С полумесяцем над нами. Часть 3

Sep 14 2013
+
9
-

Из книги Яхья Машайма, Русско-турецкая война.

Первоначальное русское вторжение в Румелию и Восточную Анатолию.

Война началась достаточно удачно для русских. Продвижение через Румынию было хорошо спланировано, причем удалось избежать проблем со снабжением войск и санитарных потерь, которыми характеризовались предыдущие кампании русской армии, такие, например, как Крымская война. Вскоре были получены отчеты вернувшихся из Турции русских дипломатов и западных наблюдателей в Османской империи, оказавшиеся самыми благоприятными для России. Турки, казалось, были обескуражены выбором направления русского наступления. 1 июля передовые русские войска вышли к Дунаю, где находились небольшие силы турок, численностью около 5000 человек в прибрежном городе Систов. Русские, однако, из-за плохой разведки, недооценили численность противника, полагая, что в городе находилось не более 1000 солдат.

Русский командующий, великий князь Николай Николаевич, приказал начать артподготовку, предваряющую штурм города. Однако обстрел оказался малоэффективным, и турки понесли лишь небольшие потери, к моменту, когда бомбардировка прекратилась, и русские солдаты начали форсировать Дунай на понтонах, который были спущены в двух милях ниже по течению. Турки вышли из своих укрытий и открыли ураганный огонь по русским, как только те оказались в пределах досягаемости. Потери от убийственного турецкого огня оказались очень чувствительны для русских, и некоторые из них обратились в бегство. Тем не менее, большая часть их продолжала штурм, ведя довольно беспорядочную стрельбу  из винтовок Крнка, оказавшуюся неэффективной, а турки продолжали залповый огонь, убивая все больше русских солдат.

Русские офицеры скомандовали ударить в штыки, но к тому времени большая часть русских солдат бежала обратно, к своим понтонам на берегу Дуная. Оставшиеся, видя, что их слишком мало для атаки, также побежали обратно к понтонам так быстро, как только могли. Лишь немногие из турецких солдат продолжали стрелять в отступающих русских, и звук стрельбы был заглушен победным криком турецких солдат: "Аллах Акбар". Это была первая палка в колеса России. Из 5000 человек, которых великий князь Николай послал на Дунай, чтобы взять Систов, было убито и ранено 1536. Турецкие потери составляли всего около 420 человек, что дало начальнику турецкого гарнизона, Фуад-паше, повод для оптимизма относительно дальнейшего сопротивления, позволяющего дождаться подхода подкреплений.

Однако русские не собирались сдаваться так легко. Генерала Гурко, один из наиболее выдающихся умов среди русского высшего командования, предложил отказаться от лобовой атаки. Вместо этого он предложил переправиться через Дунай в нескольких милях от города выше и ниже по течению реки, что позволяло частично окружить турок (каковое окружение будет дополнено холмами, окружавшими город с юга). Он подчеркнул, что из-за железнодорожной линии к Русе, нельзя позволить Систову продержаться еще несколько дней, так как турки могли усилить гарнизон города, препятствуя попыткам России взять его, и поставив под угрозу весь план кампании. Николай согласился на план Гурко и приказал двум отрядам, численностью около 7000 каждый, пересечь реку ночью. Операция прошла достаточно успешно, и в результате Фуад-паша был разбужен утром часовыми, доложившими шокированному командиру о 14 000 русских стоящих  по обе стороны от города.

Он объяснил своим солдатам создавшееся положение, дополнив, что «бегство для нас невозможно, и мы должны отправить как можно больше русских в ад, прежде чем принять мученическую смерть". Солдаты, несмотря на угрозу неминуемой смерти, решили, что лучше умереть в бою, чем сдаться, опасаясь, что русские отомстят пленным за своих погибших. Атака русских началась около 10 часов утра. Турки вновь начали обстреливать их, как только те приблизились на расстояние мили. Чем ближе русские подходили, тем больше были их потери, но рассредоточение турецких солдат, из-за их окружения, не позволяло им вести достаточно сосредоточенный огонь, который мог бы оказать деморализующее влияние на русских, как это было накануне. Русские продолжали наступать, и положение для турок становилась все более отчаянным. Русские, тесня турок, вышли к окраинам города. Управление турецкими войсками было нарушено, теперь каждый был за себя, пытаясь оказать сопротивление русским захватывающим улицу за улицей. Последняя попытка оказать организованное сопротивление в центре города была быстро сломлена русской штыковой атакой. К часу дня, последние очаги турецкого сопротивления были подавлены, и тело Фуад-паши было найдено среди трупов изрубленных турецких солдат.

Русские, после небольшой задержки, захватили плацдарм на турецком берегу Дуная. Однако было мало оснований для ликования. Хотя из 5000 турок большинство было убито или взято в плен, русские потеряли 2800 человек убитыми и еще 6500 ранеными. Генерал Гурко утверждал, что правильной стратегией для русских теперь является быстрый захват ключевых перевалов на Балканах, чтобы увеличить общие панические настроения уже ощущающиеся у турецкого правительства, и понизить стратегическую мобильность турецких войск. Великий князь Николай Николаевич еще раз согласился с Гурко, и послал его с 16-тысячным отрядом легкой пехоты для выполнения этой миссии, в то время как основной армии Николая собраны и реорганизованы себя. Гурко достиг Шипки 8 июля и столкнулся с 4000 турок защищающих перевал. Тем не менее, турки сумели остановить русских, и после двух дневного жестокого сражения, Гурко решил отступить и вновь присоединиться к главным силам русской армии, так как получил сведения, что на него движутся крупные силы турецкой армии.

Турки тоже не  бездействовали после сражения при Систове. Этот бой продемонстрировал, направление движения русских войск, и Хусейн Авни-паша начал корректировать свои планы. Осман-паша получил приказ перейти из Видина в город Никополь. Однако, Никополь был взят штурмом русскими уже 16 января, хотя и с большими для них потерями. Услышав эту новость, Осман двинулись к Плевне, чтобы подготовить там оборону против русских. К нему присоединились и дислоцированные в окрестностях войска, увеличивая его силы. Между тем, Сулейман-паша был направлен с войсками из Албании и Боснии в Софию, чтобы ждать дальнейших указаний. Мехмед Али-паша, 55-тысячная армия которого дислоцировалась в Шумле, так же направился к Софии для того, чтобы соединиться с Сулейман-пашой. Главной задачей Хусейн Авни-паши было теперь соединение  всех армий Османской империи в Румелии, прежде чем они будут разгромлены русскими по частям.

*****

Русское продвижение на Балканах вызвало беспокойство турецкого населения, и почти панику в Константинополе. Султан Абдул-Хамид, убедил улемов объявить «Джихад», то есть священную войну в защиту мусульманской территории. Это был мудрый шаг, так как он дал ему поддержку большинства мусульманского населения империи, которая принесла денежные пожертвования и в новых рекрутов для армии. Этот успех  убедил Абдул-Хамида в полезности религии, и вызвал последующий акцент на исламскую идентичность, ставший последовательной частью его дальнейшей политики.

По большому счету, продвижение русских на Кавказе не было столь активным, как война в Румелии, хотя были и исключения из этого правила. Вторжение русских на азиатскую территорию Турции было только отвлекающим маневром, но проходившим весьма успешно. Турецкие пограничные крепости, такие как Ардаган, были взяты относительно быстро, что дало русским надежду на дальнейшие успехи в этом регионе. Русский командующий, Аршак Тер-Гукасов, увидел возможность прославиться, когда он узнал, что город Карс был плохо защищен. Тем не менее, рядом с Карсом находилась большая армия под командованием Ахмеда Мухтар-паши, который был отстранен от командования войсками в Румелии. Эта армия сумела победить русских в ряде небольших сражений на Кавказе, и заставила их отступить к пограничным крепостям, захваченным в первые недели войны.

Капитуляция турецкого гарнизона Никополя.

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 14/09/2013 - 20:45.

А где турецкие мониторы, которые должны были стеречь Дунай?

Да видимо там же где и в РИ, т.е. на laughдне.

Dilandu Albato's picture
Submitted by Dilandu Albato on Sat, 14/09/2013 - 20:52.

В РИ русские утопили только "Люфти-Джелиль", остальные были в добром здравии.

...Император искренне считал себя пенсионером, развлекающимся компьютерными стратегиями...

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 14/09/2013 - 21:08.

В РИ русские утопили только "Люфти-Джелиль", остальные были в добром здравии.

14 мая минными катерами лейтенантов Шестакова и Дубасова потоплен монитор «Хивзи Рахман». + мины на Дунае, все есвело активность турецкой флотилии к нулю.

Dilandu Albato's picture
Submitted by Dilandu Albato on Sat, 14/09/2013 - 21:32.

"Хивзи-Рахман" благополучно дослужил до 1909 года и был продан на лом. По невыясненным причинам погиб в 1877 году на Дунае "Люфти-Джелиль" (на корабле в бою произошел внутренний взрыв, но отчего - неясно, одни источники утверждают, что от мортирного снаряда, другие - что от мины). Других мониторов - не считая захваченных русскими речных, после оставления турками Дуная и озера Скадар - турки не теряли.

Потери турок в войне ограничились "Люфти-Джелиль" и "Сейфи".

...Император искренне считал себя пенсионером, развлекающимся компьютерными стратегиями...

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 14/09/2013 - 21:52.

"Хивзи-Рахман" благополучно дослужил до 1909 года и был продан на лом.

Тут вероятно какая-то путаница:

 

В ночь на 14.05 катера лейт. Дубасова «Царевич», лейт. Шестакова «Ксения», мичмана Персина «Джигит» и мичмана Баля «Царевна» в строю кильватерной колонны вошли в Мачинский рукав. Около 2 ч. 30 м. катера обнаружили корабли противника. Один из них, однобашенный монитор «Сельфи», стоял посреди реки, слева от него находился пароход «Килиджи Али», немного правее и впереди — брон. кан. лодка «Фетх уль Ислам». Для сокращения интервала катера перестроились в две колонны и атаковали монитор «Сельфи». Подойдя к монитору, катер «Царевич» ударил шестовой миной в его кормовую часть с левого борта с тем, чтобы лишить противника подвижности и одновременно вывести из строя расположенные здесь орудия. Монитор, получив повреждение, осел кормой. Вслед за «Царевичем» он был атакован с левого борта катером «Ксения», который взорвал свою мину почти против башни. После второго взрыва монитор стал быстро погружаться в воду. Атака проходила под ожесточенным, но беспорядочным артиллерийским и ружейным огнем противника, не причинившим русск. катерам никакого ущерба. С рассветом они благополучно возвратились в Браилу. Гибель монитора «Сельфи» парализовала противника в самый важный пдриод подготовки переправы русск. войск через Дунай.

 

Во многих источниках утверждается, что Дубасовым и Шестаковым был потоплен «Хивзи-Рахман». Значит спутали с «Сельфи».

Dilandu Albato's picture
Submitted by Dilandu Albato on Sat, 14/09/2013 - 21:57.

Все же "Сельфи". Конвэй ясно говорит о долгой и благополучной службе "Хивзи-Рахмана", да и Вильсон утверждает, что был потоплен именно "Сельфи".

...Император искренне считал себя пенсионером, развлекающимся компьютерными стратегиями...

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 14/09/2013 - 22:03.

се же "Сельфи". Конвэй ясно говорит о долгой и благополучной службе "Хивзи-Рахмана", да и Вильсон утверждает, что был потоплен именно "Сельфи".

Но в любом случае, их гибели туркам хватило.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Sat, 14/09/2013 - 20:56.

Дайте вспомнить... они героически свалили? Шучу.

Но правда коллега их же не мало было.

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Dilandu Albato's picture
Submitted by Dilandu Albato on Sat, 14/09/2013 - 21:03.

Штук восемь по-моему только речных мониторов. Плюс 4-ый по силе океанский флот в Европе (после британского, французского и итальянского). В целом, основной проблемой была пассивность турецкого флота в кампании: когда турецкие корабли действовали решительно, они вполне справлялись с ситуациями.

...Император искренне считал себя пенсионером, развлекающимся компьютерными стратегиями...

Dilandu Albato's picture
Submitted by Dilandu Albato on Sat, 14/09/2013 - 18:07.

А где турецкие мониторы, которые должны были стеречь Дунай?

...Император искренне считал себя пенсионером, развлекающимся компьютерными стратегиями...