Выбор редакции

Самоходная артиллерийская установка «Секстон» или «пономарь» бога войны

9
8

К началу боевых действий в Северной Африке у британских войск имелось превосходное орудие полевой артиллерии в лице 25-фунтовки: пушки-гаубицы Ordnance, Quick-Firing, 25-pounder. Орудие отличалось отличной скорострельностью, особенно для своего внушительного калибра в 87,6 мм. На просторах Северной Африки у пушки выявилась одна проблема: недостаточная подвижность. Она могла буксироваться колёсным тягачом, как с передком, так и без, но этого было недостаточно, так как экипаж не был защищён от вражеского огня, что было особенно важно на Североафриканском ТВД, так как пушка была мощным противотанковым средством и нередко вела огонь прямой наводкой. Также артиллеристы не успевали быстро собраться для марша, приехать за танками и вовремя построиться для стрельбы при успешном прорыве механизированных войск. Необходимо было поставить пушку на бронированное гусеничное шасси, и эту задачу, пусть и не сразу, решили. Сегодня речь пойдёт о самоходной артиллерийской установке «Секстон» и её предшественниках.

Содержание:

Колония против метрополии

После испытаний различных существующих танков, включая устаревшие Cruiser Tank Mk.IV, англичане выбрали в качестве шасси для пушки «Валентайн». Пехотный танк был одной из лучших британских машин по надёжности и смог бы перенести лишний вес. Из-за спешки изменения исходной машины были минимальными. Башня танка заменялась массивной рубкой, в которую помещалось орудие и два члена расчёта. Скромные размеры шасси не позволили сделать рубку достаточно просторной, и углы горизонтальной и вертикальной наводки были весьма ограничены. Третьему члену расчёта при стрельбе и вовсе приходилось находиться на надмоторной плите, так как места в рубке для него не хватало.

25-фунтовая пушка, передок и грузовик в руках современных реконструкторов. Расчёт и пушка представляли собой довольно крупную и уязвимую цель

25-фунтовая пушка, передок и грузовик в руках современных реконструкторов. Расчёт и пушка представляли собой довольно крупную и уязвимую цель

Лишние 15 английских центнеров (762 кг) веса не добавили и без того тихоходному «Валентайну» подвижности, а большая рубка стала лёгкой целью в пустыне Северной Африки. Надёжность танка сильно упала. По результатам испытаний выяснилось, что агрегаты танка изнашиваются примерно в два раза быстрее, чем на исходной машине. В самоходку также помещалось всего 32 снаряда, и за машиной всё равно приходилось возить передок с дополнительным боекомплектом, как и на колёсном тягаче.

Военные не были в восторге от такой машины, и даже сама целесообразность механизации 25-фунтовки оказалась под вопросом. Машину всё-таки приняли на вооружение под названием 25-pdr Valentine SP. За характерную форму рубки, напоминающую митру, машину уже под самый конец её недолгой службы прозвали Bishop («Епископ»). Воевали такие машины совсем недолго. Стало очевидно, что полумерой при создании самоходки не обойтись. Под конец 1942 года обсуждалась перекомпоновка «Бишопа» с целью лучшего размещения боевого отделения, но работа далеко не пошла. В отличие от обсуждавшихся в той же сводке самоходок Archer и Alecto, для машины даже не составили тактико-технических требований, только упомянули желательное максимальное возвышение пушки: 38°. К тому времени стало ясно, что подходящего шасси для 25-фунтовки в Великобритании пока нет.

Самоходное орудие «Бишоп». Видно, что экипаж самоходки воевал в не лучших условиях

Самоходное орудие «Бишоп». Видно, что экипаж самоходки воевал в не лучших условиях

Тем временем, на другой стороне земного шара началась разработка ещё одной самоходной установки с 25-фунтовой пушкой. В начале марта 1942 года генерал канадской армии МакНотон рекомендовал включить полк самоходок в каждую бронетанковую дивизию. Самоходка должна была использовать отечественное шасси: либо Valentine VII, либо Ram. Идею одобрили 12 марта, и на «Артиллерийский проект 13» (Project Arty 13) выделили немалую сумму: $100 000 канадских долларов.

Неизвестно, опирались ли канадцы на неудачный опыт англичан, но уже 16 марта 1942 года приняли решение в пользу «Рэма». Решили использовать шасси танка без изменений, но разработать рубку заново. Её бронирование было противопульным: всего лишь 12,5 мм. Отдельные листы можно было сделать толще, если общая масса машины оставалась ниже планки в 30 коротких тонн (27 216 кг). Установка пушки должна была обеспечивать подъём до 40° и поворот на 15° в обе стороны. Отверстие для пушки защищалось цилиндрической подвижной бронировкой.

В отличие от англичан, САУ не строили в вакууме. Было известно, что американцы разрабатывают самоходку Gun Motor Carriage T32, будущий М7 «Прист». Британская танковая миссия уже заинтересовалась этой машиной, спросив американцев во время визита 14–16 марта, есть ли возможность установить на неё 25-фунтовку. Канадцы послали своего офицера, лейтенанта Мильна, на Абердинский полигон, чтобы рассмотреть новинку. После командировки Мильна послали на MLW (Montreal Locomotive Works, Монреальский паровозостроительный завод), чтобы он руководил постройкой макета канадской самоходной установки.

Работа шла гладко. Уже 15 мая Мастер вооружения (Master General of Ordnance — MGO) Виктор Сифтон написал начальнику канадского генштаба, что машина будет готова к испытаниям в начале июля. Он попросил разрешение на заказ 75 машин с условием успешного проведения испытаний, но генштаб разрешил заказать всего 24 САУ — достаточного количества для одного полка. 11 июня были подписаны заявки на контракты CD LV1596 на прототип и CD LV1568 на серию в 24 машины.

Опытный образец самоходки, собранный из неброневой стали

Опытный образец самоходки, собранный из неброневой стали

Сборку прототипа на MLW закончили 20 июня 1942 года. Машину немедленно отослали на артиллерийский полигон в Петававе. Её хотели показать представителям генштаба 27 июня, но при испытаниях стрельбой 25 июня было отмечено разрушение сварных швов на установке орудия. Поломку починили, но 30 июня при стрельбе усиленным зарядом погнулась рама. Машину сняли с испытаний и послали на доработку. Оказалось, что у американцев были те же проблемы при разработке установки для 25-фунтовой пушки. Канадские и американские конструкторы начали совместную работу для решения этой задачи. Тем временем испытания продолжались. Несмотря на существенные недостатки с установкой, сама идея самоходной 25-фунтовки была признана правильной. Машина позволяла привести пушку в боевое положение на две минуты быстрее, чем буксируемое орудие. Встроенный компас P.8 позволял механику-водителю совершать грубую наводку пушки. Батарея таких самоходок могла остановиться, пристреляться, обстрелять цель и успеть уехать, пока батарея буксируемых орудий всё ещё пристреливалась. Была только одна существенная проблема: авиационный компас P.8 был настолько чувствителен, что даже металлическая рама очков водителя могла его сбить.

Дополнительные испытания с новой установкой орудия провели 29 августа и 1 сентября, а 3 ноября 1942 года машину официально приняли на вооружение под именем «25-pdr SP» (25-фунтовая самоходная пушка). Установочную партию заказали ещё до этого: 24 машины 12 июня и ещё 36 1 августа (24 машины для второго полка и 12 для резерва). К 7 августа заказ вырос ещё раз. Теперь армии нужно было 80 машин: 24 для формирования самоходного артиллерийского полка для 4-й бронетанковой дивизии, 24 для аналогичного полка в 5-й бронетанковой дивизии, 12 учебных машин и 20 для резерва. К 1 октября заказ вырос до 84 машин: к каждому полку добавили ещё по одной самоходке. В качестве машин корректировщиков огня предлагалось использовать «Рэмы» или спецмашины на их базе, из расчёта три на батарею. Также два таких танка держались при штабе дивизии. Чтобы не перебивать поток «Рэмов», которые выпускались на том же заводе, решили построить первую дюжину самоходок после выпуска 500-го танка и остаток после выпуска 800-го.

вернуться к меню ↑

Неожиданный заказчик

Англичане заинтересовались машиной довольно скоро. Уже 6 июля 1942 года на совещании между генерал-лейтенантом МакНотоном и британским полковником Моррисоном последний попросил выслать «одну из 25-фунтовых пушек на шасси танка Рэм». После испытаний в Петававе опытную машину послали обратно на MLW для оснащения ЗИПом, и 3 ноября она отбыла на пароходе SS Asbjorn в Англию. Так как опытный образец был собран из неброневой стали, внутри нанесли предупреждающую надпись, чтобы его ненароком не послали воевать. Вместо WD номера на борту была надпись «CANADA». Испытания на артиллерийском полигоне Ларкхилл начались 29 декабря 1942 года и закончились 9 января 1943 года. По сравнению с весьма посредственным «Бишопом», 25-pdr SP был огромным скачком вперёд. В боевое отделение помещались не только все шесть членов экипажа, но и 102 снаряда, из-за чего не надо было возить прицеп с дополнительным боекомплектом. Машина была очень устойчива при стрельбе и даже могла стрелять на ходу, что позволяло ей защищаться от вражеской бронетехники в чрезвычайной ситуации. При стрельбе на твёрдом грунте машина уезжала назад примерно на 2,5 сантиметра, но это не сбивало наводку. Скорострельность по сравнению с буксируемой 25-фунтовкой возросла. Удачная конструкция установки позволяла повернуть пушку на 15° вправо или 25° влево (на «Бишопе» пушка поворачивалась всего на 4° вправо и влево). Более высокий угол наведения доводил максимальную дальность стрельбы до 12 км, по сравнению с 5,5 км у «Бишопа».

«Секстон» раннего типа. На машине всё ещё стоят тележки и фары по типу танка «Рэм», гусеницы WE210 заменены американскими Т54Е1

«Секстон» раннего типа. На машине всё ещё стоят тележки и фары по типу танка «Рэм», гусеницы WE210 заменены американскими Т54Е1

Но не всё было так радужно. Самоходка была довольно сырой и во время испытаний получила много замечаний. Например, машина получилась довольно крупной, из-за чего её было сложно вкопать в землю для защиты. Тонкие листы рубки пробивались даже винтовочными бронебойными пулями. Также экипаж был уязвим для обстрела сверху. Было рекомендовано ввести крышу для боевого отделения, которая могла остановить 20-мм бронебойный снаряд. Хотя лафет и позволял поднять пушку до желаемых 40°, длина отката не позволяла стрелять в таком положении, её приказали укоротить на 45 см. Также были сделаны весьма неоднозначные выводы насчёт стрельбы по компасу. Прибор, несомненно, сокращал время приготовления к стрельбе, но был сочтён «опасностью и угрозой» при неправильной выверке. Было рекомендовано проверять настройку компаса опытным офицером каждую неделю, а также после проезда 320 км.

27 февраля 1943 года самоходка приняла участие в ещё одном сравнительном испытании. Союзники уже всерьёз присматривались к высадке в Европе, и поведение самоходки во время десантирования было весьма важным показателем. В этом испытании «Секстон» показал себя намного лучше, чем «Бишоп» и «Прист». Стрелять прямо с судна LCM III оказалось сложно, зато самоходка могла вести огонь из воды, погрузившись до 90 см, и ехать по глубине до 1,5 метров. Единственным недостатком было погружение самоходки в рыхлый песок при стрельбе. После испытаний прототип передали в 1-ю канадскую бронетанковую часть пополнения (1st Canadian Armoured Corps Reserve Unit, 1 CACRU).

По результатам испытаний машину признали лучшей самоходкой, доступной английской армии, то есть не только лучше весьма посредственного «Бишопа», но и даже лучше американского Gun Motor Carriage M7 и его варианта с 25-фунтовкой Howitzer Motor Carriage T51. Машина настолько понравилась англичанам, что они даже рассматривали вариант установки 17-фунтовой пушки вместо 25-фунтовки, чтобы получить эрзац-истребитель танков. 15 марта 1943 года самоходку приняли на вооружение в качестве основной САУ британской армии. Англичане заказали сразу 300 самоходок по 60 машин в месяц, отменив заказ на Т51. Увы, 17 марта из Канады пришёл неутешительный ответ. Дело в том, что свободной мощности завода MLW хватало всего на 25 самоходок в месяц. Первые 84 самоходки уже были забронированы: 25 оставались в Канаде для обучения экипажей, 54 отсылались Канадским заморским войскам (Canadian Army Overseas, CAOS). Заказ смогли расширить до 124 машин: 99 убыли в Европу, две остались на заводе, а остальные послали в артиллерийские учебные центры в Петававе (провинция Онтарио) и Сассексе (провинция Нью-Брансуик). Машины не осели в Канаде надолго: потребность CAOS в самоходной артиллерии была острой, и довольно быстро в Канаде осталось только восемь самоходок. Половину из них перевезли в учебный лагерь Шайло, Манитоба.

Сборка «Секстона» на заводе MLW, лето 1943 года

Сборка «Секстона» на заводе MLW, лето 1943 года

К концу 1943 года требовалось 610 машин, 950 на 1944 год и 225 в первом полугодии 1945 года. Англичане и канадцы начали торговаться. Первоначальные планы включали выпуск всего 100 самоходок и 100 танков ежемесячно. Англичане же желали полностью переключить MLW на производство «Секстонов». Отдел снаряжения и снабжения (Department of Munitions and Supply — DM&S) всё-таки согласился на полумеру: 50 танков Гризли и 150 самоходок в месяц. Выпуск «Секстонов» планировалось наращивать постепенно: 80 в сентябре 1943 года, 100 в октябре, 135 в месяц с ноября по март 1944 года и 150 в месяц, начиная с апреля 1944 года.

Англичанам даже такой компромисс не понравился. Альтернативу предложили 23 июня 1943 года, обещая вооружить три бригады канадской армии танками Sherman III и Sherman V. Переход на самоходки позволил бы производить 200 машин в месяц. Это было бы кстати, раз аппетиты англичан только росли. Канадцы согласились не сразу. Во-первых, им всё ещё надо было вооружить четвёртую танковую бригаду. При выпуске даже 50 танков в месяц бригада достигла бы штатной численности только к февралю 1944 года. Во вторых, идея иметь три разных «Шермана» с тремя различными типами двигателей на вооружении не очень нравилась снабженцам. Канадцы также остались недовольными после исследования докладов об испытании Medium Tank M4A2 в Форт-Нокс. В третьих, канадцы ожидали результатов от американской программы Т20, а производство нового танка на MLW не было бы возможным при полной загруженности заказами на самоходки.

Скрепив зубы, англичане поддались, обещая вооружить три из четырёх бригад танками Sherman V, а также предоставить учебные танки, что избавило бы канадцев от нужды перевооружения 600 танков «Рэм» 75-мм пушками, освободив тем самым мастерские и промышленность. Канадцы не пошли и на это. Лишь пообещав вооружить все четыре канадские бригады «Шерманами», 2 сентября 1943 года англичане получили согласие на перевод MLW на выпуск самоходок, по крайней мере, пока американцы не приняли новый средний танк на вооружение. Планы, составленные 4 сентября, предусматривали прекращение выпуска «Гризли» после 250 машин, но завод полностью переключился на «Секстоны», выпустив всего 188 танков такого типа. Производство продолжалось до августа 1945 года. Всего было выпущено 2150 машин.

вернуться к меню ↑

Производство и модернизация

По первоначальным планам выпуск «Секстонов» приостанавливался после выпуска 18 машин, после чего должны были быть внесены улучшения, разработанные по результатам испытаний. Эти планы изменились 3 февраля 1943 года, когда DM&S потребовал выпустить все 84 машины одной серией. Отдел национальной обороны (Department of National Defense, DND) согласился, при условии, что изменения будут вносить по мере производства.

Первые девять самоходок собрали в марте 1943 года, но в апреле закончили всего две. В мае план удалось перевыполнить, сдав 32 самоходки вместо 20 (13 из которых сдали за счёт апрельского задела), но в июне завод опять не выполнил план, сдав всего 27 машин из 40. В июле картина была ещё хуже: завод сдал 13 машин. В августе выпуск «25-фунтовой самоходки на шасси Рэм» упал до предельно низкого уровня: MLW сдал всего одну самоходку при плане в 60 машин. Возможно, такой спад выпуска случился из-за перехода завода с танков «Рэм» на «Гризли».

«Секстон» и «Гризли» бок о бок на заводе MLW, 1943 год

«Секстон» и «Гризли» бок о бок на заводе MLW, 1943 год

Первые 24 машины получили номера от S.159377 до S.159400. Машина №25 уже принадлежала к другой серии. «Секстоны» с 25 по 84 получили номера от CS.172726 до CS.172785.

Чиновники стали торговаться насчёт улучшений конструкции непосредственно после начала производства, уже 6 марта 1943 года. Крышу для механика-водителя забраковали сразу. Также был получен отказ на просьбу об улучшении брони до 19 мм. Дополнительную бронировку орудия и откатных механизмов ввели, но только после выпуска первых 24 машин. На этих самоходках также не было штатной радиостанции, но для учёбы на них поставили радиостанции другого типа. Первые 18 самоходок вышли с завода без дульного тормоза. Тормоз, который присутствовал на буксируемой 25-фунтовке, вскоре вернули, но так как орудие уравновешивали без него, то пришлось добавлять 40-килограммовый противовес на казённую часть. Дульный тормоз стали ставить на самоходки в середине мая 1943 года.

Вскоре изменили и название машины в британской армии. До этого самоходка называлась «25-pounder SP Tracked» (25-фунтовая гусеничная самоходка). В Канаде же полное название было немного менее лаконичным: Artillery, Self-Propelled, 25-pounder (Ram) — 25-фунтовая самоходная артиллерийская установка на шасси танка «Рэм». Обсуждение нового названия началось 3 февраля 1943 года, когда канадский Директор механизации (D.Mech) предложил сделать канадское название официальным. Британцы не согласились, дав самоходке название «Sexton» (пономарь) 10 мая. Тогда же название «Бишоп» официально закрепилось за 25-фунтовой самоходкой на шасси «Валентайна». Канадцы с таким решением были не согласны, и в их документах машина продолжала фигурировать под всего немного изменившимся названием «Ram II (Carrier) 25-pdr» или просто «25-pdr Ram», хотя на практике в документах использовали множество названий, включая первоначальное «25-pdr SP Tracked» до конца войны.

Установка орудия на самоходке, лето 1943 года

Установка орудия на самоходке, лето 1943 года

Так как на заводе имелось значительное количество деталей от «Рэмов», первые машины имели с ними некоторое сходство. До 84-й самоходки использовали тележки с центрально расположенным поддерживающим катком, после чего на MLW стали ставить тележки с катком, вынесенным назад, как на «Шерманах» и поздних «Рэмах». Это было вынужденной мерой. Машина неуклонно полнела. Первоначальные расчёты давали ориентировочную массу машины в 21,3 тонны, но взвешивание двух новых самоходок в августе показало вес в 22,8–22,9 тонн. Каждая из новых тележек хоть и была на 122 кг тяжелее, но и с дополнительной нагрузкой справлялась лучше.

Машины стали получать и другие «шерманообразные» детали: цельную литую бронировку трансмиссии, подъёмные скобы, светотехнику, и т.д. На этом же этапе заменили сварную бронировку смотрового прибора водителя на литую. Машины из серии 85-124 получили WD номера в диапазоне CS.204782–CS.204821.

Компас P.8 допустили к установке в «Секстон», но так и не сочли полностью удовлетворительным. Уже в июне 1943 года велась переписка о замене компаса на WD30 и разработки нового нактоуза. В декабре 1943 года, после испытаний, приняли решение заменить компас P.8, но завод был перегружен и ответил, что начать работу над заказом сможет только через три месяца. Прогноз оказался правильным: ставить новые нактоузы в «Секстон» стали только в марте 1944 года, и компас к тому времени заменили на более совершенный WD32.

«Секстон» позднего выпуска на заводских испытаниях, ноябрь 1944 года. На машине уже присутствуют гусеницы с траками CDP, но фары ещё установлены на литую бронировку трансмиссии

«Секстон» позднего выпуска на заводских испытаниях, ноябрь 1944 года. На машине уже присутствуют гусеницы с траками CDP, но фары ещё установлены на литую бронировку трансмиссии

Начиная с машины №126 все «Секстоны» строили для британских заказов. C мая 1944 года такие машины начали называть Sexton Mk.II. Это не значило, что изменения прекратятся. С машины №245 стали ставить станок для зенитного пулемёта «Брен» для стрельбы с земли. Такое положение дел не устраивало англичан, и те настаивали, что только они вправе вносить изменения в конструкцию «Секстона». В итоге был расписан процесс для подтверждения и внесения изменений в конструкцию машины, но его далеко не всегда соблюдали. Машины из этой серии (плюс самоходка №125) получили регистрационные номера в диапазоне S.233626–S.233925.

С 425-й машины бронировка смотрового прибора водителя вновь стала сварной. Также траки T54E1 заменили цельнометаллическими канадскими траками с сухим пальцем (Canadian Dry Pin, CDP). С 500-й машины к бронировке смотрового прибора стали приваривать дополнительные отражатели от пуль и осколков. С 525-й машины на надмоторной плите появилась катушка с телефонным проводом. Машины, которые были произведены до этого, получали похожие изменения на заводах J. Olding Ltd после прибытия в Англию, поэтому установить принадлежность к серии по фотографиям довольно сложно. Также на заводе заменяли поддерживающие катки и ленивцы. Модернизация одной машины занимала десять дней.

Трак CDP. Гусеница, собранная из таких траков, была в два раза легче американского эталона и не требовала применения дефицитной резины

Трак CDP. Гусеница, собранная из таких траков, была в два раза легче американского эталона и не требовала применения дефицитной резины

На машине №1325 применили самое важное нововведение: капризный и прожорливый двигатель Continental R975-C1 заменили улучшенным R975-C4. Двигатель отличался улучшенным охлаждением, повышенной надёжностью и более низким расходом топлива и масла. Максимальная мощность на стенде также выросла с 420 до 480 лошадиных сил, а полезная мощность с 350 до 400. При этом примерно 85% деталей были одинаковые, и двигатели R975-C1 модернизировались во время капремонта, они именовались R975-C1/4.

Начиная с машины №1350, на бронировке трансмиссии ввели крепления для восьми запасных траков. С №1375 к подвижной бронировке орудия стали приваривать отражатели.

Весной 1944 года внесли ещё одно заметное изменение: смотровой прибор водителя, который при открытом люке заслонял примерно треть его поля зрения, заменили на более удачный с использованием частей от бронеавтомобиля Lynx.

Машины из серии 425-1560 получили регистрационные номера в диапазоне S.233926–S.235061. Регистрационные номера остальных машин автору не известны.

Сборка «Секстона» на заводе MLW, август 1944 года. Фары уже находятся на лобовом листе рубки

Сборка «Секстона» на заводе MLW, август 1944 года. Фары уже находятся на лобовом листе рубки

Вдобавок к серийным изменениям на машинах, выделенных английским полигонам, испытывали различные опытные приспособления. Например, в декабре 1944 года на Полигоне боевых машин (Fighting Vehicle Proving Establishment, FVPE) испытывали крюк для 17-фунтовки спереди самоходки. Такое приспособление было придумано, чтобы можно было вывезти пушку на позицию на обратном скате холма, не подвергая довольно «картонную» самоходку опасности. Аналогичное приспособление испытывали и для истребителя танков М10. Испытания «Секстона» с WD номером S.234007 показали, что оптимальная высота крюка от земли составляет 794 миллиметра. Традиционный задний крюк для 17-фунтовки у машины тоже имелся. Конечно, никто не собирался использовать самоходку вместо тягача, но в качестве резервного варианта в чрезвычайной ситуации это решение вполне подходило.

Также на полигоне отрабатывали более удобную педаль сцепления, новые положения подъёмных рым-болтов и множество других мелких изменений.

Штамп чертежа системы смазки механизма отката, датированный 15 ноября 1944 года. Как видно по штампу, название «Секстон» прижилось далеко не везде

Штамп чертежа системы смазки механизма отката, датированный 15 ноября 1944 года. Как видно по штампу, название «Секстон» прижилось далеко не везде

Летом 1944 года на этой машине испытывали канадские траки CDP. Испытания начались во второй декаде июня. К 8 июля машина прошла 1500 км. Гусеницы растянулись настолько, что пришлось вынуть по четыре трака из каждой ленты, но не сломались. Траки начали трескаться только к концу июля, когда машина прошла 1857 км: 771 по шоссе и 1086 по целине. К этому времени из каждой ленты вытащили по восемь траков.

Испытания нового «Секстона» осенью показали, что проблема с надёжностью сама по себе никуда не делась: после пробега длиной в 937 км машину сняли с испытания из-за проблем с двигателем. За это время сломались три пальца траков. Уже на 443-м километре пришлось вынуть три трака для компенсации растяжки гусеницы. На этой машине были установлены стандартные детали «Шерманов», включая сиденья и сцепление, и испытатели отметили, что машину стало гораздо легче водить.

Приёмные испытания партии «Секстонов», 1944 год

Приёмные испытания партии «Секстонов», 1944 год

Один «Секстон» также прошёл испытания пробегом в Каире в апреле 1945 года. После пробега в 1400 миль (2253 км) машина была в довольно плохом состоянии. Гусеницы растянулись до бесполезности, и пальцы траков к этому времени были полностью изношены. Резиновые бандажи ленивцев и катков были в печальном состоянии. Также были отмечены повреждения катков и ленивцев. Разрушения ходовой части начались после 1200 миль (1931 км) пробега. На этой машине испытали ещё одну новинку: контейнер для аккумуляторов обшили асбестом, что понизило температуру электролита с 53°C до 27 при температуре воздуха в 24–27°C.

Из-за более лёгкого веса самоходки по сравнению с танком (боевой вес «Секстона» был 25,8 тонн, по сравнению с 30,2-тонным «Рэмом») на самоходке отрабатывали синтетические бандажи опорных катков. Первоначальные испытания проводились поздней осенью 1943 года в Канаде, потом продолжились в лагере Сили в Калифорнии с января до марта 1944 года. В марте испытания перенесли в Феникс, штат Аризона. Качество синтетической резины постепенно росло по мере набора опыта производителями, но к июлю прогресс оказался довольно скромным. Только бандажи марки Goodyear CSG-77 показали лучший результат со всего одним разрушением бандажа во время пробега на 4828 км. В тех же условиях, например, бандажи Dominion CSD-8 разрушались 10 раз, а Firestone CSF-7988 — пять раз. Бандажи Goodyear CRG-67 из натуральной резины расслоились дважды за этот пробег.

«Секстон» из коллекции музея операции «Оверлорд» в Нормандии. На этой машине траки CDP заменили американскими T54E1

«Секстон» из коллекции музея операции «Оверлорд» в Нормандии. На этой машине траки CDP заменили американскими T54E1

Американцы также отнеслись к цельнометаллическим тракам скептически, так как испытания, проведённые в Англии, показали довольно низкую живучесть. Канадцы возражали, заявив, что причиной тому была установка гусеничной ленты задом наперёд. Американцы не поверили канадскому Армейскому конструкторскому отделу (Army Engineering Design Branch, AEDB) на слово и тоже провели очень тщательные испытания летом 1944 года, чтобы установить не только срок службы траков, но и их влияние на резиновые бандажи опорных катков.

Оказалось, что на срок сильно влияет температура воздуха. При температуре в 15°C машины с бандажами марки «Goodyear» из натуральной резины справлялись с пробегом до 4828 км без потери бандажа. При температуре в 32°C бандажи лопались после 2300–2600 км езды по пустыне, а при 38° уже каждые 560 км. Каменистая местность также резко снижала срок службы. Не все марки бандажей были одинакового качества, например бандажи «Доминион» приходили в негодность после 1900 км езды даже при температуре воздуха в 15°. Бандажи из синтетической резины лучше переносили жару, но быстрее рассыпались при езде по камням. К середине августа разразился небольшой скандал: оказалось, что многообещающие испытания проводили на недогруженном «Секстоне» и только при низких скоростях движения.

Самоходка «Секстон» из танкового музея в Сомюре. Катаная бронировка трансмиссии на болтах означает, что это довольно ранняя машина, но положение фар на лбу рубки и гусеницы с траками CDP говорят о последующей модернизации

Самоходка «Секстон» из танкового музея в Сомюре. Катаная бронировка трансмиссии на болтах означает, что это довольно ранняя машина, но положение фар на лбу рубки и гусеницы с траками CDP говорят о последующей модернизации

В результате из синтетических бандажей годными к 18 сентября 1944 года признали только Goodyear CSG-17, остальные марки показали довольно плохие результаты, но даже они были помечены крупной меткой «только для Секстонов», так как на более тяжёлом «Шермане» они приходили в негодность существенно быстрее.

«Секстон» получился эпохальной машиной для канадского танкостроения. Начав войну не просто без бронетанковой промышленности, но и без бронетанковых войск, к середине войны Канада смогла предоставить своим союзникам отличную самоходку. Изначально планируемый как второстепенная машина, «Секстон» выдавил своих предшественников с конвейера, став одним из самых полезных вкладов страны в победу над Германией.

Источник — https://warspot.ru/13071-ponomar-boga-voyny

2 комментария
  1. двигатель р975 с1-4. 480 л.с. Интересно! и зачем охлаждать электролит ? «Бишоп» — вот это был геморрой! кто придумал такой жуть?

Оставить ответ

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить