хинган 9-й гв.мк вышел на оперативный простор и смог стремительно захватить Лубэй

После перехода через Большой Хинган 9-й гв.мк вышел на оперативный простор и смог стремительно захватить Лубэй

После перехода через Большой Хинган двигаться вперёд стало легче. Подножье хребта и город Лубей отделяли 150–170 км. Это расстояние корпус покрыл за одни сутки, и к исходу 11 августа остановился в городе, ожидая подвоза горючего. Задача была перевыполнена: пятидневный путь 6-я гвардейская танковая армия прошла за три дня.

Танкистам в основном приходилось бороться с изнурительной жарой и нехваткой горючего из-за сильного отрыва от тылов, но противник всё-таки появился. Разведгруппы 30-й гв.мбр столкнулись с вражеской кавалерией, но после короткой перестрелки всадники ушли в горы, потеряв несколько человек убитыми, а семерых удалось взять в плен. Было и столкновение с «курсантами японо-маньчжурской диверсионно-шпионской школы», с которыми тоже справились довольно быстро. Танкистам тоже довелось вступить в бой – например, экипаж младшего лейтенанта В.В. Дураковского столкнулся с вражеской заставой, уничтожив в бою 20 японцев.

После перехода через хребет части 9-го гв.мк собирались в городе Лубей, где имелся аэродром и куда по воздуху можно было легко перебросить горючее. Отставшие танки медленно подтягивались к городу. Во второй половине дня 13 августа корпус возобновил наступление, но к 16 августа горючее опять было на исходе, и вперёд пошли лишь малые отряды.

Танкисты 9-го гв.мк и китайское население. На «Шермане» стоит старая подвеска с вертикальными пружинами и узкие гусеницы

Танкисты 9-го гв.мк и китайское население. На «Шермане» стоит старая подвеска с вертикальными пружинами и узкие гусеницы

9-й гв.мк получил новую задачу: по мере поступления топлива сосредоточиться в Тунляо. Уже 19 августа стало известно, что планы надо обновить: с утра 18 августа японским войскам был дан приказ сложить оружие. Корпусу приказали ускорить наступление на Мукден, занять его одной бригадой, и к 25 августа воссоединиться с остальными частями армии в районе Фучжоу, Гаопзятунь, Сантуане-Мляо. Топлива хватало как раз на одну заправку для 46-й гв.тбр.

6-я гвардейская танковая армия начала приводить в порядок матчасть и разоружать сдающиеся японские группировки. Тем временем части 9-го гв.мк постепенно подтягивались к Тунляо. К концу августа части корпуса скопились в городе, дальнейшее передвижение без особого приказа было приостановлено.

Японские танки встречались разве что в качестве трофеев

Японские танки встречались разве что в качестве трофеев

Всего за август 1945 года 6-я гвардейская танковая армия потеряла 99 человек (20 убито, 11 ранено, 63 заболело). Было убито 280 вражеских солдат, 125 047 сдались в плен. Также было захвачено 300 танков.

вернуться к меню ↑

По пустыне на железном коне

Практическое отсутствие боевых действий 6-й гвардейской танковой армии позволяет сравнить ходовые качества танков советского и американского происхождения в максимально изолированных от внешних факторов условиях.

На 31 августа 1945 года в строю оставался 161 M4A2 из 185. Девять танков требовали текущего ремонта, 14 – среднего, а один нуждался в капитальном ремонте. Боевых потерь не было. Из 416 Т-34-85 в строю остался 361, при этом восемь танков требовали текущего ремонта, 44 – среднего, один Т-34-85 нуждался в капитальном ремонте. Были у Т-34-85 и боевые потери – две машины. Споры о преимуществе одного среднего танка над другим не угасают до сих пор, но по надёжности они оказались равны: примерно по 87% от первоначального количества машин оставались в строю после трёх недель марша по пустыне.

БТ-7 показали себя лучше, чем Т-26, но всё равно уступали новым машинам по надёжности

БТ-7 показали себя лучше, чем Т-26, но всё равно уступали новым машинам по надёжности

Самыми живучими оказались СУ-100: из 193 машин у армии осталось 183, и лишь 10 самоходок требовали среднего ремонта, причём одна машина вышла из строя ещё до начала операции. Из 26 СУ-76 в строю оставалась 21 самоходка, а пять требовали среднего ремонта. С лёгкими танками дело обстояло хуже: из 176 БТ-5 и БТ-7 в строю осталось всего 57 штук, 75 машин требовали среднего ремонта и 44 – капитального, как и все 11 Т-26. Изношенные старые танки на марше практически сразу начали отставать, и в первые же дни операции были оставлены на рембазах. Все тягачи, приданные корпусу, были заняты эвакуацией брошенных БТ-7, поэтому ломавшиеся «Шерманы» приходилось тащить их же собратьям.

Ремонтники также отмечали, что условия марша были исключительно сложными. С пробегом 120–140 км в день по солончакам и барханам с большими подъёмами и спусками, на жаре и в пыли, лучше всего справлялись M4A2 и СУ-76. Т-34-85 страдал в основном из-за аккумуляторов, которые, по мнению ремонтников, для эксплуатации в Монголии не подходили. Была ахиллесова пята и у M4A2: опорные катки, которых за операцию пришлось заменить больше 300 штук. Тем не менее, многие командиры экипажей, взводов и рот получили ордена Отечественной Войны I и II степеней за то, что их танки прошли 1000-1600 км без аварий и поломок.

Заправка танков, Манчжурия, 1945 год. Именно нехватка топлива оказалась самой серьёзной помехой

Заправка танков, Манчжурия, 1945 год. Именно нехватка топлива оказалась самой серьёзной помехой

Награждались и механики-водители: например, «Шерман» гвардии старшего сержанта А.С. Минибаева из 46-й гв.тбр отработал в течение 156 часов без ремонта, за что танкист получил орден Отечественной Войны I степени. Танк гвардии старшины И.Г. Егорочкина прошёл 930 миль (видимо, в километры данные со спидометра переводить не стали), отработав 148 часов. Танк гвардии сержанта Х.Х. Бидердинова отработал 129 моточасов, танк гвардии старшего сержанта В.С. Сабанова – 153 часа. Все перечисленные танкисты удостоились орденов Отечественной Войны II степени.

Продвижение частей также замедлялось перебоями в доставке ГСМ и запчастей. Так как боёв не было, разбирать на запчасти уничтоженные машины для восстановления остальных не получалось. О танках с подвеской HVSS танкисты 9-го гв.мк отзывались положительно: проходимость таких машин по грязи, бездорожью и песку была высокой. Танки могли буксировать как другие M4A2, так и Т-34-85.

«Шерманы» в наступлении. Видны машины как с новой, так и со старой подвеской

«Шерманы» в наступлении. Видны машины как с новой, так и со старой подвеской

Стремительный бросок на сотни километров в сложнейших условиях был трудным испытанием, как для отечественных, так и для импортных машин. 6-й гвардейской танковой армии повезло со своевременным прибытием на фронт «Шерманов» с повышенной проходимостью: последние марши Второй мировой войны показали, что модернизация ходовой части была отнюдь не лишней.

вернуться к меню ↑

Источники

      1. База документов «Память народа» (http://pamyat-naroda.ru)
      2. База документов «Подвиг народа» (http://podvignaroda.ru)

источник: https://warspot.ru/17802-shermany-v-avgustovskoy-groze

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить