Русский штурм

Янв 15 2018
+
18
-

 

Ровно 205 лет назад, 13 января 1813 года, русская армия по приказу фельдмаршала Кутузова форсировала Неман, начав поход в Европу, который через год завершился взятием Парижа и падением наполеоновской империи. И в этот же самый день русский отряд под командованием генерала Петра Котляревского взял штурмом персидскую крепость Ленкорань, расположенную на берегу одноименной реки у юго-западного побережья Каспийского моря. Падение Ленкорани вынудило правителя Персии Фетх-Али-шаха начать мирные переговоры, завершившие девятилетнюю русско-персидскую войну. По итогам этой войны в состав Российской империи вошел Азербайджан, а Ленкорань стала крайней точкой продвижения России на юг в Закавказье.

Отряд Котляревского насчитывал всего 1760 солдат и офицеров с несколькими полевыми пушками и одной трехпудовой мортирой, снятой с канонерской лодки. А гарнизон Ленкорани состоял из примерно 4000 регулярных солдат-сарбазов и ополченцев под командованием воеводы Садых-хана. Крепость была окружена каменной стеной с башнями, дополнительно усиленной с тыльной стороны земляной обсыпкой, а снаружи опоясанной рвом глубиной до четырех метров, частично заполненным водой. Несмотря на такую диспозицию, Котляревский был уверен, что ему удастся овладеть укреплением.

Но сперва он отправил Садых-хану письмо с предложением сдаться, на что получил высокомерный отказ. Тогда русские начали артиллерийский обстрел, продолжавшийся два дня, но не давший почти никаких результатов. Ядра полевых пушек не пробивали крепостных стен, а у мортиры быстро закончился боезапас. Поскольку стены разрушить не удалось, Котляревский приказал атаковать Ленкорань "классическим" способом – с помощью штурмовых лестниц.

Зная, что противник обладает значительным численным превосходством, генерал бросил на штурм все свои силы – 14-й Грузинский гренадерский, Троицкий пехотный и 17-й Егерский полки, которые атаковали одновременно с трех направлений. С четвертого крепость прикрывала река. В резерве остались всего 80 человек нестроевых и артиллерийской прислуги. Котляревский объявил, что ни при каких обстоятельствах сигнала отбоя не будет, а любой, отходящий без приказа, будет немедленно расстрелян на месте,

"вне зависимости от чина и звания".

В пять часов утра, под прикрытием ночной темноты штурмовые колонны пошли на приступ. Заполнив ров, солдаты полезли на стены, несмотря на частую стрельбу и летящие сверху ручные гранаты. Когда погиб командир Грузинского полка подполковник Ушаков, Котляревский, лично участвовавший в штурме, сам начал взбираться по лестнице, своим примером вдохновляя бойцов. По словам азербайджанского историка Тимур-Бека Байрам-Алибекова,

"солдаты лезли на стены, как будто не замечая грозящей им опасности, хватаясь за дула неприятельских ружей и либо погибали от выстрелов в упор, либо втаскивались самими врагами на гребень стены и гибли там в неравной рукопашной схватке".

Поднявшись на стену с саблей в руке, Котляревский почти сразу получил пулю в ногу, а потом – еще две – в лицо, одна из которых выбила правый глаз, а вторая раздробила челюсть. Генерала посчитали погибшим, но это не остановило его бойцов. Перелом в сражении наступил, когда гренадерам удалось зачистить участок стены и захватить стоявшие на нем орудия, которые они тут же развернули и открыли огонь по персам картечью. Вскоре все три атакованные стены были захвачены, а рукопашная переместилась в крепостной двор.

В этой битве русские одержали верх. Сарбазов оттеснили к стене, примыкавшей к реке. Там погибло большинство защитников Ленкорани, поскольку русские, разъяренные большими потерями и гибелью командира, пленных не брали, а раненых – добивали. Часть сарбазов пыталась спастись, спрыгнув со стены и переплыв на другой берег реки, но все они утонули в ледяной воде или замерзли на противоположном берегу. Через шесть часов сражение за Ленкорань завершилось. Гарнизон погиб в полном составе, включая Садых-хана. В крепости и вокруг нее было найдено 3737 трупов ее защитников, количество утонувших – неизвестно. Победителям достались восемь пушек английского производства и два знамени.

Их собственные потери составляли 341 убитого и 609 раненых, то есть – более половины первоначального состава. А Котляревский каким-то чудом выжил и выздоровел, несмотря на всю примитивность тогдашней медицины. Из-за последствий тяжелых ранений ему пришлось выйти в отставку, но после этого он прожил на пенсии еще 37 лет. За взятие Ленкорани его наградили орденом Святого Георгия второй степени со звездой.

Картина художника Ф.А. Рубо "Штурм Ленкорани".

Фетх-Али-шах, персидские сарбазы и ополченец времен Русско-персидской войны 1804–1813 годов.

План Ленкоранской крепости на момент штурма и портрет генерала Котляревского после ранения.


источник: https://vikond65.livejournal.com/710430.html

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
frog's picture
Submitted by frog on Mon, 15/01/2018 - 21:23.

     Тот самый генерал-метеор, про которого Пикуль писал. Грандиозный был человек.

   С открытием военных действий в 1810 году, главнокомандующий в Грузии, генерал Тормасов, желая предупредить вторжение персиян в Карабаг, приказал Котляревскому с одним батальоном семнадцатого егерского полка занять пограничное селение Мигри. Но едва Котляревский выступил, как Тормасов получил известие, что вся персидская армия тянется по направлению к этому пункту. Встревоженный за участь батальона, он приказал воротить Котляревского, но приказание это пришло тогда, когда неприступное Мигри было уже взято Котляревским.

   Нужно сказать, что к Мигри пролегали из Грузии две дороги, обе укрепленные засеками и батареями, а самое селение, расположенное у подошвы двух высоких, почти отвесных скалистых кряжей с устроенными на них батареями и с сильным двухтысячным гарнизоном, представляло действительно неодолимую твердыню. Котляревский, желая избежать бесполезной траты людей среди засек и батарей, решил идти не по дорогам, а пробраться со своим батальоном без пушек по вершинам карабагских гор такими тропами, которые даже местными жителями считались недоступными. Три дня солдаты то спускались в бездонные пропасти, то поднимались на голые, сожженные солнцем утесы и ночью двенадцатого июня вышли в долину в пяти верстах от Мигри. Так как дольше скрывать прибытие отряда было невозможно, то Котляревский, разделив его на три части, энергично повел атаку и, после короткого боя, взял передовые высоты. В это время он получил известие, что два персидские отряда от Эривани и от Аракса усиленными маршами спешат на помощь осажденным. Медлить, следовательно, было невозможно, и, дав небольшой отдых отряду, Котляревский ночью продолжал сражение. К девяти часам утра он уже занял селение и, не давая персиянам опомниться, стремительно пошел на батареи, грозно венчавшие собой горный кряж, примыкавший к Мигри. От этого приступа зависела победа или гибель отряда. Сознавая это, солдаты напрягли последние силы, и скоро майор Дьяченко и сам Котляревский овладели пятью батареями. Тогда, ободренные успехом, егеря штыками погнали неприятеля из одного укрепления в другое, и остановились только перед последней, уже решительно недоступной батареей Сабет.

   Голый утес из дикого гранита, на котором устроена была батарея, гордо поднимался к небу, как бы смеясь над горстью людей, думавших взобраться на его вершину. Котляревский, сам осмотрев утес и убедившись, что штурм этого гиганта будет не под силу его отряду, приказал отвести у осажденных воду, и через сутки неприятель сам покинул грозный утес и рассыпался в разные стороны. Неприступная Мигри была занята с потерей тридцати пяти человек, но в этом числе был и сам Котляревский, снова раненный в ногу.

   Тормасов между тем с нетерпением и боязнью ожидал известий об участи отряда. Когда получено было донесение, что Мигри взято, он сначала не хотел ему верить. Это превосходило всякое вероятие и самые смелые ожидания.

   Выразив душевную благодарность храброму отряду, он тем не менее не решался оставить его с глазу на глаз со всей персидской армией и приказал Котляревскому вырыть укрепления и отступить в Шушу. Котляревский ответил на это, что "занял Мигри не с тем, чтобы отдавать его персиянам", и что, "опираясь на дух своих солдат, он надеется отразить неприятеля даже в том случае, если перед крепостью появится вся его армия". Он выставлял в своем рапорте всю важность занятия Мигри, писал, что во второй раз, быть может, и не удастся уже овладеть ею с такой ничтожной потерей. Генерал Небольсин, стоявший в Карабаге, послал к нему на подкрепление две роты того же полка, но Тормасов категорически приказал "отступить". Приказание это, однако же, опять опоздало: Котляревский его получил в то время, когда персидская армия была уже им уничтожена.

   Персияне с ужасом узнали, что Мигри находится в руках Котляревского, и тотчас отправили к ней отдельный десятитысячный корпус, под начальством Ахмет-хана, при котором в качестве советников состояло несколько известных по своей военной репутации английских офицеров. Котляревский очутился в блокаде. Но, сберегая людей, он приказал солдатам спрятаться в садах, запретил перестрелки и требовал, чтобы никто отнюдь не показывался на глаза персиянам. Кому нужно было выйти, выходил ползком, так, чтобы его не было видно. Сам Котляревский со всеми офицерами каждый день обедал и ужинал на подмостках, сделанных в ветвях огромного дерева, которое стоит и поныне близ древнего монастыря, находившегося в Мигри. Персидские пули не раз свистали над их головами, но, к счастью, никому не причинили вреда. Отсутствие у осажденных малейших признаков жизни изумляло персиян. Англичане советовали не ходить на штурм, порешили перекопать ручей и отвести у осажденных воду. Но Котляревский это предвидел и потому заранее укрепил источник двумя батареями. Куда ни обращались персияне — они повсюду встречали готовый отпор, и грозное Мигри стояло перед ними недоступной и страшной твердыней. Видя, что все усилия его останутся тщетными и что блокада может повести только к бесполезной потере времени, неприятель отошел и стал на Араксе.

   Этого только и ждал Котляревский.

— Ну, ребята, — сказал он, обращаясь к солдатам, — вылезайте из нор! Ночью — поход. Идем с одними штыками, без ранцев и без патронов. Покажем трусам, как надо бить неприятелей.

   Солдаты ответили дружным "Рады стараться!", и сами торопили выступлением, опасаясь, чтобы персияне не ушли. О малочисленности отряда никто нимало не заботился, все рассчитывали только на быстроту, внезапность и стремительный натиск. "Идущему вперед одна пуля в грудь или в лоб, а бегущему назад десять в спину", — не раз говорил Котляревский своим подчиненным, и подчиненные твердо помнили эти заповедные слова их начальника-героя.

   Наступила темная ночь. Пятьсот человек, с Котляревским впереди, тихо и осторожно подкрадывались к персидскому лагерю. Они обошли его с разных сторон и вдруг, по условному сигналу, без выстрелов и крика бросились в рукопашную схватку; ужас овладел персиянами. В темноте, кидаясь в разные стороны, они везде натыкались на русские штыки и, спасаясь от них, гибли в Араксе. Русский отряд был так мал, что Котляревский отдал приказание: "Пленных не брать", — и река скоро была запружена вражескими трупами. "Едва доставало рук, — говорит очевидец, -чтобы исполнить суровое, но необходимое приказание героя". Весь неприятельский корпус был уничтожен буквально, а Котляревский в этом неслыханном, невероятно геройском деле потерял всего тринадцать человек нижних чинов убитыми и ранеными.

   Тогда и Тормасов согласился наконец оставить Мигри в своих руках и приказал укрепить ее, как можно сильнее. "Мигри так укреплена природой и персиянами, — отвечал на это Котляревский, — что неприступна ни для какого неприятеля, и укрепить ее сильнее уже невозможно".

   Заслуги Котляревского обратили на себя особенное внимание государя. Четырнадцатого июня он был назначен шефом Грузинского гренадерского полка, вслед за тем получил за взятие Мигри орден св. Георгия 4-ой степени, а за поражение персиян на Араксе — золотую шпагу с надписью "За храбрость".

    http://www.vehi.net/istoriya/potto/kavkaz/221.html

   Пи.Си. Бешенно извиняюсь, не подумал про объем...

frog

serdj77's picture
Submitted by serdj77 on Mon, 15/01/2018 - 21:08.

К сожалению П.С. Котляревский оказался в тени героев войны 1812 года и не заслужено забыт, а ведь современники сравнивали его с Суворовым!

Фрагментарно о Котляревском.

14 июня 1810 года русский отряд под командованием Котляревского , состоявший из 400 пеших и 40 конных воинов, штурмом взял считавшуюся неприступной и обороняемую 2-тысячным гарнизоном горную крепость Мигри. За взятие Мигри  Котляревский получил орден св. Георгия 4-ой степени. В 28 лет он получает генеральский чин.

Начавшаяся война с Наполеоном заставила Петербург искать пути мирного разрешения конфликта в Закавказье. От нового командующего Ртищева требовали приостановить наступательные действия и начать переговоры с Персией.

Между тем персы, справедливо полагая, что русским на юге ждать помощи не приходится, вторглись в пределы Талышского ханства и взяли Ленкорань.

Вопреки приказу Ртищева 19 октября 1812 года 2 тыс. человек под командованием Котляревского атаковали 30-тысячную персидскую армию. После двух суток ожесточенного боя персы бежали, потеряв весь обоз, всю артиллерию и около девяти тысяч убитыми. В победной реляции Котляревский, чьи потери составили всего около 130 человек  убитыми и ранеными, записал, что у противника погибло полторы тысячи человек. На вопрос офицеров, почему эта цифра явно не соответствует количеству вражеских трупов, Пётр Семёнович ответил: «Всё равно ведь не поверят». За это сражение Котляревский получил звание генерал-лейтенанта и орден святого Георгия третьей степени.

Штурм Ленкорани практически безнадежное предприятие. Крепость пришлось брать одними штыками. Поэтому такие большие потери, и такая большая цена, заплаченная лично Котляревским. "Лицо его было сведено на сторону, правого глаза не было, челюсть раздроблена, из уха торчали разбитые головные кости (всю жизнь он хранил 40 костей вынутых из его головы в шкатулке, которую никому не показывал)."  Но в результате Персия запросила мира и южный фланг Империи в разгар войны с Наполеоном  стал опять  безопасным.

«Кровь русская, пролитая в Азiи, на берегах Аракса и Каспiя, не менее драгоценна, чем пролитая в Европе, на берегах Москвы и Сены, а пули галлов и персов причиняют одинаковые страдания». П.С.Котляревский.

Тебя я воспою, герой,

О, Котляревский, бич Кавказа!

Куда ни мчался ты грозой -

Твой путь, как черная зараза,

Губил, ничтожил племена...

Ты днесь покинул саблю мести,

Тебя не радует война;

Скучая миром, в язвах чести,

Вкушаешь праздный ты покой

И тишину домашних долов.

А.С.Пушкин «Кавказский пленник»

byakin's picture
Submitted by byakin on Mon, 15/01/2018 - 21:11.

 

коллега  serdj77

выложите статью про котляревского на сайт (хотя бы этот пост)

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»; МОДЕРАТОР

serdj77's picture
Submitted by serdj77 on Mon, 15/01/2018 - 21:15.

Хорошо, завтра  попробую, статьи на сайт еще не выкладывал, может не все правила выполню.

 

NF's picture
Submitted by NF on Mon, 15/01/2018 - 16:23.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Mon, 15/01/2018 - 16:17.

Ровно 205 лет назад, 13 января 1813 года, русская армия по приказу фельдмаршала Кутузова форсировала Неман, начав поход в Европу, который через год завершился взятием Парижа и падением наполеоновской империи.

Вобще то Кутузов упирался как мог этому, и не зря.

Котляревский объявил, что ни при каких обстоятельствах сигнала отбоя не будет, а любой, отходящий без приказа, будет немедленно расстрелян на месте,

И зачем такие приказы отдавать, если армия и после выбывания из строя командующего и части командиров продолжала выполнять приказ, вплоть до победы. Прав был Суворов, "каждый солдат должен знать свой манёвр", тогда и победа приближается.

Alex999's picture
Submitted by Alex999 on Mon, 15/01/2018 - 15:07.

а горбач азербайджану дал независимость- просто так.

Разгадывай врага-оставаясь непонятым.Видь врага-невидимо.Побеждай-неуязвимо. Обманывай врага- и не будь обманут.

Петроградец's picture
Submitted by Петроградец on Mon, 15/01/2018 - 13:48.

Суровые мужики были!

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Mon, 15/01/2018 - 08:12.

yes!!!

тохта's picture
Submitted by тохта on Tue, 16/01/2018 - 01:08.

Отдавая  должное  и  русским  солдатам  и  их  военачальнику, все  таки  не  стоит  забывать  что  уровнеь  подготовки  и  обучения  саарбазов  был  минимален, а  их  офицеры  вообще  не  имели  серьезного  образования.

Т.е. налицо  резкое  превосходство  регулярной  армии  над  иррегулярной (по  сути)  армией, наподобие  того  как  англичане  в  Индии  и  Персии  громили  индусов  и  тех  же  персов

каждый  сходит  с  ума  по  своему

serdj77's picture
Submitted by serdj77 on ср, 17/01/2018 - 21:04.

Но ведь англичане своих побед в Индии над иррегулярным войском отнюдь не стыдятся, а наоборот, считают образцом превосходства нации англосаксов. Можно вспомнить как иррегулярная (по сути ) армия Вьетгконга разгромила регулярную, с вековыми традициями, французкую армию. Да и на Кавказе Русской Императорской армии потребовалось почти 50 лет для окончания войны. Первоклассная, но малочисленная шведская армия Густава-Адольфа ничего не смогла сделать с партизанскими, по сути, польско-литовскими отрядами в Курляндии и оказалась запертой в крепостях.

Если бы русские действовали по плану Ртищева, они скорее всего сидели в крепостях, отдав христианское население на произвол персов.