«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

0
0

«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

Предлагаю вниманию две статьи на тему развития ракетной техники в Рейхе. Кое что из изложеного выглядит не совсем убедительно, но, как мне кажется, интересно.

* * *

Третий рейх, просуществовав всего двенадцать лет, рухнул под ударами союзников. Победителям достались богатые трофеи, и среди них – настоящие чудеса техники, на десятилетия опередившие свое время.

Загадочный доклад

В августе 1945 года заместитель наркома вооружений Василий Рябиков сформировал комиссию для изучения немецкой ракетной техники. Было образовано несколько групп, которые отбыли в Германию и приступили к сбору документации и изучению техники в Берлине, Тюрингии и на ракетном полигоне в Пенемюнде.

В составе одной из групп работал инженер Алексей Исаев, известный прежде всего своим проектом ракетного самолета-истребителя «БИ». В свое первое посещение Пенемюнде он в компании сослуживцев ворошил всякий бумажный мусор, пытаясь найти хоть какие-нибудь документы, связанные с ракетами «Фау». Поиски были безуспешными – работники полигона уничтожили все архивы. Но однажды Исаев отправился за поленницу дров «по нужде» и, радостно крича, вернулся к сослуживцам с тонкой книжицей в руках. Это был доклад, помеченный красной полосой и надписью «Streng Geheim» – «Строго секретно».

Организованная тут же коллективная экспертиза установила, что документ является проектом ракетного самолета-бомбардировщика.

Позднее Исаев рассказывал об этой редкостной находке так:

«Пуля в лоб! Что там придумано! Это самолет! Но не наш жалкий БИ, у которого бутылка каких-то полторы тонны, а там все 100 тонн сплошного огня! Самолет забрасывается этим чертовым двигателем на страшную высоту – километров 300 или 400! Сыпется на сверхзвуке вниз, но не врубается в атмосферу, а ударяется об нее, как плоский камешек, который мы бросаем под минимальным углом к поверхности воды. Ударяется, подскакивает и летит дальше!

И так два или три раза! Рикошетом! Сильная идея!..»

Находка была вручена самому надежному исаевскому сотруднику. Не докладывая генералу Соколову, его посадили в «Бостон» и тут же отправили в Москву. И только там выяснилось, что этот фантастический проект не имеет никакого отношения к ракетам «Фау», которыми войска СС обстреливали Лондон, и на полигоне Пенемюнде оказался случайно. Автором отчета был Эйген Зенгер, знакомый советским военспецам благодаря книге «Техника ракетного полета», опубликованной в 1933 году. Зенгер придумал концепцию летательного аппарата, предвосхитившего американский «Спейс шаттл» и нашу систему «Энергия–Буран».

Бомбардировщик Зенгера

Австриец Эйген Зенгер родился в 1905 году. В 1929-ом он окончил Высшую техническую школу в Вене и позднее работал там ассистентом.

В апреле 1931 года молодой инженер приступил к серии экспериментов с ракетными двигателями, используя оборудование Венского университета. В течение пяти лет он усовершенствовал (в результате бесчисленных статических испытаний) регенеративно охлаждаемый жидкостный ракетный двигатель, который охлаждался собственным топливом, циркулировавшим вокруг камеры сгорания.

Долгое время существовало мнение, что ракеты должны возвращаться в нижние слои атмосферы под небольшим углом, и почти до конца Второй мировой войны все расчеты строились именно на этом. Но доктор Эйген Зенгер в сотрудничестве с математиком Иреной Бредт, впоследствии ставшей его женой, предложили новую концепцию. Согласно их теории ракету следовало возвращать на землю под углом, близким к прямому.

Зенгер и Бредт подготовили соответствующий научный доклад (тот самый – обнаруженный Исаевым за поленницей дров), который был немедленно засекречен и в количестве ста экземпляров разослан наиболее крупным ученым в этой области. Впоследствии еще несколько экземпляров доклада, озаглавленного «Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем», были обнаружены специальными разведывательными группами союзников.

Зенгера интересовал вопрос, что будет, если крылатая ракета войдет в плотные слои атмосферы – скажем, на высоте 40 километров – слишком быстро и слишком круто. Из доклада было ясно, что в этом случае ракета должна рикошетировать, подобно плоскому камню, касающемуся поверхности озера. «Отскочив» от плотных слоев, ракета снова уйдет вверх, в более разреженные слои атмосферы. Пролетев некоторое расстояние, она опять попадет в плотные слои и вновь срикошетирует. В целом траектория ее полета будет представлять собой волнистую линию с постепенно «затухающей» амплитудой. По расчетам Зенгера и Бредт, такая траектория весьма значительно повышала возможную дальность полета крылатой ракеты.

Основываясь на этом, Зенгер создал концепцию ракетного «бомбардировщика-антипода» («Antipodal-Bomber»). Эта гипотетическая машина вошла в историю под разными названиями: «Silbervogel» («Зильберфогель» – «Серебряная птица»), «Amerika Bomber», «Ural-Bomber», «Orbital-Bomber» и «Atmosphere Skipper», что только подчеркивает грандиозность планов по ее применению.

Бомбардировщик разрабатывался как сверхзвуковой стратосферный аппарат. Фюзеляж был сильно «зализан» и являлся несущим (частично выполнял функции крыла), крылья были короткими и клиновидными. Имелось и горизонтальное хвостовое оперение, расположенное в самом конце фюзеляжа. Топливо размещалось в двух больших баках, по одному на каждой стороне фюзеляжа за крылом в хвостовой части. Баки с кислородом были расположены также по одному на каждой стороне фюзеляжа, но впереди крыла. Силовая установка состояла из огромного ракетного двигателя тягой 100 тонн, расположенного в хвостовой части фюзеляжа и работающего на жидком кислороде и керосине. Кроме того, имелись еще два вспомогательных ракетных двигателя, которые размещались по бокам основного.

Пилот находился в гермокабине в передней части фюзеляжа. Для планирующего приземления предусматривалось трехстоечное шасси. В центральном отсеке фюзеляжа устроен бомбоотсек, который вмещал 10 тонн обычных бомб. Никакого оборонительного вооружения устанавливать на самолет не планировалось.

Предполагалось, что длина бомбардировщика составит около 28 метров, размах крыльев – почти 15 метров, сухой вес – 10 тонн, вес топлива – 80 тонн. Таким образом, полный стартовый вес доводился до 100 тонн.

Но при таком весе очень много топлива требовалось бы для взлета; тут не помогли бы и стартовые ускорители. Выход, предложенный доктором Зенгером, заключался в том, чтобы построить длинный и прямой стартовый трек с рельсами длиной 3 км. Самолет помещался бы на салазки, на которых устанавливалось любое необходимое количество ракетных двигателей. Эти ракетные салазки должны были работать около 10 секунд, что позволяло разогнать самолет на треке до скорости 500 м/с. Затем он набирал высоту уже с помощью собственного маршевого двигателя.

Теоретически, писал Зенгер, можно довести скорость аппарата до 6000 м/с и поднять его на максимальную высоту в 260 км, а это уже космическая орбита. Далее бомбардировщик должен был двигаться по описанной выше траектории. Девятая нижняя точка лежала бы в 16 800 км от точки старта. Затем самолет в течение некоторого времени мог оставаться на высоте 40 км, а в 23 000 км от точки старта терял бы высоту и, пролетев еще 500 км, то есть в сумме половину расстояния вокруг Земли, совершал бы посадку. Согласно расчету посадочная скорость составляла всего 140 км/ч, что давало возможность любому аэропорту того времени принять ракетоплан.

Эйген Зенгер занимался проблемой полетов и на более короткие расстояния. Основная трудность такого полета состояла в развороте ракетоплана на обратный курс. Оказалось, что развернуть самолет, идущий на скорости 1600 м/с, чрезвычайно трудно: многие приборы и агрегаты могут отказать из-за чрезмерных перегрузок, и, кроме того, для выполнения такого маневра необходимо огромное количество топлива. Гораздо легче было бы осуществить прямой полет с посадкой на базе, расположенной на «противоположном конце» Земли. В этом случае бомбардировщики стартовали бы с какой-нибудь базы в Германии, сбрасывали свои бомбы в заданном районе и приземлялись в точке-антиподе.

Схема таких полетов была рассчитана довольно точно, хотя и имела некоторые недостатки. Так, точка-антипод для любого места старта в Германии оказывалась в районе Австралии и Новой Зеландии – на территории, контролируемой западными союзниками. Кроме того, города-цели не всегда находились там, где этого требовал «план полета». Далее, любая бомбардировка должна была производиться с нижней точки траектории, но даже и тогда рассеивание при бомбометании оставалось исключительно большим. Единственным городом в Западном полушарии, который при полете из Германии по схеме Зенгера располагался бы под нижней точкой траектории, оказывался Нью-Йорк. При этом бомбардировщик направлялся бы в Японию или в ту часть Тихого океана, которая находилась в руках японцев.

Задумывался Зенгер и еще над одной возможностью. Зачем останавливаться в точке-антиподе? Почему не облететь вокруг Земли и не вернуться на ту базу, с которой был осуществлен старт? Расчеты показывали, что для этого потребуется скорость бомбардировщика 7000 м/с с первым пиком на высоте 280 км и на удалении 3500 км от точки старта и первым снижением до 40 км на расстоянии 6750 км от точки старта. В этом случае девятое снижение лежало бы на расстоянии 27 500 км от стартовой позиции. Посадка должна была состояться через 3 часа 40 минут после старта.

Доклад Зенгера заканчивался рекомендацией принятия схемы с одной базой как наиболее практичной и перечислением исследовательских проектов, которые нужно было выполнить для создания этого поистине «космического» бомбардировщика. Проект Зенгера поддержали военные чиновники из Верховного командования люфтваффе. Они предложили конструктору создать и возглавить секретный космический НИИ в местечке Трауэн. Работы по строительству испытательного полигона для полномасштабных испытаний ракетного двигателя «Silbervogel» были запланированы на июнь 1941 года. Вся программа рассчитывалась на 10 лет. Именно это и погубило проект. Летом 1941 года, после начала войны с Советским Союзом, пришло распоряжение закрыть все программы, которые не могли дать ощутимого результата в ближайшие годы.

Доктор Зенгер так и остался обычным инженером-конструктором. Он взялся за работу над проектом прямоточного воздушно-реактивного двигателя для Института планеризма…

Проект «Зенгер»

После войны работы Зенгера получили признание в научном сообществе. В 1950 году он был избран президентом Международной академии астронавтики. А немецкие инженеры, работающие в области космонавтики и ракетной техники, отметили вклад ученого тем, что назвали его именем проект аэрокосмической системы многоразового использования.

«Зенгер» («Sänger») представляет собой перспективную двухступенчатую космическую систему – базовый аппарат в национальной технологической программе Германии по гиперзвуковым летательным аппаратам. Ее созданием немцы занялись потому, что практическая реализация программы «Зенгер» обеспечила бы европейским странам сравнительно дешевый и независимый от США доступ в космос с возможностью горизонтального старта с обычных воздушных взлетно-посадочных полос в Европе и непосредственного выведения полезного груза на любую заданную орбиту. Применение в маршевых двигателях экологически чистых компонентов топлива – жидкого кислорода и жидкого водорода – исключает выброс в атмосферу вредных продуктов сгорания.

Проект прошел несколько стадий, на которых сравнивались различные варианты компоновок аппарата. В настоящий момент система выглядит так: длина фюзеляжа – 81,3 метра, размах крыльев – 41,4 метра, полная масса – 340 тонн.

Первая ступень EHTV массой 259 тонн с максимальным (до 100 тонн) запасом водорода представляет собой двухкилевый самолет характерной стреловидной формы. Маршевая двигательная установка состоит из пяти комбинированных турбопрямоточных воздушно-реактивных двигателей.

Первая ступень разрабатывалась с учетом унификации ее характеристик с характеристиками перспективного гиперзвукового пассажирского самолета. Дальность крейсерского полета самолета с 250 пассажирами на борту составит 10 000 км. Скорость полета – до 4,5 Махов, высота – 25 км. Самолет сможет преодолеть за 3 часа расстояние от Франкфурта-на-Майне до Токио через Лос-Анджелес.

Вторая ступень «Хорус» («Horus») представляет собой пилотируемый космический летательный аппарат, во многом сходный с орбитальными кораблями типа «Спейс шаттл». Основное их отличие состоит в том, что на борту имеется большой (до 65,5 тонн) запас кислородно-водородного топлива. Расчетная продолжительность орбитального полета составляет одни сутки. Корабль вмещает экипаж корабля: 2 пилота, 4 пассажира и 2–3 тонны груза. В туристском варианте в кабине можно разместить до 36 пассажиров.

Одновременно с «Хорусом» немецкие конструкторы проектировали грузовой аппарат «Каргус» («Cargus») одноразового использования – уменьшенная модификация ступени ракеты-носителя «Ариан-5». «Каргус» предназначен для выведения на низкую орбиту полезного груза до 15 тонн с возможностью последующих стартов на геостационарную орбиту.

Схема полета воздушно-космического самолета «Зенгер» предполагалась следующая. После горизонтального взлета корабль выполняет подъем до высоты 25 км, над критическим озоновым слоем, и далее на этой высоте совершает крейсерский полет со скоростью до 4,5 Махов. Трасса от старта в центре Европы или на побережье Германии, Франции, Испании или Англии направлена на заданную широту в сторону Америки. Затем следует участок разгона с набором высоты до 30 км и увеличением скорости до 6,8–7 Махов. После разделения вторая ступень выходит на орбиту, а первая возвращается к месту старта.

Национальная программа предусматривала создание на предварительном этапе демонстрационной модели летательного аппарата, проведение летных испытаний, после чего на стыке столетий планировалось приступить к непосредственной разработке серийного корабля «Зенгер».

Однако после гибели шаттла Columbia доверие к аэрокосмическим системам многоразового использования подорвано, и будущее ракетного самолета «Зенгер» под вопросом.

http://www.popmech.ru/article/4243-serebryanaya-ptitsa-tretego-reyha/

P.S.

По официальным данным, ракетоплан Зенгера так никогда и не был построен. Но это – по официальным. Не стоит забывать, что Фюрер закрыл и проект постройки баллистических ракет Вернера фон Брауна А-4 (Фау-2) и все смежные с ним проекты (А9/А10 – Фау3), но работы по проектам продолжались. Проекты баллистических ракет курировала армия. Проект «Серебряная птица» Зенгера находился в ведении ВВС и был крайне засекречен. После войны ни фон Браун с проектом А9/А10, ни Зенгер с «Серебряной птицей» не стремились афишировать свои работы, так как они были направлены на атаку США и могли рассердить новых хозяев. Документы по этим проектам были уничтожины и мы имеем лишь обрывки информации. Но вероятность того, что Зенгер продолжал работать над космическим бомбардировщиком и после 1941 года, вполне возможна.

В этой связи уместно напомнить, что лет 10–15 назад мировые СМИ сообщили необычную новость: американские суда подобрали в Атлантическом океане капсулу немецкого космического корабля, стартовавшего еще в годы Второй мировой войны, с двумя астронавтами на борту. В остальном различные источники несколько противоречили друг другу. Одни сообщали, что космонавты, пребывавшие с секретной миссией в каком-то уголке Вселенной, вернулись живыми. По другим версиям, космонавты были мертвы, но их трупы, скованные космическим холодом, пролежали словно в морозильнике десятилетия…

Что это за космонавты и откуда у нацистов мог появиться космический корабль? Ракета Вернера фон Брауна А9/А10 была очень мощьной для своего времени, но не могла достигнуть первой космической скорости и выйти на орбиту. Максимум на что мог рассчитывать фон Браун – это суборбитальный полет (См. «Ракеты – как все начиналось»). Но «Серебряная птица» Зенгера по своим параметрам очень близко приближалась к нужным скоростям.

Для нас наибольший интерес представляет полезная нагрузка ракетоплана, планировавшаяся от 4 до 10 тонн. Эта нагрузка могла быть задействована не только на обычные или планирующие бомбы, но и на нечто куда более экстравагантное, а именно воздушно-космический самолет (ВКС) типа проектируемого сейчас во Франции аппарата «Гермес», чья масса в отличие от американских «шаттлов» и отечественного «Бурана» весьма и весьма невелика. (Примерно такую же массу имел разработанный в 60-х годах в СССР и несколько раз побывавший на орбите воздушно-космический самолет «Бор»). Если мы допустим наличие подобного аппарата, работающего в паре с ракетопланом Зенгера, то легко убедимся, что на долю 4-тонного ВКС выпала бы не столь уж фантастическая задача – отчалив от ракетоплана, несущегося на высоте 260 километров со скоростью 6,37 километра в секунду, добрать скорость до 8 километров в секунду и выйти на орбиту.

Более странно в этом случае выглядит сама цель подобного полета. В случае успеха такой миссии можно было бы начать шумиху с целью поднятия «духа нации». Но кому бы пришло в голову тратить деньги на подобную авантюру в состоянии кровавого цейтнота, в котором пребывала фашистская Германия в конце войны? Хотя именно авантюризм, порой замешанный на дичайшей мистике, отличал верхи нацистов. Люди, посылавшие подводные лодки искать то чашу Грааля на дне Бискайского залива, то дыру в земной коре в районе Северного полюса, дабы выпросить помощь у сказочной «подземной арийской расы», могли решиться и на авантюрный космический полет. Конечно, полагать, что космонавтов отправили искать помощь у «зеленых человечков», было бы просто дико, но попытку совершить космический полет в идеологически-пропагандистских целях можно допустить. Потерпев фиаско, о космонавтах предпочли забыть и даже стереть саму память об их (не будем забывать – гипотетическом) полете. В этом случае все выглядит более или менее логично.

Так что вполне возможно, что «Серебряная птица» Зенгера, с её экипажем, была первым космическим кораблем нашей планеты.

 

Когда в 1941 году в Германии был положен под сукно проект «Серебряная птица», казалось, что это закономерный провал чего-то безумного. Судите сами: задуманный в конце двадцатых годов Ойгеном Зенгером бомбардировщик-космолёт с ракетным двигателем, разгоняемый по земле на ракетных же салазках по рельсам до 500 м/с (1800 км/ч), должен был летать на высоте до 280 км (орбита МКС) со скоростью до 6400 м/с (23 000 км/ч). И всё это при стартовом весе в 100 т, из которых сухой вес лишь 10 т, бомб — 6 т, топлива — 84 т. Набор огромной скорости ещё на земле, до включения двигателей, позволил иметь не слишком большие, по меркам начала сороковых, крылья, размахом около 15 м, при обшей длине в 28 м.

Казалось логичным, что на идею Зенгера ответили отказом: Германии внезапно пришлось догонять по военному производству значительно более отсталый в промышленном отношении Советский Союз, до таких ли нелепиц? Однако, как известно, догнать не получилось, поэтому инициативному Зенгеру удалось оживить проект в 1944-м, как одну из вариаций псевдовагнеровской оперы «оружие возмездия». Предполагалось, что он достигнет Нью-Йорка за считанные минуты, снижаясь из космоса до 40 км, «отскакивая» от плотных слоёв атмосферы и, одновременно, сбрасывая бомбы. Затем, имитируя камень, подпрыгивающий на волнах, ракетоплан должен был несколько раз подняться над атмосферой и опуститься, волнообразно планируя над планетой. Описав полный круг, «Серебряная птица» приземлялась бы на аэродром, чтобы потом отправиться на следующее задание.

Поскольку пилотируемый космический корабль сделать было намного сложнее, чем беспилотную баллистическую ракету, серьёзных работ не было, дальше макета «Серебряная птица» не улетела: история, к счастью, отпустила рейху слишком мало времени. Предпочтение было отдано абсолютно реальному проекту верного члена НСДАП штурмбаннфюрера СС Вернера фон Брауна, намечавшего стереть Нью-Йорк с лица земли при помощи A9/A10 (Projekt Amerika). Позже именно эта концепция положила начало космическим и баллистическим ракетам СССР, а затем — и США, увенчавшись на своем пике высадкой на Луну.

Интереснейший профиль крыла и оперение, особенно для 1930-х. Внизу: в США идея полностью многоразового космолёта была преобразована в частично многоразовый. (Здесь и ниже иллюстрации Wikimedia Commons, io9.)

Что было бы, если б машина была построена в предложенном виде? В проекте, мягко говоря, много прогрессивных черт, но в целом продуманная тепловая защита на принципе радиационного рассеяния предназначалась для слишком малого воздействия при входе в атмосферу. Позднее компьютерное моделирование показало, что оно расплавилось бы как раз над Нью-Йорком, то есть при попытке снижения. Проблема решалась: толщину защиты было не так уж сложно увеличить. Правда, и полезная нагрузка снизилась бы. Наконец, бомбардировка с 40 км была бы лишь условно прицельной. Не вундерваффе, но, бесспорно, добротный проект с продуманной концепцией многоразовости.

Однако «Серебряная птица» как второе концептуальное направление боевого освоения космоса, заложенное нацистской Германией, также не была предана забвению.

Именно в связи с ней в 1947 году будущего советского перебежчика Григория Александровича Токаева вызывали в Кремль. Сталин попросил его оценить возможность использования ракетного бомбардировщика Ойгена для нанесения ударов по США. А также заявил: «Самолёты Зенгера и их конструкция должны стать нашей ближайшей целью…» Неподдельный интерес советского лидера был связан с успехами его атомного проекта и складывавшимися проблемами доставки средств массового убийства в логово американского империализма. Тогда же Токаеву поставили задачу выкрасть из Франции находившегося там Ойгена Зенгера с понятной целью ускорения работ по проекту.

«Изъять» Зенгера не удалось, что для сталинских проектов типично. Однако (и это тоже типично) неудачи вызывали у Кобы приступы ещё более кипучей деятельности. Так что после изучения доставшихся советским войскам немецких чертежей проекта «Серебряная птица» в 1965 году СССР запустил проект «Спираль». Тоже горизонтально стартующий и садящийся, но двухступенчатый орбитальный гиперзвуковой самолёт. Вместо рельс он должен был стартовать со спины сверхзвукового самолёта-разгонщика, а так — всё то же самое: мог бомбить и Нью-Йорк, и Канберру, и всё остальное. Как мы уже писали, маршал Гречко, незнакомый с историей «Серебряной птицы», не знал, что проект придуман учёными немцами, поэтому посчитал его фантазией и приказал копировать усилия учёных американцев по созданию шаттла. Круг замкнулся: советский потомок «Зильберфогеля» был свёрнут в пользу американского потомка того же проекта.

Да-да, а вы думали, что «преклонение перед иностранщиной» свойственно только СССР? В начале 1950-х компания Bell Aircraft создала BOMI (BOmber Missle), прямой клон проекта Ойгена. Но, как вы понимаете, американские военные не спешили: их устраивали дозвуковые ядерные бомбардировщики. В 1957 году стало ясно… в общем, вы сами понимаете, что стало ясно. Успех советского воплощения А9/А10 заставил США развернуть проект X-20 Dyna-Soar (произносится как «динозавр»). Чтобы избежать сложностей, разгон орбитального самолёта планировалось осуществлять ракетой «Титан», а затем, по Ойгену, «динозавр» должен был изображать подскакивающий на волнах камешек, сбрасывающий атомную бомбу на СССР и скачущий затем по прямой до посадки на родном аэродроме. Как и у «Зильберфогеля», предусматривалась система спасения пилота. Кстати, именно на этот аппарат начали тренировать Нила Армстронга. За счёт отсутствия бортового топлива X-20 Dyna-Soar должен был получиться компактным: 10,77 м длины (истребитель Второй мировой!), размах крыльев — 6,35 м (!), правда, и полезная нагрузка только 450 кг, а экипаж не более четырёх человек.

Ускоритель для ракетных салазок должен был играть роль первой ступени. Только возвращать на землю для заправки его было бы значительно легче. Внизу: американский X-20.

Но и в Америке нашёлся свой Гречко. Роберт Макнамара рвался догнать и, как завещал Джон Кеннеди, перегнать СССР в космосе, но самостоятельно стратегически планировать, без оглядки на гонку престижа, не хотел. Поэтому, убедившись, что в ближайшие год-два X-20 Dyna-Soar не полетит, он прихлопнул начинание в 1963 году. Вместо него открыл кучу других, которые потом пришлось всё равно сворачивать. Поэтому шаттл, позаимствовавший идеологию у той же X-20 Dyna-Soar, делали заново, начав аж в 1971-м, спустя несколько лет после предполагавшегося полёта X-20 Dyna-Soar. Закончить проект (и запустить первый шаттл) удалось только через десятилетие. Задержка была столь долгой, что, прикрыв полёты фонбрауновских одноразовых аппаратов, НАСА шесть лет не могло запустить человека в космос из-за отсутствия пилотируемых кораблей.

Задержка заставила спешить. Систему спасения экипажа отбросили как утяжеляющую и замедляющую разработку; конструкция аппарата была выполнена не по схеме с радиационным охлаждением, когда тепло теряется с излучением от металлического покрытия на основе молибдена, циркония и сплава рений-ниобий, а с теплопоглощающими керамическими плитками, без остекления пилотской кабины (оно требовало сбрасываемых щитков, а конструировать их было долго). Таким шаттл и вышел: без системы спасения, с периодически прогорающей теплозащитой, пытавшейся поглотить тепло от атмосферного нагрева, вместо того чтобы избавиться от него… Итоги известны: сгоревшие экипажи, остановленная программа. И США вновь вернулись в годы без самостоятельных пилотируемых полётов.

Вот так Макнамара вошёл в историю второй раз после развязывания Вьетнамской войны, а СССР в третий раз начал копировать проект «Серебряной птицы». На сей раз получился «Буран», но и его свернули. Впрочем, это не конец истории: в наши дни дорабатывается Dream Chaser, проект Sierra Nevada Corporation, проникнутый той же идеологией и создававшийся с прямой оглядкой на упомянутые инициативы.

В общем, история «Серебряной птицы» внушает немалый оптимизм, нет? Подумать только: несмотря на то что нашими шагами в космосе в конечном счёте руководят политики и военные, мы туда всё же попали! И, может быть, навсегда?

 

«Серебряная птица», надолго пережившая Рейх

http://topwar.ru/24604-serebryanaya-ptica-nadolgo-perezhivshaya-reyh.html

Когда летом 1941 года в Германии под сукно отправили проект «Silbervogel» – «Серебряная птица», всем казалось, что это закономерный провал безумной идеи. Судите сами: задуманный еще в начале XX века проект австрийского инженера Ойгена Зенгера казался чем-то фантастическим. Инженер предлагал построить космолет-бомбардировщик, оснащенный ракетным двигателем. Взлет он должен был осуществлять при помощи специальных ракетных салазок, которые разгоняли его на рельсах до скорости в 1800 км/ч. После этого бомбардировщик должен был осуществлять полет на высоте до 280 км (практически орбита МКС) со скоростью до 23 000 км/ч. Стартовый вес «Серебряной птицы» должен был составить порядка 100 тонн, из которых 10 тонн – чистый вес бомбардировщика, 84 тонны – запас топлива, 6 тонн – бомбовая нагрузка.

Основным назначением задуманного Зенгером космолета-бомбардировщика была бомбардировка территории США, к примеру, Нью-Йорка и отдаленных промышленных районов СССР, в частности Урала и Сибири. Самолет мог нести до 30 тонн бомб в зависимости от расстояния полета, до Нью-Йорка при расчетном расстоянии в 6500 км, он мог взять только до 6 тонн бомб. Проект был закрыт в 1941 году, после того как Германия начала войну с СССР, тогда многие амбициозные проекты, которые не предполагали скорой отдачи, были закрыты.

В том, что идею Ойгена Зенгера решили отклонить, не было ничего необычного: Германии внезапно пришлось догонять по объемам военного производства существенно «более отсталый» в промышленном отношении СССР, тогда рейху было не до таких нелепых проектов. Однако догнать Советский Союз так и не получилось и к концу Второй мировой войны (в 1944 году) проект Зенгера был возрожден, на этот раз в виде «оружия возмездия». Но даже тогда немецкое командование понимало практически полную нереализуемость данного проекта и работы по проекту не вышли дальше выполнения эскизных чертежей и макетов.

«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

«Silbervogel» – «Серебряная птица»

Проект был просто фантастическим, предполагалось, что «Silbervogel» достигнет Нью-Йорка за считанные минуты и, снижаясь из космоса до высоты примерно в 40 км, проведет бомбометание. При этом ракетоплан должен был «отскакивать» от верхних слоев атмосферы, как камень, который подпрыгивает на волнах. Заниматься разработкой пилотируемого космического корабля было гораздо сложнее, чем работать над созданием беспилотной баллистической ракеты, так что дальше чертежей «оружие возмездия» не прошло, а сам тысячелетний рейх, к счастью для всех, перестал существовать уже в 1945 году. Практичные немцы отдали предпочтения ракетам верного члена НСДАП Вернера фон Брауна, который предлагал уничтожить Нью-Йорк при помощи ракет А9/А10 (Projekt Amerika). Позднее именно эта концепция положила начало баллистическим и космическим ракетами СССР и США, увенчавшись в конечном итоге высадкой американцев на Луне.

Что случилось бы, если бы самолет был создан и взлетел в воздух в том виде, в каком задумывалось, сказать трудно. В данном проекте, мягко говоря, было достаточно прогрессивных черт, но в целом проведенные впоследствии расчеты и компьютерное моделирование показали, что бомбардировщик бы просто расплавился как раз над Нью-Йорком при попытке снижения. Данная проблема, в принципе, была решаемой, необходимо было увеличивать толщину защиты, правда при этом уменьшилась бы и полезная нагрузка бомбардировщика. Наконец стоит признать тот факт, что и бомбардировка с высоты в 40 километров вряд ли была бы прицельной. На чудо-оружие данный проект не тянул, хотя потенциал в этой разработке, безусловно, был, она была очень смелой и оригинальной для своего времени.

При этом сам проект «Silbervogel» пережил Третий рейх и не был предан забвению. В том числе и в связи с этим проектом в 1947 году в Кремль к Сталину был вызван будущий советский перебежчик Григорий Александрович Токаев. Сталин лично попросил инженера оценить возможность использования ракетного бомбардировщика конструкции Ойгена для ударов по США. Неподдельный интерес Сталина был связана с успехами СССР в ядерной программе, однако при этом у страны советов не было способа доставки атомной бомбы в логово американского империализма. В это же время Токаеву была поставлена задача выкрасть Ойгена Зенгера из Франции, где тот в то время находился, австрийский инженер должен был помочь СССР в ускорении работ по проекту.

«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

«Silbervogel» – «Серебряная птица»

Похитить из Франции самого Зингера не получилось, а сам Токаев сбежал к англичанам, но СССР от своих планов не отказался. После того как были изучены все доставшиеся советским военным чертежи проекта «Silbervogel», в СССР в 1965 году был запущен собственный подобный проект, получивший название «Спираль». По задумке авторов, это должен был быть орбитальный гиперзвуковой самолет, который также бы совершал горизонтальный взлет и посадку, но был при этом двухступенчатым. В отличие от немецкой идеи с ускорением на специальной рельсовой тележке, «Спираль» должна была стартовать со спины специального сверхзвукового самолета-разгонщика. Сам же замысел был тот же. Основной целью была бомбардировка Нью-Йорка и других удаленных городов вероятного противника.

В СССР маршал Гречко, который не был знаком с историей немецкой «Серебряной птицы», посчитал проект «Спирали» слишком фантазийным и отдал приказ на копирование усилий американских ученых по созданию «шаттла». Таким образом, круг замкнулся. Советский потомок «Silbervogel» был свернут в пользу американского проекта, который был потомком той же «Серебряной птицы». В США тоже не чурались пытаться копировать чужие разработки.

Еще в начале 1950-х годов фирма Bell Aircraft воссоздала BOMI (BOmber Missle), который являлся прямым клоном проекта Ойгена, однако американским военным некуда было спешить. В отличие от СССР у них были средства доставки ядерного оружия в виде дозвуковых стратегических бомбардировщиков, которые их вполне устраивали. В то же время СССР запустил в 1957 первый искусственный спутник Земли, открыв новую эру. Успех советской интерпретации немецких идей ракет А9/А10 заставил Вашингтон развернуть проект Х-20 Dyna-Soar (произносится «динозавр»).

Для того чтобы избежать сложностей, разгон данного орбитального самолета решено было осуществлять при помощи ракеты «Титан», а после этого, как и у Ойгена, аппарат должен был подобно подскакивающему на воде камешку сбрасывать на СССР ядерное оружие и «скакать» дальше до своей посадки на аэродроме. Как и у немецкой разработки, на аппарате предусматривалась система спасения летчика. Именно на этот аппарат в свое время начали тренировать Нила Армстронга. За счет отсутствия на борту аппарата бортового топлива космолет X-20 Dyna-Soar был достаточно компактным: проектная длина 10,77 м (сопоставима с истребителями Второй мировой), размах крыла – всего 6,35 м, полезная нагрузка всего 450 кг, а экипаж аппарата не более 4-х человек.

«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

Проект "Спираль"

С учетом предполагаемого ограничения финансирования проекта, объединенное ведомство по X-20 Dyna-Soar подготовило предварительный план работ, который состоял из 2-х основных фаз. На первой фазе должны были быть оценены аэродинамические характеристики аппарата, а также эффективность присутствия на борту пилота и работа подсистем военного испытательного образца. Для достижения поставленных задач группа компаний Bell-Martin и Boeing-Vought рассматривали Х-20 Dyna-Soar в виде пилотируемого планера, обладающего большой стреловидностью крыла по передней его кромке. Масса планера при этом колебалась между 3175 и 5897 кг. Скорость должна была составить порядка 17 тысяч миль/ч., на высоте полета в 91,5 км. Проектное ведомство настаивало на том, чтобы в качестве стартового ускорителя для планера использовалась связка твердотопливных ступеней межконтинентальной баллистической ракеты Minuteman.

Во время принятия предварительного плана разработки, который был утвержден в марте 1959 года, ведомство полагало, что испытания Х-20 Dyna-Soar со сбросом с самолета и последующим планированием могли быть проведены уже в январе 1962 года. В дальнейшем с июля 1962 года планировалось приступить к пилотируемым суборбитальным испытаниям, с выполнением настоящего орбитального полета в октябре 1963 года. Исследования системы вооружения планера планировалось проводить одновременно с самой разработкой аппарата. Первоначальной боеготовности вооружения Х-20 Dyna-Soar планировалось достичь к концу 1967 года. Предполагалось, что аппарат можно будет использовать в интересах противовоздушной и противокосмической обороны, ведения разведки, а также бомбардировочных миссий. Планировалось оснащение аппарата различным вооружением, включая УР классов «Космос-Воздух», «Космос-Космос», «Космос-Земля», а также обычными бомбами.

Однако и в США нашелся свой Гречко. Роберт Макнамара рвался обогнать СССР в космической гонке, поэтому, придя к убеждению, что в течение ближайших двух лет X-20 Dyna-Soar не сможет полететь, он остановил работы по проекту в 1963 году. Вместо этого проекта была открыта куча других, многие из которых потом все равно пришлось закрывать. Поэтому шаттл, который в чем-то заимствовал идею у того же X-20 Dyna-Soar, пришлось создавать заново, начав работы только в 1971 году, спустя несколько лет после предполагавшегося завершения испытаний X-20. При этом завершить работы по проекту и отправить шаттл в первый полет удалось только через 10 лет.

«СЕРЕБРЯНАЯ ПТИЦА» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: НА РАКЕТЕ В НЬЮ-ЙОРК

X-20 Dyna-Soar

Задержка в создании пилотируемого космического корабля заставляла спешить и систему спасения экипажа, как замедляющую и утяжеляющую разработку, было решено отбросить. Шаттл строился не по схеме с радиационным охлаждением, когда тепло должно было теряться вместе с излучением от металлического покрытия на основе циркония, молибдена и сплава рений-ниобий, а с керамическими плитками, выполнявшими теплопоглощающую функцию. В итоге таким шаттл и получился: с периодически прогорающей теплозащитой, которая пыталась поглотить тепло от атмосферного нагрева, вместо того чтобы стараться избавиться от него и без системы спасения экипажа. Итоги проекта известны: программа остановлена, 2 экипажа шаттлов сгорели. В итоге США вновь вернулись в годы без самостоятельных пилотируемых полетов в космос.

Таким образом, Макнамаре удалось второй раз войти в историю после развязывания войны во Вьетнаме, а СССР в третий раз начал работы над копированием проекта «Серебряная птица». На этот раз удачно – получился «Буран», но и это программа была свернута с развалом союза. Однако даже это не конец истории. В наши дни дорабатывается проект Dream Chaser, который по своей сути проникнут той же идеологией и создается с оглядкой на уже упоминавшиеся выше космические инициативы.

Источники информации:

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
byakinDilandu Albato Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Dilandu Albato
Dilandu Albato

У немцев были ОЧЕНЬ

У немцев были ОЧЕНЬ своеобразные представления о аэродинамике на гиперзвуковых скоростях… Конкретнее — судя по их концепциям крылатой Фау-2 у меня создалось сильное впечатление что немцы ни фига не смыслили в вопросе и даже не пытались разобраться.

byakin
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить