Родная шелезяка: Первая советская большая противолодочная ДЭПЛ II поколения

16
8

Автор — Владимир Карнозов, сайт «Промышленный еженедельник»

*с моими мелкими поправками.

Родная шелезяка: Первая советская большая противолодочная ДЭПЛ II поколения

Второе послевоенное поколение отечественных дизель-электрических подводных лодок представлено единственным проектом 641Б. Эта большая противолодочная субмарина вошла в историю нашего судостроения как первая серийная ДЭПЛ, оснащенная боевой информационно-управляющей системой, устройством быстрого заряжания торпедных аппаратов и мощным гидроакустическим комплексом. Вкупе со снижением шумности, новейшими самонаводящимися торпедами и ракето-торпедами эти новинки существенно повысили боевые качества корабля по сравнению с предыдущими моделями советских неатомных субмарин.

Содержание:

Поскольку ДЭПЛ проекта 641Б создавалась как противолодочная, имеет смысл сначала кратко изложить мировую историю противоборства под водой. Отправная точка отсчета — 18 октября 1914 года, когда немецкая U-27 торпедировала английскую E-3.

Некий опыт противолодочной борьбы приобрели и наши соотечественники. ПЛ «Барс» конструкции И.Г. Бубнова вошла в историю как единственная субмарина Российского Императорского флота, выполнившая атаку на вражескую: выпущенная 20 сентября 1916 года торпеда попала в UB-20, но не взорвалась. Всего на протяжении Первой мировой войны подводники торпедами и артиллерийским огнем уничтожили 33 подлодки, причем все — в надводном положении. Словом, субмарина успешно действовала против вражеской только когда последняя всплывала на поверхность и, по сути, представляла надводную цель.

Аналогичная ситуация наблюдалась и во Второй мировой войне, за годы которой подводниками было потоплено 80 вражеских субмарин, в том числе 77 — торпедами. Эти данные не включают потери и победы Советского военно-морского флота, а они были следующими. Летом 1941-го U144 потопила М-78, но вскоре сама стала жертвой Щ-307. Действовавшие на Балтике U140 и U149 торпедировали М-94 и M-99. Северный флот потерял М-175 от огня U-584, а C-101 выследила у Новой Земли и уничтожила U-639. Единственный случай, когда на мине, выставленной субмариной, подорвалась другая, относится к германской U-416, которая затонула у острова Борнхольм в районе минного заграждения, выставленного советской Л-3.

Случаи уничтожения лодки под водой представляли единичные исключения. Американская Tautog торпедировала японскую RO-30, шедшую под перископом, а английская Venturer — немецкую U-864 на ходу с использованием устройства работы дизеля под водой (шноркель). Среди причин подобного положения дел — отсутствие у подводников подходящего оружия: они располагали лишь прямоходными торпедами, идущими на определенной (небольшой заданной) глубине. Вторая причина — отсутствие подходящих технических средств обнаружения подводного противника.

Научно-технический прогресс не стоял на месте, и постепенно подходящие средства появлялись. Английские специалисты разработали ASDIC — гидролокатор с излучателем звуковых посылок, который анализировал отраженный сигнал (принцип эхо-пеленгования). Это был первый шаг к созданию гидроакустических комплексов, которые по настоящее время остаются наиболее эффективным средством обнаружения подводных целей. А немцы разработали электрическую торпеду, а затем — ее вариант с системой самонаведения на шумящие цели, который послужил основой для создания противолодочных торпед.

Вскоре после завершения войны американцы вплотную занялись разработкой субмарин, специально предназначенных для противолодочной борьбы (ASW submarine, затем Hunter-killer submarine — «подводный охотник-убийца»). ДЭПЛ типа K-1 Barracuda строились с 1949 по 1952 гг., для обеспечения скрытности действий они оснащались шумопеленгаторными станциями без тракта эхо-пеленгования. Завершив в 1959 году серию из трех более совершенных ДЭПЛ типа Barbel, американцы отказались от развития линии подобных кораблей, сконцентрировав усилия на совершенствовании атомоходов.

Среди них первым с выраженными противолодочными свойствами стал SSN-597 Tallibee. Принятая ВМС США в 1960 году, субмарина оснащалась мощнейшим гидроакустическим комплексом, способным обнаружить и автоматически сопровождать подводную цель (дальность действия в режиме шумопеленгования — 75 км, эхопеленгования — 65 км). Основным оружием в ее арсенале считались поступившие на вооружение в 1956 году торпеды Mark 37, созданные специально для поражения подводных целей. Арсенал серьезно пополнился в 1965 году с принятием на вооружение противолодочной ракеты подводного старта SUBROC со специальной головной частью.
Начиная с шестидесятых годов, США ведут массовое строительство многоцелевых атомных субмарин, главной задачей которых была и остается борьба с советскими и российскими подводными лодками. Было построено: подлодок типа Permit — четырнадцать (ввод в строй 1961-1967 гг.), Sturgeon — тридцать семь (1967-1975 гг.), Los Angeles — 62 (1976-1996 гг.), Seawolf — три (1997-2005 гг.) и Virginia — тринадцать (с 2004 г. по н.в.).

Меры противодействия

Американская программа строительства «подводных охотников» заставляла Советский Союз искать меры противодействия. Актуальность задачи усиливалось пониманием того факта, что атомные торпедные подводные лодки первого поколения (тринадцать проекта 627 и 627А, одна проекта 645 и пять переоборудованных по проекту 659Т, всего девятнадцать) из-за несовершенства корпусного насыщения не были способны эффективно бороться с американскими «убийцами».

Работа велась сразу по нескольким направлениям. Необходимо было создать мощные гидроакустические комплексы для поиска и слежения за быстроходной целью, способной выполнять маневры в трехмерном пространстве. Кроме того, требовалось разработать эффективные средства поражения подводных целей и выработать тактические приемы ведения войны под водой.

Многоцелевые атомные подводные лодки второго поколения предназначались для борьбы с атомоходами противника на выходах из баз, на переходах и в районах боевого применения оружия, а также против надводных кораблей и береговых объектов. Первая специально спроектированная советскими конструкторами атомная подводная лодка с выраженными противолодочными свойствами была заложена в 1963 году и вступила в строй в 1967-м. Промышленностью за шестидесятые и семидесятые годы было построено: двадцать два атомохода по проектам 671 и 671РТ, и еще семь — по проектам 705 и 705К. Высокая скорость и подводная автономность позволяли им осуществлять быстрое, скрытное развертывание и длительное плавание в выбранных районах Мирового океана.

Вместе с тем, советские противолодочные атомоходы сильно уступали по количеству американским, и, как выяснилось, по уровню шума тоже. Гораздо лучше для охраны военно-морских баз и патрулирования прибрежных вод подходила меньшая по водоизмещению дизель-электрическая подводная лодка проекта 641Б. Хотя время от времени ей приходилось «подвсплывать» для подзарядки батарей, при движении на электромоторах собственное акустическое поле ДЭПЛ было существенно ниже, что создавало лучшие условия для работы гидроакустики.

Отличительные признаки

Технический проект выполнялся Ленинградским проектно-монтажным бюро «Рубин» (как ЦКБ-18 стало именоваться 1 октября 1966 года). Сначала тему вел Зосима Александрович Дерибин, а затем она перешла Юрию Николаевичу Кормилицину (в качестве главного конструктора с 1973 года он вел проекты 641Б, 641 и 611). Основные усилия при разработке проекта 641Б были сосредоточены на повышении подводных свойств и возможностей по борьбе с иностранными субмаринами.

Прототипом для «буки» послужила лодка предыдущего проекта 641, от которого новый корабль унаследовал трехвальную схему (правда, все винты получили кольцевые насадки) и основные элементы энергетической установки, включая электродвигатели ПГ-102, ПГ-101 и ПГ-104. Место дизелей 37Д заняли более современные 2Д42/М, которые также использовались и на И641К.

Внешний вид лодки заметно изменился. «Отличительными признаками» стали новая форма ограждения рубки и сильно приполненный нос. Конструкторы разработали новый прочный корпус большего диаметра. Обводам внешнего легкого корпуса придали форму более благоприятную для условий подводного плавания и облицевали противогидролокационным резиновым покрытием.

Длина корабля практически не изменилась, а ширина увеличилась более чем на метр (8,6 м против 7,5 м). Водоизмещение выросло и составило: нормальное — 2770 т, подводное — 3600 т, полное подводное — 4600 т. Лодка стала «большой», что нашло отражение в использование буквы «Б» («буки») при присвоении тактических номеров серийным кораблям ВМФ, а также в суффиксе проекта после трех цифр.

Максимальные скорости хода остались на уровне предыдущих проектов (под водой — 16 узлов, в надводном положении — 13), глубина — тоже (до 300 м). Более емкие аккумуляторные батареи увеличили продолжительность подводного плавания в подводном положении: экономическим ходом 2,5 узла лодка способна преодолеть расстояние 450 миль.

Внутреннее совершенство

Гораздо более существенные изменения произошли внутри корабля. Условия обитаемости улучшились: все офицеры размещались в каютах, рядовой состав — в кубриках. Стремясь уменьшить уровень шума и вибраций, применили звукоизолирующую амортизацию механизмов и их фундаментов.

Родная шелезяка: Первая советская большая противолодочная ДЭПЛ II поколения

«Революционные» перемены произошли в составе бортового радиоэлектронного оборудования. Появилась точная навигация, автоматика управления кораблем и его техническими средствами. Впервые на отечественных ДЭПЛ установили боевую информационно-управляющую систему.

Определение для БИУС — комплекс электронно-вычислительной аппаратуры и прочих технических средств, предназначенный для автоматизированной выработки рекомендаций для экипажа по управлению оружием и маневрированию в целях наиболее эффективного использования возможностей корабля и бортового оружия. Система ведет сбор, обработку и отображение информации, расчеты по навигации и применению средств поражения, распределяет цели между огневыми и техническими средствами.

Опыт использования на атомоходах первых советских БИУС «Туча» и «Аккорд» подтвердил их нужность и необходимость дальнейшего совершенствования. Развитие микроэлектроники и компьютерной техники привело к созданию БИУС «Узел». Принятая на вооружение в 1973 году, система нашла широкое применение на отечественных ДЭПЛ второго и третьего поколений. Благодаря ей субмарина могла эффективно применять новые виды торпед, а также ракето-торпеды.

Родная шелезяка: Первая советская большая противолодочная ДЭПЛ II поколения
Торпедное оружие

Впервые на серийных отечественных дизель-электрических подводных лодках появилось «устройство быстрого заряжания» (УБЗ) торпедных аппаратов, использующее гидравлические приводы. Ранее оно было опробовано на одной из субмарин проекта 641. Внедрение подобной автоматики было в духе времени: автоматизированные устройства заряжания ставилась и на атомные субмарины. Оружие становилось скорострельным, сокращая «потребность в трубах».

Отказавшись от четырех торпедных аппаратов в корме, разработчики сохранили шесть носовых, увеличив боезапас к ним до 24 единиц. Заметим, что строившиеся примерно в то же время атомоходы проектов 671 и 705/К могли взять на борт лишь 18 и 20 торпед соответственно. Основу боекомплекта составляли противокорабельные 53-65К (на вооружении с 1969 г.) и противолодочные СЭТ-65 (1965 г.). Штучно на борт принимались ракето-торпеды и торпеды со специальными боевыми частями.

Отметим, что в рассматриваемый период противолодочные торпеды являлись новым видом оружия, не так давно пополнившим арсеналы субмарин. Первой отечественной торпедой с наведением в двух плоскостях, стала СЭТ-53 («Самонаводящаяся электрическая торпеда, проект 1953 года»), на вооружении с 1956 г. Построенная на пассивном акустическом принципе, система наведения могла с дистанции до 600 м определить направление на вражескую субмарину, идущую со скоростью не менее 9 узлов. Поиск целей обеспечивался на глубине от 20 м до 200 м. Улучшенный вариант СЭТ-53М поступил на вооружение в 1964 году, а версия с телеуправлением ТЭСТ-68 — в 1969-м. Следующим этапом развития противолодочного оружия калибра 533 мм стала «самонаводящаяся электрическая торпеда» образца 1965 года — СЭТ-65. Спустя несколько лет появился телеуправляемый (по проводам) вариант ТЭСТ-71.

«Политический маневр»

Практическая реализация проекта 641Б позволила сохранить и развить отечественную школу создания неатомных подводных кораблей в непростой для нее период семидесятых годов. Советский военно-морской флот активно наращивался путем введения в строй атомоходов второго поколения, а закупки ДЭПЛ сократились до такой степени, что темп их выпуска по иностранным заказам практически сравнялся с внутренним потреблением.

Количество лодок, построенных ленинградскими корабелами по специальным экспортным проектам И641 и И-641К в 1967-1983 гг., составило семнадцать (в т.ч. тринадцать в 1973-1983 гг.), тогда как Советский военно-морской флот с 1972 по 1982 гг. получил восемнадцать лодок проекта 641Б, собранных на заводе «Красное Сормово» в Горьком.

Вспоминает Юрий Николаевич Кормилицин:

«Военно-морские специалисты, а вместе с ними и гражданские, пришли к выводу: впредь надо строить только атомные подводные лодки, как это в тот момент уже делали Соединенные Штаты Америки. Но ведь у Америки было шесть стран-союзников (включая Японию), которые продолжали строить неатомные корабли для подводной составляющей военно-морских сил блока НАТО, а Советский Союз сам проектировал и строил подводный свой военно-морской флот».

«На тему развития подводной компоненты флота шла большая политико-техническая борьба, — продолжает Юрий Николаевич. — В ней приняли участие такие сильные специалисты, как директор ЛПМБ «Рубин» — данный пост в то время (по 1974 г.) занимал Павел Петрович Пустынцев — и главный инженер Игорь Дмитриевич Спасский. Впоследствии, когда Спасский стал директором «Рубина» (1974 г.), мы отстояли необходимость наличия большого количества неатомных лодок в нашем флоте. Тогда был спроектирован корабль проекта 641 «Буки», как бы модернизация проекта 641, — такой был сделан политический маневр».

По мнению авторитетных специалистов отрасли, проекты 641Б и 641 связывают лишь три цифры в обозначении. Фактически такое же мнение «высказали» и специалисты блока НАТО, дав кораблям разные кодовые обозначения — Tango и Foxtrot соответственно, под которыми они фигурируют в изданных на Западе справочниках. В отличие от лодок предыдущих проектов, новый корабль был способен эффективно действовать не только против надводных сил и торгового судоходства противника, но также и вражеских субмарин (что, собственно, стало его основной задачей). Это обстоятельство позволяет выделить проект 641Б в следующее поколение советских ДЭПЛ.

Передовая гидроакустика

Изюминка подводной лодки проекта 641Б — мощнейшее гидролокационное вооружение. Рассказывая о корабле, данную тему стоит осветить подробно. Разработкой соответствующей аппаратуры занимался ЦНИИ «Морфизприбор» (с 2006 года — Открытое акционерное общество «Концерн «Океанприбор»). Предприятие ведет свою историю с мая 1949 года, когда постановлением Правительства СССР на базе ОКБ завода № 206 (ныне ОАО «Водтрансприбор») был образован Научно-исследовательский институт гидролокации и гидроакустики (НИИ-3 Минсудпрома СССР).

Первое десятилетие работы ушло на завершение разработки и проведение испытаний гидроакустических станций (ГАС) «Феникс», «Плутоний», «Свияга», «Анадырь» и «Арктика», которые нашли широкое применение как на дизельных, так и на атомных подводных лодках первого поколения. Внимание, что тогда уделялось гидроакустике, иллюстрирует рост численности сотрудников предприятия: в период с 1956 по 1965 гг. она увеличилась с 1015 до 5058 человек, в том числе инженерно-технических работников — с 665 до 2927. По количеству занятых «Морфизприбор» догнал (и даже превзошел) «Рубин» — головного разработчика отечественных подводных лодок!

Через семнадцать лет после создания (1966 г.) предприятие получило статус «Центрального научно-исследовательского института». Следующим летом (1967 г.) принят на вооружение МГК-100 «Керчь» — первый советский гидроакустический комплекс (ГАК) для подводных лодок.

«Морской энциклопедический справочник» (1986 г.) под редакцией академика Николая Никитича Исанина (знаменитого конструктора советских боевых кораблей разных классов) дает следующее определение ГАК:

«Система, объединяющая различные гидроакустические средства на основе принципов комплексирования и позволяющая наиболее полно и одновременно решать ряд задач в области гидроакустики, возникающих при эксплуатации морских средств. Гидроакустические комплексы устанавливаются на судах и обеспечивают получение всей необходимой информации о подводной и надводной обстановке, осуществляют обмен информацией с другими носителями гидроакустических средств, а также вертолетами и подводными маяками. В гидроакустический комплекс входят гидроакустические станции различного назначения активного и пассивного действия, а также другие гидроакустические средства, обеспечивающие безопасность плавания».

Применительно к субмаринам, ГАК предназначался для освещения подводной и надводной обстановки и выдачи целеуказания бортовому оружию. Заметим, что различные гидроакустические системы применялись на подлодках и раньше; к шестидесятым годам логика развития ГАС привела к необходимости объединения их в единую «систему систем», т.е. «комплекс» (английское слово complex переводится на русский как «составной» и «сложный»). Сегодня основу гидроакустического вооружения боевых кораблей составляют многофункциональные ГАК, объединяющие в единой структуре функции нескольких специализированных ГАС.

Ввиду огромных массогабаритных характеристики и энергопотребления МГК-100 «Керчь» устанавливался только на атомоходы. Последующие работы «Морфизприбора» были направлены на улучшение характеристик комплекса и их оптимизацию его параметров, в частности — удельных.

От «Рубина» к «Рубикону»

Созданный следом за «Керчью» МГК-300 «Рубин» предназначался для непрерывного наблюдения за подводной обстановкой (круговой обзор), шумопеленгования торпед, обеспечения целеуказания ракетному и торпедному оружию, определения взаимного положения кораблей и связи между ними и др. Этот комплекс получает информацию с четырех антенн, среди них — совмещенная основная, скомплектованная на обратимых электроакустических преобразователях. Предусмотрено изменение частоты излучаемого сигнала.

МГК-300 имеет несколько режимов работы, включая круговой обзор с целью обнаружения и пеленгования шумящих целей; автоматические сопровождение обнаруженных целей; обнаружение источников звуковых сигналов (излучающих целей) и определение их пространственного положения. Отличия от аппаратуры предыдущего поколения включали повышенный энергетический потенциал в пассивном и активном режимах работы; переход на низкие рабочие частоты; возможность перестройки параметров приема сигнала в зависимости от конкретных условий плавания с целью увеличения дальности действия..

Практическая дальность обнаружения шумящих надводных целей возросла с 20 км у МГК-100 до 60 км у МГК-300, а число автоматически сопровождаемых целей увеличилось до двух. Говоря о прочих нововведениях, стоит упомянуть и создание в 1970 году аппаратуры «Улисс» гидроакустической классификации целей и ее последующее сопряжение с ГАК «Рубин». Примечательно, что опытный образец МГК-300 проходил испытания на БС-71 — специально переоборудованной ДЭПЛ проекта 611. Однако в серийном варианте его (равно как и МГК-100) устанавливали исключительно на атомоходы. Первой МГК-300 получила «золотая рыбка» — титановая лодка К-162, завершившая испытания и опытную эксплуатацию в декабре 1971 года.

Работы по следующим комплексам, выполненные специалистами «Морфизприбора» в конце шестидесятых — начале семидесятых годов, были направлены на рациональную компоновку и значительное сокращение потребления электроэнергии. Аппаратуру, не требующую постоянного обслуживания, вынесли в герметичную капсулу и расположили внутри антенны. При этом разработчики стремились сохранить носовую антенну максимально возможных для субмарины размеров. В пассивном и активном режимах она обеспечивала обнаружение целей в дальних зонах акустической освещенности — на удалениях, на порядок превышающих дальность действия гидроакустических систем прошлого поколения.

МГК-400

Основные задачи, решаемые комплексом МГК-400 «Рубикон»: шумопеленгование подводных и надводных целей; измерение дистанции до цели по шумопеленгу в режиме эхо; обнаружение сигналов активных гидроакустических средств с измерением параметров сигналов; звукоподводная связь с подводными лодками и надводными кораблями. Комплекс обеспечивает измерение акустических помех работе ГАК и выдает прогноз дальности действия. Имеется автоматизированная система контроля состояния комплекса.

Проходя путь от «Рубина» к «Рубикону», разработчики уменьшили размеры комплекса за счет перехода на микромодульную элементную базу. Нашли применение цифровые процессоры обработки сигналов. Реализованы новые идеи: селекция целей на фоне помех, повышение точности за счет технологий «высокоэффективной гребенки узкополосных фильтров», внедрены надежные алгоритмы опознавания «свой-чужой» и поддержания подводной связи. Тракт «ШП» отличается новой схемой двухканального пеленгования с электронным коммутатором, позволяющей исключить ошибки, связанные с асимметрией каналов, и повысить точность пеленгования.

Итог многолетнего труда специалистов «Морфизприбора»: по энергетическому потенциалу и уровню характеристик МГК-400 «Рубикон» превзошел все иностранные системы, созданные для неатомных субмарин к 1976 году, когда комплекс был принят на вооружение. Он нашел широкое применение как на атомных, так и на дизель-электрических подводных лодках второго и третьего поколений.

Хотя корабль появился в результате долгой (более четверти века) эволюции отечественных подлодок и сохранил отдельные элементы от послевоенной 611-й, он обладал неким запасом на модернизацию. Известно, что по крайней мере одна лодка дополнительно к антеннам в корпусе корабля получила еще и гибкую протяженную буксируемую антенну (ГПБА). Она представляет вытянутую в длину линейку гидрофонов, обладающую направленностью в низкочастотном диапазоне и буксируемую на длинном кабеле за кормой субмарины. Речь идет о созданной в период 1978-1986 гг. ГАС «Пеламида», в которой советскими конструкторами впервые реализован ангарный вариант хранения ГПБА. По мнению иностранных аналитиков, внедрение подобных систем значительно повысило возможности надводных корабле и субмарин по обнаружению малошумящих целей, особенно в условиях Северной Атлантики.

Судьба

Лодки проекта 641Б пополнили состав Северного и Черноморского флотов. Они не только охраняли морские рубежи нашей Родины, но и совершили немало походов в Средиземное море и Северную Атлантику. Находились на службе до конца 20 века, а отдельные экземпляры оставались в списках флота и в новом тысячелетии. Дольше всех продержалась Б-380 с почетным наименованием «Святой князь Георгий». Правда, в новом веке она все больше стояла на ремонте в Севастополе. Три корабля стали музеями — в Гамбурге, Тольятти и Москве. Причем на территории российской столицы Б-396 — единственное «потаенное судно», удостоенное подобного внимания.

Подводная лодка Проекта 641Б Б-396 «Новосибирский комсомолец» в Музее ВМФ в парке «Северное Тушино» на берегу Химкинского водохранилища в Москве

Подводная лодка Проекта 641Б Б-396 «Новосибирский комсомолец» в Музее ВМФ в парке «Северное Тушино» на берегу Химкинского водохранилища в Москве

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
dragon .nurcrymshatunAnsar02LPGMASTERbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

+++++++++++++++++++++++++++
отредактировал текст и добавил теги

crymshatun
crymshatun

SSN-597 называлась не Tallibee, а Tullibee.

LPGMASTER

резиночка……родная!

Ansar02

Да, ЕМНИП, эти «букахи» по комфорту для экипажа почти не отличались от атомоходов своего времени. И размеры торпедного отсека впечатляли.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить