17
8
Робкий вызов

Робкий вызов

Статья Петра Самсонова с сайта WARSPOT.

Содержание:

В мирное время танковые конструкторы, как правило, работают в спокойном темпе, имея годы на разработку шасси, орудия, двигателя и прочих систем и узлов танка. Во время войны на такую роскошь времени не хватает, и зачастую требуется собрать танк «из того, что есть», а потом дорабатывать на ходу. Иногда из проверенных в производстве агрегатов получаются весьма надёжные и эффективные машины, иногда результат оказывается весьма неоднозначным. К последним можно отнести британский крейсерский танк Cruiser Tank A30, он же «Челленджер».

Длинный «Кромвель»

В 1941–1942 гг. английское танкостроение переживало артиллерийский кризис. 40-мм пушку, работать над которой начали ещё в 1932 году, считали достаточной против танков вероятных противников вплоть до 1941 года, когда обстрел экранированного Pz.Kpfw.IV показал, что орудие пробивает лобовую броню немецкого танка лишь с 500 ярдов (460 метров). Поверхностно закалённая броня Pz.Kpfw.III пробивалась с ещё меньшей дистанции — всего с 50 ярдов (46 метров). Работы над более мощным 57-мм орудием начались ещё в 1938 году, но шли весьма вяло. Серийно такую пушку начали ставить на танки только к началу 1942 года, но панацеей она не стала. Короткоствольная 6-фунтовка пока пробивала немецкие средние танки со средних и дальних дистанций, но хорошо просматривалась тенденция дальнейшего роста толщины брони, и немецкие танки следующего поколения могли стать не столь уязвимыми. Снова надо было принимать на вооружение более мощную пушку.

Перспективные танки с 17-фунтовкой: A30 и A29 с усиленным бронированием и новой подвеской

Перспективные танки с 17-фунтовкой: A30 и A29 с усиленным бронированием и новой подвеской

О нехватке мощной противотанковой пушки задумались ещё весной 1941 года, когда угроза вторжения на Британские острова ещё витала в воздухе, а разведка докладывала о появлении целого семейства немецких сверхтяжёлых танков. В экстренном порядке началась разработка истребителя танков, вооружённого устаревшей 76-мм зениткой и новой пушки такого же калибра. По традиции орудие получило название по весу выстреливаемой из него бронебойной болванки: 17-фунтовка.

Однако спроектировать орудие лишь полдела, надо было ещё установить его на танк. Сэр Альберт Стерн, один из разработчиков танка TOG 2, предсказывал, что, кроме его машины, пригодного для установки 17-фунтовки танка не будет ещё два года. Зная, с каким трудом даже 6-фунтовку устанавливали на «Черчилль» и «Крусейдер», спорить со Стерном было сложно. Даже новейшие крейсерские танки «Кавалер», «Кентавр» и «Кромвель» строились с расчётом на 6-фунтовку, и ничего больше в башню не поместилось бы. Строить TOG 2 не собирались — как по политическим причинам (Стерн и его комитет к началу 1942 года успели поссориться со многими высокопоставленными чиновниками), так и по технологическим (путь танка со многими новшествами вроде электротрансмиссии в серию лёгким быть не мог). Оставался один выбор: построить для новой пушки новый танк.

В качестве носителя новой пушки выбрали «Кромвель», однако ограничиться разработкой новой башни не получилось. Конструкторам пришлось удлинить корпус, поставив дополнительный каток на каждый борт. Башня тоже была не совсем оригинальной. Конструкторы фирмы «Стотхерт & Питт» решили не изобретать колесо, а переработать башню, ранее спроектированную ими для TOG 2. Проектный вес машины оценили в 32 тонны. В танке оставляли 600-сильный мотор «Роллс-Ройс Метеор» и 5-скоростную коробку передач «Мерритт-Браун». Мотор должен был сообщать даже потяжелевшему танку максимальную скорость в 35 миль (56 км) в час — конечно, это были не кромвелевские 40 миль (64 км) в час, но всё ещё достаточно много для машины этой весовой категории.

Ради сохранения подвижности танка бронирование башни несколько ослабили: лоб — с 75 до 63 мм, борта с 64 до 40 мм, корму с 57 до 40 мм. Крыша осталась толщиной 20 мм. Бронирование корпуса осталось прежним, как у «Кромвеля». Вооружение составили 17-фунтовая пушка с боекомплектом 52 выстрела, пулемёт «Браунинг» с 1500 патронами, зенитный «Виккерс К» калибра 0,303 дюйма с 2000 патронами, а также 2-дюймовый казнозарядный миномёт с 30 минами. Для самообороны в танке имелись пистолеты-пулемёты «Томпсон» и «Стэн» с 320 и 512 патронами соответственно, а также 12 гранат.

Схема бронирования танка A30. Рост веса по сравнению с «Кромвелем» компенсировали более тонкой бронёй

Схема бронирования танка A30. Рост веса по сравнению с «Кромвелем» компенсировали более тонкой бронёй

Новый танк делался почти полностью на старых наработках и должен был появиться в короткие сроки, но работа над машиной затянулась. Корпус был готов лишь к 29 июля 1942 года, а вместо башни на него временно установили деревянный макет. Как и на танке TOG 2, башенный погон находился на полу боевого отделения. Машину собрали и показали Бронетанковому совету в Фарнборо 13 августа 1942 года. По оценкам военных, скорострельность в такой просторной башне должна была достигать 8 выстрелов в минуту.

Вскоре достроили и второй прототип, обозначенный как A30 «Пилот B» — после его сборки первый прототип в документах стали именовать «Пилот A». Машина поступила для осмотра на артиллерийский полигон в Лулворте. Также 2 января прибыла объяснительная записка. 23 января 1943 года представители Бронетанкового совета осмотрели A30 «Пилот B» и составили список замечаний — впрочем, слишком поздно, чтобы повлиять на сборку третьего прототипа, A30 «Пилот С». В приложении к отчёту указывалось, что макет машины уже собран в Бате.

Двигатель привода поворота башни забраковали. Скорость вращения на ровной местности была слишком большой для точного прицеливания, а при наклоне плохо уравновешенная башня не поворачивалась совсем. Высокое трение в башенном погоне исключало поворот башни вручную кроме как «на малые углы в самых благоприятных условиях». Маховик вертикальной наводки был установлен неудачно, что затрудняло подъём орудия.

Схема бортовых листов танка A30. Для лучшего распределения массы пришлось добавить дополнительный каток

Схема бортовых листов танка A30. Для лучшего распределения массы пришлось добавить дополнительный каток

Расположение экипажа тоже подвергли критике. В башне находилось четыре человека: командир, наводчик и два заряжающих, один из которых выполнял обязанности радиста. Место командира было ужасно тесным из-за подбашенной корзины, пулемёта и боеукладок. Про неудачную установку пулемёта конструкторы знали, и на «Пилот С» проблему уже решили, но установка пулемёта всё ещё была неудовлетворительной из-за отсутствия мешка для стреляных гильз, ограждения рукоятки затвора — при стрельбе она била командира по рёбрам, несовместимости с существующими ящиками с пулемётными лентами и других дефектов. Также сотрудники полигона советовали переделать корзину и убрать боеукладку со стороны командира, добавить прицельную планку на крышу башни и дать командиру рукоятки для вращения командирской башенки.

Движения заряжающих тоже стеснялись боекомплектом, и испытатели посоветовали убрать по одному патрону с каждого борта, чтобы заряжающие могли свободно двигаться. Взамен можно было хранить три патрона в кормовой нише под радиостанцией, которая сама мешала заряжающим при некоторых углах склонения орудия.

Поле зрения перископа наводчика оказалось перекрытым другими приборами на крыше танка. Телескопический прицел испытателям не понравился — чтобы смотреть в него, наводчику приходилось принимать неудобную позу. Испытатели отметили, что на A30 «Пилот С» условия экипажа улучшились из-за того, что на 4 дюйма опустили пол боевого отделения, но всё равно его надо было серьёзно дорабатывать.

Схема боевого отделения «Челленджера» с обозначенными на ней боеукладками, вид сверху. Башня была большой, но громоздкие боеукладки первой очереди и четыре человека экипажа занимали в ней слишком много места

Схема боевого отделения «Челленджера» с обозначенными на ней боеукладками, вид сверху. Башня была большой, но громоздкие боеукладки первой очереди и четыре человека экипажа занимали в ней слишком много места

К тому времени начался довольно странный спор: что это вообще за машина? Танкисты были уверены, что удлинённый «Кромвель» с более мощным орудием — это танк, несмотря на более тонкую по сравнению с исходной машиной броню. Артиллеристы протестовали, аргументируя тем, что с такой тонкой бронёй пускать крейсерский танк на поле боя нельзя, а вот для самоходного орудия она как раз сойдёт. Не все танкисты стояли горой за свою машину — например, начальник вооружения Бронетанковой школы в Лулворте считал, что танковые дуэли на дистанциях в несколько километров закончатся вместе с окончанием боевых действий в Африке, а на коротких дистанциях пользы от 17-фунтовки по сравнению с 6-фунтовкой не будет. Тем не менее, Генштаб посчитал танк удовлетворительным, и 10 февраля 1943 года поступил заказ на 200 машин.

вернуться к меню ↑

Работа над ошибками

До начала серийного производства машину следовало доработать. Процесс шёл довольно медленно: испытания стрельбой провели только к марту 1943 года. Машина могла вести огонь по неподвижным целям с 1500 ярдов (1370 метров), но стрельба по движущимся целям была трудной из-за недоработанного механизма поворота башни.

В мае «Пилот B» разобрали для того, чтобы перекомпоновать боевое отделение по образцу «Пилот С». Работа над механизмом поворота башни продолжалась. В июне машина находилась на заводе «Бирмингем Рэйлвэй Кэрридж & Вэгон», где шла работа по устранению недостатков, выявленных во время испытаний. Окончание работ ожидали к 21 августа. «Пилот С» тоже прибыл на завод для переделок, и нельзя было сказать, когда работы над этим танком закончатся. К концу августа появился новый прогноз: «Пилот B» будет закончен к 10 сентября, а «Пилот С» — ещё «на несколько недель позже».

Один из прототипов «Челленджера». Башня собрана на болтах, как у TOG 2

Один из прототипов «Челленджера». Башня собрана на болтах, как у TOG 2

Несмотря на медленные темпы работ, A30 оставался основной надеждой британцев на новый истребитель танков. На 30 апреля 1943 года предлагалось выпускать с 17-фунтовой пушкой 30% всех британских танков. На тот момент другого выбора не было. В докладе, перечисляющем варианты, в качестве альтернатив рассматривались американский Medium Tank T20 и TOG 2. Первый вооружался американской 76-мм пушкой, которая была слабее британской 17-фунтовки. Вдобавок, перспективы машины пока были довольно туманные. На TOG 2 можно было установить ещё более мощную 3,7-дюймовую (94-мм) зенитку, но машину требовалось бы кардинально переработать. Даже самые оптимистичные расчёты указывали на то, что на приведение танка в приемлемый вид потребуется 16 месяцев.

К 15 января «Пилот С» уже успел наездить на испытаниях 1053 мили. Механизм поворота башни «Метадайн» за это время проработал 20,5 часов. Танк стоял в ожидании новых гусениц и ведущих колёс, после чего ожидалось возвращение на полигон. На этой машине также отрабатывался новый затвор орудия. К этому времени построили и четвёртый прототип, «Пилот D», который тоже проходил различные испытания.

Серийный «Челленджер». Как можно видеть по регистрационному номеру, это танк, а не самоходка. Башня уже сварная

Серийный «Челленджер». Как можно видеть по регистрационному номеру, это танк, а не самоходка. Башня уже сварная

Тем временем «Пилот B» проходил испытания стрельбой. Обнаружились проблемы с обратными ударами пламени при стрельбе в полуавтоматическом режиме. После двух выстрелов из десяти случились вспышки такой мощности, что испытатели советовали проверить, не повредит ли огонь радиостанцию, которая располагалась напротив, в кормовой нише. Также огонь мог затронуть снаряды, которые свалили кучей в кормовой нише вместо того, чтобы доставать их из укладок. Даже в таком случае заряжание одного патрона занимало 7 секунд. Обратный удар пламени также отрицательно влиял на заряжающих, которые при стрельбе были вынуждены прижиматься к стенкам башни. При выстреле их бросало на различные предметы и крепления. Также заряжающим препятствовал лоток на ограждении орудия, который, по мнению испытателей, находился слишком высоко. При работе заряжающие задевали за перископ командира.

Испытания выявили проблему с выбрасыванием из башни стреляных гильз. В боевом отделении собиралось до 10 гильз, после чего следовало прекратить стрельбу, подождать, пока гильзы остынут, а потом выбросить их через люк в крыше башни. Из-за их внушительного размера гильз эта работа была не из лёгких.

Испытания выявили ещё одну проблему: наводчик не увидел ни одного трассера, и корректировка огня могла вестись только по наблюдению за разрывами. В этом случае танк стрелял по морю, и проблем с разрывами не было, но на земле задача была бы более сложной. Во время испытаний полуавтоматика работала безотказно.

«Челленджер» в «боевом обвесе». Танкисты всеми силами старались замаскировать крупную и слабо бронированную машину

«Челленджер» в «боевом обвесе». Танкисты всеми силами старались замаскировать крупную и слабо бронированную машину

Дальше медлить было нельзя, и в марте 1944 года на заводе «Бирмингем Рэйлвэй Кэрридж & Вэгон» заложили первый серийный A30, который к тому времени получил название «Челленджер» Mk.I (Challenger — «бросающий вызов»). Первые танки уже проходили испытания к началу апреля. К сентябрю серийный «Челленджер» прошёл 1000 миль по шоссе и был допущен к 500-мильному пробегу по целине.

Однако ни у кого не было иллюзий на счёт совершенства машины. К марту уже полным ходом шла разработка самоходного орудия 17-pdr S.P. Mounting No.2 — куда более совершенного истребителя танков на удлинённом шасси «Кромвеля». Со временем «Эвенджер» (Avenger — «мститель») действительно стал куда более удачной машиной, но на войну он не успел.

Если на начало разработки «Челленджера» в 1942 году 63 мм лобовой брони казались достаточными, то в 1944 году для крейсерского танка этого уже не хватало. Поэтому практически сразу после запуска машины в серию начались работы над улучшением бронирования. Лобовую броню башни довели до 4 дюймов (102 мм), щёки и лоб корпуса получили экраны толщиной 1 дюйм (25 мм). Дополнительное бронирование весило 30 британских центнеров (около 1,5 тонн), что подняло массу полностью подготовленной к бою машины почти до 34 тонн. На испытания послали две машины с усиленным бронированием: серийный танк с регистрационным номером T.271926 и опытный «Пилот D». К 6 сентября 1944 года оба танка прошли 1000 миль. Прототип плохо перенёс прибавку в весе — во время испытаний случилось 17 поломок, а также было выявлено 19 малых дефектов. Серийный танк отделался шестью малыми дефектами.

вернуться к меню ↑

Ешь, что дают

Темпы производства «Челленджера» оказались таким же медлительными, как и разработка. В результате высаживаться на материк британские танкисты поехали на гибридных англо-американских «Файрфлаях». «Челленджеры» начали поступать в войска только после высадки в Нормандии, да и то в минимальных количествах.

Жители французской коммуны Флер приветствуют экипаж «Челленджера», август 1944 года

Жители французской коммуны Флер приветствуют экипаж «Челленджера», август 1944 года

По штату в одном танковом полку числилось 12 (позже 15) истребителей танков. Так как у британцев имелись полки на «Шерманах» и на «Кромвелях», то казалось логичным давать «Челленджеры» последним. Однако танков не хватало даже для ограниченного числа полков, и «Кромвели» нередко воевали бок о бок с «Файрфлаями».

Сначала разведывательные полки выразили энтузиазм по поводу более мощных орудий, но вскоре пыл экипажей угас. Танки оказались не слишком надёжными, особенно из-за тенденции гусениц слетать с ведущего колеса. Также обозначились проблемы с ленивцами. Гусеница с них тоже слетала, и вдобавок их было очень легко повредить при езде по пересечённой местности. Проблемы с ленивцами стали такими серьёзными, что все «Челленджеры» изъяли из танковых полков до её решения. Взамен танкистам дали «Файрфлаи». 15 ноября начались испытания доработанного «Челленджера» с регистрационным номером Т.271977. Машина получила не только новые ленивцы с приваренными металлическими кольцами, но и направляющую гусеницы планку на бортах. Опытная машина прошла испытания в 8-м гусарском полку. При плавных поворотах влево и вправо гусеница угрожала слететь с ведущего колеса, но этого не произошло. Не слетела гусеница и при езде по кустарнику. Однако при резком повороте на пересечённой местности левая гусеница слетела и застряла на направляющей планке. Осмотр показал, что это случилось из-за грязи, набившейся в ленивец.

«Кромвель» и «Челленджер» 8-го гусарского полка. В теории, иметь истребитель танков на том же шасси, что и основные машины, было рациональным решением, но на практике из-за ненадёжного шасси легче было перейти на «Файрфлаи»

«Кромвель» и «Челленджер» 8-го гусарского полка. В теории, иметь истребитель танков на том же шасси, что и основные машины, было рациональным решением, но на практике из-за ненадёжного шасси легче было перейти на «Файрфлаи»

Испытатели посчитали, что направляющие планки работают хорошо и защищают элементы ходовой части от собственной гусеницы. Металлические кольца на ленивцах тоже сочли удачным решением проблемы спадания гусениц. К 7 апреля 1945 года все «Челленджеры» на материке прошли модернизацию, а новые машины, прибывавшие из Великобритании, уже имели новые ленивцы.

В войсках жалобы на ленивцы были не единственными и даже не самыми главными. Так, в воевавшей в составе британских войск 1-я польской бронетанковой дивизии считали «Челленджер» плохим танком с хорошей пушкой. Экипажи этой дивизии, как и другие, жаловалась на ту же проблему с трассерами, что испытатели отметили ещё в первых испытаниях.

Броня «Челленджером», как и «Кромвелей», считалась достаточной по качеству, но бесполезной по толщине. Танкисты требовали броню, установленную под рациональными углами, способную выдерживать попадания 75-мм и 88-мм снарядов с 500 ярдов.

Черчилль и Монтгомери на смотре 7-й бронетанковой дивизии. Берлин, 21 июля 1945 года

Черчилль и Монтгомери на смотре 7-й бронетанковой дивизии. Берлин, 21 июля 1945 года

A30 «Челленджер» оказался довольно странной машиной. Разработки, длившиеся два года, дали танк, который оказался тяжелее и больше, чем «Шерман Файрфлай», без какого-либо очевидного превосходства над американской машиной. О боевом применении «Челленджеров» в частях писали очень мало, ведь танки попали на фронт в мизерных количествах, да ещё их пришлось изымать из войск и заменять переделанными иностранными машинами. Спроса на ненадёжный и довольно сырой танк с посредственным бронированием не было. Неудивительно, что основными истребителями танков с 17-фунтовыми пушками в британской армии стали танки «Шерман Файрфлай» и самоходки «Ахиллес» и «Арчер», а «Челленджер» по сравнению со своими более массовыми и полезными коллегами практически неизвестен.

вернуться к меню ↑

Источники и литература

      1. David Fletcher. The Universal Tank: British Armour in the Second World War. Part 2 — The Stationery Office, 1996
      2. Canadian Military Headquarters, London (1939–1947) RG 24 C 2

источник: https://warspot.ru/19685-robkiy-vyzov

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить